WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 40 | 41 || 43 | 44 |   ...   | 62 |

ситуация на фоне других дел фонда жандармского управления выглядит и ординарной, и в то же время неординарной. из 30 дел данного фонда о мещанах, привлеченных к данной работе, за исключением дела ярыгина, все остальные связаны с оскорблением представителей царствующего дома, распространением революционной литературы и ведением агитации [8]. и тем не менее, по исторической и литературной традициям, ярыгин нам «знаком»: его текст поведения восходит к теме «подпольной россии» [33]. Центральным персонажем большинства поэтических и прозаических произведений Подпольной россии являлся герой-революционер. Мир революционеров-подпольщиков, оказываясь «миром идеальных отношений и идеальных людей» [33, с. 41] становится притягательным не только для интеллигенции, но и для учащейся мещанской молодежи, сословно упрекаемой в равнодушии к Мировому Злу. М. Могильнер отмечает в своем исследовании «Мифология «Подпольного человека»», что «даже формально будучи вне Подпольной россии, вращаясь где-то на ее периферии, он (читатель. – З.К.) морально принадлежал ей» [33, с. 45]. в ситуации с ярыгиным обращает на себя внимание проблема «готовности личности к убийству». в 1907 г., когда ярыгин стреляет в помощника исправника, в «русском богатстве» появляется рассказ а. деренталя «в темную ночь», в котором «из уст прежнего героя» звучат «невозможные ранее слова:

“ведь пойми: я же не в березу буду стрелять, а в человека, который ест, пьет, ходит, разговаривает, думает о чем-нибудь!”» [33, с. 79]. литературная традиция выводит в этом же году новый тип героя, отказывающегося от убийства (в рассказе «карантин» а. грина, «дело» вл. ленского и др.) [33, с. 92]. классическая радикальная мифология докатилась до провинциальной самары с некоторым опозданием. когда в эпицентре революционного Подполья формулируется мысль об отказе от убийства, на периферии сочувствующий революции мальчик психологически оказывается готовым к убийству. на уровне массового сознания революционная мифология создавала свои собственные интерпретации в провинциальной среде, снижая градус выразительности, как акторов, так и их действий: городское реальное училище, мещанство, смутная мотивация, алкогольная поддержка, несостоявшееся убийство. но все это не снимает трагедийности происходившего события и его последствий для юноши-обывателя, подкарауленного революцией.

ряд других дел фонда жандармского управления, отмеченных принадлежностью к мещанскому сословию, позволяет выявить некий общий поведенческий стереотип вызванный, с одной стороны, революционными событиями в стране, с другой стороны, надысторический, неизменный для обывательской психологии в любые эпохи – критика власти, облаченную в форму своего рода «исторического анекдота», так как каждая история была бы смешна, если бы ее следствием не являлись искалеченные судьбы.

(При работе с этими делами особо обращалось внимание на семейное положение, возраст и графы «за границей не был», «к суду не привлекался»:

в отличие от интеллигенции, эти мещане не видели мир, их собственный провинциальный локус был обжит и регламентирован, повседневность, не связанная с нарушением закона, определялась хронотопом провинциального города и отсутствием серьезных девиаций. столкновение с машиной власти отныне все меняло. для маленького человека сила данного столкновения значила много, вела к смене жизненных стратегий, разрушала привычную повседневность.) сюжет приблизительно один: напившийся (или трезвый) мещанин ругает публично царя, предрекает революцию (что идет в разрез с логикой мещанина – «Пингвина» в горьковском «буревестнике») и производит какие-либо действия с бумагой как знаком революционного времени (совсем необязательно это запрещенная литература, листовки или прокламации). в контексте общественного невроза 1905–1907 гг. эти вполне обычные действия и обычные предметы приобретают логику бунта и порождают фигуру доносчика (который, собственно, также неизбывен в любые эпохи, но только в нестабильные периоды власть его поощряет и стимулирует). «любой донос… имеет под собой почву», – отмечает а.с. лавров [32, с. 27–35]. доносчик – наблюдатель. исследование «почвы» его наблюдений – еще один путь постижения ускользающей истории повседневности, в данном контексте, революционной повседневности.

5 февраля 1905 г. самарский мещанин и пароходовладелец П.в. лобастов зашел в свою мастерскую и обратился к слесарям, слышали ли они об убийстве генерал-губернатора Москвы великого князя сергея александровича. слесаря ответили, что читали об этом в «самарском курьере».

на что лобастов заметил: «Поделом вору и мука! будет, пожил и пограбил будучи генерал-губернатором г.Москву и ее градожителей!» [7, л.

1,2]. среди слесарей находился и.н. Палкин, крестьянин, проживавший в этой же хозяйской слесарной мастерской. в деле отмечено, что Палкин был уволен лобастовым за верноподданнический протест по поводу его высказывания. как следствие, Палкин донес на своего хозяина в жандармское управление. «я, как будущий слуга Царя и отечества дерзнул донести на своего хозяина то, что слышал, да и нельзя допускать подобных вещей, так как и по время у нас еще не окончились между рабочим людом и их подстрекателями социал демократические движения по поводу сказанного не токмо, чтоб установить тишину, а подобные хозяева и пароходовладельцы как г.лобастов производят совершенно оборотне дело для революций» [7, л. 2об.]. Палкину на момент доноса было 20 лет. в его голове, как видно из данного текста, полная сумятица: на слуху термин «социалдемократические движения» (обратим внимание на тезис в.в. Шелохаева о том, что «…российские партии “прорастали” не “снизу”, а насаждались интеллигенцией “сверху”. разрабатываемые… идеологии и программы носили, как правило, абстрактно-теоретический характер и были слабо синхронизированы как с общественными потребностями развития страны вообще, так и с интересами различных классов, социальных страт и профессиональных групп в частности» [35, с. 99], что не исключает осведомленности реципиентов в данном вопросе), безграмотность, верноподданнические чувства, подлость, зависть и проч. на фоне общей нестабильной ситуации в городе. самарская городская дума на своем чрезвычайном заседании 13 декабря 1905 г. отмечала, что «жизнь обывателей» находится в опасности, так как «масса вооруженных людей не стесняются стрелять на улицах» [32, л. 62а], «торговля прекратилась» [32, л. 45]. спустя некоторое время представитель другого лагеря и.и. блюменталь охарактеризует самару 1905 г. как «сравнительно глухой провинциальный пункт», в котором мещанско-купеческое население жило «сонной провинциальнообывательской жизнью», а самарские рабочие в значительной степени «были полумещанами» [2, с. 4–10]. в подобном обывательском пространстве выстрелы звучат сильнее, речи кажутся крамольнее, а в листах бумаги видятся прокламации. так, во время пьяной драки в ресторане гостиницы улановой на углу улиц вознесенской и Москательной у мещан в. бабенышева и н. бурова вывалилась пачка бумажек, которую свидетели приняли за прокламации. было заведено уголовное дело по статье 129 уголовного уложения, но обвиняемые утверждали, что у них вывалились первоапрельские карточки, над которыми все смеялись. Мещанин н. васильев, проходя по улице саратовской, в 22.30 вечера выронил прокламации, начал их собирать, но мимо проходившие люди, сразу распознав эти листки, его задержали [36, л. 8–25об.]. Прокламации наводнили обывательский мир, стали элементом повседневности, обыватель даже знал, как они должны выглядеть: узкая полоска печатного текста. 31 июля 1905 г. в городском саду г. бузулука, напившись, буйствовал крестьянин и.н. Пушкин. При задержании нарушителя покоя в карманах его шаровар была найдена прокламация социал-демократической партии. Пушкин сообщил, что прокламацию ему дал мещанин барковский. барковский виновным себя не признал, так как, по его словам, прокламацию нашел за городом, недалеко от мельницы чемодурова, на которой он работал. Придя домой, он попросил своего соседа Пушкина почитать, о чем пишут студенты. а Пушкин напился и забыл выбросить прокламацию [15, л. 5–27]. 9 февраля 1905 г.

мещанин а.о. смирнов, будучи пьян, сообщил крестьянину, высказавшему соболезнование по поводу убийства великого князя сергея александровича: «туда ему подлецу, мерзавцу, с… сыну и дорога… 19 февраля предстоит бунт, у меня есть по этому поводу прокламация, которую даю только под страхом меня не выдавать, а иначе того…» [17, л. 2]. Мещанин Ф.в. богоявленский, колбасный мастер, хранил прокламации «крестьяне к вам наше слово», «в бой за свободу», «Пауки и мухи» [13, л. 4–11]. Мещанин М.и. булычев принес в слесарную мастерскую прокламацию георгия гапона «к рабочим» – потом попросил сжечь [14, л. 2–4]. Мещане разбрасывали прокламации на железнодорожных путях [8], оставляли на подоконниках в общественных учреждениях [12, л. 1об.]. Мещане сквернословили в адрес власти, как правило, напившись. в первый день Пасхи 1905 г. двое мещан, е. борисов, наборщик типографии, и и. васильев, столяр, «будучи немного выпимши» (в документе уточняется «твердо стояли на ногах»), в гостях заявили: «Царя нам не нужно, царь обирал и обирает народ, дурак он!» [20, л. 6–24] 30 августа на базаре 49-летний мещанин, переплетчик и письмоводитель в.д. волохов, будучи пьян, говорил торговцам: «я знаю, в японии идет бунт.

Микадо хотят убрать. уберут и у нас николашку, выгонят в… мать…» (далее ненормативной лексикой о том, что государь не умеет вести войну и слушать своих министров, потому что – дурак! – З.К.) когда волохова допрашивали в жандармском управлении, вину свою он не признал, так как, по его словам, страдает запоем, и, что с ним в это время происходит, он «решительно не помнит» [30, л. 1–18]. Мещанин П.а. бобылев, 27-летний конторщик чайной компании «губкин-кузнецов», в магазине пел, будучи пьян, революционную песню «отречемся от старого мира» и нецензурно выражался в адрес царя: «Мать вашу ети, а равно вашего царя» [35, л. 2–16]. Поздно вечером в пивной мещанин в.а. константинов обругал наследника престола матерными словами. в свое оправдание заявил, что «был пьян, ничего не помнит, даже как очутился дома!» [16, л. 5,6]. к мещанину васильеву, выпивавшему после работы с друзьями, подошел мещанин скосырев и спросил: «в кого ты веришь» васильев ответил: «в бога и Царя». на что скосырев ответил: «… (ненормативная лексика. – З.К.) я вашего царя, какую он тебе помощь дал» [31, л. 8а]. Мещанин д.о. Попов, маляр, угощая за свой счет в пивной приятелей пивом, рассказывал, что в самаре существуют два комитета, которые очень богаты и вооружены, что скоро в самаре будет бунт, царя убьют и государством будет управлять народ [18, л. 6–27]. работник иконописной мастерской, мещанин а.в. календо, напившись, решил выступить перед народом с призывом давить купцов и отбирать у них землю на углу троицкой и Москательной улиц. дело решено было прекратить, так как календо «просто был пьян, еще и дрался!» [19, л. 18–25об.] Можно ли на основании подобных поведенческих практик со стороны представителей мещанского сословия делать вывод о десакрализации или делегитимизации власти в их картине мира и о нарастании политической активности Можно ли говорить об изменениях мещанской ментальности с ее ориентацией на патерналистско – имперское сознание скорее всего, характер мещанского протеста был, как пишет в. бухараев в своем исследовании по г. казани, «не активным социально-политическим, а скрытым, зачастую неосознанным; его выразители, мещане-деликвенты, не выпадали из мещанского архетипа» [4, с. 32]. но в провинции, так же как и в стране, началось общее брожение, обыватель пришел в движение.

идея данного исследования заключается в том, что чтобы вернуть теме революции «человеческое содержание», то есть анализировать архивные документы с точки зрения исторической антропологии. сознательно не подниматься до обобщений, даже понимая, что остаешься пока «в рамках «казуса»». однако соблазн велик: посмотреть на проблему мещанства в революции со стороны сословной организации. «грехопадение» и в науке чревато проблемами: обращаясь к сословиям – попадаешь в эпицентр серьезной дискуссии о сословной парадигме в россии [40]. главный вопрос:

стояла ли определенная социокультурная реальность за правовым термином «мещанское сословие» в начале XX в. следует, по всей видимости, согласиться с точкой зрения Э. виршафтер по поводу того, что социальное самоопределение в сословной идентичности гораздо более важный фактор, нежели роль формального законодательства в ее формировании (то есть фискально-административная политика государства) [5]. н. иванова и в. Желтова в своем исследовании о сословно-классовой структуре россии отмечают, что признаками сословия можно считать законодательное закрепление сословных функций или занятий, сословных обязанностей и прав, передача их по наследству, наличие сословных корпоративных организаций, осуществляющих сословное общественное управление, специфический менталитет и самосознание [37, с. 7]. л.в. кошман, отводя значительное место мещанству в исследовании, посвященному пореформенному городу, делает вывод о социальной зыбкости, нестабильности этого сословия, которая не способствовала внутренней социокультурной консолидации [39, с. 203]. Получается, что мещанство, количественно представленное в самаре 1905 г. 163 284 человек [1], консолидировалось исключительно мещанской управой, выполнявшей по городовому Положению 1870 г. фискальные функции: причисления – исключения в мещанское общество города, уплата окладных сборов, составление посемейных списков и т. д. все дела фонда 217 мещанской управы г. самары за 1905–1907 гг.

не содержат ни одного документа, иллюстрирующего политическую позицию сословия, за исключением косвенно относящегося документа, фиксирующего истраченные суммы на отправку верноподданнической телеграммы по поводу войны с японией и на покупку свечей и приглашение причта для молебна по случаю избавления их императорских величеств от опасности в 1888 г. [33, л. 3, 23].

Pages:     | 1 |   ...   | 40 | 41 || 43 | 44 |   ...   | 62 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.