WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 51 |

Учет фоновых знаний покупателей способствует эмоциональноассоциативному восприятию словесных товарных знаков, так создается их связь с национальной культурой. Именно национально-маркированная лексика воздействует на чувства, желания, ценные ориентации потребителей. Проводя анализ лексики рекламного текста, можно понять, какими нравственными ориентирами на данном этапе руководствуется современное общество.

В переводной американской рекламе до сих пор встречаются реалииамериканизмы, первоначально не всегда понятные русскому потребителю.

Дальнейшее и более детальное изучение проблемы национальномаркированных единиц в американских рекламных текстах позволит решить эту проблему и интерпретировать американскую рекламу понятным для россиян языком.

Литература 1. Мамонтов А.С. От теории к практике //Кросс-культурный анализ в аспекте рекламоведения. – 2005, с. 111-116. [Электронный ресурс] http://www.mosgu.ru/nauchnaya/ZPU/2005_1/Mamontov/index.pdf 2. Томахин Г.Д. Реалии-американизмы. – М.: Высшая школа, 1988. – 234с.

3. Томахин Г.Д. Реалии в языке и культуре//ИЯШ. – 1997. – №3. С.13-18.

Подсекаева М., Меркина А.

3 курс, факультет иностранных языков, Московский государственный областной гуманитарный институт Научный руководитель: канд. филол. наук, доц. А.В. Леонтьева Сравнительная характеристика гендерных особенностей (на материале разговорного варианта английского и русского языка) Изучение дистинктивного употребления языка мужчинами и женщинами сформировало в последнее десятилетие новую область в российском языкознании, которую А.В. Кирилина назвала лингвистической гендерологией. В центре подобных исследований находится так называемый «гендер». «Гендер» (англ. gender, от лат. genus «род») – социальный пол, определяющий поведение человека в обществе и то, как это поведение воспринимается. В настоящее время считается, что в любом обществе, при исследовании в нем социально-функциональной стратификации языка, всегда будут обнаружены некоторые особенности речевого поведения женщин в отличие от речевого поведения мужчин.

Еще до того, как исследования разговорной речи и речевого поведения мужчин и женщин стали целенаправленными и системными, существовали так называемые «народно-лингвистические» представления о женской речи, например: женщины любят задавать вопросы; женщины болтливы; женщины сквернословят и употребляют грубые, резкие выражения реже, чем мужчины; женщины более вежливы. При этом речь мужчин и их речевое поведение рассматривались как норма, а речь и речевое поведение женщин – как отклонение от нормы. Эти представления о женской речи и их речевом поведении находило подтверждение в наличии пословиц, поговорок, устойчивых выражений, ориентированных на эту проблематику. Например, в русском языке существуют такие пословицы: У бабы язык что помело; Приехала баба из города, привезла вестей с три короба. Подобные пословицы есть и в других языках, например в английском языке: A woman’s tongue wangs like a lamb’s tail;

Many women – many words, many geese – many turds.

Исследования, проведенные на базе русской письменной речи обычных носителей языка установили определенные статистические закономерности, свойственные мужскому и женскому стилям письма.

Было установлено, что женщины употребляли больше местоимений и частиц, в речи женщин также наблюдалась тенденция к более частому употреблению частиц «не» и «ни», а у мужчин – к более частому употреблению существительных. Было выявлено, что мужской письменной речи, при сравнении ее с женской, присущи следующие особенности: предложения по своей длине в среднем короче женских;

большая частота грамматических ошибок; реже встречаются восклицательные и вопросительные предложения; реже используются неполные предложения и эллиптические конструкции; обратный порядок слов менее свойственен мужской письменной речи. Отличительная черта мужской устной речи – стремление к оригинальности, отклонению от стандартов, нормы. Отсюда – использование жаргонов, нецензурных слов.

Такое отношение к норме проявляется и в большем количестве ошибок.

Отличительная черта женской устной речи – стремление к соответствию стандарту, норме. Отсюда – следование языковым нормам, употребление книжной лексики, а также речевых клише и штампов, нейтральных слов и эвфемизмов. У мужчин наблюдается большее разнообразие словаря, чем у женщин. В речи мужчины реже используют отрицание.

Для английского языка в Великобритании и США, социолингвистическими исследованиями было установлено, что в целом женщины используют больше престижных стандартных вариантов в произношении. Было выявлено, что в разговорах внутри своих групп (все мужчины/все женщины) женщины свободнее описывают и обсуждают свои чувства, чем мужчины, которые предпочитают неличные темы.

Известное исследование П. Фишман и других лингвистов показали, что женщины чаще, чем мужчины выполняют всю «черную работу» по поддержанию разговора с мужчинами, используя разнообразные вербальные средства (вопросы, частицы), сигнализирующие о внимании к говорящему, и в целом способствуя тому, чтобы разговор шел от темы к теме и от одного собеседника к другому. Мужчины, напротив, больше заняты обсуждаемой темой и не обращают особого внимания сглаженную смену тем или собеседников. Одно из проявлений вербальной агрессии – перебивание собеседника было значительно чаще отмечено среди мужчин, чем женщин.

В последние несколько десятилетий постоянно увеличивается количество исследований и публикаций, посвященных изучению виртуальной реальности. Сюзанна Херринг установила, что длина мужских сообщений в целом больше, их количество также преобладает.

Мужчины чаще используют оскорбления, сленг, утвердительные заявления, средства саморекламы, иронии и сарказма, задают меньше вопросов, и «высказывают меньше электронных извинений». Женщины произносят больше извинений, благодарностей, реже перебивают друг друга и пр. Описывая мужские и женские стили общения, С. Херринг утверждает, что мужской стиль может быть охарактеризован как стиль коммуникативного соперничества, а женский – коммуникативного сотрудничества. В работе Д. Витмер и С. Кацман указывается, что при участии в группах новостей и тематических группах женщины используют смайлики гораздо чаще, чем мужчины.

Литература 1. Горошко Е.И., Кирилина А.В. Гендерные исследования в лингвистике сегодня // Гендерные исследования, № 2/1/ 1999: Харьковский центр гендерных исследований. – М.,1999.- С.234-241.

2. Лебедева, Н.Б. Естественная письменная русская речь как объект лингвистического исследования / Н.Б. Лебедева // Вестник БГПУ, № 1, 3. Кирилина А.В. Гендер: лингвистические аспекты. – М.: Изд-во Институт социологии РАН, 1999. – (с. 180).

4. Потапов В.В. Современное состояние гендерных исследований в англоязычных странах / В.В. Потапов // Гендер как интрига познания. – М.: 2002. – (с.

94-117).

5. Coates J. Gossip revisited language in all-female groups // Coates J., Cameron D. Women in Their Speech Communities. – published in the USA by Longman Inc., 1988. (с.

94-123).

6. Crystal, D., Language and the Internet. – Cambridge, 2001.

7. Deborah Tannen You Just Don’t Understand: Women and Men in Conversation (c.15, 59) 8. Herring, S., Gender Differences in Computer-Mediated Communication:

Bringing Familiar Baggage to the New Frontier, 1994, http://www.cpsr.org/.

9. McCormick K.M. Gender and language. In: The Encyclopaedia of Language and Linguistics. R.E. Asher, J.M. Simpson (eds.). Volume 3. Oxford, Pergamon Press, 1994.

(с. 1353-1360).

10. Talbot M. M. Language and gender. An introduction. Polity Press, 1998.

Соколова И.

5 курс, факультет иностранных языков, Новый гуманитарный институт, Научный руководитель: канд. филол. наук Н.А. Егорова Гастрономические метафоры английской прессы Термин «метафора» принадлежит Аристотелю, который трактовал ее исходя из понимания искусства как подражания жизни. Метафора Аристотеля почти неотличима от любого тропа – гиперболы, синекдохи, сравнения, олицетворения или уподобления. Во всех перечисленных случаях присутствует перенесение смысла с одного понятия на другое.

Исследование метафоры стало одним из важнейших направлений современной когнитивной лингвистики, которая в изучении рассматриваемого феномена полностью отказалась от традиционного взгляда на метафору как на «сокращенное сравнение» и один из способов «украшения» речи.

Полное переосмысление роли метафоры в процессе познания мира человеком связано с возникновением когнитологии и одного из ее направлений, переживающего бурный рост в последние десятилетия, когнитивной лингвистики. Когнитивная лингвистика – это научное направление, «в центре внимания которого находится язык как общий когнитивный механизм» [Демьянков 1995, с. 304].

Современная когнитивистика (Дж. Лакофф, М. Джонсон, Н.Д. Арутюнова, А.Н. Баранов, Ю.Н. Караулов, Е.С. Кубрякова и др.) рассматривает метафору как основную ментальную операцию, как способ познания, структурирования и объяснения мира. Одним из постулатов когнитивной науки является утверждение о том, что человек не только выражает свои мысли при помощи метафор, но и мыслит метафорами, создает при помощи них метафор мир, в котором живет.

Процесс познания мира возможен благодаря тому, что метафорические модели, своего рода схемы, по которым человек думает и действует, заложены в понятийной системе человеческого разума. В связи с этим наблюдения за функционированием метафор признаются важным источником данных о функционировании человеческого разума.

Для описания метафорической модели необходимо охарактеризовать следующие элементы:

1) исходную понятийную область или сферу-источник, то есть семантическую сферу, к которой относятся охватываемые моделью слова в первичном значении;

2) новую понятийную область или сферу-мишень, то есть в семантическую сферу, к которой относятся охватываемые моделью слова в переносном значении;

3) типовые для данной модели сценарии, которые отражают наиболее характерные для исходной понятийной сферы последовательности ситуаций;

4) относящиеся к данной модели фреймы, каждый из которых понимается как фрагмент наивной языковой картины мира и которые структурируют соответствующую понятийную область. По определению В.З. Демьянкова, фрейм – «это единица знаний, организованная вокруг некоторого понятия, но, в отличие от ассоциаций, содержащая данные о существенном, типичном и возможном для этого понятия…» [цит. по:

Кубрякова и др., 1996, с. 188];

5) составляющие каждый фрейм типовые слоты, то есть элементы ситуации, которые включают какую-то часть фрейма;

По замечанию А.П. Чудинова, сценарий модели можно сопоставить с последовательностью кадров на кинопленке, фрейм – с отдельным кадром, а слот – с его частью. При этом сценарий модели сравнивается не с какимто конкретным фильмом, а с типовым содержанием фильмов определенного жанра (детектив, «мыльная опера» и т. п.). Соответственно фрейм – это типичный кадр из соответствующих фильмов (например, полиция преследует преступников), а слот – типовой компонент такого кадра.

6) компонент, который связывает первичные и вторичные значения единиц модели, то есть то, благодаря чему понятийная структура сферы источника оказывается подходящей для обозначения элементов совсем другой сферы.

Учитывая тематическую принадлежность исходной понятийной сферы, различными исследователями были выделены несколько групп метафор: метафора зооморфная, медицинская, музыкальная, природная, антропоморфная (Т.С. Вершинина, Л.М. Алексеева, С.Л. Мишланова).

В.П. Москвин, выделяя гастрономическую метафору, отмечает, что метафоры с исходной понятийной областью «еда/пища» формируют значительный фрагмент языковой картины мира. К данному тематическому классу метафоры относятся образные обороты речи, выражения, относящиеся к процессу приготовления и потребления пищи, употребляемые для описания несвойственных явлений или объектов.

Предметом анализа в нашей работе являются гастрономические метафоры функционирующие в качественной английской прессе и используемые для описания внешности и характера человека.

Фрейм «Внешность человека». В данной группе анализируются метафоры, которые характеризуют формы и пропорции человеческого тела, а также особенности отдельных его частей.

milk and roses – кровь с молоком The Edgar Wallace trademarks are traditionally tough, tanned and unfailingly, cheerfully positive heroes saddled with heroines of gritty determination and milk and roses complexion, while sinister figures lurk just outside the streetlamp’s ray and might possibly be a detective … as two peas – похожи как две капли воды Managers and their assistants are like two peas in a pod.

pudding – толстый, круглый Holding a cigar between his oatmeal-pudding-shaped fingers, and occasionally stuffing one end of the cigar into his oatmeal-pudding-shaped face, Hall would roll around repeating his trademark catchprase – “monster, monster”… Гастрономические метафоры, относящиеся к фрейму «Характер человека», более многочисленны и описывают различные стороны личности человека: волевые качества, умственные способности, отношение к работе, собственности, другим людям, особенности эмоциональной сферы. Например, to be as keen as mustard – быть очень энергичным, живым So today’s the day in the Glasgow byelection, and, desperate for something to lift the party, Labour is fighting for every vote. One canvasser, keen as mustard, phoned a certain William Bain to ask the household if they would be supporting Willie Bain, Labour’s candidate.

cool as a cucumber – невозмутимый, хладнокровный For what it’s worth, this correspondent’s take was that Mr Cameron was a little more nervous than his usual cool-as-a-cucumber style, and Mr Davis managed to sound more authoratative and better-briefed than the young frontrunner.

to look as if butter wouldn’t melt in one’s mouth – притворяться тихоней It goes hidden and then the charming man when butter wouldn’t melt in his mouth, cannot be believed by others to be so despicable.

Секция «Страноведение, литературоведение и межкультурная коммуникация» Акимова Е., Кузьмина Т.

МОУ «СОШ № 16 УИОП» (г. Электросталь) Научный руководитель: учит.англ.языка И.П. Соколова Rosamunde Pilcher: popular and unknown I asked my classmates:

– What contemporary British writers do you know The first names that come up at once are Joan Rowling with her “Harry Potter series”, W.S. Maugham, A. Christie… And that’s practically all.

When I mentioned the name of Rosamunde Pilcher, nobody seemed to know it.

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 51 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.