WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 || 29 | 30 |   ...   | 62 |

во–первых, П.а. столыпин показал в.н. коковцову… вырезку из венских газет, сообщавшую в виде слуха, что во время пребывания в имении гр. берхтольда, австрийского посла в Петербурге – австрийского министра иностранных дел Эренталя и нашего министра иностранных дел а.П. извольского состоялось принципиальное соглашение относительно… аннексии… боснии и герцоговины» [4].

во–вторых, «он получил извещение, подтверждающее венское сообщение и из нашего нового времени, с которым он поддерживал близкие отношения через своего брата а.а. столыпина» [4].

в связи с этим П.а. столыпин спросил у н.в. чарыкова, «что ему известно по этому поводу, и тот отозвался, что извольский не оставил ему никаких указаний перед своим отъездом, ничего не писал с дороги и никаких сообщений о своем пребывании в бухлау ему не присылал, но, несомненно, был в этом имении и провел там довольно долгое время.

чарыков прибавил, что вообще в министерстве никакой подготовки по этому вопросу перед выездом извольского из Петербурга делаемо не было, как не было представляемо государю никаких записок или меморий, которые обычно составляются всегда, когда министр имеет в виду доложить государю какой-либо принципиальный вопрос, а тем более испросить определенных его указаний» [5, p. 19].

тем не менее «чарыков как бы вскользь оказал ему (столыпину. – О.Ч.), что, вероятно, газетная заметка повторяет какой-либо слух, заимствованный из прежнего времени и неоднократных разговоров извольского с Эренталем, еще в бытность последнего послом в Петербурге, на излюбленную комбинацию извольского о желательности соединить наше согласие на аннексию австрией боснии и герцоговины, – от чего нам, все равно рано или поздно, не уйти, да мы в этом, по его мнению, и мало заинтересованы, – с получением согласия австрии на принципиальную поддержку нас и в давнем предположении извольского добиться этим дешевым для нас путем открытия для нас проливов, на что он очень надеется, если только мы заручимся согласием австрии и этим путем нейтрализуем отношение германии» [4].

и только теперь извольский просит поставить в известность о ведущихся им переговорах П.а. столыпина и совет министров. П.а. столыпин выступил «с большой силой и красноречием, что россия не должна давать ее согласие на аннексию славянской земли германцам» [6, p. 448].

особенно возмутило П.а. столыпина то, что а.П. извольский вел переговоры втайне от российского правительства.

Между тем н.в. чарыков понимал ситуацию так, что «согласно конституции [так н.в. чарыков именует «основные законы российской империи». – О.Ч.]… все иностранные дела были переданы к исключительному усмотрению его величества. таким образом, когда извольский намеревался конфиденциально вести переговоры… министр, получив согласие императора, имел формальное право переходить к действиям без ознакомления любого члена кабинета и даже премьер-министра» [6, p. 447].

как отмечает б. Шмит, позиция П.а. столыпина по вопросу о боснии стала для н.в. чарыкова «большим сюрпризом» [7, p. 35–36]. тем не менее чарыков указывает, что «После хорошо обдуманного размышления я решил примкнуть к П.а. столыпину, и это было бы лучше, чем вызвать его отставку, поскольку она могла бы неизбежно ускорить процесс той реакции, которую до сих пор он один был в состоянии остановить» [3, p. 270].

в более ранних воспоминаниях н.в. чарыкова имеется еще более конкретное объяснение – необходимо было избежать отставки П.а. столыпина, «чье присутствие во главе правительства было нашей последней надежда на спасение россии от революционных катаклизмов» [6, р. 447; 7, р. 36].

кроме того, н.в. чарыков был сам «удивлен» тому, что а.П. извольский держал факт переговоров втайне от П.а. столыпина и других членов правительства [6, р. 448; 3, р. 270]. чарыков объяснял свое поведение также приверженностью принципам «британской парламентской традиции – никогда не позволять развиваться правительственному кризису по вопросам внешней политики» [6, p. 448].

Между тем и П.а. столыпин считал так же, заявив еще 26 августа 1908 года, во время решения вопроса о католикосе, что внешнеполитические аспекты не могут довлеть над внутренней политикой [8]. и, таким образом, позиция П.а. столыпина н.в. чарыкову была прекрасно известна.

у. лангер несправедливо объясняет поведение н.в. чарыкова тем, что он был якобы «конкурентом» а.П. извольского и «использовал первый удобный случай, чтобы проговориться, так сказать, премьер-министру столыпину, министру финансов коковцову и военному министру генералу редигеру» [9, p. 322].

По его мнению, извольский не узнал о «двуличности чарыкова и действительно считал Эренталя ответственным за его замешательство», между тем чарыков «работал рука об руку со столыпиным, увидев свободное поле для осуществления его собственной политики» [9, p. 323].

в своих воспоминаниях н.в. чарыков показывает, что николай II принял его и П.а. столыпина на борту своей яхты. николай II хотя в результате и принял доводы П.а. столыпина, но отнесся к нему и его идеям крайне холодно [6, p. 448].

Холодность императора, возможно, объясняется тем, что столыпин поставил николая II перед тяжелым выбором, предъявив ему, по сути.

ультиматум. в случае продолжения переговоров извольского с Эренталем он требовал своей отставки [10, p. 292].

в результате а.П. извольскому было направлено указание – вместо переговоров заявить протест. как показало дальнейшее развитие событий, это решение оказалось верным, ибо, не дожидаясь официальной реакции российского правительства, министр иностранных дел австровенгрии Эренталь объявил об аннексии боснии и герцеговины, не дожидаясь согласия россии [11].

далее, как указано в мемуарах н.в. чарыкова, 10 марта 1909 года «германский посол предъявил извольскому ноту, которая была, по существу, ультиматумом в поддержку австро-венгерских претензий» [11].

чарыков вспоминал, что «ультиматум, изложенный… в самой любезной форме, поэтому был принят, и первая угроза мировой войны была, таким образом, предотвращена» [3, p. 270].

Зато в россии «последовал внутренний кризис: столыпин был очень сердит на извольского за его секретный демарш, и националисты в думе осудили извольского… Царь отрицал его соучастие в деле извольского– Эренталя и отказался поддержать столыпина или извольского, поскольку между ними усилилась напряженность» [11, p. 139].

Между тем 27 сентября 1908 года н.в. чарыков направляет П.а. столыпину письмо, в котором содержался проект соглашения с турцией, в котором намечалось сближение с последней для решения вопроса о проливах и ряда других проблем на балканах и ближнем востоке. однако в результате несолидарных действий союзных с россией держав турция заняла уклончивую позицию.

стремясь осуществить намеченную программу [12, л. 7–8.], н.в.

чарыков получает назначение на пост российского посла в турции [13, с. 130–144].

Библиографический список 1. ргиа (российский государственный исторический архив). Ф. 1405.

оп. 528. д. 230. л. 7–8.; ежегодник Министерства иностранных дел за 1908 г. сПб., 1908. с. VII, 11.

2. бестужев и.в. борьба в правящих кругах россии по вопросам внешней политики // исторический архив. 1962. № 5. док. № 1.

3. Tcharykow N. V. Glimpses of high Politics. London, 1931.

4. коковцов в.н. из моего прошлого. воспоминания 1903–1919 гг. М., 1992 [Электронный ресурс]. режим доступа: http://www.hrono.ru/libris/ lib_k/kok0_00.php 5. его же. из моего прошлого…; Schmitt B. E. The annexation of Bosnia, 1908–1909. Cambrige, 1937.

6. Tcharykow N. V. Reminiscences of Nicolas II // Contemporary review. 1929.

№ 3.

7. Schmitt B.E. The annexation of Bosnia, 1908–1909. Cambrige, 1937.

8. столыпин П.а. Переписка. М., 2004. с. 158; особые журналы совета министров царской россии. 1908 год. т. 3. М., 1988. с. 631–637.

9. Langer W. L. Russia, the Straits Question and the Origins of the Balkan League, 1908–1912 // Political Science Quarterly, Vol. 43, No. 3 (Sep., 1928).

10. McDonald D. A lever without a fulcrum: domestic factors and Russian foreign policy, 1905–1914 // Imperial Russian foreign policy. Cambridge, 1993.

11. Tuminez A.S. Russian nationalism since 1856: ideology and the making of foreign policy. Oxford, 2000.

12. ргиа. Ф. 1405. оп. 528. д. 230.

13. чернов о.а. дипломатическая деятельность и исторические взгляды н.в. чарыкова. самара, 2010.

Г.Н. Шумкин Институт истории и археологии Уральского отделения РАН, Екатеринбург планы реконструкции Военного произВодстВа на казенных горных заВодах В 1910–1912 гг.

При изучении деятельности Петра аркадьевича столыпина на посту председателя совета министров российской империи историки в основном уделяют внимание политике в аграрной сфере, попыткам русификации Западного края и усилению армии и флота. однако в его сферу профессиональных интересов входил любой вопрос, выносимый на обсуждение совета министров. в числе таких проблем, требовавших вмешательства высших должностных лиц, был вопрос о судьбе казенных горных заводов. к 1907 г. в управлении горного департамента находилось 12 казенных горных заводов на урале: Пермский пушечный, воткинский, Златоустовский, саткинский, кусинский, артинский, кушвинский, верхнетуринский, нижнетуринский, баранчинский, серебрянский, каменский; заводы олонецкого округа в карелии: александровский, валазминский, суоярвский и кончозерский, а также сучанские каменноугольные копи на дальнем востоке.

из тех задач, которые были определены законом для заводов: 1) снабжать армию и флот предметами вооружения и металлом, 2) содействовать развитию частной промышленности и 3) приносить государству прибыль на затраченный капитал в размере не меньше банковского процента на ту же сумму, – они выполняли только первую. По заказам армии и флота заводы изготовляли около 40 % артиллерийских снарядов, все холодное клинковое оружие, а также артиллерийские орудия, шанцевый инструмент и металл для заводов и арсеналов военного и Морского министерств.

что касается остальных задач, то вторая перестала выполняться ими еще во время отмены крепостного права. а запутанность финансовой отчетности делала проблематичной выполнение третьей задачи.

в 1890-е гг. министр государственных имуществ а.с. ермолов предпринял попытку реформировать заводы таким образом, чтобы они смогли выполнять все свои функции. По его замыслу, перевод заводов на коммерческие (хозрасчетные) основания и расширение объемов выпуска металла для свободного рынка создали бы условия для превращения государственного горнозаводского хозяйства, во-первых, в рентабельное предприятие, приносящее государству прибыль, а во-вторых, в инструмент корректировки цен (в сторону понижения) на рынке металлопродукции. однако реализация этой реформы встретила непреодолимое препятствие в лице министра финансов с.Ю. витте, узревшего в развитии казенных заводов подрыв благоприятных условий роста (в первую очередь – высокие цены) частной металлургической промышленности [1, с. 3–26]. Экономический кризис 1900–1903 г., а затем депрессия превратили проект а.с. ермолова в возможность, которой не суждено было реализоваться. тем не менее широко разрекламированные планы горного ведомства относительно будущего казенных предприятий вызвали тревогу и раздражение среди заводовладельцев, а явное ухудшение их финансового состояния в 1907–1909 гг. создало благоприятные условия для острой критики прямых методов государственного управления горнозаводской промышленностью. в 1909 г. совет съездов потребовал ликвидировать казенные заводы, чтобы искоренить «громадный вред», наносимый частной промышленности [2, с. 418].

выход из создавшегося положения чиновникам горного ведомства виделся в специализации заводов на выполнении заказов государственных учреждений, в первую очередь военного, Морского ведомств. однако в годы депрессии в условиях бюджетного дефицита и частой смены главы Министерства торговли и промышленности (в 1905–1909 гг. в этой должности побывало 6 человек) установка на развитие военного производства не могла быть реализована.

в 1909 г. было созвано «совещание по выработке мер к подъему горнопромышленной жизни урала». на нем был поднят вопрос о состоянии казенных горных заводов. однако из-за существенных противоречий участники совещания не пришли к единому решению. они сошлись только в том, что основной задачей заводов должно быть обеспечение армии и флота и предупреждение «поднятия частными заводами цен на необходимые для казны изделия». кроме того, эти заводы, в отличие от частных, «до некоторой степени» несут ответственность за качество своей продукции. частные предприниматели, по мнению чиновников горного ведомства, были «заинтересованы лишь в том, чтобы сдать заказ» [4, л. 119–120].

в начале 1910 г. было образовано особое совещание чиновников горного ведомства и представителей съезда горной промышленности под председательством министра торговли с.и. тимашева. оно должно было выработать меры по выведению промышленности урала из кризиса. Затронув вопрос казенных заводов, совещание «нашло, что деятельность их должна быть сосредоточена в будущем, главным образом, на изготовлении предметов государственной обороны с постепенной ликвидацией самостоятельного производства изделий частного обихода». в руках казны должны были остаться Пермский, Златоустовский, кушвинский, баранчинский, кусинский, саткинский и верхнетуринский заводы. их следовало переоборудовать, «упорядочить хозяйство и счетоводство», «урегулировать выдачу нарядов на изготовление предметов государственной обороны» и ввести более четкую специализацию. Пермский пушечный завод должен был производить орудия и крупнокалиберные стальные снаряды;

верхнетуринский – мелкокалиберные стальные снаряды; Златоустовский – холодное оружие и мелкокалиберные стальные снаряды; баранчинский – чугунные крупнокалиберные; саткинский и кусинский – чугунные мелкокалиберные снаряды. Производство чугуна должно было быть сосредоточено в сатке и кушве [5, л. 59, 63, 91, 96].

Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 || 29 | 30 |   ...   | 62 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.