WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 62 |

в мае 1911 г. он деятельно работал над проектами дальнейших преобразований. ярый противник столыпина в.П. Мещерский, который всегда обладал доподлинной информацией о настроениях высших сфер, 23 августа 1911 г. отмечал в «дневниках»: «на днях в киеве ожидается торжественное, так сказать, утверждение к жизни нового положения о земстве в Западном крае. главным деятелем и представителем идеи этого торжества будет П.а. столыпин». Правые с раздражением, но в один голос твердили, что в киеве столыпин торжествовал [12, с. 205–218]. сам П.а. столыпин 28 августа 1911 г. писал о встрече с земскими депутациями шести губерний:

«Мое впечатление – общая, заражающая приподнятость, граничащая с энтузиазмом. Факт и несомненный, что нашлись люди, русские, настоящие люди, которые откликнулись и пошли с воодушевлением на работу. Это отрицали и левые, и крайне правые» [13, с. 613]. надо думать, царь после мартовского инцидента на время охладел к премьер-министру, досадовал на него, возможно, у него возникало желание заменить его. но нет фактов, свидетельствующих о его решении изменить правительственный курс, о появлении достойной замены столыпину. нелишне напомнить, что николай II не медлил расставаться с теми министрами, в которых разочаровывался. Молниеносную отставку получил П.д. святополк-Мирский, на которого император поначалу возлагал большие надежды; с.Ю. витте, выдающийся государственный деятель; и.л. горемыкин, к которому николай II был расположен; в.н. коковцов. список этот можно продолжить.

Мария Федоровна, великий князь николай Михайлович и некоторые другие члены царской фамилии поддерживали П.а. столыпина. были среди членов царской фамилии, особенно служивших по военному ведомству, и противники столыпина. большинство придворных неприязненно относились к «провинциальному выскочке» и строили ему козни. во время торжеств в киеве в 1911 г. придворная челядь выказывала пренебрежение премьер-министру. но это особый сюжет.

в пореформенной россии распад традиционного образа жизни дворянства сопровождался деформацией традиционного миросозерцания, идентичности, неуверенностью в завтрашнем дне. дворяне начала XX в. – это дети и внуки тех, кто в 1861 г. беспрекословно выполнил волю императора. Эти поколения выросли в другой обстановке, чем их отцы и деды, они испытывали сильнейшее воздействие сциентизма и редукции. их деды, подобно пушкинской Маше Мироновой, обращались к сакральной власти только за милостью, они же решительно напоминали императору об исторических заслугах дворянства в создании государства, требовали сохранить и не умалять их сословные права. сановно-придворный мир к началу XX в. уже настолько «эмансипировался», что многие воспринимали царя как, в первую очередь, человека. сакральное восприятие царя уходило в прошлое. Монархическое сознание дворянства подвергалось коррозии [14, с. 84; 15, с. 15–20]. дворянские собрания, совет объединенного дворянства, правые в государственном совете были оплотом оппозиции преобразованиям и выдвигали собственную экономическую и политическую программу, программу консервации россии. дворянская корпорация противопоставляла органы власти царю, без пиетета относилась к власти исполнительной («дряблая», «слабая духом, энергией, волей») и тем более законодательной (в первую очередь государственная дума), атаковала премьер-министров, совет министров. витте обвиняли в измене, горемыкина ругали за бездействие, столыпина – за измену дворянству.

особенно болезненно реагировала дворянская корпорация на программу преобразования местного управления и самоуправления, суда, воспринимая их как ликвидацию исторической роли дворянства. При этом четко декларировалось отрицательное, скорее, враждебное отношение к агентам власти, бюрократам и чиновникам, которые должны были заменить предводителей дворянства, земских участковых начальников. Правые упрекали столыпина в стремлении «купить» институт предводителей дворянства и превратить его в послушный бюрократический механизм. из столыпинской программы преобразования россии дворянская корпорация, поддержала только реформу общины и поземельных отношений крестьянского землевладения [16, с. 296–299].

самое многочисленное и бесправное сословие, крестьяне, после освобождения от крепостного права в глазах властей представали исключительно объектом попечения. они озаботились предотвращением «язвы пролетариатства», разорения крестьянства, сохранения общины. семантически власть, дворяне, интеллигенция говорили на другом языке, нежели крестьяне. Факт этот убедительно показала русская очерковая литература. крестьянство жило в вере богу, царю и согласно традициям.

великорусский крестьянин сумел приспособиться к новым условиям. его положение в конце XIX начале – XX в. заметно улучшилось: росла урожайность хлебов, уменьшалась смертность. но в центре страны экстенсивный путь сельского хозяйства был исчерпан. все земли были заняты, все, что можно, распахано. Половина великорусского крестьянства имела недостаточный надел и проживала в зоне критического земледелия. в начале XX в. деревня была преимущественно молодой, большинство ее не знало крепостного права. индустриализация и торговля, новые транспортные связи, отхожие промыслы, рост грамотности меняли облик деревни, она открывалась миру [5, с. 38–80].

увеличение обездоленной части деревни и недоимок, участие общин в крестьянских бунтах стимулировали разработку аграрных проектов с.Ю. витте, а.и. кривошеиным, в.и. гурко, которые рассматривали состояние деревни вне связи со всем комплексом проблем. иначе подходил к решению проблем П.а. столыпин. оздоровление крестьянства столыпин связывал с общим переустройством россии. основные моменты намеченной и проводимой им реформы аграрного строя, на наш взгляд, таковы:

задачи ближайшего времени – «помощь крестьянству», которое «хиреет», «завядает» (ослабление земельного голода, увеличение и упорядочение крестьянского землевладения); вместе с этим и вслед за этим расчистка почвы для становления крепкой мелкой личной земельной собственности (освобождение от общины, переход от семейной к индивидуальной земельной собственности, землеустройство); стратегическая задача – создание многомиллионной массы мелких земельных собственников, субъектов хозяйственной, общественной и государственной жизни. Мелкий земельный собственник, подчеркивал реформатор, «трудолюбивый, обладающий чувством собственного достоинства, внесет в деревню и культуру, и просвещение, и достаток»; он, в полном смысле, «кузнец своего счастья».

«ни закон, ни государство не могут гарантировать его от известного риска, не могут обеспечить его от утраты собственности, создавать помехи его самодеятельности». Это – четко выраженная этика консервативного либерализма. если этика русского православия заключалась в максиме «бедность – не порок», то по столыпину «бедность – худшее из рабств» [2, с. 205–209, 241–242; 13, с. 174].

Первые годы аграрной реформы характеризовались активным выходом крестьян из общины, с 1911 г. на первый план вышло землеустройство.

темпы аграрной реформы не только не замедлились, но возросли. реализация аграрной реформы была связана с формированием новой этики, уходом от многих традиционных представлений, изменением образа жизни. воплощение ее требовало длительного промежутка времени, жизни не одного поколения. согласно исследованиям последних лет, переход от общинной собственности к личной не повлиял на образ жизни великорусского крестьянина, который всегда пользовался пахотной землей индивидуально [5, с. 195, 203–205, 298].

реформы местного управления, самоуправления и суда способствовали превращению власти из вертикали в пирамиду с чрезвычайно широким основанием, становлению мелкого собственника, включению его в общественную и государственную жизнь, вели к становлению бессословного управления, господству права и закона, исключали особую роль дворянства. именно поэтому они вызывали отторжение, яростное сопротивление дворянской корпорации и правых.

Цель всеобъемлющей программы преобразований П.а. столыпина – становление великой, процветающей, благоустроенной державы на принципах консервативного либерализма ненасильственными методами. реформировалась эта россия, при этом царе, с этим бюрократическим аппаратом, этими исполнительной и законодательной властью, судом, которые должны были адаптироваться друг к другу, создать органичную систему.

Программа учитывала перспективные интересы дворянства, крестьянства, промышленников, других социальных групп, включала решение проблемы вероисповедного неустройства. реформатор стремился создать условия роста консервативно-либеральной среды, которая при его жизни была незначительна. не случайно исследователи затрудняются назвать имен «птенцов» этого «гнезда Петрова». одни утверждают, что у столыпина не было действенных единомышленников и он был одинок, другие говорят, что он «приступил к созданию своей команды», не называя при этом ни одной фамилии.

П.а. столыпин до последних дней сохранил веру в избранный им путь. За несколько дней до рокового выстрела он с воодушевлением писал:

«Меня вела моя вера, а теперь и слепые прозрели» [13, с. 613].

Библиографический список 1. аристотель. Политика // аристотель. сочинения. т. 4. М., 1983.

2. столыпин. Жизнь и смерть. саратов, 1997.

3. леонтович в.в. история либерализма в россии. 1762–1914. М., 1984.

4. Милов л.в. великорусский пахарь и особенности российского исторического процесса. М., 1998.

5. тюкавкин в.г. великорусское крестьянство и столыпинская аграрная реформа. М., 2001.

6. гарФ. Ф. 102. дП оо. оп. 1907. д. 80. т. 1.

7. козьмин б. с.в. Зубатов и его корреспонденты. М., 1928.

8. леонов М.и. террор и смута в российской империи начала XX в. // вестник самарского университета. 2007. № 5/3 (55).

9. успенский б. русская интеллигенция как специфический элемент русской культуры // успенский б. Этюды о русской истории. сПб., 2002.

10. П.а. столыпин. грани таланта. М., 2006.

11. П.а. столыпин. биохроника. М., 2006.

12. бородин а.П. столыпин. реформы во имя россии. М., 2004.

13. столыпин П.а. Переписка. М., 2004.

14. боханов а.н. святая царица. М., 2006.

15. колоницкий б. «трагическая эротика»: образы императорской семьи в годы Первой мировой войны. сПб., 2010.

16. корелин а.П. Петр аркадьевич столыпин // российские реформаторы конца XIX – начала XX вв. М., 1995.

Е.П. Баринова Самарский институт Российского государственного торгово-экономического университета п.а. столыпин и объединенное дВорянстВо о финляндскоМ Вопросе взаимоотношения российского центра с национальными образованиями на рубеже XIX–XX вв. в последнее время привлекают особое внимание исследователей, что связано с попыткой поиска моделей структуры отношений «центр – провинция». вопрос о правомерности и юридических основаниях для вмешательства царского правительства в дела Финляндии активно обсуждался юристами как в дореволюционной россии, так и в Финляндии [5; 6; 7; 8; 16; 17]. Представление финского народа о россии как о государстве-угнетателе во многом определялось политикой царского режима в отношении великого княжества Финляндского. в 90-е гг. ХIХ в. перед русским правительством встал вопрос, явившийся одним их основных в последующие десятилетия: обеспечение безопасности санкт-Петербурга со стороны финской границы [10, с. 264–277]. на рубеже XIX–XX столетий началось введение в действие на территории Финляндии некоторых общеимперских норм, расширение прерогатив генерал-губернатора, назначение на административные посты в княжестве русских, что привело к снижению финляндской автономии, активизации общественно-политического движения в Финляндии и росту антиправительственных настроений.

в сознании финского народа этот процесс ассоциировался с угнетением, поэтому-то 90-е гг. ХIХ в. – 1905 г. и получили название «первого периода угнетения». Попытки русского правительство вновь ликвидировать финляндскую автономию в 1908–1911 гг. («второй период угнетения») были вызваны стремлением распространить правотворческую деятельность новых государственных учреждений на территорию Финляндии [16; 17].

в дальнейшем в финской историографии это явление предпочитали называть «русификацией» или «унификацией» [10, с. 280].

отметим, что в основе изменения правительственного курса в отношении Финляндии были как экономические, так и военно-стратегические причины. По мере нарастания революционного движения в россии в конце сентября – начале октября 1905 г. финляндские государственные и общественные деятели попытались восстановить особые права великого княжества, утраченные в годы генерал-губернаторства н.и. бобрикова.

Эти выступления носили ярко выраженный антироссийский характер [4;

12]. события первой русской революции поставили перед правительством задачу организации борьбы с российскими революционерами на территории Финляндии и ввозом через Финляндию на территорию российской империи оружия. П.а. столыпин с лета 1906 г. пытался добиться от финляндской администрации нейтрального отношения к действиям российской полиции и жандармерии в отношении российских революционеров, находящихся на территории великого княжества Финляндского. он предлагал ввести военное положения в выборгской губернии и укрепить российскую администрацию в княжестве. николай II поддержал столыпина и в апреле 1907 г. распорядился начать подготовку императорского указа об объявлении выборгской губернии на военном положении. возможные способы борьбы с деятельностью революционных организаций на территории Финляндии обсуждались особым совещанием по делам великого княжества Финляндского 3 ноября 1907 г. часть участников заседания предлагала принять меры, расширяющие полномочия чинов отдельного корпуса жандармов в княжестве. но большинство склонилось к тому, что данная мера ничего не даст.

Формальным поводом к возобновлению попыток урегулировать финляндский вопрос на правительственном уровне стали запросы членов государственной думы председателю совета министров П.а. столыпину.

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 62 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.