WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 41 |

ВОСПРИЯТИЕ И ПРОПАГАНДА МОЛОДЁЖЬЮ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ ПАРТИИ (1921 - 1927 ГГ.) Начало 1920-х годов Центральное Черноземье встретило в состоянии глубокого экономического кризиса. Уровень сельскохозяйственного производства не составлял и 50 % довоенного1, валовое производство промышленности - 15 % от уровня 1913 года2. Семь военных лет не обошли Черноземье стороной. Еще более обострила ситуацию продовольственная диктатура, достигшая в данном регионе высших размеров конфискаций. Деревню поразил голод, сопровождавшийся даже случаями каннибализма. Крайнее возмущение у крестьян вызывали злоупотребления властей. Например, клали человека в яму, где находили зерно, и засыпали на страх другим. Для того, чтобы выполнить разверстку по картофелю, заставляли вырывать из земли уже посаженный ГАТО. Ф. Р-1. Оп. 1. Д. 696. Л. Логунов В. И. КПСС - организатор восстановления народного хозяйства Центрального Черноземья. 1921 - 1927. Воронеж, 1970. С. 67.

картофель. Забирали даже печеный хлеб. Запрещали выгонять скот на пастбище, пахать и сеять, пока не выполнишь продразверстку3. Оправданием жестокости служили условия гражданской войны, на фронтах которой решались судьбы революции.

Комсомольская пропаганда определяла смысл борьбы за хлеб как борьбу за социализм, трактовала крестьянские протесты против насилия как кулацкие, а попытки вооруженного сопротивления как бандитизм. Участие комсомольцев в карательных акциях против крестьян крепко связывало их в общественном сознании с несправедливостями власти. И хотя далеко не каждый комсомолец был причастен к ним, террор участников антикоммунистических восстаний, в первую очередь наравне с коммунистами, был направлен на членов РКСМ. Наличие комсомольского билета обычно было равнозначно улике, обрекавшей на смерть.

Подъем повстанческого движения в Центральном Черноземье пришелся на середину 1920 года. Далее восстания, то затухая, то разгораясь вновь, продолжались до лета 1921 года. Наиболее известное из них - "антоновщина", охватившая Тамбовскую и частично соседние губернии. Оно достигло уровня формирования многотысячных партизанских армий и развитой структуры управления. На территории Кирсановского, Борисоглебского, Тамбовского уездов с центром в селе Каменка была образована своеобразная крестьянская республика. По жестокости "антоновцы" отнюдь не уступали подразделениям Красной Армии, подавлявшим восстание. Мученической смертью погибли комсомольцы Дмитрий Есин, Василий Плешаков, Борис Троицкий, Семен Шварц, Дарья Хвостова, Дарья Сорокина, Евдокия Сибирских… Смерть товарищей для многих комсомольцев стала причиной добровольного выхода из РКСМ, но у большинства оставшихся в организации лишь укрепила стремления отомстить и продолжить борьбу за идеалы коммунистического строительства. В Тамбовской губернии в вооруженной борьбе с антоновцами приняло участие 1235 комсомольцев4.

Комсомольскими организациями создавались специальные агитационные отряды, которые разъясняли населению сущность новой экономической политики, провели более 200 беспартийных конференций крестьянской молодежи5. Однако пропаганда редко была эффективной, ГАТО. Ф. Р-1. Оп. 1. Д. 222. Л. 7 - 20.

ЦДНИТО. Ф. 840. Оп. 1 Д. 1028. Л. 5 - 7.

Там же. Ф. 328. Оп. 1. Д. 1034. Л. 44 - 58.

так как опровергалась реальностями. Слишком свежи были воспоминания о продразверстке, в 1921 году неоднократно менялись задания по продналогу, что сближало его в восприятии крестьянства с продразверсткой. На контролируемой повстанцами территории была введена свобода торговли, что привело к заметному снижению цен. Крестьяне считали, что власть уступает только на время ("Советская власть будет брать с крестьян больше, чем по декрету о налоге", "Как только уродится хлеб - будут отбирать по-прежнему"6), а комсомольцев воспринимали как один из инструментов лжи ("Мальчишек обманули, и заставили сказки рассказывать"7). Жестокое подавление восстаний способствовало укоренению в крестьянах подозрительности, затаенной злобы.

Масштабы и качество разъяснительной работы коммунистических пропагандистов отнюдь не соответствовали ставившимся перед ними задачам. Председатель Полномочной комиссии ВЦИК В. А. Антонов-Овсеенко 20 июля 1921 года докладывал в ЦК РКП(б), что деревня "не осведомлена о самых основных декретах Советской власти, она находится под воздействием всевозможных нелепых слухов и она крайне тяготит[ся] этой своей отсталостью и стремится к более прямому и активному участию в строительстве своей жизни". В. А. Антонов-Овсеенко весьма критично оценивал роль партийных организаций в деревне: "Наша партия не пустила в деревне прочных корней и легко теряет связи с ней при первой же вспышке восстания. И эта оторванность от крестьянства истекает из того, что Советская власть в деревне все еще носит преимущественно военно-административный характер, является распоряжающейся извне силою, а не признанной руководительницей крестьянского хозяйства, является в глазах крестьян насильнической, а не организаторскиобслуживающей прежде всего саму деревню"8. Хотя комсомол в данном и других документах, анализирующих положение в охваченных восстаниями местностях, не упоминался, к нему упрек в военно-административном характере деятельности относится не менее, чем к любой другой коммунистической организации. Отсутствие же упоминаний о нем, с нашей точки зрения, говорит о восприятии КСМ повстанческими и партийными руководителями как молодежного отдела партии.

Крестьянское восстание в Тамбовской губернии в 1919 - 1921 гг. ("Антоновщина"): документы и материалы. Тамбов, 1994. С.

15.

ГАТО. Ф. Р-1500. Оп. 1. Д. 1. Л. Крестьянское восстание в Тамбовской губернии в 1919 - 1921 гг. С. 242.

Принудительные продовольственная разверстка и повинности, тяжким бременем ложившиеся на крестьянство в годы "военного коммунизма", с социально-психологической точки зрения в конце концов приводили к социальной апатии и деградации. "Крестьянство, - отмечалось на одном из заседаний в Тамбовском уездном исполкоме в апреле 1921 года, - стало смотреть на свое хозяйство как на чужое ему, как на явление, которым оно не дорожит"9. Данное свидетельство ярко отражает ускорившийся процесс раскрестьянивания: ведь крестьянин, не желающий вести свое хозяйство, уже не крестьянин. Но если среди крестьян старших поколений данная тенденция не могла стать преобладающей хотя бы из-за невозможности в столь короткий срок полностью преобразовать их образ жизни, комсомольцы, вступившие в сознательный возраст как раз в годы "военного коммунизма", безболезненно отвергали ценности традиционного крестьянского экономического сознания.

Если людьми старших поколений новая экономическая политика воспринималась как частичное возвращение к старому, привычному, проверенному временем, то юношеством новые меры властей, наоборот, воспринимались как непонятный эксперимент, трудно сопоставимый с теми представлениями об экономике социализма, которые сложились у них на основе как теоретических познаний, так и практики. К моменту перехода к нэпу "ячейки превратились в органы милиции, служившие для посылок усоворганов на отбор молока и кур"10. С одной стороны, этим они "страшно озлобили крестьянство против себя"11. С другой стороны, для комсомольцев эта роль стала привычной. "Мы делали работу, которая раздражала односельчан, но знали, что, несмотря на их обиды она полезна и для них", - в полной уверенности в своей правоте говорил кирсановский комсомолец Г. Редин12.

Новую экономическую политику комсомольцы в подавляющем большинстве восприняли негативно. В комсомольских организациях воцарились чувства растерянности, недоумения, дававшие о себе знать на протяжении нескольких лет. Даже на официальных комсомольских форумах, где звучали ритуальные речи - заверения в верности делу партии, комсомольцы то и дело "проговаривались", давая знать о своем Цит. по: Есиков С. А. Крестьянское хозяйство в Тамбовской губернии в начале XX века (1900 - 1921 гг.). Тамбов, 1998. С. 84.

ЦДНИТО. Ф. 1205. Оп. 1. Д. 230. Л. 263 об.

Там же.

Из воспоминаний. Записаны А.С. в 1981 г.

истинном отношении к нэпу. На Курском губсъезде РКСМ в октябре 1922 года нэпу давалась такая оценка: "При военном коммунизме молодежь голодала, но осознавала, что это приходится испытывать всем ввиду сложившегося положения страны и мирилась с этим. При нэпе молодежь видит, как одни обжираются, а другие по-прежнему голодают, и это восстанавливает ее протест"13. В резолюции съезда нэп характеризовался "упадком энергии, потерей уверенности и воли в конечной победе"14. Пленум Воронежского губкома РКСМ в июле 1923 года в своем постановлении отмечал "боязнь перед тем, что в комсомол потянется масса "влюбленных" в нэп, в сознании которых нэп - основа РКП"15. В марте 1923 года в докладе секретаря Курского губкома комсомола на губернской партийной конференции утверждалось, что нэп разделил партию и союз на две части: "Одни действительно зарываются в работу и отдают последние силы на борьбу с нэпом, другие же "нэпятся"16. На Тамбовском уездном съезде комсомола секретарь укома Екимов винил нэп, прежде всего в том, что "политико-воспитательную работу приходится вести, перемешивая с практической"17.

"Даже известная часть союзного актива считала, что нэп - временная, недолгая мера", - отмечал П. Смородин на II Всероссийской комсомольской конференции18, подавая это как недостаток в работе комсомола. Однако в первые годы нэпа это мнение было чуть ли не общепринятым в партии и комсомоле. Оно укреплялось резолюциями партийных форумов, заявлениями партийных вождей. В резолюции Х съезда РКП(б) ясно говорилось о том, что "партия должна обладать достаточной эластичностью, чтобы в случае необходимости быстро перейти к системе боевых приказов"19. Ленин на партийной конференции в мае 1921 года говорил, что нэп принят "всерьез и надолго", но тут же подчеркнул его временный характер, назвал отступлением20, которое в марте 1922 года объявил законченным21. От коммунистов ГАКО. Ф. П-68. Оп. 1 Д. 36. Л. 2 об.

Там же. Л. 5 об.

ЦДНИВО. Ф. 6. Оп. 1. Д. 217. Л. 9.

ГАКО. Ф. П-65. Оп. 1. Д. 296. Л. 28.

ЦДНИТО. Ф. 1206. Оп. 1. Д. 374. Л. 4.

Вторая Всероссийская конференция РКСМ, 16 - 19 мая 1922 г.: Стеногр. отчет. М.-Л., 1928. С. 52.

КПСС в резолюциях... Т. 2. С. 327.

Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 43. С. 329, 330.

Там же. Т. 45. С. 10.

комсомольцы слышали, что "партия поправела с введением новой экономической политики" (Ливенский уезд Орловской губернии)22, что революция переживает период упадка, что "мы зашли в тупик, результатом чего является нэп" (Льговский уезд Курской губернии)23. Многие рядовые коммунисты просто не понимали суть новой экономической политики. По данным обследования ряда местных парторганизаций в 1921 году, около половины опрошенных коммунистов не смогли ответить на вопрос: "В чем отличие нэпа от прежней политики"24.

Как вынужденная необходимость на пути к социализму, к мировой пролетарской революции, новая экономическая политика рассматривалась и в программах политкружков.

Низкий уровень жизни в первые годы советской власти комсомольскими пропагандистами объяснялся условиями гражданской войны и тяжелым дореволюционным наследием, ответственность за экономические провалы на себя партийное руководство не брало, а следовательно политика, основанная на экономическом принуждении, в общественном сознании молодежи была отнюдь не ошибочной.

В годы военного коммунизма много говорилось о передаче фабрик и заводов в руки рабочих. Конкретным проявлением этого называлось постоянное расширение контроля профсоюзов над руководством. С введением единоначалия в промышленности, полномочия профсоюзов были ограничены. Директор нэповской фабрики зачастую вел себя как прежний хозяин, проявлял жесткий стиль руководства. Вместе с многочисленными отступлениями от трудового законодательства данный стиль привел к тому, что среди молодежи обычными стали разговоры о капиталистической эксплуатации на государственных предприятиях, о ней упоминалось даже в документах Центрального Комитета комсомола25.

Жизненный уровень комсомольцев оставался невысоким. Так в помещениях Тамбовского государственного университета в конце 1921 года температура не превышала восьми градусов. Из-за отсутствия освещения преподаватели едва различали студентов и могли оперировать Полунина Л. В. Перестройка партийной работы в деревне при переходе к нэпу // Ученые записки по обществ. наукам. Тамбов, 1967. Вып. XXIV. С. 19.

ГАКО. Ф. П-65. Оп. 1. Д. 676. Л. 33.

ЦДНИТО. Ф. 840. Оп. 1. Д. 230. Л. 263 об.

Отчет ЦК РКСМ 5-му Всероссийскому съезду. М., 1922. С. 9; ВЛКСМ в резолюциях его съездов и конференций. М.-Л., 1928. С.

92.

лишь устной речью26. От студентов вузов регулярно поступали заявления в комиссии по распространению пайков при студенческих комитетах, где заявители буквально молили предоставить пайки: "не обрекайте на голодовку"27. "Грязь, сырость, вонь" - так характеризовался в 1922 году быт в Бондарском детдоме28.

Недоступная роскошь магазинных витрин, наглость и самодовольство нэпмановских нуворишей больно задевали студентов, молодых рабочих и служащих. Молодые крестьяне не могли понять, почему при рабоче-крестьянской власти некоторые из них вынуждены батрачить. Наиболее ругательными словами в комсомольской среде стали слова "нэпман" и "кулак". Озлобление против богачей рождало романтизацию гражданской войны:

Не затем у врага Лили кровь по дешевке, Чтоб несли жемчуга Руки каждой торговки…Озлобленную молодежь было легко уговорить на новые жертвы, во имя того, чтобы никогда больше никаких жертв не было: терять им было нечего. Уравнительная психология давала о себе знать во всех сферах жизни. Но осуждалась лишь тогда, когда комсомольцы заводили речь о необходимости уравнять в оплате рядовых членов союза и аппарат.

Усилиями официальной пропаганды советское государство ассоциировалось у молодежи с национализацией промышленности, предоставлением бесплатных товаров и услуг, равенством в оплате труда. Новая экономическая политика допускала частичную денационализацию. Всюду вводилась платность. Значительно четче обозначилась имущественная дифференциация. Возникла проблема как объяснить частичное отступление от провозглашенных лозунгов, сохранив прежние представления о "социалистическом государстве".

Доказывалось, что антисоциалистичность сдачи государственных предприятий в частную аренду является ложной.

Главной причиной сдачи фабрик и заводов в аренду назывались катастрофические последствия гражданской войны. Чтобы выгода передачи предприятий частникам была зримой, поначалу факты о ней сопровождались в печати ГАТО. Ф. Р-1424. Оп. 1. Д. 142. Л. 17 об.-18.

Там же. Д. 137. Л. Там же. Р-1499. Оп. 2. Д. 5. Л. 1.

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 41 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.