WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 51 | 52 || 54 | 55 |   ...   | 62 |

разгромы усадеб сопровождались сожжением построек и уничтожением хозяйского имущества. так, в июне 1905 г. крестьяне борисоглебского уезда тамбовской губернии разгромили хутора елизаветинский князей волконских, Хозяйский и Мягкий помещиков аносовых, подожгли имения чернышова, колобова и Хренникова [7, с. 34]. крестьяне, по их собственным словам, сжигали жилые и хозяйственные строения для того, чтобы выдворить помещика из деревни хотя бы на два–три года, чтобы не допустить размещения там отряда карателей [4, с. 11].

Погромам имений крестьяне пытались придать видимость «законных» действий. и ведущая роль сельской общины в этом процессе очевидна. нередко во главе крестьянского протеста стояли должностные лица сельского самоуправления, чаще сельские старосты, реже волостные старшины. Причиной активного участия старост в аграрных беспорядках был страх перед однообщественниками, намного превосходящий страх перед начальством, перед государственной властью [2, с. 252].

даже по отношению к своему врагу – помещику они старались придерживаться принципа справедливости. крестьяне, прежде чем вывозить зерно из имения, тщательно высчитывали, что нужно для трудового существования самому помещику, выделяли ему соответствующее количество хлеба, сена, скота и только после этого все забирали [8, с. 46]. отличительной чертой погромного движения было отсутствие физического насилия. «крестьяне заранее предупреждали владельцев, вскрывали амбары и увозили хлеб. в дом не заходили, денег не брали, насилия не чинили» [1, с. 32]. в воронежской и тамбовской губерниях местные власти отмечали «полное отсутствие случаев насилия над личностью, как самих землевладельцев, так и экономических служащих» [4, с. 12].

для крестьянского движения в регионе было характерно сочетание всего многообразия форм крестьянского протеста. в справке от 28 ноября 1906 г., составленной в особом отделе департамента полиции, говорилось: «в тамбовской губернии аграрное движение выразилось в довольно резкой форме. летом сего года на многих экономиях происходили забастовки и насильственное удаление с работы сельских рабочих. крестьянские сообщества составляли приговоры, устанавливающие цену на рабочие руки и арендную плату за помещичью землю, а в нескольких случаях имели место поджоги и разграбление владельческих усадьб. За последние три месяца крестьянские беспорядки продолжали проявляться в балашовском, кирсановском, и особенно в козловском уездах и выразились в порубке владельческого леса, угоне скота с монастырского хутора и сожжения двух усадьб 24 октября ляпунова и романова, причем во время пожаров был разграблен хлеб и угнан экономический скот» [3, ч. 56(2), л. 323].

требование повышения поденной оплаты труда наемных рабочих в рамках аграрного движения получило широкое распространение.

летом 1906 г. сельские сходы в Мценском, севском, елецком уездах установили нормы поденной оплаты (мужчинам – 1 руб., женщинам – 50 коп.) и воспретили своим однообщественникам наниматься к помещику за меньшую плату [3, ч. 7. л. 100]. По сообщению из тамбовской губернии, «в с. новочеркутине усманского уезда, в с. варварке и григорьевке козловского уезда 12 июня (1906 г.) началось брожение, выразившееся в снятии с землевладельческих полей рабочих и установлении цены на работу: 3 руб. мужчине и 1 руб. 50 коп. женщине в день или за уборку одной дес. 20 руб. отсюда волнения перекинулись в липецкий уезд» [3, ч. 56(1), л. 170].

в тех случаях, когда землевладельцы не шли на уступки и нанимали сельскохозяйственных рабочих из других сел, местные крестьяне прибегали к решительным действиям. в имении князя баратынского 500 крестьян с. ковылки кирсановского уезда тамбовской губернии насильно согнали работающих в поле наемных рабочих [3, ч. 56(1), л. 197]. на наш взгляд, эта форма аграрного движения свидетельствовала о том, что крестьяне не везде стремились к ликвидации помещичьего землевладения. в ряде мест, где местные жители получали часть дохода от работы на экономических землях, главной целью крестьян являлось не захват помещичьих земель, а повышение (порой весьма значительно) платы за выполнение сельскохозяйственных работ.

особенностью аграрных беспорядков в губерниях региона было то, что они носили массовый характер. в погромах принимали участие все жители села, включая женщин и детей. община пристально следила за тем, чтобы никто не остался в стороне, добиваясь поголовного участия односельчан.

на подъем крестьянского движения власть ответила репрессиями.

в ряде мест пролилась кровь. тысячи крестьян были привлечены к ответственности. для многих рядовых участников сельских бунтов такой поворот событий был полной неожиданностью. в судебной хронике «русского слова» приводился подробный отчет о суде над участниками аграрных беспорядков 19 февраля 1905 г. на вопрос прокурора:

«чем вы в таком случае объясните, что крестьяне, не имея вражды к экономии барона Мейндорфа, пошли ее грабить» – свидетель показал, что кругом уже происходили грабежи или, как он выразился, «это безобразие, а безобразие всегда увлекает. наши и соблазнились. и как это у них вышло – сами теперь не знают» [13, л. 3].

За правительственными репрессиями по отношению к участникам аграрных беспорядков последовала волна крестьянского «раскаяния».

типичным в этом плане представляется приговор, единогласно принятый 150 домохозяевами д. екатеринопольской кирсановского уезда тамбовской губернии, содержащий слова покаяния за грабеж ржи с помещичьего поля, «совершенный по невежеству и наущению злонамеренных людей». крестьяне, прося о помиловании и ссылаясь на «тяжкую годину военных испытаний» (1905 г.), кажется, вполне уверены, что их просьба будет удовлетворена властью [1, с. 92].

в прошении жителей хуторов сторожова, Пирогова семеновской волости Павловского уезда на имя управляющего к.в. лангомера крестьяне писали: «сознав свой беззаконный поступок разгромом кордона и хуторов оселедкова минувшего 25 и 27 ноября, мы ныне объяты в великую скорбь за учиненный поступок, стыдно совестно и какими словами выразить вину перед вами (…) и как случилось истинно мы не знаем и вину класть не на кого-либо. сами виноваты, что послушались дьявольского совета злонамеренных и подлых людей» [14, л. 3об.]. в сопроводительном письме от 8 февраля 1906 г. управляющего имением лангомера графине воронцовой–дашковой он указывал, что крестьяне искренне раскаялись в содеянном и просят простить их, подтверждал, что семьи арестованных крестьян находятся в отчаянном положении и голодают. далее он приводил вопрос казачьего сотника участникам сельского бунта и их ответ на него. «как вы могли, добрые люди, пойти на такое глупое дело» – «се не мы, а общество!» [14, л. 5].

организующая и направляющая роль крестьянской общины в аграрном движении начала XX в. стала для власти полной неожиданностью.

в глазах власть предержащих произошла удивительная метаморфоза, превратившая общину из ее верного союзника в руководителя антиправительственных выступлений. не видя истинных причин произошедшего, она лихорадочно искала «подстрекателей», побудивших «смирных» крестьян к бунту. крестьяне охотно приняли эти правила игры. в ходе следствия в свое оправдание они указывали на действие неких «злонамеренных людей», объясняя свои деяния массовым помешательством.

и в этом лицедействе они были столь убедительны, что их лукавство оставалось, как правило, незамеченным. либеральная печать охотно подхватила и растиражировала этот миф, превращая государственных преступников в жертвы жизненных обстоятельств.

аграрное движение 1905–1907 гг. наглядно продемонстрировало власти мобилизационные возможности и организационную мощь крестьянской общины. весь алгоритм погромов, начиная от принятия единогласного мирского приговора и кончая коллективной ответственностью за содеянное, являлся выражением привычного для крестьян общинного уклада. Характерно и то, что борьба крестьян за помещичью землю не нарушила привычный хозяйственный ритм. если кто и ощущал революционную смуту, то это власть.

Библиографический список 1. веселовский б. крестьянский вопрос и крестьянское движение в россии (1902–1906 гг.). сПб.: Зерно, 1907. 172 с.

2. вронский о.г. государственная власть россии и крестьянская община. рубеж XIX–XX вв. – 1917 г. (по материалам губерний земледельческого центра страны): дис. … д-ра ист. наук. М., 2001. 552 с.

3. государственный архив российской Федерации (гарФ). Ф. 106.

оп. 1906. д. 700.

4. данилов в.П. крестьянская революция в россии, 1902–1922 гг. // крестьяне и власть: мат-лы конф. М.; тамбов, 1996. с. 4–23.

5. крестьянское движение в воронежской губернии (1864–1904 гг.): сб.

док. воронеж: изд-во вгу, 1964. 151 с.

6. крестьянское движение в революции 1905 года. в документах / под.

ред. н. карпова. л.: государственное изд-во, 1926. 236 с.

7. крестьянское движение 1905 1907 гг. в тамбовской губернии: сб. док.

тамбов, 1957. 216 с.

8. кретов Ф. крестьянство в революции 1905 г. М.; л.: Москов. рабочий, 1925. 136 с.

9. российский государственный исторический архив (ргиа). Ф. 1405.

оп. 108. д. 6811.

10. степынин в.а. крестьянство черноземного Центра в революции 1905–1907 гг. воронеж: изд-во вгу, 1991. 167 с.

11. тюкавкин в.г., Щагин Э.М. крестьянство в период трех революций. М.: Просвещение, 1987. 207 с.

12. ргиа. Ф. 102. дП оо. оп. 1906 (II). д. 700. ч. 46.

13. там же. Ф. 566. оп. 1. д. 35.

14. там же. Ф. 919. оп. 1. д. 92.

Е.К. Минеева Чувашский государственный университет имени И.Н. Ульянова национальный Вопрос В россии на рубеже XIX–XX ВВ. (на Материалах народоВ среднего поВолжья)россия – многонациональное государство, полиэтничность которого и в XXI столетии продолжает оставаться одной из его особенностей.

как отмечает тишков в.а., «несмотря на то, что этноконфессиональные различия часто выступают факторами конфликтности и причинами нетерпимости и насилия… этническое и религиозное многообразие и так называемая многонациональность российского народа составляют его богатство, его силу и более того – они есть условие развития страны» [10, с. 5]. Многонациональный состав населения российского общества, федерация на основе национально-территориального принципа являются непременным условием политики рФ.

разностатусность и неоднородность составляющих федерацию субъектов делают ее своего рода уникальным явлением. стремлением трансформировать федерализм, укрепить федеративные контакты внутри государства, стабилизировать национальные отношения и взаимосвязи между регионами и центром, а главное, сохранить государственное единство и обеспечить этнополитическое равновесие страны, вызваны административные поиски в рФ. следовательно, обращение к истории национальных отношений и к опыту национальной политики россии в качестве предмета научного исследования весьма актуально.

Этническая парадигма россии наглядно стала проявляться в конце XIX–начале XX в., когда национально-освободительное движение нерусских народов империи превратилось в оппозиционную силу царизму. Повышенная революционность масс в начале XX в. – итог политического, социально-экономического и культурного развития россии, внутренней и внешней политики царского самодержавия. Первая революция 1905–1907 гг., парламентаризм в лице государственной думы, активная позиция политических партий, аграрная реформа П.а. столыпина и Первая мировая война оказали решающее влияние на историю россии. революционность общества дополнялась этническим противостоянием.

исследование выполнено в рамках госконтракта 16.740.11.0408.

Проводившаяся самодержавием политика национального угнетения или великодержавного шовинизма имела свою специфику. так, в первой половине XIX в. для евреев была введена своеобразная «черта оседлости» – разрешаемая государством территория их проживания, с 1864 г. начинают ущемляться права поляков-католиков [11, с. 34–35].

большинство этносов страны именовалось «инородцами». русификация и христианизация справедливо рассматривались народами как угнетение. в связи с общероссийскими событиями и революционностью масс на рубеже XIX–XX вв. в россии начинает активизироваться этническая интеллигенция, которая, несмотря на то, что основные массы многочисленных народов империи были далеки от осознанного восприятия происходивших событий, активно выражала их пробуждавшиеся интересы. она, как правило, настаивала на способности этносов к созданию собственной государственности.

не случайно возникшие в российской империи на рубеже XIX– XX вв. политические партии считали необходимым включение в программные документы в качестве обязательных идеи по национальному вопросу. от того, насколько адекватно партия отражала в своей идеологии стремления этносов к равноправию и какое будущее она им предлагала, во многом зависела ее политическая судьба в борьбе за власть.

составляя в начале XX в. 57 % населения россии, этносы превращались в реальную силу, поддержка которых могла предоставить существенные преимущества. Партия большевиков во главе в.и. лениным умело использовала эту возможность, что сыграло далеко не последнюю роль в победе пролетарской революции и установлении в стране советской власти.

Этническое движение народов среднего Поволжья отличалось своей спецификой. Представляя восточную провинцию Центральной россии, среднее Поволжье в то же время находилось в сравнительной близости от Москвы. в целях безопасности и сохранения спокойствия центральная власть стремилась разобщить многочисленные народы восточных провинций, подавить их самобытность и своеобразие. однако политика угнетения объединяла народы, единые цели сплачивали всех, проживавших на этой территории. Постепенно протест расширялся и усиливался. события рубежа XIX–XX вв. активизировали общество в борьбе против самодержавия.

таким образом, российская империя в начале XX в., представляя собой одно из крупнейших государств мира, обладала значительными революционными силами, немаловажную роль среди которых играла этническая интеллигенция. национальное движение неизбежно расшатывало великодержавный российский «колос», создавая необходимые предпосылки для его падения и создания нового, базировавшегося на принципиально иной, советской структуре власти.

среднее Поволжье в основном было представлено казанской, симбирской, самарской, нижегородской и Пензенской губерниями, отличавшимися мультиэтничностью. особенно характерно в данном отношении выделялись казанская и симбирская губернии. территория Марийского края до 1917 г. располагалась в трех губерниях: казанской (около 60 %), вятской (30 %) и нижегородской (10 %) [9, с. 5].

Pages:     | 1 |   ...   | 51 | 52 || 54 | 55 |   ...   | 62 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.