WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 || 46 | 47 |   ...   | 62 |

не менее ошеломляющий случай произошел в с. ильмино городищенского уезда Пензенской губернии. Местный священник кургаев рассказал помощнику исправника о революционных агитаторах из числа крестьян, заодно причислив к ним священника Покровского. По обвинению кургаева последний был избит казаками. во время ареста агитаторов завязалась стрельба. один крестьянин был убит, несколько ранено. кургаев стал причащать тяжело раненного, а затем попытался незаметно скрыться. но, как говорится в рапорте епископа, едва он вышел из ограды, как толпа, подозревая, что он позвал казаков, с бранью и криками набросилась на него и повлекла к волостному правлению с целью надругаться над ним и затем убить. явившиеся на место происшествия жена и внук кургаева с плачем умоляли толпу не убивать его. страсти накалились. раздались выкрики:

«смерть ему! убьем его, оставим только кусок мяса. он за царя стоит и за его беззаконное правительство, защищает начальников и господкровопийцев. нам царя не надо, он свое слово не выполнил, земли нам не дал и государственную думу разогнал». в этот момент кургаев попросил разрешения отнести дароносицу в церковь и проститься с семейством.

толпа ему поверила. а он между тем зашел в конюшню и ускакал на лошади. «После бегства кургаева озлобленные крестьяне в полночь того же 31 июля подожгли со всех сторон церковную квартиру его…» [8, с. 29] как отмечает л.и. емелях, «основная масса антицерковных выступлений в деревне остается неизвестной, так как служители культа предпочитали не жаловаться начальству, опасаясь мести со стороны крестьян, открыто угрожавших поджогами или убийствами» [1, с. 23].

со времени революции 1905–1907 гг. доверие к церкви в образованных кругах, среди интеллигенции оказалось подорвано. открытая поддержка правительственной политики столыпина, совместные усилия духовенства и властей в борьбе с разного рода агитаторами и возмутителями спокойствия в деревне, проповедническая деятельность, направленная на сглаживание социальных конфликтов, – все это делало церковь врагом в глазах либеральной части общества. участие представителей духовенства в черносотенных организациях зачастую негативно отражалось на взаимоотношениях с рядовыми прихожанами, приводило к открытым столкновениям и конфликтам. вместе с тем православная церковь четко ориентировалась на поддержку государства и правительства, видя в революции несомненное зло, которое может привести к совершенному исчезновению моральных ценностей, веры в бога и в конечном счете всеобщему конфликту, гражданской войне. таким образом, за исключением некоторых, хотя и влиятельных, представителей духовенства, которые обратились к правому радикализму как панацее от обрушившихся на страну бед, церковь старалась занимать взвешенную и продуманную позицию в сложившейся трагической ситуации. в политике столыпина многие священнослужители увидели спасение для страны.

Библиографический список 1. емелях л.и. антиклерикальное движение крестьян в период первой русской революции. М.; л., 1965.

2. Зырянов П.н. русская православная церковь в борьбе с революцией 1905–1907 гг. М., 1984.

3. кандидов б.П. Церковь и 1905 год. М., 1926.

4. кузьмин а.З. крестьянское движение в Пензенской губернии в 1905– 1907 гг. Пенза, 1955.

5. лакер у. черная сотня. М., 1994.

6. Митрофанов г. история русской православной церкви. 1900–1927 гг.

сПб.: сатисъ, 2002.

7. Поспеловский д. в. русская православная церковь в ХХ веке. М., 1995.

8. Путинцев Ф. контрреволюционная деятельность духовенства в революции 1905 г. // антирелигиозник. 1939. № 7.

9. ргиа. Ф. 796. оп. 442. д. 2112.

10. там же. Ф. 797. оп. 97. д. 365.

11. самарские епархиальные ведомости. 1905. №2.

12. там же. №21.

13. симбирские епархиальные ведомости. 1905. №1.

14. члены государственной думы. второй созыв. 1907–1912 гг. М., 1907.

15. члены государственной думы. четвертый созыв. 1912–1917 гг. М., 1913.

Е.Е. Шеремеев Самарская академия государственного и муниципального управления путь на «голгофу», или «надклассоВая» экВилибристика конституционно-деМократической партии на приМере поВолжья В 1905–1907 гг.

либерализм как идеология в российской политической мысли оформился в середине ХIХ века, хотя ранние его ростки можно обнаружить уже в конце ХVIII столетия. Эпоха «великих реформ» александра II всколыхнула российское общество, прежде всего его образованную часть – дворянство1.

в 1906 году бывший заместитель министра финансов россии н.н. кутлер отмечал: «с особой интенсивностью частное землевладение стремится к ликвидации… в трех губерниях: самарской, саратовской и Пензенской, где крестьянскому банку предложено к покупке около 1/5 всей площади частновладельческих земель» [2, с. 423–424].

в ргиа сохранилось уникальное по своему содержанию, передающее весь трагизм дворянского сознания, письмо в санкт-Петербург от 1890 г.

министру императорского двора и уделов и.и. воронцову-дашкову от видного земского деятеля россии (впоследствии кадета), самарского дворянина в.а. Племянникова. в нем он сообщал: «…все то, что предки наши приобрели столетия назад… идет прахом»; «имения, перешедшие в руки купца, хотя и дают ему больше дохода, но зато крестьяне около него разоряются.

у нас, дворян, есть еще старые традиции, а у нового землевладельца все заключается в рубль. в ближайшем будущем если не мы, то дети наши увидят всю самарскую губернию в руках у кулака» [1, л. 280об.–281].

таким образом, Поволжье, равно как и вся россия, вступало в фазу капиталистического развития. что неминуемо влекло за собой маргинализацию общества. так, посетивший «новый орлеан» (самару) в конце ХIХ столетия публицист-народник н.в. Шелгунов подметил у местных нуворишей: «стяжание и захват …досуг для прожигания этого досуга …» он подчеркивал: «… пионеру (кулаку. – Е.Ш.) пока ничего не нужно, кроме пристани для грузки пшеницы, амбара для ее ссыпки и мельниц, чтобы ее молоть… ни умственных, ни общественных потребностей… не явилось.

даже потребности простого удобства жизни нет у пионера» [3, с. 85, 89].

русский философ н.а. бердяев справедливо указывал: «классы… в россии были слабы, подчинены государству, они даже образовывались государственной властью» [4, с. 15]. в данном случае речь, прежде всего, стоит вести о русской буржуазии, которая была в своей основе выхолощена в 1–2-м поколении из крестьянства, в силу чего она стала кабально зависима от государственного протекционизма и иностранного капитала [5, с. 113].

избранные нами территориальные рамки исследования определены не только общностью географического положения, близостью уровней социально-экономического развития, но также спорадическими контактами между либералами-конституционалистами, что, например, ярко характеризует I съезд земцев Поволжья (самара, 6–7 августа 1905 г.), где около 40 участников приняло решение о бойкоте «булыгинской думы» и призвало население к отказу в выдаче рекрутов [6, с. 3]. Заметим, что провинциальных конституционалистов, которым приходилось «…вращаться в кругу элементов более революционных… угнетала… осторожная рассудительность столичных “либералов”…» [7, с. 38].

именно земско-дворянская среда, по мнению исследователя а.д. степанского, стала основой институциональных структур русского либерализма [8, с. 176–177], из которых в октябре 1905 года было суждено возникнуть и конституционно-демократической партии (народной свободы).

ее организационное оформление в Поволжье, так же как и в россии, имело в своем развитии три этапа: 1) октябрь–ноябрь 1905 г.; 2) декабрь 1905 г.; 3) январь–февраль 1906 г. [9, с. 85]. За период с осени 1905 до лета 1906 гг. в Пензенской, самарской, саратовской и симбирской губерниях образовалось 33 отдела конституционно-демократической партии (кдП), в которых состояло не менее 2559 человек [10, с. 135].

успех партийного строительства кадетов зависел от трех факторов:

внутренней обстановки в губернии, инициаторов создания и отношения местной администрации. так, если в симбирской, саратовской и самарской губерниях образование кдП началось в губернских центрах, то в Пензенской губернии этот процесс получил свое развитие в уездах из-за противодействия местного губернатора Хлыстова [2, с. 51]. отметим, что кадеты симбирска стали лидерами партийного строительства кдП в Поволжье [10, с. 135]. Мы это объясняем тем, что их организационное оформление возглавил председатель местной губернской земской управы с.М.

баратаев и симбирский городской голова М.а. волков [11]. они олицетворяли собой как бы альянс родовитой аристократии и набирающей силу буржуазии. к тому же симбирский губернатор л.в. яшвиль не раз высказывал в узком кругу суждения о необходимости «некоторой либерализации монархии и сотрудничества с буржуазной интеллигенцией» [12, с. 72].

все это привлекло первоначально местную буржуазию к массовому вступлению в региональное отделение кдП. она увидела в их партии – «оплот против крайне левых»2 [13].

движимая идеей «надклассовой» миссии, Партия народной свободы (кадетов) стремилась к созданию широких предвыборных альянсов на выборах в государственные думы россии. Показательно, что печатный орган самарской организации кдП («самарский курьер») был приостановлен 7 декабря 1905 г. решением местной губернской администрации – за общественно-политическую направленность, весьма близкую к эсерам [14, л. 4]. Заметим, что в аграрной программе самарских кадетов наиболее отчетливо выразился принцип национализации, что и сближало их с Пср3.

Эта идея из-за острого малоземелья в Поволжье была свойственна всем однако столь благоприятные условия имели и обратное последствие:

идейную «разноголосицу». так, на II имперском съезде кдП (1906 г.) в.М. владиславлев сообщал: «в симбирске… издается… газета правым крылом конституционно-демократической партии (“симбирские вести”, редактор: П.а. беркос. – Е.Ш.), в которой левое крыло не принимает участия.

у нас издается еще новая газета (“симбирская народная газета”, редактор:

а.М. астахов. – Е.Ш.), представляющая блок социал-демократической и кадетской групп» [2, с. 53, 57].

так, 7 мая 1906 г. председатель самарского губкома кдП а.н. Хардин говорил: «…частная земельная собственность одна из самых разрушительных для общества монополий… за последние 40–50 лет цены на землю в россии возросли в 3–4 раза. следовательно, все частные собственники земли утроили и учетверили без всяких личных трудовых усилий; …доход … который, – ложится тяжелым бременем на трудовые народные массы». исходя из этого, он призывал: «…если частная земельная собственность общественное зло, то необходимо с ней покончить; …такая конечная цель достижима лишь при национализации земли, то есть признании ее собственностью… всего народа» [15, с. 751–752].

партийным организациям кдП в рассматриваемом регионе. н.а. бердяев отмечал, что: «наивный аграрный социализм был присущ русским крестьянам» [4, с. 14], которые составляли 2/3 от населения россии.

но мы должны отчетливо понимать, что кадеты, являясь в своей основе европейски образованными людьми, подразумевали под термином «национализация», как и на Западе, подчинение интересов собственников общегосударственным задачам и в силу этого предусматривали вариативность решения аграрной проблемы [16, с. 106]. Это со всей очевидностью выразил диалог между самарским эсером П.д. климушкиным и новым лидером местных кадетов П.П. Подбельским в 1918 году4.

Мы осознанно делаем эту хронологическую экстраполяцию событий периода первой русской революции с 1918 годом, чтобы показать, что те лозунги, которые служили внешней платформой для объединения оппозиции самодержавию в начале ХХ века (идеи: революции, республики, учредительного собрания и другие), имели у «объединившихся» сторон разное внутреннее содержание5. то есть когда кадеты Поволжья на выборах в I государственную думу повсеместно заключали предвыборные соглашения с национальными и социально-профессиональными объединениями по степени оппозиционности царизму [20, с. 36]; когда их общенациональный лидер П.н. Милюков характеризовал государственную власть россии в 1906 г. – как «вымирающую расу моральных выродков», «…порожденных исчезнувшим порядком…» [21]; когда на выборах во II государственную думу они блокировались с эсерами, энесами, трудовиками и меньшевика когда непременным условием для совместной антисоветской борьбы.

Партия народной свободы выдвинула для эсеров условие об их отказе от январского решения учредительного собрания о национализации земли.

«Мы не требуем, – говорил Подбельский, – чтобы вы немедленно же начали отбирать у крестьян обратно землю… Пусть вопрос остается открытым… что касается вашей ссылки на принятие закона в первом заседании учредительного собрания от 5 января 1918 года, то мы ее считаем несущественной, ибо самое это постановление, принятое… под давлением вооруженных солдат, мы не считаем закономерным» [17, с. 59–60].

Эту же ошибку кадеты совершат и в условиях гражданской войны:

вбросив клич о диктатуре. так, свергнув директорию в сибири и установив режим «верховного правителя россии» а.в. колчака [18], поволжские беженцы-кадеты стали опасаться, что реакционная военщина «перекатится» через их кадетские головы (из диалога директора департамента общественного порядка Мвд омского правительства в.н. Пепеляева с председателем восточного отдела Цк Пнс а.к. клафтоном) [19, с. 75].

ми [22, с. 19], а затем повсеместно стали основой для «надпартийных объединений» в виде масонских лож [23; 24], из-за репрессий режима они не только нивелировали свою партийную доктрину и тактику, но и сами же становились заложниками политического экстремизма, с которым затем боролись6.

Это позволяет нам признать оправданность тезиса специалиста в области политической многопартийности россии начала ХХ столетия, профессора л.М. спирина о том, что: «Партии, как и люди, оцениваются не по тому, что они говорят о себе, а по тому, как они действуют» [26, с. 37].

11 марта 1906 г. правокадетские «симбирские вести» заметили, что революция – «…это кипение воды в котле (стране. – Е.Ш.)», а царизм «…представляет крышку, конституция же клапаны. чрезмерное кипение сбросит крышку, но разобьет и стены котла… Задачи думы (читай: кадетов. – Е.Ш.) – локализовать пожар».

в своих периодических изданиях начала ХХ века конституционные демократы любили приводить сравнительно-страноведческие аналогии. так, сравнивая революцию 1905–1907 гг. с ее буржуазно-демократическими предшественницами в англии (ХVII в.), Франции (ХVIII в.) и германии (ХIХ в.), справедливо указывая на стадиальную отсталость россии как базу для социальных «мечтаний», они подчеркивали незавершенность процесса классобразования в россии.

Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 || 46 | 47 |   ...   | 62 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.