WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 41 |

"Только под руководством Коммунистической партии при помощи комсомола возможна действительная борьба за улучшение положения рабочего класса"97.

Несмотря на угрозы и идеологическую обработку, некоторые комсомольцы все же высказывали сомнение в правильности выбранного партией пути. Комсомолец из Осиново-Гаевской волости писал секретарю укома ВКП(б):

"Так тяжела работа и тяжелы условия, что вера во мне поколеблена, я пишу к вам и спрашиваю, действительно ли вы ведете к социализму или втираете очки". Автор письма перечислял свои многочисленные общественные поручения, называя их бесполезными98. Комсомолец-середняк из Подвигаловской ячейки считал, что советская власть делает неправильно, обдирая крестьян налогами, написал об этом письмо Председателю Совнаркома СССР А. И.

Рыкову99.

Большевик. 1928. № 10.

ГАТО. Ф. Р-1500. Оп. 1. Д. 2. Л. 353 - 357 а.

ЦДНИТО. Ф. 565. Оп. 1. Д. 265. Л. 40.

Там же. Ф. 1205. Оп. 1. Д. 256. Л. 45.

Подобные мысли в середине 1920-х годов еще не были предметом специальных "проработок", причинами показательных исключений из комсомола, но вместе с результатами выборов в советы давали властям повод усомниться в своих возможностях контролировать деревню. Власти были напуганы неблагоприятным развитием политической ситуации на селе, когда даже в комсомоле возникло "брожение", стали появляться альтернативные комсомолу крестьянские организации. Это стало одним из факторов, предопределивших начавшуюся с 1926 года переориентацию в экономической политике с индивидуального крестьянского хозяйства на коллективизированное.

"Новый курс" был отброшен, как несовместимый с идеологической доктриной большевиков, постоянно напоминавшей об опасности, исходящей от индивидуального крестьянского хозяйства.

Многие комсомольцы-крестьяне, не разбираясь в политических тонкостях, но видя, что крестьянские проблемы вновь отодвинуты властями на задний план, всю ответственность возлагали на горожан, которые с их точки зрения "на деревню смотрят как на дойную корову". На уездных комсомольских конференциях в Орловской губернии как только выступающие останавливались на экономическом положении рабочей молодежи, делегаты засыпали президиумы записками подобного содержания: "Почему нас, крестьянских парней, вызвали на съезд, разве для того, чтобы говорить о рабочей молодежи", "Рабочая молодежь лучше обслуживается. Надо городских ребят отправить на наше место в деревню" и т.п.100. Не прошли бесследно бесконечные рассуждения о мелкобуржуазности крестьянства, о необходимости бдительности по отношению к "классово нестойкой" интеллигенции. Внутри самих коммунистических организаций все более явным становилось социальное расслоение. Тамбовский коммунист Гусев так характеризовал ситуацию: "Рабочие и крестьяне говорят про служащих, что это плохие члены союза - и разгорается склока. Со стороны крестьян замечается недоброжелательное отношение к рабочим, зависть к рабочим.

Нет надлежащей смычки в наших организациях"101.

Конечно, это не было пресловутым обострением классовой борьбы по мере строительства социализма, но определенные противоречия между различными социальными группами были налицо. Потерпев неудачу в осуществлении "нового курса", власть не только не стремилась их приглушить, но привлекая внимание к различным мелким фактам-свидетельствам их, создавала идейную почву для их дальнейшего РГАСПИ. Ф. М-1. Оп. 23. Д. 495. Л. 17-18.

ЦДНИТО. Ф. 1205. Оп. 1. Д. 823. Л. 72.

обострения. Неслучайно во второй половине 1920-х годов в Центральном Черноземье все интенсивнее, в том числе и среди комсомольцев, муссировались слухи о неизбежности новой гражданской войны. Вот что писали деревенские корреспонденты в газету "Тамбовский крестьянин", сообщая о настроениях села: "Война скоро будет, государство для армии хлеб заготавливает. Скоро агенты из уезда нагрянут и будут реквизировать хлеб у крестьян, как и в 1919 - 1921гг." (с. Ивановка Гавриловской волости Кирсановского уезда), "Война будет, сливочное масло, яйцо, все будут отбирать" (с. Сурава Лысокорской волости Тамбовского уезда), "Будет война, денег не будет" (Каменская волость Тамбовского уезда) и т.п.102 В свою очередь угроза войны на фоне неблагоприятной для деревни экономической конъюктуры (низкие закупочные цены, отсутствие промтоваров) и стало одной из причин падения объемов хлебозаготовок. Крестьянство предпочитало вернуться к надежным хлебным запасам, решив проблему расчета с государством за счет реализации мяса, скота и птицы.

Проблемами своего материального благополучия, как любые нормальные люди, были озабочены и многие комсомольцы. Не получив материального выигрыша от членства в союзе, многие юноши и девушки все больше сомневались в целесообразности активной работы в коммунистических организациях. Не выходя из них, комсомольский или партийный билет они рассматривали лишь как необходимый пропуск на оплачиваемую работу.

Рост "стремлений устроиться куда-либо, служить" отмечался в середине 1920-х годов практически на всех комсомольских форумах. Поначалу пытались найти оправдания подобному поведению. Так на пленуме Тамбовского губкома комсомола выдвигались следующие обоснования: "Комсомолец-активист, в особенности представитель ячейки или практикант в какой-либо организации, настолько перегружен своей работой, что весь день дома не бывает, за свою работу оплаты никакой не получает и родители этим недовольны, ежедневно его ругают и ставят вопрос так: "Или уходи их дому, или брось союз (а значит иди в батраки) и комсомолец, чтобы не уйти от союза, стремится устроиться куда-либо на работу, где получать хоть что-то"103. Выдвигалось и такое объяснение:

"Комсомолец чувствует себя выше на голову против остальной массы, поэтому и стремится пробраться в "начальство"104. Однако устав одновременно защищать Безгин В. Б. Слухи о войне и хлебозаготовительный кризис 1927 - 1928 гг. // Война и общество. Тамбов, 1999. С. 44.

ЦДНИТО. Ф. 1205. Оп. 1. Д. 256. Л. 43.

Там же. Д. 935. Л. комсомольцев и вести среди них контрпропаганду, комсомольские органы решили перейти к элементарному запугиванию. Упоминания о подобных стремлениях перекочевали в сводки о "крестьянских настроениях", что воспринималось комсомольцами равноценно с "антисоветскими настроениями".

Между тем, отдельные случаи требований оплатить свою работу фиксировались и во второй половине 1920-х годов. Так, комсомольская ячейка Б. Талиновской волости отказалась участвовать в обслуживании избы-читальни:

"Когда будут платить деньги за обслуживание масс, тогда и будем работать в этой избе". В комсомоле этот случай стал примером "шкурничества"105. Даже интуитивное стремление комсомольцев к рыночным моделям экономического поведения гасилось, не успев обрести силу.

С самого начала ее осуществления новая экономическая политика рассматривалась в комсомоле как непонятная, вынужденная мера временного характера. Социальные контрасты нэпа, непоследовательность политики партии в отношении крестьянства, отторжение комсомольцев от индивидуально-хозяйственной деятельности, низкая эффективность экономическо-правовой работы союза способствовали укоренению в общественном сознании комсомольцев неприятия "экономического отступления", надежды на более твердый и решительный курс. Вместе с тем комсомольцы в большинстве своем психологически не были готовы к столь масштабному применению насилия, как в реальной жизни конца 1920-х - 1930-х годов. В их представлениях экономическая политика должна была измениться в интересах трудового человека. Несмотря на неприятие частнособственнической психологии, сознание рядового комсомольца не шло столь далеко, чтобы в каждом крестьянине видеть потенциального врага.

Симптоматично, что и спустя десятилетия тогдашние комсомольцы в своих воспоминаниях называли крестьян "малосознательными", "заблудшими", "непонявшими суть политики партии", но не "мелкой буржуазией" или "классовыми врагами".

В свою очередь крестьяне, как и простые жители, к середине 1920-х годов стали более терпимо, а иногда и уважительно относиться к деятельности коммунистического молодежного союза. Во всяком случае, ушло в прошлое почти однозначно негативное отношение к комсомольцам начала 1920-х годов. Общество не могло не заметить укрепления созидательного потенциала КСМ. Нельзя не оценить положительно и успешное внедрение комсомолом в общественное сознание необходимости внутреннего совершенствования, постоянного движения к идеалу.

ЦДНИТО. Ф. 840. Оп. 1. Д. 2645. Л. 31 об.

Комсомол на начальном этапе сплошной коллективизации Непосредственным поводом к отказу власти от новой экономической политики стал хлебозаготовительный кризис - 1928 годов. Он ухудшил экономическую ситуацию в стране, поставив под угрозу выполнение плана индустриализации. Для активизации хлебозаготовок руководство страны прибегло к чрезвычайным мерам, в немалой степени реанимирующим экономическую политику "военного коммунизма". Запрещалась свободная рыночная торговля зерном. При отказе продавать хлеб по твердым ценам крестьяне подлежали уголовной ответственности, местные советы могли конфисковать часть их имущества. Особые "оперуполномоченные" и "рабочие отряды" изымали не только излишки, но и необходимый крестьянским семьям хлеб.

С начала 1928 года участие в хлебозаготовках стало главным делом комсомола. "Все молодые силы, всю энергию, весь революционный пыл мобилизуем на проведение в жизнь очередных задач, поставленных партией", - писала "Комсомольская правда" 12 января 1928 года. И действительно, "весь актив кроме хлебозаготовок ничего не знал" (из отчета Тамбовского губкома ВЛКСМ)3. Прежде всего, коммунисты поручали комсомольцам агитационную работу. Кроме того, комсомольцы осуществляли ночное патрулирование дорог, проводили подворные обходы, заставляли крестьян подписывать договоры на ссыпку хлеба. Только в Борисоглебском уезде более 100 комсомольцев работало уполномоченными по хлебозаготовкам4. В некоторых местах, например, в селе Прилепье Нижнедевицкого уезда Воронежской губернии, комсомольцы возглавляли хлебозаготовительную кампанию5.

Агитация часто не срабатывала, и тогда комсомольцы просто запугивали репрессиями, иногда и сами применяли силу.

Из Кирсановского уезда неоднократно сообщали, что в работе уполномоченных - комсомольцев используются "зажим", ЦДНИТО. Ф. 1205. Оп. 1. Д. 1434. Л. 7.

Там же. Л. 6.

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 69. Д. 557. Л. 50 об., 89-90.

"перенесение методов военного коммунизма"4. В селе Купаловка Бондарской волости комсомольцы устроили облаву на крестьян, торговавших хлебом5. В кулаки записывали поспешно, веря лишь своему "классовому чутью". В Алгасовской волости Моршанского уезда насчитали 50 кулаков, но вскоре уком партии признал, что кулаков среди них на самом деле не было6. В Сатинской ячейке Кирсановского уезда комсомольцы с коммунистами заставляли кулака поить их, незаконно отобрали лошадь, а хозяина отправили в тюрьму7.

Выявить кулаков было непросто. Вспомним как еще недавно, в 1925 году, Центральный Комитет комсомола объяснял, кто такие кулаки: "а) имеющие постоянных работников в сельском хозяйстве или в кустарном промысле, независимо занимаются ли они (хозяева) исключительно сельским хозяйством, или имеют побочные доходы, прибирающие к рукам в форме аренды чужую землю и обрабатывающие ее скрытым наемным трудом на кабальных условиях; б) занимающиеся сельским хозяйством в виде подсобного промысла с целью маскировки основных источников доходов, для избежания причисления к нетрудовому населению, главным же образом, занимающиеся скупкой и перепродажей изделий кустарного промысла, торговлей лошадьми и прочим скотом, продуктами сельского хозяйства, ростовщичествующие деньгами, живым и мертвым инвентарем, семенами и т.д., получающие доходы от содержания чайной, мелочной торговли, мельницы и т.д."8.

А теперь посмотрим на реальность весны 1928 года. В Тамбовском уезде заведено 71 уголовное дело на "кулаков". Из названных "кулаками" 29 хозяйств имели одну корову, 12 были безлошадными, 22 имели одну лошадь, 21 - 2 лошади...9.

Характерно признание на пленуме Тамбовского губкома ВКП (б) в марте 1928 года: "А знаете, под каким напором иногда народный судья выносил тот или другой приговор: или сам садись, или выноси приговор"10.

В пользу хлебозаготовок сыграл довольно заметный удельный вес батрацко-бедняцких элементов в комсомоле, стремление определенных слоев юношества к уравнительной справедливости. На основе 107-й статьи Уголовного кодекса РСФСР о спекуляции "излишки" конфисковывались не только в пользу государства. Четверть конфискованного хлеба распространялась среди бедноты и маломощных середняков по государственным ценам или в виде долгосрочного кредита.

В то же время мы не можем забывать, что комсомол всегда был организацией "двухэтажной", разделенной на "союзных работников" и "союзную массу". Рядовые сельские члены КСМ не столь были оторваны от традиционных сельских занятий. Не смотря на активнейшую ЦДНИТО. Ф. 1205. Оп. 1 Д. 1434. Л. 14. Д. 1437. Л. 7.

Там же. Д. 1477. Л. 19.

Там же. Д. 810. Л. 18.

Там же. Ф. 840. Оп. 1. Д. 3917. Л.66.

Там же. Л. 69.

пропаганду, усиление партийного руководства, внутрисоюзную дисциплину, лишение инакомыслящих льгот, откровенное преследование их и другие сдерживающие самостоятельность комсомольцев факторы, в союзе молодежи всегда имели место действия юношей и девушек, расходящиеся с официальной линией КСМ. Уровень их распространенности - яркий показатель несоответствия крестьянских интересов и государственной политики. В начальный период коллективизации противодействие власти в комсомоле было наиболее явным.

Успехи в проведении хлебозаготовок относились "только к части руководящего комсомольского актива"11, к тем, для кого комсомольская работа стала профессией. Типичен отчет о хлебозаготовках в Алгасовском районе: "Руководители ячеек не только не помогали в практической работе, а своим пессимистически-паникерским настроением создавали довольно нездоровую атмосферу, говоря, что ее нельзя выполнить и т.д.12 Исключения из комсомола, как правило, проводились под нажимом сверху: "Масса недоумевала, почему так настаивают на исключении выступивших против хлебозаготовок, займа и т.д. Пришлось снимать ряд секретарей ячеек, секретарей волкомов...13 "Чем дальше в рядовые массы, в самую гущу комсомольцев, тем хладнокровнее, беспечнее, с большим непониманием встречена хлебозаготовительная кампания," - отмечал в июле 1928 года Тамбовский губком ВЛКСМ14. Обследование состояния и работы Тамбовской окружной организации ЦЧО в конце 1928 года показало, что за исключением отдельных примеров из деятельности актива комсомольцы принимают крайне слабое участие в хлебозаготовках 15.

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 41 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.