WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 62 |

теперь, когда в думе требовалось принять консервативное решение, октябристы голосовали с черносотенцами, образуя правооктябристское большинство. в том случае, если на повестке дня стоял законопроект, связанный с преобразованиями, октябристы солидаризовались с левым флангом, образуя левооктябристское большинство. таким образом, глава правительства П.а. столыпин, грамотно конструируя то или иное большинство в думе, проводил законопроект необходимый для реализации его политического курса. в том случае, если не удавалось составить необходимое большинство, принятие закона проводили по ст. 87 основных законов.

Подобная практика «творить законодательство в порядке ст. 87…» впоследствии в докладе председателя чрезвычайной следственной комиссии временного правительства н.к. Муравьева получила весьма жесткое обозначение – «политические игры» [8]. Злоупотребление эксклюзивными возможностями ст. 87 подчас приводило к серьезным столкновениям думы с правительством. так, в III думе произошел конфликт депутатов с председателем совета министров П.а. столыпиным, в результате которого серьезно пострадал авторитет и влияние последнего. события развивались таким образом, что он, по словам а.и. Шингарева, постепенно все больше терял полноту власти, которая, как он думал, у него есть: «большинство членов думы также теряло веру в столыпина, и обаяние его быстро утрачивалось»[7, т. 7, с. 7].

Последним происшествием, причинившим ему большие осложнения в этом смысле, была история с западным земством. Заключалась она в том, что в думе, несмотря на протесты левых фракций, проект, внесенный столыпиным, прошел с некоторыми ограничениями. в государственном совете тот же проект был отклонен, несмотря на его защиту столыпиным. тогда был устроен искусственный трехдневный перерыв, во время которого указом царя по 87-й ст. было проведено положение о западном земстве.

Это было грубое нарушение самого смысла ст. 87 основных законов, поэтому и в думе, и в государственном совете одновременно были внесены запросы председателю совета министров по поводу неправомерных действий власти. несмотря на сильную аргументацию и объяснения столыпина по поводу этого инцидента, и в верхней, и в нижней палате запросы были приняты. «наиболее близкий столыпину человек, гучков, до такой степени расстроился этим фактом, что сложил свои полномочия, как председатель думы, – вспоминал Шингарев. – ему это было непонятно. он протестовал всеми силами своей души против такого изнасилования законодательных учреждений, но в то же время дружба со столыпиным была так велика, что он предпочел уйти сам. я так себе объясняю это психологически» [7, т. 7, с. 7].

либералы считали, что по мере того, как проводилась дворянская политика, и большинство, которое ее проводило, укрепляло свои позиции, П.а. столыпин постепенно терял то политическое значение, которое он имел на первом этапе своей деятельности. в это же самое время возрастало оппозиционное настроение у октябристов. «настроение в стране, – пояснял Милюков, – производило на них известное воздействие: после каникул они возвращались в думу несколько более оппозиционно настроенными. Правда, они в течение сессии обыкновенно смягчали свою оппозиционность, но извне на них известное давление было, и это сказалось в том, что они сделали попытку борьбы на конституционных вопросах: борьба эта разыгралась на вопросах о вооружении» [7, т. 6, с. 301].

суть этого конфликта заключалась в том, что а.и. гучков поставил вопрос о существенном преобразовании морского ведомства, и для того, чтобы принудить правительство произвести это преобразование, захотел впервые воспользоваться бюджетным правом думы, перекрыв ассигнование на постройку новых броненосцев. Эта попытка и стала началом новой борьбы между октябристами и П.а. столыпиным, и это явилось началом разрыва этого союза. «таким образом, – резюмировал П.н. Милюков, – борьба с ассигновкой на броненосцы и отказ гучкова от председательствования в думе, – этими двумя датами определяется начало и конец борьбы между бывшими союзниками. надо сказать, что в некоторых отношениях они исполняли союз честно: они провели крестьянскую реформу в дворянском духе и слепо шли за правительством во всех его националистических начинаниях, так что все финляндские меры, например, – все это прошло единодушно <…> но тут – они разошлись» [7, т. 6, с. 301].

вторая половина деятельности III думы запомнилась оппозиционерам тем, что П.а. столыпин пытался найти себе новых союзников.

Этот поворот, эта попытка искания нового большинства обозначались уже в последней сессии III государственной думы. Эту ситуацию П.н. Милюков обозначил как «искание нового большинства» [7, т. 6, с. 302].

Между тем, несмотря на серьезные проблемы в поисках консенсуса III государственной думы и исполнительной власти, даже скептики признавали, что в этот период была достигнута большая гласность в деятельности правительства, с его помощью осуществлялся общественный контроль за работой ведомств и все финансовое хозяйство страны приведено в ясность, «вся администрация подтянулась», как выразился один из лидеров совета съездов представителей промышленности и торговли в.в. Жуковский [9, с. IX–X]. Положительно оценивал свой опыт взаимодействия с представительным органом власти и министр финансов, а затем и премьер-министр в.н. коковцов.

особенно конструктивным он считал сотрудничество с депутатами государственной думы третьего созыва: «…в течение длинных шести лет вся моя работа по должности министра финансов, а потом, с сентября 1911 года, и в должности председателя совета министров протекала неразрывно в связи с государственной думой, <…> и можно сказать, что мой 14-часовой труд в сутки столько же протекал на трибуне думы, сколько и в кабинете министра финансов на Мойке» [10, с. 254]. Правда, при этом коковцов не уточнял, что подобный стиль работы и модель взаимодействия с депутатами была сформирована его предшественником – П.а. столыпиным.

Подводя итог, следует констатировать, что противостояние правящего класса (правительства) и членов государственной думы (общества) нередко принимало крайние формы, как, например, в случае роспуска I и II думы, или характер затяжной, изнурительной борьбы, как это было в случае с III и IV думой. в конечном итоге этот конфликт вылился в феврале 1917 г. в тяжелые революционные потрясения. «разрешение конституционных кризисов в условиях перехода от авторитаризма к демократии представлено двумя идеальными моделями принятия конституций – на основе договора (консенсусная модель) и на основе разрыва согласия (по существу, октроированная модель), – отмечает а.н. Медушевский. – Первая, договорная модель, может быть определена как осознанная стратегия достижения согласия политических сил о признании некоторых базовых ценностей гражданского общества и перспективных целях движения. вторая модель, напротив, определяется как непреодолимый раскол политических сил, завершающийся торжеством одной из них над другими и подчинением их своей воле. Первая (договорная) модель оптимальнее второй (модели разрыва) с точки зрения стабильности, легитимности и преемственности правового развития» [11, с. 476]. Получается, что единственной альтернативой разрешения конституционного кризиса в россии в нач. XX в. являлась политика премьер-министра П.а. столыпина, пытавшегося реализовать «консенсусную модель», т.е.

организовать конструктивный диалог и совместную деятельность правительства и государственной думы.

Библиографический список 1. Миронов б.н. социальная история россии периода империи (XVIII – начало XX в.): в 2 т. сПб., 2000. т. 2.

2. александр иванович гучков рассказывает… // вопросы истории.

1991. № 9–10.

3. аврех а.я. П.а. столыпин и судьбы реформ в россии. М., 1991.

4. государственная дума. третий созыв: стенографические отчеты. сессия первая. часть 1. сПб., 1908.

5. российский государственный исторический архив (ргиа). Ф. 669.

Oп. 1. д. 3.

6. государственный архив российской Федерации (гарФ). Ф. 523.

Oп. 1. д. 1.

7. Падение царского режима. стенографические отчеты допросов и показаний, данных в 1917 г. в чрезвычайной следственной комиссии временного правительства в 1917 г.: в 7 т. М.; л., 1924–1927.

8. Муравьев н. к. «о работе чрезвычайной следственной комиссии». доклад на Первом всероссийском съезде рабочих и солдатских депутатов // известия Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов. 1917. № 95. 18 июня.

9. Промышленность и торговля в законодательных учреждениях 1907– 1912 гг. сПб., 1912.

10. коковцов в.н. из моего прошлого. воспоминания. 1903–1919 гг.: в 2 кн.

М., 1992. кн. 2.

11. Медушевский а.н. теория конституционных циклов. М., 2005.

А.В. Лопухова Самарский государственный университет п.а. столыпин и Всероссийский национальный союз Партия русских националистов – всероссийский национальный союз (внс) – была образована в начале 1910 г. на базе думской фракции. Этому предшествовал процесс размежевания в правом секторе, выделения умеренно-правых и национальной группы с образованием соответствующих партий, а затем их слияния в одну русскую национальную фракцию. думская деятельность будущих националистов стала, таким образом, решающим фактором в их организационном становлении.

столыпин рассматривал III государственную думу как важный инструмент успокоения и реформирования страны. его стратегия предполагала проведение реформ совместными усилиями правительства и думы. в произнесенной им речи перед депутатами III думы есть такие слова: «россия не может не быть недовольной… недовольство это пройдет, когда обрисуется и укрепится русское государственное самосознание. когда россия почувствует себя опять россией! и достигнуть этого возможно при одном условии: при правильной совместной работе правительства с представительными учреждениями» [1, с. 263–264].

именно для этой правильной «совместной работы» столыпину необходимо было создать в думе устойчивое большинство, на которое он мог бы опереться. главную ставку столыпин сделал на «союз 17 октября», но настоящую поддержку он получил только благодаря фракции русских националистов. октябристы не давали гарантированного большинства в думе. им необходимо было искать поддержку либо в правом, либо в левом секторе думы. однако, несмотря на попытки кадетов договорится с октябристами и их стремление создать в думе «конституционный центр», правительство предпочло правооктябристский альянс.

советская историография в вопросе взаимоотношений правительства и думы опиралась на высказывания в.и. ленина, который утверждал, что новый избирательный закон целенаправленно создавал в думе два большинства – черносотенно-октябристское и октябристско-кадетское, попеременно опираясь на которые намерено балансировать правительство столыпина [2, с. 111]. работа думы изучалась с точки зрения существования механизма «двух большинств», где октябристы рассматривались как партия «центра», которая обладала возможностью проголосовать либо с правым крылом думы, чтобы провести законопроекты, направленные на борьбу с революцией, либо с кадетами, чтобы создать иллюзию о возможности реформ [3].

но правые не были едины. существование в думе фракции русских националистов, выделившихся из правого сектора думы, разрушало эту схему. вместе с октябристами они составляли думское большинство, которое поддерживало предлагаемые столыпиным законопроекты. изучение взаимоотношений националистов и столыпина позволяет раскрыть принципы работы III государственной думы в складывающемся механизме взаимодействия новых органов власти.

идея сотрудничества октябристов и правых возникла еще до начала работы думы. октябристы и правые смогли договориться о составе президиума, поделив должности между собой. «россия» приветствовала это «единение правых и центра, которое дало столь блистательные результаты» [4]. однако трения в группе правых начались практически сразу. далеко не все правые разделяли идею сотрудничества с октябристами. другим серьезным поводом для разногласий стало отношение к государственной думе, что отчетливо проявилось во время обсуждения всеподданнейшего адреса. все правые стояли за самодержавие, но к государственной думе отношение было неодинаковым. в отличие от крайне правых, умеренно-правые признавали законодательный характер думы и в своих речах заявляли о представительном образе правления. государственная дума рассматривалась ими как полноправный участник законотворческого процесса.

дискуссия, в которую были втянуты депутаты, восторга у них не вызывала. в итоге октябристы в обмен на снятие милюковской поправки проголосовали против включения слова «самодержец». адрес был принят 13 ноября фактически в первоначальной редакции, т.е. без указаний на самодержавие и на конституцию. умеренно-правые присоединились к тексту адреса, выработанному октябристами.

П.а. столыпин, выступивший через три дня в думе с правительственной декларацией, произнес речь об исторической самодержавной власти и о новом представительном строе, закончив ее под аплодисменты в центре и справа. После этого и определилось думское большинство, состоящее из октябристов и умеренно-правых, объединявшееся вокруг столыпина. совместное голосование октябристов и кадетов против поправки о «самодержавии» носило компромиссный и случайный характер. По мнению ольденбурга, союз, сложившийся 13 ноября, «совершенно не соответствовал общей политической обстановке. в пылу борьбы октябристы проголосовали вместе с кадетами, но по существу оставались их противниками. столыпин сумел восстановить положение. он искренне верил в необходимость представительного строя, он считал, что в думе есть большинство, желающее сотрудничать с властью» [5, с. 332].

в ответ на декларацию правительства а.и. гучковым от имени «союза 17 октября» и фракции умеренно-правых была внесена формула перехода к очередным делам. Это предложение можно расценивать как первое серьезное совместное выступление думского большинства, складывающегося из октябристов и умеренно-правых. кроме этой формулы было предложено еще пять. 22 ноября состоялось голосование. все шесть формул были отклонены, причем формула октябристов и умеренно-правых – всего лишь 182 голосами против 179. Председатель объявил, что вопрос исчерпан, и дума приступила к другим делам, так и не приняв формулы перехода.

По воспоминаниям н.в. савича, столыпин сразу после неувязки с формулой перехода усилил свою работу в смысле организации прочного большинства, благодаря своему громадному престижу и влиянию среди депутатов. он показал себя другом народного представительства и человеком, понимавшим сущность работы законодательного учреждения [6, с. 33]. а уже 23 ноября «россия» сообщала:

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 62 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.