WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 62 |

думских лидеров не удовлетворяла все еще сохраняющаяся государственная независимость великого княжества Финляндского, так как эта проблема всплывала как прецедент в польском вопросе. в 1907 г. было создано особое совещание для унификации свода законов Финляндии по образцу российской империи. кроме того, в 1908 г. по инициативе октябристов началась кампания против нахождения Финляндии на автономном режиме. члены государственной думы обращали внимание на то, что на финляндских железных дорогах постоянно принимаются технические меры, разобщающие эти дороги с имперскими, что может негативно отразиться на обороноспособности российской империи. 5 февраля 1908 г. по инициативе фракции националистов в государственную думу был подан запрос, в котором обращалось внимание на революционную деятельность различных организаций, действующих на территории Финляндии, которые занимались организацией покушений на должностных лиц в российской империи и тайным провозом оружия в империю [2, с. 137–143]. Запрос от 12 февраля 1908 г., внесенный крайними и умеренными правыми, был также связан с деятельностью общества «войма» в Финляндии. депутаты подчеркивали, что местные финляндские власти и генерал-губернатор н.н. герард не принимали никаких мер для пресечения противоправительственной деятельности [1, с. 67–68]. содержание запросов отражало наиболее важные проблемы во взаимоотношениях российского правительства с Финляндией: оборона империи и борьба с революционным движением. основные направления будущих изменений в законодательстве великого княжества касались укрепления внешних границ российской империи.

5 (18) мая 1908 г. П.а. столыпин, выступая в государственной думе по этому вопросу, акцентировал внимание депутатов на необходимости общегосударственного законодательства. он заявил о необходимости сохранения державных прав россии в Финляндии, отказ от которых «нанес бы беспримерный ущерб русской державе» [15]. Заявление столыпина было полностью поддержано правыми и октябристами. кадеты предлагали идею параллельного законодательства, смысл которого состоял в том, чтобы законы общеимперского значения, касающиеся Финляндии, принимались не только думой и государственным советом, но и финляндским сеймом, без санкции которого законопроект не мог стать законом.

20 мая (2 июня) 1908 г. был издан закон, согласно которому все финляндские дела до доклада их императору подлежали рассмотрению в совете министров, которому поручено было решать, какие из них затрагивают интересы империи. одновременно с передачей министру статс-секретарю Финляндии дел, требующих всеподданнейшего доклада, финляндский генерал-губернатор должен был представить свое заключение в совет министров. Закон вызвал сильное противодействие сейма и сената. Финляндские органы власти фактически отказывались признать, что законодательный механизм российской империи изменился, и отказывались привести собственную законодательную практику в соответствие с законами российской империи. обсуждение данных вопросов вызвало рост пассивного сопротивления в Финляндском княжестве, одним из способов которого стало прекращение деятельности сената.

на основании всеподданнейшего доклада столыпина, утвержденного царем 18 октября 1907 г., было создано особое совещание по делам великого княжества Финляндского. Председателем совещания стал П.а. столыпин, в качестве членов в него вошли государственный контролер П.а. Харитонов и члены государственного совета в.Ф. дейтрих, профессор сергиевский, сенатор н.П. гарин, генерал-лейтенант М.М. бородкин. [2, с. 142–143]. оно рассмотрело два возможных способа участия представителей Финляндии в государственной думе и государственном совете: либо населению Финляндии представляется право посылать своих выборных представителей в думу и совет, либо на время рассмотрения там общеимперских законопроектов, касающихся Финляндии, в них командируется определенное число членов финляндского сейма или сената.

в случае принятия первой схемы программа оговаривала неприемлемость финского избирательного законодательства, основанного на всеобщем избирательном праве. совещание пришло к выводу о том, что Финляндия может посылать не более чем четырех депутатов думу и двух депутатов в государственный совет.

в качестве рабочего органа при совещании 28 марта 1909 г. была создана смешанная русско-финляндская подготовительная комиссия. каждая сторона делегировала в нее по пять членов. от русской стороны в нее вошли в.Ф. дейтрих, н.а. Мясоедов, М.М. бородкин, б.М. якунчиков и н.н. корево; от Финляндии – архиепископ густав иогансон, бывший сенатор август нюберт, заслуженный профессор роберт-Фредерик германсон, профессора александровского университета барон Эрнст-густав Пальмен и Эмиль-нестор сегеля; заведующим делопроизводством комиссии был назначен «бобриковец» липский [8]. возглавил комиссию государственный контролер П.а. Харитонов.

комиссии предстояло определить, что относится к сфере общегосударственного и местного законодательства, разработав перечень вопросов, подлежащих общеимперскому законодательству. она должна была также установить, в каком порядке будут разрабатываться и вноситься в государственную думу или государственный совет законопроекты общегосударственного значения, касающиеся Финляндии. несмотря на умеренный характер, предложения финских членов комиссии были отвергнуты [2, с. 145–147].

14 марта 1910 г. последовал высочайший манифест о внесении председателем совета министров в думу и государственный совет законопроекта о порядке издания касающихся Финляндии законов общеимперского значения. в основу законопроекта были положены основные принципы отношений княжества и империи, выработанные комиссией Харитонова.

По этому законопроекту сейм в своих правах приравнивался к земствам в российских губерниях, причем Финляндия обязывалась проводить мобилизацию в имперскую армию; на территории великого княжества Финляндского вводились два языка. таким образом, действие основных государственных законов распространялось на Финляндию, сейм становился совещательным органом, представители Финляндии вводились в государственную думу и государственный совет [11].

22 марта законопроект был передан в думскую комиссию и рассмотрен к 6 мая. комиссия дополнила законопроект пунктом о подчинении общеимперскому законодательству положений об употреблении в Финляндии государственного языка. была изменена формулировка статьи о подчинении народного просвещения общеимперскому законодательству.

17 марта 1910 г. на VI съезде уполномоченных дворянских обществ 33 губерний был заслушан вопрос о Финляндии. на съезд были приглашены в качестве экспертов члены Харитоновской комиссии – в.Ф. дейтрих, н.а. Мясоедов, генерал М.М. бородкин, н.н. корево и б.М. якунчиков.

они же присутствовали на предшествующем съезду заседании совета объединенного дворянства 20.02.1906. на съезде с обширным докладом выступил н.н. корево.

в прениях выступило несколько человек, в основном придерживающихся правых консервативных взглядов. Поддерживая мнение комиссии по вопросу об автономии Финляндии, они подчеркивали необходимость общеимперского законодательства для устранения прецедентов и возможных потенциальных попыток со стороны властей Финляндского княжества расширить свои географические границы. особый акцент был сделан на положении выборгской губернии и поместного землевладения в ней. кн. н.б. Щербатов с негодованием отмечал, что отсутствие российских кредитных учреждений в выборгской губернии делает невозможным развитие помещичьего хозяйства [13, с. 501]. крайне правый по своим политическим воззрениям псковский депутат в.л. кушелев прямо высказал, что «нужно смотреть на Финляндский сейм, как на окружное земство» [13, с. 507]. Представитель саратовского дворянства с.в. киндяков указал, что деятельность финляндских миссионеров подготавливает почву к выходу Финляндии из российской империи. он призвал членов съезда высказаться в постановлении за два положения: сохранить Финляндию в границах 1809 г., закрепив российскую принадлежность выборгской губернии, и уравнять права русских граждан с финнами. в его выступлении прозвучала мысль, подхваченная и развитая другими докладчиками, что окраины, и в частности Финляндия, живут за счет коренного русского населения [13, с. 503]. в связи с возникшим на съезде спором о статусе выборгской губернии с обширной пояснительной речью об истории взаимоотношений российской империи с Финляндией выступили профессор н.о. куплеваский и в.Ф. дейтрих. суть их доказательств сводилась к тому, что даже александр I считал Финляндию не государством, а провинцией [6, с. 6;

13, с. 515.]. съездом был разработан проект резолюции по финляндскому вопросу, в котором выражалась уверенность, что государственная дума и государственный совет рассмотрят проект закона, «отвечающий достоинству и пользам государства российского, нераздельную часть которого составляет княжество Финляндское, чем раз и навсегда будет положен предел финляндским домогательствам об особой государственности, не находящим себе оправдания» [13, с. 628].

19 марта 1910 г. съезд обсудил этот проект. необходимо отметить, что, вставив в резолюцию малосущественные изменения, дворянство вновь обратилось к наиболее животрепещущему вопросу о необходимости присоединения к россии выборгской губернии. я.в. кривцов, кн. б.н. Щербатов, в.с. киндяков призвали ходатайствовать перед императором о передаче выборгской губернии «обратно» в россию. барон Пиллар фон Пильхау (лифляндия), барон Э.н. деллиннгсгаузен (Эстляндия) и а.н. крупенский (бессарабия) возразили, что этот акт может «нарушить интересы и частные права жителей губернии», в связи с чем отказались от голосования по этому вопросу [13, с. 550, 552, 553]. в результате бурных дебатов съездом была принята более «мягкая» редакция 2-го постановления по финляндскому вопросу, в котором обращалось внимание правительства и императора на «вредные политические и стратегические последствия» принадлежности выборгской губернии к территории Финляндского княжества [13, с. 629].

Параллельно в апреле 1910 г. законопроект был передан на отзыв сейма Финляндии. сейм Финляндии отказался представить заключение на законопроект. его депутаты категорически отвергли возможность участия финнов в деятельности думы и государственного совета. в качестве ответной меры 24 сентября (7 октября) 1910 г. император объявил о роспуске сейма и назначил новый созыв на 1 февраля 1911 г.

10 мая началось обсуждение законопроекта в думе. 21 мая 1910 г. в думе с яркой речью выступил П.а. столыпин. он категорически отверг предложения о возможности сохранения практики административного законодательства в отношениях с великим княжеством, поскольку активное развитие местного самоуправления в Финляндии с 1863 г. и деятельность сейма создали такую ситуацию, что административное законодательство уже не может оградить имперские интересы. необходимость издания закона о порядке общеимперского законодательства, по мнению столыпина, была обусловлена во многом тем, что в связи с приостановкой в 1905 г.

действия манифеста 1899 г. «общеимперские интересы ничем не обеспечены… и картина государственного бессилия является полной» [15]. Против законопроекта выступили кадеты. Этому способствовали тесные связи лидеров кадетской партии с финляндскими политиками. в.а. Маклаков и П.н. Милюков активно высказывались за необходимость достичь соглашения с сеймом и дать возможность сейму установить перечень общегосударственных дел [4].

31 мая 1910 г. законопроект был передан в государственный совет.

столыпин в своем выступлении по законопроекту вновь подчеркнул невозможность, по мнению правительства, идти по иному пути, кроме установления порядка общегосударственного законодательства для Финляндии. члены государственного совета не были единодушны в отношении к предложенному законопроекту, но в конечном итоге одобрили вариант, принятый государственной думой без изменений.

17 июня 1910 г. был издан Закон «о порядке издания касающихся Финляндии законов и постановлений общегосударственного значения».

Этим законом к общегосударственным делам были отнесены: участие Финляндии в общегосударственных расходах, вопросы о правах русских в Финляндии, государственном языке, деятельности имперских учреждений в крае, порядке приведения в исполнение решений судебных и иных учреждений империи на территории Финляндии, наблюдении за школьными программами, правилах о союзах и обществах, законодательства о печати, денежной системе и др. (ст. 2). Право законодательной инициативы принадлежало императору (ст. 4). Законопроекты, затрагивавшие интересы Финляндии, могли рассматриваться, минуя финляндский сенат, если последний не выскажет своего мнения в указанный ему срок (ст. 5). государственная дума и государственный совет наделялись правом издавать законы и для Финляндии. для представителей Финляндии в государственном совете и государственной думе оговаривалась необходимость знания русского языка [2, с. 140–142].

Закон от 17 июня 1910 г. вызвал недовольство в Финляндии. большинство юристов и чиновников считали, что он не имеет силы на территории великого княжества Финляндского, т.к. его принятие противоречит манифесту александра I, где говорилось о том, что никакой касающийся княжества «коренной» закон не мог быть издан, отменен или изменен без согласия сейма. издание данного закона стало нормативной базой для последующего законодательства в отношении Финляндии, направленного на сужение ее автономных прав.

как из своих личных убеждений, так и учитывая националистические настроения, прежде всего совета объединенного дворянства, П.а. столыпин произнес ряд горячих убедительных речей в государственной думе и государственном совете, добиваясь ущемления автономии Финляндии.

отметим, что представители правого дворянства шли в своих пожеланиях гораздо дальше П.а. столыпина, требуя возвращения исконно русских территорий выборгской губернии. одним из определяющих факторов такой позиции дворянства, а вслед за ним и правительства П.а. столыпина, была опасность нежелательного влияния «финляндского примера» на другие части империи. в воздухе витал вопрос: «что если за «государством Финляндским» народятся княжества Эстонское и ливонское, … “гетманство” украинское… в каком положении будет тогда оборона россии от внешнего врага» [5, с. 62]. Закон нанес чувствительный удар по правовым нормам, обеспечивавшим финскую политическую автономию. Фактически это была программа, приводившая административно-правовую систему в Финляндии в единство с общероссийскими нормами.

Библиографический список 1. аврех а.я. столыпин и третья дума. М., 1968.

2. его же. П.а. столыпин и судьбы реформ в россии. М., 1991.

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 62 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.