WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 51 |

Shadow Light Sound Noise Atmosphere Light Sound Air Colour Vapour Air Принимая во внимание семантику компонентов тематической группы, можно сделать вывод, что автор уделяет практически одинаковое внимание всем аспектам понятия «привидение», а именно: его внешности, одежде и действиям, которые он производит. Структура тематической группы развивает контекстуальные коннотативные значения.

Использованные писателем при описании привидения лексемы “spectacles”, “waistcoat”, свидетельствуют о том, что перед нами интеллигент (если призрака можно назвать таковым). Это не обычный клерк, а деловой партнер главного героя.

Проанализировав лексику виртуального плана, мы видим, что писатель не уточняет в каких красках, оттенках появляется призрак.

Акцент делается, скорее, на свет и тень, воздух, шум. Все это создает особую, таинственную атмосферу присутствия иного мира.

Персонаж №2 – первый из трех призраков.

Метафизический план персонажа представлен лексикосемантической группой, которая и в этом случае представляет собой иерархизированную структуру, состоящую из компонентов, связанных между собой гиперо-гипонимическими отношениями.

Архитемой тематической группы «привидение» также является понятие “spirit” (привидение), которое на этот раз представлено лексемой medium. Архитема реализуется следующими тремя понятийными сферами:

1) body, 2) action, 3) clothes, 4) size, 5) quality реализованными следующим образом:

1) Сфера body представлена лексемами figure, parts, hand, bloom;

2) Сфера action представлена лексемой touch;

3) Сфера clothes представлена лексемами tunic, jet, belt, emblem, (a brunch of) holly;

4) Сфера size представлена лексемой stature;

5) Сфера quality представлена лексемой strength.

Получается следующая схема:

Medium Size Stature Spirit Figure Body Quality Strength Action Bloom Touch Clothes Tunic Hand Parts Jet Belt (Brunch Emblem of) holly Виртуальный план персонажа представлен сравнительно небольшой лексико-семантической группой, которая также представляет собой иерархизированную структуру, состоящую из компонентов, связанных между собой гиперо-гипонимическими отношениями. Архитема atmosphere (впечатление, производимое призраком) реализуется понятийной сферой gloom, не представленной ни одной лексемой.

Atmosphere Gloom Проанализировав данные, можно отметить, что при описании первого из трех призраков автор также уделяет большое внимание его физическим характеристикам. Ч. Диккенс описывает внешность привидения – его части тела, одежду, размер. Таким образом, есть читатель может отчетливо представить себе визуально этот призрак.

Особенно важно то, что описывая первое привидение, писатель акцентирует внимание читателя на его одежду. Мы видим, что этот призрак носит тунику, ремень с драгоценным камнем, ветку падуба. Кроме этого на щеках его румянец, от него веет силой, а фигура и рост значительны. Все эти детали создают целостный образ: перед нами предстает существо, напоминающее античную статую. Эти тематические элементы создают атмосферу торжественность момента, подчеркивают значительность ситуации.

Персонаж №3 – второй из трех призраков.

Метафизический план персонажа представлен лексикосемантической группой, которая также представляет собой иерархизированную структуру, состоящую из компонентов, связанных между собой гиперо-гипонимическими отношениями.

Архитемой тематической группы «привидение» снова является понятие “spirit” (привидение), которое в этом случае представлено лексемами ghost и creature. Архитема реализуется пятью понятийными сферами: 1) body 2) head 3) clothes 4) action 5) size, реализованными следующим образом:

1) Сфера body представлена лексемами palm, breast, hand;

2) Сфера head представлена лексемами curles, face, eye;

3) Сфера clothes представлена лексемами robe (c подтемой fur), wreath, scabbard, sheath;

4) Сфера action представлена лексемами mirth, voice, demeanour;

5) Сфера size не представленная ни одной лексемой.

Получается схема:

Spirit Body Clothes Scabbard Breast Palm Size Sheath Head Hand Action Wreath Face Curls Robe Fur Mirth Voice Ghost Eye Creature Demeanour Следует отметить, что при описании второго призрака, виртуальный план персонажа отсутствует. Посмотрев на данные, можно сделать вывод о том, что при описании и второго призрака автор также уделяет огромное внимание именно его внешности, одежде.

Коннотативная семантика компонентов тематической группы также существенна: лексемы robe (c подтемой fur), wreath, scabbard, sheath:

ножны, венок, мех, одеяние, создают образ более могущественного создания, чем первый из призраков. Кудри, глаза, ладони, руки, и даже голос, дополняют впечатление. Все вместе составляет один целостный и красочный образ.

Персонаж №4 – последний из трех призраков.

Метафизический план персонажа представлен лексикосемантической группой, которая также представляет собой иерархизированную структуру, состоящую из компонентов, связанных между собой гиперо-гипонимическими отношениями.

Архитема тематической группы “spirit” (привидение), представлена лексемами phantom, spirit, ghost. Она реализуется тремя понятийными сферами: 1) body, 2) clothes, 3) action, реализованными следующим образом:

1) Сфера body, выражена лексемой shape;

2) Сфера clothes, представлена лексемами robe и garment;

3) Сфера action выражена лексемой presence.

Spirit Phantom Spirit Body Clothes Robe Action Ghost Shape Garment Presence В данном случае автор использует незначительное количество лексем для описания последнего из трех привидений. Но, несмотря на это, читатель может визуально представить и этот призрак. Как и первые два привидения, оно одето в т.н. «платье», кроме того, упоминается форма самого создания. Немаловажную роль играет наличие синонимов к слову «привидение», а именно “phantom”, “ghost”, “spirit”. Эти эквиваленты придают описанию некоторое разнообразие.

Как видим, тематические группы концепта «привидение» в рассказе разнообразны как в структурном, так и в семантическом отношении. Это позволяет Ч. Диккенсу уже на уровне формирования номинации субъекта дать ему определенную характеристику как метафизически-виртутального существа. В частности, можно предположить, что Ч. Диккенс уделяет больше внимания физическим характеристикам для того, чтобы дать возможность читателю представить описываемый предмет, окунуться в атмосферу рассказа, вообразить каждую деталь.

Литература 1. Виноградов В.В. Проблема авторства и теория стилей. – М., 2. http://www.krugosvet.ru/enc/gumanitarnye_nauki/lingvistika/PRILAGATELNO E.html Родина Н.

5 курс, факультет иностранных языков, Новый гуманитарный институт Научный руководитель: канд. филол.наук, доц. М.Н.Николаева Средства реализации ассоциативной связности в повести Рэя Бредбери «Вино из одуванчиков» В данном докладе будут освещены проблемы формальной и содержательной связности в тексте, их взаимодействие на примере ассоциативной связности текста.

Как известно, текст является одним из основных объектов лингвистического исследования. При этом многие лингвисты разделяют трактовку текста, предложенную И.Р. Гальпериным. Его определение текста гласит: Текст – это произведение речетворческого процесса, обладающее завершенностью, объективированное в виде письменного документа, литературно обработанное в соответствии с типом этого документа, состоящее из названия (заголовка) и ряда особых единиц (сверхфразовых единств), объединенных разными типами лексической, грамматической, логической, стилистической связи, имеющее определенную целенаправленность и прагматическую установку.

Из этого определения мы видим, что текст – это связное, единое, завершенное произведение, направленное на реализацию определенной цели. Каждый текст обладает центробежной и центростремительной силой.

Из-за большого количества событий, происходящих в тексте, из-за постоянного введения новых героев, из-за разработки разных сюжетных линий, текст делится на отдельные подтемы, на отдельные главы.

Структура текста становится рыхлой, реализуется центробежная сила. В то же время, это деление служит для реализации одной единственной цели – для воплощения идеи автора, для создания одного главного образа. И в этом заключается центростремительная сила текста. Средства такой категории текста, как связность являются одними из главных средств, объединяющими всё разнообразие произведения в одно единое целое.

Многие учёные, такие как В. Дресслер, К. Кожевникова, И.Р. Гальперин, различают формальную связность текста, называемую когезией, и внутреннюю спаянность текста, называемую когерентностью, или интегративностью (термин И.Р. Гальперин). Именно в рамках последней осуществляется развитие темы, которая и выступает основным средством создания связности текста как его неотъемлемой категории. В то время как интеграция (или когерентность) – это внутренняя, смысловая связность текста, когезия представляет собой внешние, формальные связи в тексте.

И.Р. Гальперин в своей монографии «Текст как объект лингвистического исследования» выделяет следующие типы когезии:

традиционно-грамматические, логические, ассоциативные, образные, композиционно-структурные и ритмико-образующие. В нашем сообщении будет рассмотрен такой тип когезии, как ассоциативный, т.е. связь посредством ассоциаций. По мнению автора, ассоциативные формы когезии характерны главным образом для художественной литературы.

Ассоциации в художественном произведении не возникают спонтанно.

Они – результат художественно-творческого процесса, в котором отдаленные, не связанные логическими скрепами представления приобретают вполне понятные связи между описываемыми явлениями.

Хотя И.Р. Гальперин относит ассоциации к формальным признакам связности в тексте, мы не можем отнести этот тип только к чисто формальному способу связности текста, так как ассоциации подразумевают разнообразные процессы. В той же самой монографии мы можем найти оговорку у автора. Он указывает, что «Интеграция может осуществляться средствами когезии, но может строиться и на ассоциативных и пресуппозиционных отношениях». Таким образом, автор выносит приём ассоциативной связи за рамки чисто формальной связности.

В словаре С.И. Ожегова ассоциация определяется как связь между отдельными представлениями, при которой одно из представлений вызывает другое. То есть, с одной стороны ассоциация является мыслительным процессом человека, она представляет собой связь каких-то образов, знакомых человеку. С другой стороны, нельзя не заметить, что в тексте ассоциативный ряд реализуется не только с помощью мыслительных процессов самого читателя, но и с помощью грамматических и логических связей.

Проследим, как ассоциативная когезия реализуется в художественном тексте на примере повести Рэя Брэдбери «Вино из одуванчиков».

Надо сказать, что данное произведение обладает рядом особенностей, которые помогают нам раскрыть содержательную сторону связи, и установить, как содержательная сторона произведения реализуется с помощью формальных типов связи. Повесть Рэя Бредбери отличается тем, что в этом произведении хорошо заметны центробежные процессы: основная тема произведения делится автором на различные подтемы, представляющие собой отдельные тематические сетки, создающие отдельные образы в повести; но при этом все подтемы объединяются автором в единое целое благодаря единству содержательной стороны, а также с помощью формальных средств, участвующих в раскрытия одного образа, в реализации одной основной темы произведения.

Всего в произведении можно выделить 7 главных подтем, такие как “The morning. The beginning of the summer”, “Sense of being alive”, “Rites and Ceremonies. Discovers and Revelations”, “Loneliness and Death”, “Illness of Douglass”, “Recover of Douglass”, “The night. The end of the summer”.

Надо сказать, что данные темы довольно отдаленны друг от друга и часто не сопровождаются чисто грамматическими типами связности. Однако автор связывает эти отдельные тематические блоки в единое целое с помощью других, второстепенных подтем в количестве 23. Подтемы в сложной форме переплетаются между собой, подчас они не имеют прямой связности, представляя собой эпизоды из жизни маленького городка, однако, можно заметить, что автор широко пользуется ассоциациями для объединения главных и второстепенных тем, которые должны привести нас к главной идее произведения, идеи становления ребёнка как личности, и описанию его внутреннего мира.

По мнению И.Р. Гальперина, в основе ассоциативной когезии лежат такие особенности структуры текста, как ретроспекция, коннотация, субъективно-оценочная модальность. Однако анализ текста повести Р. Бредбери. позволил нам выделить новые типы ассоциативной связи, характерные для данного произведения.

Одним из доминирующих приёмов связности в повести Р. Бредбери является такой тип ассоциации, как пресуппозиционно-пропозиционный, понимая пресуппозицию как уже известную информацию и пропозицию, как получаемую из развития темы информации. Автор широко использует данный приём, вводя в произведение новый образ, нового героя, читателю сразу же дается намёк на развитие сюжета в данном отрывке произведения, а уже само раскрытие образа будет происходить в другом отрывке, связанным с другой тематической сеткой. На формальном уровне эти отношения проявляются в связи таких категорий текста как ретроспекция и проспекция. Как известно, ретроспекция – это категория текста, объединяющая формы языкового выражения, относящие читателя к предшествующей содержательно-фактуальной информации. В свою очередь, проспекция – это категория текста, объединяющая различные языковые формы отнесения содержательно-фактуальной информации к тому, о чём будет идти речь в последующих частях текста. Как мы видим, в анализируемой повести автору удается объединить эти две категории в одно целое.

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 51 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.