WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 62 |

в результате острой полемики, народные социалисты приняли решение об активном участии в избирательной кампании в III думу, поставив себе, кроме обычных целей, специальную задачу: «помешать правительству воспользоваться в лице третьей думы фальсифицированным народным представительством для осуществления его реакционных планов». кроме того, было решено использовать избирательную кампанию для пропаганды партийной программы и привлечения новых сил. Затем они предполагали перенести свою деятельность в думу. было решено на первой стадии выборов вступать в соглашение с социалистическими партиями, на последующих допускалась возможность блока с кадетами. вместе с тем указывалось, что партия должна резко отмежеваться от всех партий и организаций, которые обнаружат склонность считать III государственную думу полномочным органом народного представительства. отмечалось, что условия переживаемого момента таковы, что нельзя сосредоточить борьбу в какой-либо одной форме, а необходимо развить во всех возможных видах. но при этом участники конференции категорически высказались против экспроприации как приема политической и экономической борьбы, а также против создания при группах тнсП боевых дружин [9].

согласно постановлению конференции, в августе 1907 г. оргкомитет партии энесов обратился к избирателям с предвыборной прокламацией, в которой призывал голосовать не только за народных социалистов, а за всех оппозиционных правительству кандидатов [10, л. 1].

в то же время вышла брошюра энеса с.П. Мельгунова, в которой с еще большей определенностью, чем в предвыборной прокламации, в оппозицию включалась и партия кадетов [11, с. 6–34]. вскоре оргкомитет партии энесов составил и гектографированным способом размножил инструкцию местным группам народных социалистов. в ней члены партии информировались о работе третьей конференции и получали указания о направлениях практической деятельности. как важнейшее направление деятельности партии в деревне указывалась «организация сельского населения на парализование закона 9 ноября 1906 года» [12]. однако достаточных сил для этого у энесов не было. и хотя лидеры народных социалистов и говорили о необходимости внедумской деятельности в массах, даже рекомендовали уделять ей первостепенное внимание, на практике участие в избирательной кампании для многих местных организаций было, очевидно, единственным реальным делом, которое оказалось для них доступным.

как удалось установить, в ходе избирательной кампании народные социалисты заключали предвыборные соглашения с трудовиками.

в Петербурге энесы объединились с трудовой группой и беспартийными левыми избирателями в трудовой блок. в обращении «от трудового блока к избирателям второго разряда в с.-Петербурге» по поводу государственной думы проводились идеи, высказанные ранее народными социалистами [13, л. 1]. кандидатами трудового блока были выдвинуты 3 человека: александр алексеевич демьянов (народный социалист), александр сергеевич Зарудный (беспартийный левый) и леонид иванович лутугин (трудовик, бывший член организационного комитета тнсП) [14]. результаты таких объединений были незначительны. ни одного представителя от трудового блока в думу провести не удалось.

как известно, трудовики в III думу провели 14 депутатов, энесы – ни одного. Подобные объединения имели место и позднее; известно, что в 1909 г. на дополнительных выборах в Петербурге в большинстве случаев они выступали совместно [15, с. 946]. имели место частные объединения энесов и эсеров, проходившие не под партийным флагом (как известно, партия эсеров бойкотировала выборы). во втором разряде избирателей города Москвы эсеры и энесы собрали 1,4 % голосов (социал-демократы – 8,3 %) [16, с. 24–25].

не сумев провести своих депутатов в III думу, энесы, тем не менее, оказывали воздействие на часть парламентариев. как удалось установить, народные социалисты поддерживали постоянные контакты с трудовой фракцией III думы [17, л. 13].

не считая III думу полномочным народным представителем, энесы, однако, не видели других сил, способных играть столь значительную роль, как государственная дума. Поэтому они уделяли большое внимание анализу ее деятельности. немало усилий со стороны народных социалистов было направлено на то, чтобы III дума не утвердила столыпинские землеустроительные указы: энесы вели активную критику этих указов в печати, пытаясь определенным образом сформировать общественное мнение.

государственную думу IV созыва, как и III государственную думу, народные социалисты считали реакционной, господской, лишенной самостоятельности и не способной быть «орудием обновления страны». Поэтому вопрос об участии в IV думе для энесов был не принципиальным, а тактическим. тактика тнсП была направлена на поддержку всех оппозиционных правительству кандидатов. Энесы приняли активное участие в избирательной кампании, но ни одного депутата по партийному списку им не удалось провести в IV думу. тем не менее, они оказывали идейное влияние на часть депутатов IV думы вплоть до левых кадетов. особенно значительным было их взаимодействие с трудовой фракцией, усилившееся с началом первой мировой войны и развивающееся по нескольким направлениям: использование через трудовиков думской трибуны для пропаганды своих идей; объединение народнических групп (трудовиков, энесов и эсеров); попытки создания общенароднических изданий [18].

таким образом, народные социалисты придавали большое значение деятельности государственной думы как представительного органа. тактика тнсП в отношении государственной думы менялась.

Переход энесов к тактике, направленной на поддержку всех оппозиционных правительству кандидатов, представляется вполне логичным для такой малочисленной легальной партии, какой являлась тнсП, так как позволил ей вести пропаганду партийной платформы и повести за собой определенную часть электората. кроме того, объединения энесов с трудовиками способствовали сближению представителей двух родственных направлений в народничестве, а затем установлению контактов народных социалистов с думой через трудовую фракцию. Политический опыт совместных выступлений энесов и трудовиков являлся важным этапом на пути создания ими единой трудовой народно-социалистической партии в июне 1917 года.

Библиографический список 1. Мякотин в.а. надо ли идти в государственную думу. сПб., 1906.

2. Программа трудовой (народно-социалистической) партии // народносоциалистическое обозрение. 1906. № 1. с. 11; известия крестьянских депутатов. 1906. 19 мая; 24 мая.

3. народно-социалистическое обозрение. 1906. № 8.

4. члены 2-й государственной думы. биографии. сравнительная характеристика членов 1 и 2 думы. алфавитный указатель. сПб., 1907.

5. листовка тнсП по поводу выборов во II государственную думу // гоПб. орк. коллекция листовок, обращений и прокламаций трудовой (н.-с.) партии.

6. государственная дума. стенографический отчет. сессия II. сПб., 1907. т. 1. стб. 1082–1083.

7. листовка тнсП по поводу роспуска 2-й государственной думы // гоПб. орк. коллекция листовок, обращений и прокламаций трудовой (н.-с.) партии.

8. государственный архив российской Федерации (далее: гарФ). Ф. 1732.

оп. 1. д. 785.

9. гарФ. Ф. 102. д-4. 1907. д. 147. л. 1-20; га рФ. Ф. 102. дП. оо. 1907. д. 15.

л. 49–52; Ф. 4653. оп. 1. д. 5. л. 1об.

10. там же. Ф. 1741. оп. 1. д. 8886.

11. Мельгунов с.П. где выход крушение надежд и междоусобная война. сПб., 1907.

12. гарФ. Ф. 102. д–4. 1907. д. 15. л. 81-81об.; Ф. 102. д-4. 1907. д. 147. л. 23.

13. там же. Ф. 4653. оп. 1. д. 11.

14. там же. л. 1об.

15. новый энциклопедический словарь. т.XXVII. Пг., 1916.

16. выборы по г. Москве в государственную думу третьего призыва. М., 1908.

17. гарФ. Ф. 102. дП. оо. 1910. д. 112.

18. там же. Ф. 1732. оп. 1. д. 785. л. 1-2; Ф. 102. д.-4. 1907. д. 147.

л. 1-20; Ф. 102. дП. оо. 1907. д. 15. л. 49-52; Ф. 4653. оп. 1. д. 5. л. 1об.;

Ф. 4653. оп. 1. д. 11. л. 1; Ф. 1741. оп. 1. д. 8886. л. 1; Ф. 102. дП. оо. 1910.

д. 112. л. 13.

Ю.В. Варфоломеев Саратовский государственный университет п.а. Cтолыпин и III государстВенная дуМа:

прерВанный диалог Власти и общестВа (по МатериалаМ чрезВычайной следстВенной коМиссии ВреМенного праВительстВа) с началом деятельности представительного органа россии – государственной думы – сразу же определилась и закрепилась конфронтационная составляющая в ее взаимоотношениях с правительством.

Постоянно сталкиваясь с противостоянием депутатского корпуса, власти стремились изменить его качественный состав, преградив путь к думской трибуне представителям оппозиционно настроенных движений. Этап плодотворной деятельности парламента начался, по мнению б.н. Миронова, только «…после изменения избирательного закона, получившего в историографии название третьеиюньского переворота.

<…> в результате изменения избирательного закона цензовые граждане, которые имели опыт участия в земских и городских выборах, получили 65 % голосов, что и обеспечило стабильность думы. наличие в составе депутатов первой и второй думы около 44 % полуграмотных крестьян, не способных к законодательной работе, служило важным фактором ее роспуска»[1, с. 160].

16 ноября 1907 г., спустя две недели после начала работы III думы, премьер-министр П.а. столыпин выступил перед ней с правительственной декларацией, которая фактически приглашала народных избранников к совместной и конструктивной работе с исполнительной властью. однако новый глава правительства натолкнулся со стороны многих депутатов на глухую стену недоверия, непонимания, а подчас и нежелания сотрудничать. а.и. гучков объяснял это всеобщим революционным настроением, царившим в среде общественных деятелей, накоплением различных претензий к старому строю и наивной верой в то, что «…добиться новых основ жизни можно в порядке насильственном, революционном, а попытка компромисса не приведет ни к чему серьезному». «сотрудничество с властью – это значит, человек предает себя, – пояснял он кредо оппозиции. – Потом перемена пришла со столыпиным. сотрудничество можно было наладить с правительством столыпина» [2, с. 189]. При этом лидер октябристов даже сетовал столыпину, что «все время был проникнут недоверием к государственным способностям общественности. <…> я был против парламентского принципа, против парламентского кабинета и даже столыпину не рекомендовал отдельных лиц вводить туда» [2, с. 189].

Первой и основной задачей правительства, как считал а.я. аврех, столыпин провозгласил не реформы, а «борьбу с революцией» [3, с. 36]. очевидно, историк имел в виду знаменитую тактическую формулу премьера: «сначала успокоение, потом реформы». второй центральной задачей правительства столыпин назвал проведение аграрного закона 9 ноября 1906 г., являющегося, по его словам, «коренной мыслью теперешнего правительства, руководящей его идеей», а также реформы местного самоуправления, просвещения, страхования рабочих и др., озвученные им уже во II думе [4, стб. 309–310]. Правые фракции полностью поддержали курс столыпина. «нельзя упускать из виду, – утверждал граф в.а. бобринский, – что буря еще не вполне утихла; что существует еще скверная мертвая зыбь, которая качает государственный корабль; что корабль этот еще не достиг тихой гавани». Правительство без поддержки думы «не может завершить <…> дело умиротворения и успокоения страны <…> а потому оно ждет от нас содействия» [4, стб. 315–316]. октябристы также приняли решение избегать всякой критики и подчеркивали необходимость совместной работы думы с правительством [5, л. 12–15]. даже кадеты, понимая неуместность и нелогичность открытого противостояния в подобной ситуации, решили воздержаться от «бесполезных шагов и критики».

«не будем неумелыми шагами отбрасывать думу вправо», – выразил общее мнение соратников Ф. и. родичев, а лидер партии П.н. Милюков констатировал: «очевидно, никто не предлагает фракции открыть атаку» [6, л. 134–136].

После того как П.а. столыпин выступил в III думе со своим программным заявлением, П.н. Милюков сделал основным содержанием своей речи сопоставление требований дворянских организаций с поведением правительства и попытался по пунктам показать, что глава правительства солидаризовался с требованиями этих организаций и проводил их политику. лидер кадетов считал, что к моменту начала деятельности III думы союз самодержавно-монархических элементов с дворянскими организациями и, прежде всего, с советом объединенного дворянства, стоящим во главе их, окончательно сложился и окреп.

«столыпин уже является продуктом этого союза. конечно, столыпин вносит еще нечто свое, – отмечал П.н. Милюков. – и все-таки такой крутой переворот не мог совершиться сразу! Поэтому столыпин является, прежде всего, под флагом конституционализма и желания сохранить этот конституционализм, на чем и основывается его союз с гучковым и с октябристами» [7, т. 6, с. 300].

в период нахождения столыпина во главе правительства современники отмечали, что он испытывал влияние с двух противоположных сторон: с одной – на него очень сильно влиял государственный контролер П.Х. Шванебах, доказывавший необходимость роспуска непослушной думы, а с другой – министр иностранных дел а.П. извольский, пытавшийся внедрить западноевропейские образцы на российскую почву и ссылавшийся при этом на дипломатические сведения и материалы иностранной прессы. в связи с этим произошел весьма характерный и почти анекдотичный эпизод. «в одном из заседаний совета министров, когда настойчиво пошли разговоры, что нужно ускорить разработку избирательного закона, Шванебах играл очень решительную роль, очень настаивал и в этом смысле поддерживал покойного столыпина, – вспоминал в.н. коковцов. – и я лично <…> был поражен, когда извольский перекинулся на сторону противоположную и объяснил свое изменение прочитанной им тут же телеграммой от нашего посланника в лиссабоне, который заявлял, что кортесы распущены» [7, т. 7, с. 100].

в III государственной думе в результате выборов сложилось неустойчивое равновесие между правыми (черносотенцами) – 144 депутата, либерально-консервативным центром (октябристами) – 148 депутатов и левыми фракциями, наиболее значительной из которых была либерально-демократическая группировка кадетов – 54 депутата. радикально настроенные фракции, представленные 14 трудовиками и 19 социал-демократами, держались обособленно и серьезно повлиять на расстановку сил и ход думской деятельности не могли. При таком соотношении депутатских мест ни одна из группировок не могла при голосовании в одиночку ни провалить, ни провести тот или иной законопроект. в подобной ситуации все решала позиция центра – октябристов. в результате этого в III думе функционировал простой, но действенный механизм, получивший название октябристского маятника.

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 62 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.