WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 38 | 39 || 41 | 42 |   ...   | 62 |

к этому времени он хорошо знал социально-политическую литературу [4, с. 4]. Программа и тактические установки партии эсеров были близки молодому крестьянину. он читал и произведения русских марксистов. «в противоположность марксистам, - вспоминал впоследствии сорокин, - философия и социология эсеровской партии были гораздо более идеалистическими и интегральными.

они подчеркивают в первую очередь роль творческих идей, волевых усилий, борьбу за индивидуальность вместо марксистской борьбы за существование… я выбрал именно партию социалистовреволюционеров» [10, с. 36].

революционный вихрь 1905 года захватил молодого сорокина.

он встречался с самыми разными людьми: крестьянами, рабочими, служащими, духовенством, чиновниками, писателями, журналистами, представителями различных политических партий. новое окружение, новые знакомства и особенно интенсивное чтение книг, журналов и газет быстро расширили взгляды ученого. сорокин начинает понимать, что падение режима – это результат не столько усилий революционеров, сколько одряхления и бессилия самого режима. если революцию нельзя искусственно начать, еще менее возможно ее искусственно остановить [10, с. 37].

наверное, и гамскую школу сорокин окончил бы так же успешно, как и предыдущие, но в 1906 г. за участие в революционном движении он был арестован полицией и 4 месяца провел в тюрьме в г. кинешма. но и здесь П. сорокин много читал, общался с политзаключенными. Этот опыт подсказал ему тему первой книги «Преступление и кара, подвиг и награда» [11]. тюрьма имела лишь одно неприятное последствие: как неблагонадежный сорокин был отчислен из гамской школы и отдан под надзор полиции по месту жительства. из-под надзора полиции сорокин бежал в иванововознесенск, где под псевдонимом «товарищ иван» вел революционную агитацию среди рабочих и крестьян [10, с. 39–42].

итак, первая русская революция оказала огромное влияние на становление его взглядов, когда он, пытаясь объяснить происходящие события, знакомился с различными философскими теориями и социально-политическими доктринами. «Эти дискуссии, - вспоминал позднее он, - плюс чтение работ Маркса, Михайловского, лаврова, Плеханова, ленина, кропоткина и толстого, так же как сочинений дарвина, гегеля и других эволюционистов и философов, познакомили меня достаточно хорошо с некоторыми из основных сочинений революционных мыслителей и некоторых философов и ученых» [2, с. 22]. его литературные интересы были разноплановы и широки – от философских работ Парменида, ницше, канта до учебников по древней истории, трудов с.М. соловьева и др. [3, л. 12–36]. его традиционное мировоззрение и система ценностей были заменены научной теорией эволюции и естественно-научной философией. Приверженность монархической системе правления сменилась республиканскими, демократическими и социалистическими идеями.

благодаря опыту участия в революции 1905–1907 гг., П.а. сорокин после выхода в свет сборника статей «вехи», авторы которого рассматривали отношение интеллигенции к революции, также высказал свое отношение к этим событиям. По его мнению, в период революционного взрыва русская интеллигенция придавала слишком большое значение государственной власти вообще: это проявлялось и в том, что все надежды возлагались на нее, и в том, что все зло видели в ней [8, с. 8]. другими словами, вместо того, чтобы работать независимо от власти, интеллигенция всегда решала дилемму: «за» или «против». основной порок русской интеллигенции сорокин видел именно в ее «государственной» ориентации.

таким образом, революцию 1905 г. шестнадцатилетний Питирим сорокин однозначно называл «бурей народного гнева». Примкнув к партии социалистов-революционеров, он стал распространять революционные идеи. Последние изменили не только его «приверженность монархической форме правления», но и деструктивно повлияли на весь комплекс предыдущих религиозных, философских, политических, экономических и социальных установок. вплоть до Февральской революции он вместе с товарищами по социалреволюционной партии активно участвовал в дискуссиях и строил планы нового конституционного устройства россии, основных социальных реформ, необходимых после падения режима.

Позднее сорокин сделал революцию объектом строгого научного анализа. «в цели моего анализа, – пишет П. сорокин, – входит не хвала, не хула, не апофеоз, не проклятие революции, а рассмотрение ее во всех реалиях»[13, с. 270]. Причем, как историк, он старался обрисовать портрет революции, дать строгое описание конкретного исторического события во всем его многообразии и неповторимой уникальности. Перед сорокиным-социологом стояла задача иная:

в совокупности социальных феноменов его интересовали лишь те черты, которые схожи во всех однотипных явлениях, когда бы они ни происходили, поэтому «русская революция с присущими ей деталями и подробностями – объект историка, а русская революция как тип – объект социолога» [13, с. 66]. автор постоянно апеллирует к истории за подтверждением своих выкладок, причем особенно часто – к опыту российской революции, детальное исследование которой им и было проведено.

что такое революция П. сорокин выдвигает несколько значений. во-первых, революция означает смену в поведении людей, их психологии, идеологии, верованиях и ценностях. во-вторых, революция знаменует собой изменения в биологическом составе населения, процессах его воспроизводства и отбора. в-третьих, в ходе революции происходит деформация всей социальной структуры общества. в-четвертых, революция привносит с собой сдвиги в фундаментальных социальных процессах.

в русский период деятельности в основе мировоззрения П. сорокина превалировало убеждение, что человеческое поведение базируется на психофизических механизмах рефлекторного типа, а жизнь общества есть «бесконечная цепная реакция акций-реакций, взаимодействие которых лежит в основе исторического процесса».

При этом интегрирующим моментом выступает коллективный рефлекс [12, с. 12–28]. так что механизмы акции-реакции действуют не только на индивидуальном, но и на групповом и общественном уровне.

в соответствии с этим общество движется по схеме: нормальное развитие – революция – нормальное развитие. однако революции – это вовсе не «локомотивы истории», а разрушительные взрывы, представляющие собой реакцию общества на нарушение им самим психофизических основ собственной жизнедеятельности. П. сорокин решительно подчеркивает, что «главной причиной и непосредственной предпосылкой всякой революции всегда было увеличение подавленных базовых инстинктов большинства населения» [13, с. 272]. к числу этих базовых инстинктов сорокин относит: пищеварительный, собственнический, инстинкт самосохранения, половой, инстинкт свободы, инстинкт самовыражения унаследованных способностей [1, с. 5]. иначе говоря, голод и обнищание, страх и принуждение, невозможность создать семью и найти занятие по способностям – таковы главные «пусковые пружины» революции.

Питирим сорокин рассматривал революционный процесс как динамичное явление и выделял три типические фазы развития всех великих революций. Первая у них – короткая – отмечена радостью освобождения от тирании старого режима и большими ожиданиями реформ, которые обещает каждая революция [9, с. 223]. однако, подчеркнем, сами реформы несут в себе опасность скатывания к революции, если они нарушают психофизический базис общества, систему его коллективных рефлексов.

реформы являются, по мнению сорокина, альтернативой революциям как радикальному способу улучшения жизни членов социума: «история социальной эволюции учит нас тому, что все по-настоящему прогрессивные процессы суть развития знания, мира, солидарности, кооперации и любви, а не ненависти, зверства, сумасшедшей борьбы, неизбежно сопутствующих любой великой революции», – с уверенностью заявляет автор «социологии революции» [13, с. 271]. реформы, означающие постепенное, поэтапное преобразование общества в сторону позитивных перемен гораздо, предпочтительнее.

исследование революции 1905–1907 гг. в ранних работах ведется П.а. сорокиным с позиций бихевиоризма, поэтому исследование велось в таких направлениях, как изучение извращения поведения человека в революции, природа и механизм человеческого поведения, основные характеристики изменения поведения во время революции, психология революционного общества.

Библиографический список 1. Sorokin P.A. Man and society in calamity. The effects of war, revolution, famine, pestilence upon human mind, behavior, social organization and cultural life. N-Y., 1943.

2. Sorokin P.A. Sociology of mental life // Pitirim A. Sorokin in review.

Durham, N.C., 1963.

3. ирли. Ф. 863. оп. 1. д. 8.

4. канев с. Путь Питирима сорокина. сыктывкар, 1990.

5. ковалевский М.М. социология. сПб., 1909. т. 1.

6. кропоткин П.а. великая Французская революция. М., 1967.

7. лавров П.л. Философия и социология. М., 1955. т. 2.

8. сорокин П.а. «смена вех» как социальный симптом // Философские науки. 1992. № 1.

9. сорокин П.а. бойня: революция 1917 года // сорокин П.а. человек. Цивилизация. общество. М., 1992.

10. сорокин П.а. дальняя дорога: автобиография. М., 1992.

11. сорокин П.а. Преступление и кара, подвиг и награда. сПб., 1999.

12. сорокин П.а. система социологии. М., 1993. т. 2.

13. сорокин П.а. социология революции // сорокин П.а. человек.

Цивилизация. общество. М., 1992.

Е.И. Сумбурова Самарский государственный экономический университет учителя саМарского края В годы перВой русской реВолюции в начале XX в. российская империя переживала значительные перемены, повлиявшие на дальнейшее развитие страны и судьбы ее граждан. Центральные события разворачивались в основном в столичных городах – Петербурге и Москве, но в стороне не осталось и провинциальное общество. события 1905–1907 гг. всколыхнули всю россию, и нам представляется интересным рассмотреть политические взгляды и настроения народных учителей самарского края как представителей немногочисленной провинциальной интеллигенции. наше внимание при этом было сосредоточено на изучении 468-го фонда (самарское губернское жандармское управление) в государственном архиве самарской области. из огромного количества дел было отобрано более сорока за 1904–1908 гг., где имелись упоминания о привлечении к дознанию учителей самарской губернии.

на основании изученных документов мы попытались составить обобщенный портрет русского учителя начала XX в., вовлеченного по воле случая или по какой-то причине в революционный водоворот 1905–1907 гг. чаще всего это был молодой человек в возрасте 27 лет, как правило, холостой. если он имел семью (36 % рассмотренных случаев), то детей было немного: один–двое. большие семьи у них были редкостью. уровень образования педагогов был разным: от высшего, хотя это скорее исключение, до специального педагогического или среднего (64 % случаев). если рассматривать сословную принадлежность учителей-революционеров, то здесь мы увидим приблизительно в равном количестве представителей крестьянства, мещанства и лиц духовного звания.

среди народных учительниц – участниц революции преобладали представительницы непривилегированного городского сословия, 26 лет, незамужние или вдовые. обычно они являлись выпускницами гимназий или педагогических учебных заведений.

Политические пристрастия учителей, привлеченных самарским жандармским управлением к следствию, распределились по трем направлениям – социал-революционеры, большевики и беспартийные.

в чем выражалась противоправная деятельность учителей, по мнению представителей власти они вели с односельчанами разговоры о месте и роли русской православной церкви, о государстве и императорской фамилии; хранили у себя запрещенную литературу и распространяли ее среди населения. в разгар революции все чаще стали звучать призывы о неуплате налогов, о введении народного управления и неповиновении властям.

отдельные представители учительского клана призывали крестьян к активным действиям – захватывать помещичьи земли, не платить налоги, составить телеграмму в адрес правительства, взять в руки оружие [1, д. 499, л. 2; д. 682, л. 7]. например, учитель балаковской церковно-приходской школы М.а. воробьев являлся одним из авторов телеграммы для с.Ю. витте (от 13 ноября 1905 года), в которой шла речь о том, что «только немедленный созыв государственной думы на началах всеобщего избирательного права и равного, прямого и тайного голосования может вывести россию на путь законности и порядка». авторы послания «ходатайствовали перед правительством о даровом наделении крестьян землей из кабинетных, надельных и монастырских земель, об уничтожении выкупных платежей, косвенных налогов и введении подоходного налога, об отмене института земских начальников и введении свободного самоуправления, об уничтожении полиции и замене ее милицией, о всеобщем образовании за счет государства» [1, д. 598д, л. 23].

29 июля 1906 г. учитель н.в. альбинский агитировал крестьян деревни екатериновка бугурусланского уезда составить приговор для посылки его в государственную думу. в нем содержались требования об улучшении жизни крестьян и о получении ими земли.

во время митинга н.в. альбинский раздал крестьянам «извещения о крестьянском съезде», прошедшем в самаре 21 мая 1906 г., и брошюру «как сицилийские крестьяне боролись за свои интересы» [1, д. 773, л. 28–30(об.)].

Местным властям (священникам, земским начальникам, сельским старостам, волостным старшинам) не нравились революционно настроенные учителя, которые, по их мнению, занимались не своим делом: беседовали с жителями, организовывали спектакли, устраивали повторительные курсы для взрослых, народные чтения.

Это вызывало у одних раздражение, у других – опасение, что на подобных занятиях ведутся ненужные крестьянам разговоры о власти, о переделе земли, о необходимых россии реформах. как крестьяне реагировали на пропаганду и агитацию По-разному. бывали случаи, когда крестьяне отказывались слушать агитатора и выдавали его полиции [1, д. 622, л. 8; д. 746, л. 17]. но иногда, наоборот, были готовы защищать революционера с оружием в руках. например, бугульминский уездный исправник для ареста учителя чемодуровской земской школы в.П. городецкого был вынужден взять с собой конный отряд стражи, так как учитель пользовался у односельчан большим авторитетом, и исправник опасался возможных беспорядков при аресте [1, д. 821, л. 21]. о значительном влиянии учителей на крестьян, по мнению одного из земских начальников, говорил и такой факт, когда один из учеников елшанского училища в. егоров сказал священнику: «а все-таки, батюшка, что ни говорите, а учение толстого много почище будет Христова» [1, д. 326, л. 1–2].

Pages:     | 1 |   ...   | 38 | 39 || 41 | 42 |   ...   | 62 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.