WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 62 |

«добрый порядок», по Путятину, в казенной деревне сводился к жесткому полицейскому контролю как за ее обитателями, так и за людьми пришлыми и проходящими, в которых он априорно подозревал беглых. в губернаторских предложениях сенату и уложенной комиссии рисовалась картина усиления крепостного режима в казенной деревне, доходящего до самой мелочной административной опеки. например, предлагалось, «чтоб без ведома бурмистра из того села или деревни более 3-х дней никто отлучаться не мог, а естьли кто возъимеет нужду отлучиться более 3-ех дней, тем являться к бурмистрам и объявлять, куда и для чего он отъезжает, почему и отпускает». Предписывалось также «накрепко смотреть, чтоб никто из обывателсй сыраго лесу, кроме валежнику и сучья, на дрова не рубили, а подбирали б сперва валежник и сучья, а когда валежник весь выбран будет, то бурмистру с помощниками и с приговору всего села определить рубить и сырой стоячей такой лес, кой ни на какое строение не годится; кому ж и на строение потребен, то чинить же по вышеписанному; тако ж бы и крыши были б по примеру других народов соломенныя…; а лубков бы по здешнему обыкновению на крыши с стоячих дерев отнюдь не снимали». виды наказаний для крестьян предусматривалось разнообразить «забитием на несколько часов в колоду», как это практиковалось в Малороссии и Польше.

радение о соблюдении законов государства и интересов православия в трактовке Путятина на самом деле обернулось требованиями:

1) сохранения помещичьих захватов земли (с частичной урезкой в случае их чрезмерной величины), 2) предоставления дворянам преимущественного права наделения и покупки земли в районах заселения, 3) ограничения землепользования и хозяйственной самостоятельности государственных крестьян. совпадения в губернаторском представлении и дворянском наказе не были случайными. объяснения тому кроются и во влиянии на позицию губернатора со стороны «благородного сословия», занимавшего практически все ответственные должности в местном управлении, и в активности дворян в ходе выборов в уложенную комиссию.

П.и. рычков сообщал своему знакомому и коллеге по научным занятиям г.Ф. Миллеру: «оренбургского депутата для любопытства не изволите ли узнать он фаворит губернаторский, без сумнения его видам инструирован». были и другие группировки, имевшие своих кандидатов в уложенную комиссию: «в числе баллотированных два генерала-маиора и несколько полковников находились». были дворяне, которые поддерживали кандидатуру самого рычкова, «но губернаторская сторона превозмогла». толстов ненамного опередил первого члена-корреспондента Петербургской академии наук, который сообщил Миллеру: «он, сказывают, предо мною два бала лишних имел» [5, с. 55].

П.и. рычкову вообще в то время не везло в делах службы и карьеры. то ли из-за ухудшения отношений с губернскими властями, то ли по состоянию здоровья, а скорее по обеим этим причинам, но в марте 1760 г. рычков оставляет государственную службу и уходит в длительный отпуск. в 1767 г. он попытался вернуться на пост в губернской администрации, но безуспешно [3, с. 55–56].

однако, кроме субъективных причин, за удалением рычкова от дел губернского управления проглядывал общий поворот в правительственной политике на юго-восточной окраине державы. на смену сторонникам линии и.к. кирилова, организатора оренбургской экспедиции, и и.и. неплюева, первого оренбургского губернатора, готовым ради расширения пределов империи и освоения новых земель идти на некоторые нарушения крепостных порядков, приходило новое поколение администраторов. Эта генерация по своим убеждениям и по личной корысти торопилась превратить юго-восточную окраину в продолжение, повторение крепостнического центра страны.

не все предложения Путятина и дворянского наказа по упорядочению землевладения и управления Заволжьем получили официальное одобрение высшими учреждениями и были оформлены законодательно. однако на практике реализовывалась именно эта административная линия. так, 2 июня 1768 г. сенат издал указ об ограничении выхода крестьян из других губерний на башкирские земли [4, с. 489].

Показательны для судебной практики тех лет дела по земельным спорам, в которых власти откровенно принимали сторону помещиков и способствовали их наступлению на земли государственных крестьян. в 1765 г. оренбургская губернская канцелярия поддержала статского советника л. арнаутова, служившего в ней самой, который попытался согнать с земли мордовских крестьян новопоселенной деревни сок камышлы, борисовой тож. Земля, кормившая 285 ревизских душ, то есть до 600 человек обоего пола, была объявлена «пустопорозжей» и передавалась помещику «не токмо со всеми … удобными местами, но и со всею деревнею и с распашенною пашнею и с посеянным озимым хлебом». крестьянам предлагалось переселиться «в другие места», заведомо неудобные. все это происходило, несмотря на то что земля была занята новокрещенами под поселение с ведома и разрешения властей. до той поры, пока уже освоенные угодья деревни не приглянулись л. арнаутову, никаких препятствий ее существованию не находилось. об этом свидетельствуют сказки третьей ревизии 1762–1764 гг., по которым в подушный оклад «в новозаводимую деревню на речке сок камышле» были официально записаны переселенцы симбирского, Пензенского, казанского уездов [6, л. 929–949об.].

Поддерживая влиятельного чиновника, местные власти прибегали к арестам протестовавших крестьян, описи их скота и имущества, заведению на них фиктивных уголовных дел, но не смогли подавить недовольство. крестьянский поверенный и основатель этой деревни борис алексеев скрылся от преследования, добрался до Петербурга и сумел добиться рассмотрения дела в сенате, высшем судебном учреждении. там было принято компромиссное решение о размежевании спорной земли между государственными крестьянами и помещиком. такой, пусть даже частичный, успех в борьбе с дворянской алчностью был редким исходом, так как органы управления отстаивали, прежде всего, интересы привилегированных землевладельцев [2, с. 151–152].

таким образом, даже рядовые земельные и имущественные тяжбы, управленческие неурядицы превращались в явления социального звучания. у обиженных и пострадавших, каковыми оказывались крестьяне и люди из других низших сословий, росло недовольство дворянскими привилегиями и продворянской политикой властей.

в литературе уже высказывалось справедливое мнение, что непринятие уложенной комиссией законов, на которые рассчитывали представители непривилегированных сословий, стало одной из предпосылок восстания 1773–1775 гг. Можно согласиться и с точкой зрения, высказанной в свое время еще М.М. Щербатовым, о том, что само обсуждение острых проблем российской действительности в уложенной комиссии увеличило угрозу существующему государственному устройству: «дух неподданства и разврату в грубыя и немысленныя души вкоренился, заражающийся от разных несправедливых слухов и от разглагольствований крестьянских, однодворческих, старых служеб и других низких чинов депутатов, которые по разъезде своем семена сии злыя и в отдаленнейшия области россии разпростерли» [11, л. 1об.].

М.М. Щербатов был прав в том, что известия о ходе уложенной комиссии становились известными даже на далеких окраинах страны, но ошибался, говоря о влиянии на крестьян только антикрепостнических высказываний депутатов. следует обязательно учесть и воздействие, какое оказали на депутатов, особенно крестьянских, откровенно крепостнические выступления в уложенной комиссии.

Закрытый от большинства жителей губернии, кроме узкого круга отдельных чиновников и дворян, документ, каким было представление губернатора в сенат, был обнародован. он не оставлял никаких сомнений в позиции местной администрации по самым важным для государственных крестьян вопросам. их оскорбляли, на них клеветали сенату и императрице, им грозили сгоном с обжитых полей и дворов, собирались поставить под такой жесткий надзор, который и не в каждой помещичьей вотчине можно было найти.

большинство населения юго-восточной окраины, состоявшее из государственных крестьян и близких к ним по положению социальных групп, узнало теперь доподлинно мнение о себе поставленного над ним начальства. судя по всему, не остался секретом и дворянский наказ трех заволжских уездов с недобрыми обещаниями не только в адрес крестьян, но и казаков.

Хотя уже в 1768 г. Путятина на должности оренбургского губернатора сменил и.а. рейнсдорп, это не могло исправить отрицательного отношения значительной части населения к местной администрации, тем более что с заменой первого лица в ней не менялась основная часть прежних чиновников. сам рейнсдорп не допускал излишне резких высказываний и прямо не предлагал столь крутых мер, как его предшественник. однако принципиальные установки в вопросах заселения края и управления его землями оставались у него схожими с позицией Путятина вплоть до уже скорой Пугачевщины.

Библиографический список 1. артамонова л.М. обзор наказов крестьян ставропольской провинции оренбургской губернии в уложенную комиссию // археография и изучение духовной культуры. свердловск, 1987.

2. артамонова л.М. участие жителей края в уложенной комиссии екатерины II // история самарского Поволжья с древнейших времен до наших дней. XVI – первая половина XIX века. М., 2000.

3. Матвиевский П.е., ефремов а.в. Петр иванович рычков. 1712– 1777. М., 1991. с. 133; соловьев с. М. сочинения. кн. XIV. М., 1994.

4. Материалы по истории башкирской асср. т. IV. ч. 2. М., 1956.

5. Пекарский П.П. Жизнь и литературная переписка Петра ивановича рычкова. сПб., 1867.

6. ргада. Ф. 248. д. 3620. л. 629об. 630об.; Ф. 350. оп. 2. д. 2454.

7. там же. Ф. 342. оп. 1. д. 230.

8. сб. рио. т. 107. сПб., 1900.

9. там же. т. 93. сПб., 1894.

10. смирнов Ю.н. вопросы управления и освоения Заволжья во время пребывания д. в. волкова во главе оренбургской администрации // самарский край в контексте российской истории. самара, 2001.

11. Щербатов М.М. размышления о неудобностях в россии дать свободу крестьянам и служителям или зделать собственность имений // самарская областная универсальная научная библиотека. [рукопись].

инв. № 306105.

О.Б. Леонтьева Самарский государственный университет «Властитель слабый и лукаВый»: образ александра I В российской исторической культуре конца XIX – начала хх В.

одним из актуальных направлений современной исторической науки является изучение исторической памяти: предметом исследования здесь становится не историческое событие или явление как таковое, а воспоминания о нем, образы прошлого, которые живут в сознании общества. сфера внимания исследователей в таком случае охватывает в совокупности «обширную и все более расширяющуюся область, простирающуюся от историографии через исторические романы к изобразительному искусству, спектаклям и историческому музею» [18, p. 3–4]. исследования образов прошлого позволяют наглядно, шаг за шагом проследить процесс превращения фактов реальности в факты исторической памяти – с учетом того, что формы интерпретации прошлого и смысловые акценты, которые ставятся в историческом повествовании, обычно определяются нормами и ценностями не «вспоминаемой», а «вспоминающей» культуры. Поэтому изучение исторической памяти помогает реконструировать ценностные системы и идентификационные структуры, свойственные общественному сознанию, а также выявить изменения этих структур.

Это направление открывает новые перспективы для изучения персональной, биографической истории. исследователь тогда обращает внимание не только на свершения какого-либо исторического деятеля, но и на то, какой след он оставил в памяти общества; в какие моменты его образ становился актуальным, выходил на первый план общественного сознания; как изменения в трактовке этого образа сигнализировали о важных переменах в восприятии картины «общего прошлого».

в российской исторической культуре XIX–XX вв., безусловно, исключительное значение имели образы власти и народа; неразрывное единство и в то же время дуальную оппозицию этих категорий культуры многократно отмечали исследователи [1, с. 108; 16, с. 102–104, 288–289; 17, с. 280]. образ власти в русской культуре всегда был персонифицирован: в фокусе общественного интереса на протяжении XIX века оказывался то один, то другой правитель ушедших времен.

так, исключительную роль в формировании исторической памяти российского общества играли образы ивана грозного и Петра великого. оба они олицетворяли в русской культуре сверхчеловеческое могущество неограниченной власти, воли самодержца, которой, казалось, под силу осуществить любое начинание, кардинально изменить уклад жизни подданных и сам облик страны. Поэтому серьезные изменения в трактовке образов грозных монархов, как правило, служили индикатором перемен в исторической и политической культуре российского общества, в его отношении к абсолютизму. При этом реконструирующая работа науки напрямую смыкалась с животворящей силой искусства; как писал к.н. бестужев-рюмин, «действительные исторические лица, раз воспроизведенные поэтом, мы представляем себе более или менее так, как их представляет поэт» [2, с. 83].

с конца XIX в. и вплоть до революции 1917 года все большее внимание историков и деятелей культуры притягивал к себе образ императора александра I. в историческом сознании образованной элиты этот образ занимал немаловажное место: ведь именно александр I и его сподвижники – члены негласного комитета и М.М. сперанский – в начале XIX в. впервые предложили развернутые проекты либеральных преобразований, что позволяло прослеживать исторические параллели с реализованными полвека спустя великими реформами александра II или со столыпинской реформой. в то же время образ александра I логично продолжил галерею актуальных для русской культуры образов «преступных царей»: иван грозный и Петр великий были сыноубийцами, александр I – отцеубийцей (хотя упоминать об убийстве Павла I в печати было запрещено, историки и публицисты с успехом прибегали к тактике красноречивых умолчаний).

отношение к александру I в российской исторической культуре рубежа XIX–XX вв. определялось известной фразой П.а. вяземского:

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 62 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.