WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 41 |

выводы, что после районирования общее внимание к союзу партячеек снизилось, что низкое качество партруководства связано с политической безграмотностью основной массы партприкрепленных, их незнанием решений не только VIII съезда ВЛКСМ и пленумов ЦК ВЛКСМ, но и XV съезда ВКП(б). Гудовский зарегистрировал немало случаев "диктаторства" коммунистов, заменяющего повседневную воспитательную работу с комсомольцами. Так секретарь Ново-Александров-ской ячейки ВКП(б) Ракшинского района не раз заявлял: "Что хочу оставлю (в повестке дня комсомольского собрания - А.С.), хочу - сорву комсомольское собрание". В селе Сухотиновка секретарь партийной организации нагружал комсомольцев личными поручениями, а когда их не стали выполнять, кричал: "Бросьте билеты я поеду в РК КСМ - разгоню всех".

Тулиновская комсомолка Широкова рассказывала о методах партийного руководства своего коммунистического наставника:

"Обо мне начали говорить, что руководить ячейкой КСМ я, как секретарь не могу потому, что вышла замуж за сына попа (он 12 лет тому назад порвал связь с семьей). И вот на одном комсомольском собрании, когда я ушла на смену, а собрание поручила вести члену бюро, секретарь партячейки ставит вопрос об исключении меня из комсомола, до этого ни слова нигде не говоря по этому вопросу. Ячейка партии нас уже полгода не заслушивала"149.

Чистка партийных рядов, прошедшая в 1929 году, во многом мотивировалась и недостатками партийного руководства комсомолом. В ЦЧО особенно яростно обличался Щигровский районный комитет партии. Летом-осенью 1929 года печатный орган обкома ВКП(б) ЦЧО "Коммуна" неоднократно публиковал материалы о "вражеском ядре" Щигровской парторганизации, а 25 сентября львиную долю номера посвятила разделу "Вместе с партийной организацией разлагался Щигровский комсомол". Редколлегия заявила о наличии "всех признаков классового перерождения отдельных комсомольцев и целых ячеек". Но когда смотришь на конкретные примеры "перерождения", то видишь, что они вновь сводятся к борьбе за классовую чистоту рядов: "кулацкий сын пролез в ячейку", "сын дьякона стал секретарем Паченской ячейки", "секретарь Ольховской ячейки был связан с кулаками", "в ячейках Знаменской, Мелехинской, станции Охочевка, Пригородной часть комсомольцев стали горячими агитаторами против колхозов", "в селе Семеновке можно было увидеть комсомольца, махавшего кадилом перед кулаком и торговцем", "5 комсомольцев коллективно венчались в ЦДНИТО. Ф. 1214. Оп. 1. Д. 13. Л. 7 - 7 об.

церкви". Недостатки партийной и комсомольской работы видели и в организации священнослужителями помощи бедноте, вечеров досуга ("попы перенимают формы работы комсомола"). Главное же обвинение состояло в невыполнении поручения организовать пять колхозов.

15 октября 1929 года газета "Коммуна" публикует подборку материалов "Против безответственности партприкрепленных", где справедливо заявлялось, что "часть партприкрепленных представляла себе эту партийную нагрузку, как почетное шефство, время от времени услаждая слух своих "подшефных" высококвалифицированными докладами". Но констатируя, что лишь "чистка рядов партии заставила прикрепленных встряхнуться", ни партийная газета, ни комитеты партии не только не указывали, но и не искали методы и формы работы партприкрепленных, позволяющие отойти от подобной практики. Дело не тронулось дальше совета коммунистам воронежского индустриального техникума давать комсомольцам "практические указания, как работать". А вскоре "Коммуна" и вовсе перевела борьбу "за качество партийного руководства комсомолом" (так называлась специальная рубрика в газете) в узкое русло борьбы с инакомыслием.

6 ноября 1929 года главная газета области привела множество примеров слабого партруководства комсомолом, но все они в очередной раз были сведены к слабостям политического контроля над комсомольцами. В Избердеевском районе один из комсомольских руководителей критикуя методы хлебозаготовок заявил: "Какая может быть классовая борьба, раз вся деревня неграмотная". Это стало поводом к оценке районной парторганизации, как "ничего не сделавшей для предотвращения развала". Сверхкриминал виделся в принятии комсомольцами П.-Чичеринской ячейки с участием партприкрепленного заявления: "План хлебозаготовок, присланный РИКом, не соответствует полученному урожаю, а потому надо добиться, чтобы пленум сельского совета его пересмотрел". В комсомольской ячейке профшколы Хмеленецкого комбината представитель партячейки предложил резолюцию по своему докладу о правом уклоне: "Доклад считать информационным разъяснением". Рассказывая об этом, газета возмущалась: "Это в то время, когда ячейки Задонского района буквально заражены правооппортунистической практикой, когда задонская организация КСМ за все время похода за урожай не создала в районе ни одного колхоза".

В декабре 1929 года в ходе партчистки был распущен Россошанский райком комсомола. При этом опять в вину коммунистам, возглавлявшим районную комсомольскую организацию, ставились, прежде всего, выступления комсомольцев против хлебозаготовок и коллективизации. (Некоторые комсомольцы заявляли: "Лучше комсомольские билеты сдадим, но не поедем". В письмах к родителям советовали не сдавать хлебные излишки, не вступать в колхозы, не покупать сельхозмашины.) Сообщая об этом 28 декабря 1929 года "Коммуна" в редакционной статье "Задачи комсомола и партруководство" подчеркивала: "Комсомолец должен воспитываться в духе большевистской непримиримости к уклонам от ленинизма".

Откровенная направленность партчистки против инакомыслия, естественно, не могла улучшить качество партруководства. И неслучайно пленум ЦК ВЛКСМ в мае 1930 года констатировал, что несмотря на ряд постановлений ЦК ВКП(б) об улучшении партийного руководства комсомолом, местные парторганизации зачастую сводят роль комсомольских организаций к простому техническому выполнению отдельных заданий. Рецепты совершенствования партруководства назывались старые.

Комсомол изначально не был самостоятельной организацией, а в 1920-е годы произошло укрепление его подчинения партии. Идейное единство базировалось на организационном, на директивном принятии взглядов партийного руководства, подавлении инакомыслия. Рядовые коммунисты не утруждали себя настойчивой пропагандой марксизма среди молодежи.

Для многих коммунистов ликвидация остатков организационной самостоятельности комсомола стала спасением от обременительной шефской деятельности. Основная масса членов партии была не готова к ней: не хватало ни политической, ни общеобразовательной подготовки, ни педагогических способностей.

Одним из основных методов партийного руководства комсомолом было увеличение партийного ядра, ради чего многих молодых коммунистов продолжали считать комсомольцами и после превышения ими комсомольского возраста.

Искусственность роста партядра, безделие партпредставителей, показуха в деятельности партийных организаций снижали авторитет партии в комсомоле, что компенсировалось укреплением авторитарных тенденций в партруководстве. К тому, что взаимоотношения партийных и комсомольских организаций, только набирая силу, сводились к администрированию, подчинению комсомола партии, вели и изначальная финансовая зависимость комсомола, уставные положения о подчинении комсомольских органов партийным, загруженность партийных организаций другими проблемами.

Происходил постепенный отход от "формальностей": попыток конституировать партийное влияние с помощью усиления идейно-воспитательной работы или роста партядра. Схема взаимоотношений партии и комсомола становилась все проще, утверждаясь в форме беспрекословной подчиненности членов союза как решениям партийных органов, так и членам партии персонально. Кадровые перестановки в руководящих органах ВЛКСМ, их предстоящие решения предварительно обсуждались и утверждались на заседаниях партийных комитетов, т.е. кадровые комсомольские работники представляли собой часть партийной номенклатуры. Все более комсомол превращался в школу управления, кузницу кадров для партийногосударственной службы.

Комсомолу был отдан важнейший участок партийной работы: коммунистическое влияние на молодежь. В случаях отсутствия или малочисленности в том или ином населенном пункте партийных организаций и остальные их функции передавались комсомолу. Партия устанавливала принципы отношений комсомола со всеми другими институтами социализации.

Укрепление партийного руководства базировалось на духовной основе культа партии. В свою очередь возвеличивание партии, как авангарда строительства социализма, непогрешимого в своей борьбе за счастье молодежи, было неотделимо от культа вождя. Поначалу он существовал как культ В. И. Ленина. Этот культ все больше связывали с текущими политическими проблемами, возникшими перед партией. Победы партийного большинства подавались как победы ленинизма. Имя Ленина становилось священным орудием в текущей политической борьбе. Лучше всех этим орудием воспользовался И. В. Сталин, создавший в ходе внутрипартийной борьбы на основе мифа о защите ленинизма от врагов культ собственной личности. Комсомол, как организация, действующая под руководством коммунистической партии, обязан был выполнять ее волю, т.е. волю большинства в руководстве партии. Выступая с обвинениями против "новой оппозиции" и лично Г. Е. Зиновьева Генеральный секретарь ЦК ВЛКСМ Н. Чаплин говорил: "Мы стояли и стоим на той точке зрения, что комсомольское движение должно развиваться под руководством ее ЦК, а не являться монополией отдельных вождей, которые пытаются использовать комсомол в интересах своей внутренней борьбы в ЦК"150. Но дело в том, что с середины 1920-х годов борьба с одними "отдельными вождями" укрепляла власть других "отдельных вождей".

XIV съезд ВКП(б), 18 - 31 дек. 1925 г. М.-Л., 1926.

В сознание внедрялось: все, что идет влево или вправо от ленинизма есть преступление. Понимание же верности делу Ленина менялось вместе с колебаниями "генеральной линии партии", т.е. мнения партийной верхушки. По мере отсечения все новых членов ленинского окружения от руководства, а затем и от партии этот догмат превратился в концепцию беспрекословной правоты Сталина. Очень верно заметил на VII съезде ВЛКСМ Иван Каталынов*, что "психология такая создается: ты за кого Сталинец или не сталинец Если не сталинец - жми, дави, загоняй дальше, даже так, чтобы не пикнуть"151. (Это единственное гласное выступление против сталинизации комсомола на его съездах делегаты не поддержали, назвав его политической слепотой, выпадом против решений XIV партсъезда и ЦК партии152).

Авторитарный стиль партийного руководства явился для комсомольцев центральной установкой в формировании воззрения на партию как организацию, которую ты, может быть, в душе можешь в лице ее конкретных представителей и не уважать, но гласно обязан восхвалять как партию в целом, так и ее вождей. В общественное сознание молодежи настойчиво внедрялось: партия - наш рулевой, без которого комсомол - ничто, без которого каждый комсомолец - ничто. Стиль и методы партийного руководства сделали составляющими менталитета комсомольцев следующие постулаты:

- коммунисты в комсомоле не для того, чтобы что-то организовывать, а для того, чтобы следить за нами и вовремя поправить;

- пойдешь против партийцев - расстанешься с комсомольским билетом;

- сможешь вовремя и у места подставить свое плечо старшему товарищу - твои перспективы улучшатся;

- следовать партийной линии - значит, не рассуждая, восхвалять идеи победителей во внутрипартийной борьбе;

- внимательно следи за изменениями мнения партийных вождей, иначе можешь стать "уклонистом", "оппортунистом", "извращенцем партийной линии" и т.п.;

- говори не как думаешь, а как решила партия, для верности подкрепи мысли неустаревшей цитатой.

VII съезд ВЛКСМ. С. 108.

* Каталынов И. - член Ленинградского обкома ВЛКСМ, участник объединенной оппозиции. Расстрелян по делу об убийстве Кирова.

VII съезд ВЛКСМ. С. 109, 124, 129, 161.

Хотя конституционно коммунистическая партия еще не определялась ни как ядро политической системы, ни как руководящая и направляющая сила советского общества, в общественном сознании молодежи она стояла не просто в центре политической системы, а являлась могучим стволом системы власти, любое ответвление которого может отмереть или быть отрублено за ненадобностью в дальнейшем, но партия при этом останется непоколебимой. Для них она - главный атрибут советской государственности, а они, как чиновники своеобразного министерства молодежи, обязаны выполнять ее непререкаемую волю.

В конце 1920-х годов даже попытки выхода из-под контроля партийных организаций не стоит рассматривать как попытки выхода из-под контроля партии. Наоборот, в данных случаях комсомольцы считали себя лучшими солдатами партии, чем некоторые дискредитирующие ее местные коммунисты. Уверовав во всесилие и безгрешность партии и видя "грехи" конкретных коммунистов, они готовы были помочь ей очиститься. Они привыкли, что партия развивается, почти непрерывно очищаясь от "оппортунистов" и прочих "наростов". И уж если тайными врагами коммунистического строительства оказались даже многие вожди революции, то вероятность враждебной деятельности среди местных коммунистов подавно велика. Так как гласно выступить против тех или иных коммунистов было почти невозможно, увеличивался поток писем комсомольцев в высшие партийные инстанции, то есть расцветало доносительство.

КОМСОМОЛ И ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ В начале 1920-х годов наибольшую обеспокоенность во взаимоотношениях комсомола с советами у лидеров комсомола вызывала опасность поглощения его работы государством, постепенного уничтожения комсомола как самодеятельной структуры. Лазарь Шацкин на III съезде РКСМ вынужден был разъяснять точку зрения руководства РКСМ:

"Юношеское движение надо рассматривать главным образом не как технический аппарат работы среди молодежи, а как лучший метод ее коммунистического воспитания". Он говорил, что комсомол не заменяет государственный аппарат, а помогает его создавать1.

Далин В., Игнат С. Дискуссии в комсомоле по основным вопросам юношеского движения. М.-Л., 1926. С. 280, 281.

Однако на Второй Всероссийской конференции РКСМ тот же Л. Шацкин признавал, что наряду с антирелигиозностью причиной плохого отношения крестьянства к деревенским ячейкам является их участие в принудительной государственной работе. ЦК РКСМ считал необходимым лишь сократить эту работу и оставить только абсолютно необходимые принудительные функции деревенских ячеек, чем надеялся улучшить свой имидж в массах. "Мы будем расширять партийную, государственную работу, но некоторые формы, в которых нет абсолютной необходимости в наших деревенских ячейках, нужно устранить, чтобы улучшить отношения с крестьянством", - говорил Л. Шацкин2.

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 41 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.