WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 16 |
Министерство образования и науки Российской Федерации Уральский государственный университет им. А.М. Горького Кафедра истории древнего мира и средних веков НОЦ «Византиноведение» Проблема континуитета в византийской и поствизантийской истории Тезисы докладов XIII Международных научных Сюзюмовских чтений Екатеринбург 18-20 ноября 2010 года Екатеринбург 2010 УДК 903/904 ББК Т3(0)3 + Т3(0)4 П 423 Проблема континуитета в византийской и поствизантийской истории: Тез. докл. XIII Межд. науч. Сюзюмовских чтений, Екатеринбург, 18-20 ноября 2010 г. Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2010. 110 с.

Оргкомитет XIII Международных научных Сюзюмовских чтений:

д.и.н., профессор Поляковская М.А. (председатель) д.и.н., профессор Степаненко В.П.

к.и.н., доцент Кущ Т.В. (зам. председателя) к.и.н., доцент Мохов А.С. (зам. председателя) инженер-исследователь Охлупина И.С. (секретарь) Материалы конференции подготовлены при финансовой поддержке Министерства образования и науки Российской Федерации в рамках Федеральной целевой программы «Научные и научнопедагогические кадры инновационной России» на 2009–2013 гг., (НИР «Византийская империя в периоды расцвета и упадка: политическое и социокультурное измерение», ГК 02.740.11.0578).

© Уральский государственный университет им. А.М. Горького © НОЦ «Византиноведение» ###################################### ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО Уральская школа византиноведения ведет свою историю с 1960 г., когда вышел в свет первый выпуск научного сборника «Античная древность и средние века» (АДСВ), ныне ставшего известным и авторитетным в гуманитарных научных кругах, как в России, так и за рубежом. Основателем Уральской школы византиноведения является доктор исторических наук, профессор Михаил Яковлевич Сюзюмов (1893– 1982), выпускник Юрьевского университета, ученик известного петербургского ученого профессора В.Э. Регеля. Благодаря М.Я. Сюзюмову и созданной им научной школе Екатеринбург признан одним из ведущих центров византиноведения в России. В 2009 г. в Уральском государственном университете был создан научно-образовательный центр (НОЦ) «Византиноведение», в который вошли как ученые старшего поколения (ученики М.Я. Сюзюмова), так и молодые исследователи, аспиранты и студенты. Исследовательский проект НОЦ «Византийская империя в периоды расцвета и упадка: политическое и социокультурное измерение» в 2010 г. получил поддержку Министерства образования и науки Российской Федерации в рамках федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России», что свидетельствует о значительном научном потенциале Уральской школы византиноведения.

Начиная с 1983 г. кафедра истории древнего мира и средних веков Уральского государственного университета провела 12 научных Сюзюмовских чтений, посвященных памяти выдающегося ученого-основателя школы, участие в которых принимали как отечественные, так и зарубежные византинисты. XIII Международные Сюзюмовские чтения приурочены двум крупным датам, которые отмечаются в 2010 г.: 90-летию XIII Сюзюмовские чтения (Екатеринбург, 18-20 ноября 2010 г.) Уральского государственного университета им. А.М. Горького и 50летию Уральской школы византиноведения.

Основной идеей научных изысканий М.Я. Сюзюмова всегда оставалась концепция континуитета – непрерывности исторического развития, присущая Византии, непосредственной преемнице античных традиций при переходе к средневековью. Неслучайно для очередных Сюзюмовских чтений была выбрана тема «Проблема континуитета в византийской и поствизантийской истории». Мы надеемся, что научный форум, собравший специалистов по истории византийской цивилизации, будет способствовать сохранению лучших традиций научной школы и творческому обмену идеями.

Оргкомитет XIII Сюзюмовские чтения (Екатеринбург, 18-20 ноября 2010 г.) Н.А. Алексеенко (Севастополь) МОЛИВДОВУЛЫ ИЗ ВИЗАНТИЙСКОГО ХЕРСОНА:

НАХОДКИ ПРЕЖНИХ ЛЕТ ИЗ ЧАСТНЫХ СОБРАНИЙ Нумизматический бум второй половины ХХ столетия в среде нумизматов-любителей породил многочисленных собирателей самых различных древностей, в том числе подвесных печатей-моливдовулов.

В ходе различных обменных операций артефакты достаточно часто переходили из одних рук в другие и нередко данные об их происхождении терялись. Проследить «миграции» находок и получить доступ к материалу было сложно, а порой и невозможно. Однако в последние годы наметилась тенденция к укрупнению коллекций, что, безусловно, способствует не только более детальному учету каждой находки, но и возможности вводить новые материалы в научный оборот.

Особый интерес среди сфрагистических памятников представляют буллы сохранившие сведения о своем происхождении.

Обширная коллекция византийских подвесных свинцовых печатей, происходящих с территории Херсонеса-Херсона постоянно пополняется за счет новых находок, как на самом городище, так и из прибрежной акватории, частично захватившей отдельные постройки древнего города, и куда в свое время ссыпался грунт из раскопок конца XIX – первой половины ХХ в.

Найденные в разные годы ХХ в. в прибрежной части Херсонесского городища моливдовулы, собранные в настоящее время в одной из российских коллекций, каталог которой мы готовим в последнее время к изданию, представляют традиционную группу памятников сфрагистики, отражающие основные этапы византийской истории.

Это в первую очередь ранневизантийские буллы с блоковыми монограммами (V–VI вв.: Аркадия, М-104 и Аратия, М-117), с зооморфными изображениями (VI–VII вв.: Льва, М-107 и Силайоса, М-105), со сложными крестообразными монограммами (VII–VIII вв.: Анастасия или Лаврентия (), М-102 и Продентия, М-108). Абсолютное большинство из них представлено уникальными экземплярами с редкими, не имеющими аналогий, именами.

Доминирующая часть рассматриваемого материала представлена моливдовулами IX–XI вв.

XIII Сюзюмовские чтения (Екатеринбург, 18-20 ноября 2010 г.) Основную группу здесь составляют печати представителей местной администрации Херсона. Среди них имеются как хорошо знакомые по предыдущим публикациям буллы, так и ранее неизвестные. Два моливдовула принадлежали архонту Григорию (первая половина IX в., М064 и М-065, 12-й и 13-й экземпляры этой пары матриц). Еще один экземпляр дополняет группу печатей Сергия, Херсона (конец IX – начало X в., М-068, 6-й экз. той же пары матриц, что и ранее известные). Несколько печатей представляют херсонских стратигов X–XI вв. Два моливдовула второй половины Х в. принадлежали стратигу Епифанию: один представляет владельца в ранге императорского протоспафария (М-099, 9-й известный экз.), а другой – императорского протоспафария (М-069, 5-й экз.). Несколько печатей подчеркивают принадлежность их владельцев к высшим аристократическим кругам, указывая родовые имена. Это моливдовулы императорского протоспафария Льва Цулы (конец Х в., М-098, 2-й экз.

той же пары матриц, что и печать из собрания Государственного Эрмитажа), императорского протоспафария Иоанна Протевона (конец Х в., М-100, 7-й экз.).

К этой же группе относим печать рубежа X–XI вв. с двусторонней надписью (М-066), на которой из-за неудовлетворительной сохранности буллы родовое имя и топоним восстанавливаются лишь предположительно. Если мы правильно реконструировали надпись, легенда гласит следующее: «Богородица, помоги рабу своему Сатеру () императорскому протоспафарию и стратигу Херсона из рода Иаситов ()». Это новый, ранее неизвестный представитель семейства Иаситов.

Еще одна печать, принадлежавшая должностному лицу городской администрации Херсона позволяет снять ряд вопросов, возникших ранее при публикации аналогичного экземпляра. Речь идет о печати патрикия Калокира (конец X – начало XI в., М-067). Значительно лучшая сохранность данного экземпляра той же пары матриц позволяет с уверенностью говорить, что печать действительно принадлежит Калокиру, патрикию, стратилату и протевону Херсона.

Среди печатей, относящихся к имперским службам следует отметить обилие в Херсоне моливдовулов главных логофетов. В рассматриваемой группе они также присутствуют.

Две печати первой половины Х в. принадлежали логофету Льву.

Причем на одной из них владелец является императорским протоспафарием (М-112, два аналогичных экземпляра из херсонского архива печатей были изданы нами ранее). Другая печать – примикирия и императорского протоспафария (М-113, два аналогичных экземпляра изXIII Сюзюмовские чтения (Екатеринбург, 18-20 ноября 2010 г.) вестны в Херсоне, еще один – на Тамани). Следующая печать принадлежала анфипату, патрикию и императорскому протоспафарию Элисию (вторая половина Х в., М-022). Аналогичные экземпляры известны из херсонского и преславского архивов.

К группе торгово-таможенных булл относится печать коммеркиария Феодота (конец IX – начало X в., М-023).

Заключительная группа знакомит нас с отдельными представителями знатных фамилий, которые вели переписку с местными функционерами. Печать второй половины – конца Х в. с пышно процветшим патриаршим крестом на лицевой стороне принадлежала Георгию, нотарию и хартуларию из рода Цул (М-110). Связывать владельца данного моливдовула с известным стратигом Херсона проблематично. Возможно, эта печать относится к начальному этапу его карьеры.

Моливдовул с изображением на лицевой стороне Богородицы, восседающей на троне, принадлежал чиновнику имперского юридического ведомства. Владельцем печати являлся Николай Калофит, экзактор (XII-XIII в., М-103). По византийским источникам фамилия Калофитов известна в XIII–XV вв. (PLP, Bd. 5). По сфрагистическому типу печать можно датировать началом XIII в. Однако, по стилистическим особенностям она, скорее, тяготеет к памятникам XI–XII вв.

Заметим, что из Херсона происходят еще две аналогичные печати (не изданы).

По мнению Н. Икономидиса, экзактор – это юрист в сфере гражданского права, занимавшийся делами опеки. Впервые эта должность упоминается в «Тактиконе Икономидиса» 971–975 гг. Некоторые печати экзакторов показывают, что обязанности юриста они могли совмещать с фискальными функциями.

Последний моливдовул является частным и дает лишь преном и патроним владельца – Константин Маврокатакалон (первая четверть XII в., М-114). Представители семейства Маврокатакалонов известны по письменным источникам и памятникам сфрагистики. О Григории и Николае пишет Анна Комнина. В «Алексиаде» они упомянуты в числе военачальников Алексея I во время войн с печенегами в 1087–1091 гг.

Известны также печати Григория, Димитрия и Николая Маврокатакалонов. Примечательно, что все они очень близки по стилистике и датируются издателями концом XI – началом XII в. К сожалению, о Константине Маврокатакалоне, так же как о Димитрии, никаких свидетельств кроме личных печатей не сохранилось.

Рассмотренные печати, происходящие с территории Херсонесского городища, дают интересные сведения о широких и разнообразных конXIII Сюзюмовские чтения (Екатеринбург, 18-20 ноября 2010 г.) тактах администрации и жителей города. Они в очередной раз подтверждают тезис о важности и ценности памятников сфрагистики как для византийской истории в целом, так и для ее отдельных аспектов.

Х.-Ф. Байер (Екатеринбург) КОРПУС ПИСЕМ ГРИГОРИЯ КИПРСКОГО Занимаясь в течение нескольких лет корпусом писем Григория Кипрского, О.В. Замятина и я перевели почти все на русский язык. Что касается греческого оригинала, мы опираемся на огромное кодикологическое исследование, проведенное бельгийским ученым W. Lameere и опубликованное в 1937 г. Чтобы дать представление о его работе, достаточно упомянуть, что сохранились 35 рукописей с письмами Григория. С 16 из которых работал W. Lameere. Письма Григория служили образцом греческой эпистолографии и вообще греческого языка, извлечения из них были даже записаны в поздневизантийском Lexicon Vindobonense. W. Lameere выделил кодексы Mutinensis 82 (M) и Vaticanus Graecus 1085 (V) как «manuscrits principaux».

Издание греческого ученого Софрония Евстратиадиса 1910 г. опирается на две Венские рукописи, Vindobonensis historicus Graecus 101 и Vindobonensis philologicus Graecus 195. Мы исправили издание С. Евстратиадиса по данным предпочитаемых W. Lameere рукописей Модены и Ватикана. Значительных расхождений между ними нет, но есть варианты. 13 писем переданы только в Vaticanus Graecus 1085, 21 письмо – только в рукописях Ватикана и Модены, 1 письмо и 3 документа – только в рукописи Модены. В итоге 35 писем и 3 документа до настоящего времени не изданы. Их переводом мы в настоящее время занимаемся, как и перепиской и переводом некоторых писем, сохранившихся только в Vindobonensis philologicus Graecus 195, но уже изданных С. Евстратиадисом.

Наш интерес относится не столько к языку, сколько к исторической значимости писем, хотя они являются и важными для знакомства с древнегреческим языком византийского толка. В перечне W. Lameere указаны 242 письма и 5 официальных документов. До № 170/184 письма имеют одинаковую нумерацию в двух главных рукописях и в издании C. Евстратиадиса. Но затем начинается определенная путаница.

XIII Сюзюмовские чтения (Екатеринбург, 18-20 ноября 2010 г.) Предполагают, что письма до № 170/184 поставлены в хронологическом порядке. Разделены письма промежуточным заглавием перед письмом № 115/128 на письма до патриаршества Григория Кипрского и во время его.

Известно, что византийцы почти никогда не датировали писем. Но из внутренних данных можно вывести, что корреспонденция, сохранившаяся в корпусе, начинается около 1274 г. и заканчивается 1289 г., датой отказа Григория от патриаршего престола. Мой учитель Густав Г. Карлссон и до него Иоанн Сикутрис занимались преимущественно литературными стереотипами, встречающимися в византийской эпистолографии. Однако письма состоят не только из вежливых формул, с которыми знать и другие образованные люди обращались друг к другу. Хотя жители авторитарного государства избегали сообщений конкретных данных и передавали их устно, были осторожны с упоминанием имен, пропускали в адресах имена бывших друзей, становившихся недругами, мы узнаем от Григория Кипрского многое о положении церкви до и после восстановления Православия, о быте византийцев и о личной трагедии, связанной с его болезнями и с интригами, которые принудили Григория Кипрского отказаться от патриаршества.

Н.Д. Барабанов (Волгоград) ВИЗАНТИЙСКИЙ ПРИХОД:

МЕЖДУ ЯЗЫЧЕСТВОМ И ХРИСТИАНСТВОМ Значимость изучения приходской системы в Византии определена уже тем обстоятельством, что в пределах нижних единиц церковной структуры протекала религиозная жизнь миллионов рядовых жителей империи, тех самых «овец», пасти которых был призван весьма значительный в количественном отношении сонм священнослужителей.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 16 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.