WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 26 |

) starlingantony@gmail.com ( Работа создана Скворцовым Антоном Анатольевичем тема правовых норм, обеспеченных принудительной силой государства и регулирующая общественные отношения собственности, составляет право собственности в объективном смысле. Право собственности в субъективном смысле — это право конкретного субъекта существующего не потенциально, а реального отношения собственности.

Общественное отношение — это отношение между людьми. Право, регулируя или воздействуя на общественные отношения, поведение людей, стремится не столько упорядочить эти отношения, сколько соотносить их с идеальным вариантом развития определённых типов отношений. Именно как идеальная абстракция, как эталон для соотношения с фактическими обстоятельствами, поведением людей выступает правоотношение.

Действительно, если бы правоотношение само по себе не допускало отступление людей от эталона поведения в данном типе отношений, то человеческое поведение не могло быть охарактеризовано наличием автономии воли. Вместе с тем, правоотношение, выделяя с помощью правовых норм определённые отношения между людьми в качестве юридически значимых и придавая определённым фактическим обстоятельствам (событиям или действиям лиц, не являющихся субъектами конкретного правоотношения) правовое значение, как представляется, выступает гарантией стабильности и предсказуемости отношений между людьми и прежде всего для субъектов конкретных правоотношений52. Как справедливо заметил Н.Г. Александров, правовая норма, порождающая правоотношение, воздействует на поведение людей через убеждение в полезности надлежащего поведения, угрозу применения со стороны компетентных органов государства мер принуждения53. НаВ этой связи следует согласиться с Ю.К. Толстым в понимании правоотношения как способа реализации нормы права (Толстой Ю.К. К теории правоотношений — Л., 1959. С. 20, 30).

Александров Н.Г. Правовые отношения в социалистическом обществе. М.: Издво МГУ, 1959. С. 8-9. Более того, справедлива мысль Н.Г. Александрова о том, что меры государственного принуждения, их реализация зависит от внутренней убеждённости исполнителей государственной воли в правильности, законности своих действий. ( см. там же, С. 8-11).

.

) starlingantony@gmail.com ( Работа создана Скворцовым Антоном Анатольевичем личие в содержании правоотношения этих способов взаимосвязи права и субъекта правоотношений не может указывать на жёсткое регулирование правоотношением поведения человека, так как ни одно внешнее, материальное или идеальное, явление окружающего мира не может полностью воздействовать на внутреннее убеждение и волю отдельного человека, каждый человек всегда сохранит индивидуальность как в поведении, так и в свободе принятия решений.

Для дальнейшего анализа места права собственности, прав на результаты интеллектуальной деятельности в структуре гражданского правоотношения необходимо найти адекватное определение правоотношения. Наиболее распространённым является определение правоотношения как общественного отношения, урегулированного нормой права. Представляется, что такое определение несколько тавтологично.

Так, общественное отношение понимается прежде всего как отношение между людьми, как поведение людей54, тогда как право — это общеобязательное правило, становящееся таковым через формулирование отдельными группами общества таких правил, при наличии принуждения со стороны части общества (должностных лиц компетентных органов государства). Таким образом, получается, что поведение одних людей как «внешний эффект» воли этих субъектов урегулировано результатом поведения и «внешним эффектом» воли других людей (установление нормы и обеспечение принудительного исполнения надлежащего поведения). Если учесть, что части общества не изолированы друг от друга, то получается, что эвентуальное надлежащее поведение членов общества урегулировано уже существующим результатом поведения как общества в целом (в силу длительности фактически существующих отношений, которые, затем, признаются государством), так и отдельной его части.

См.: Халфина Р.О. Общее учение о правоотношении. — М., 1974, с. 80 – 82, с.

212 - 217. Чугунов Ю.А. Норма права и правоотношения (вопросы теории), дисс.... к.ю.н., Коломна, 2003. — с. 101, с. 117.

.

) starlingantony@gmail.com ( Работа создана Скворцовым Антоном Анатольевичем В более широком смысле, получается, что фактические отношения как абстрактный результат прошлого поведения людей становятся образцом для подражания в будущем, в том числе и через государственное принуждение55. Этот вывод из исходного определения правоотношения говорит скорее в пользу воздействия права на поведение людей, а не о жёстком детерминизме этого поведения56. И поэтому, представляется правильным принять в качестве рабочего определения правоотношения следующее, предложенное Л.А. Чеговадзе: гражданское правоотношение — это «системная связь состоящих в нём субъектов, обособленных принадлежностью прав и обязанностей, объектом которых выступают присвоенные или потребные социальные блага, а осуществление (исполнение) производиться по собственному усмотрению, но обеспечено возможностью применения мер принудительного воздействия от имени государства»57. Необходимо отметить, что это определение указывает на два основных момента: осуществление (исполнение) прав и обязанностей происходит субъектами по собственному усмотрению, что не исключает возможности принудительного воздействия со стороны государства.

Вместе с тем, определение Л.А. Чеговадзе, на наш взгляд, неверно определяет объект правоотношения. Представляется, что объектом гражданского правоотношения, и в том числе, правоотношения собственности является поведение субъектов.

Уже Д.Д. Гримм отмечал, что под термином «объект прав» зачастую ошибочно подразумевают или элемент правоотношения или его результат58.

См.: Тархов В.А. Гражданское право. Общая часть. Курс лекций. Чебоксары, 1997. С. 103.

См., например, Строгович М.С. Вопросы теории правоотношений // Советское государство и право. — 1964 — № 6, с. 53. Толстой Ю.К. К теории правоотношений. — Л., 1959. С. 64.

Чеговадзе Л.А. Структура и состояние гражданского правоотношения. М.: Статут — 2004, с. 61.

Гримм Д.Д. К учению об объектах прав // Вестник права, 1905, № 7. С. 158. При этом сам Д.Д. Гримм приходит к выводу, что объектом правоотношения являются лица и вещи, и поэтому вполне возможно, продолжив рассуждения автора, прийти к выводу, что.

) starlingantony@gmail.com ( Работа создана Скворцовым Антоном Анатольевичем Бирлинг (Bierling) указывает, что не воля других лиц, а «то, чего юридическая норма, образующая содержание юридического отношения требует от того из субъектов отношения, к которому они как раз обращаются… известное будущее, характеризованное положительным или отрицательным … образом, поведение, действие или упущение обязанного лица»59. Иными словами, должное, будущее поведение обязанного лица можно назвать объектом гражданского правоотношения.

Другой российский цивилист — Ф.В. Тарановский, развивает мысль Бирлинга (Bierling) и указывает, что объектами юридического отношения в строгом смысле являются то, «на что есть права» и то, «к чему обязан»60.

Также В.Ф. Тарановский различает объект «в смысле устанавливаемого нормой содержания обязанности и права и понятие объекта в смысле предмета, к которому относится соответственное норме поведение обязанного и управомоченного»61. Объект первого порядка (содержание обязанности и права) у Ф.В. Тарановского являются действия (facere), бездействия (nonfacere), претерпевание (pati), получение (accipere), а объектами второго порядка выступают вещи, нематериальные блага, действия людей, то есть необходимое дополнение объекта первого порядка (facere – что, non-facere – что, pati – что, accipere – что). На наш взгляд, следует в главном, понимании объекта правоотношения как направленности прав и обязанностей, согласиться с предложением Ф.В. Тарановского, но необходимо уточнить, что предлагаемые объекты первого порядка (facere, non-facere, pati, accipere) — все могут быть объединены в действие (facere), положительное или отрицательное, но всегда связанное с волей лица. Кроме того, объект второго порядка может лица, воспринимаемые как объекты прав суть те же вещи. См. Гримм Д.Д. К учению об объектах прав // Вестник права, 1905, № 8. С. 104.

Bierling, Juristische Principienlehre, I, § 14, с. 239. Цит. по: Гримм Д.Д. К учению об объектах прав // Вестник права, 1905, № 7. С. Ф.В. Тарановский Энциклопедия права (изд. 2-е, испр. и доп.; серия «Труды русских учёных заграницей» под ред. проф. А.И. Каминка, том 4, часть 1). — Берлин, 1923.

— С. 127.

Там же, с. 128.

.

) starlingantony@gmail.com ( Работа создана Скворцовым Антоном Анатольевичем быть объединён с объектом первого порядка в объект прав и обязанностей — действия (facere и non-facere), в том числе связанные с фактическим воздействием на вещи (переработка, уничтожение), перемещением вещей в пространстве (передача вещи).

Поведенческая теория объекта, продолженная в отечественной юриспруденции Я.М. Маганизером62 и О.С. Иоффе63, на наш взгляд не учитывала тот факт, что должник в обязательстве также имеет интерес в прекращении обязательственного правоотношения, и поэтому его субъективные права направлены на возможные действия кредитора по принятию надлежащего исполнения. Отрицание наличия кредиторских обязанностей, на наш взгляд, затрудняет понимание объекта правоотношения, понимая при таком подходе под объектом правоотношения объект притязаний кредитора.

Кроме того, объект как элемент правоотношения противопоставлен определённому субъекту, и поэтому справедливы замечания Р.О. Халфиной64, указывающей на возможность существования безобъектных правоотношений. Действительно, односторонняя характеристика объекта правоотношения как объекта прав одного из субъектов правоотношения приводит к признанию наличия двух объектов или к признанию необязательности объекта как элемента структуры правоотношения. Представляется, что в строгом смысле, объекта правоотношения действительно нельзя выделить, так как, являясь противопоставленным субъекту, объект не может противопоставляться всему правоотношению в целом. При этом возможно лишь умозрительное выделение единых черт из объектов, на которые направлены действия каждого из субъектов. Так, в обязательственном правоотношении по передаче вещи именно вещь будет таким абстрактным объектом, тогда как надлежащие дейМаганизер Я.М. Объект права. Очерки по гражданскому праву. — Л., 1957. С.

66.

Иоффе О.С. Спорные вопросы учения о правоотношении. Очерки по гражданскому праву. — Л., 1957.

См. Халфина Р.О. Указ. раб., с. 212-217.

.

) starlingantony@gmail.com ( Работа создана Скворцовым Антоном Анатольевичем ствия должника будут объектом субъективных прав кредитора, а принятие кредитором исполнения будет объектом субъективных прав должника65.

Вместе с тем, в большинстве случаев обязательственные правоотношения носят взаимный характер, поэтому, представляется необходимым поддержать М.М. Агаркова в том, что «было бы удобно называть обязательственным правоотношением обязательство в целом, то есть основное отношение со всеми его осложнениями»66. При этом, полагаем, что необходимо пойти немного дальше и признать, что не только «осложнения» в виде кредиторских обязанностей, обеспечительных мер или возможный альтернативный характер исполнения обязанностей должника, но и двустороннее обязательство в целом, на что намекает М.М. Агарков.

Общепризнано, что отношения собственности могут быть описаны в рамках модели абсолютного правоотношения. При этом не учитывается сложность отграничения абсолютного правоотношения от правовой нормы, от обязательства с множественностью лиц на стороне должника. Более того, в рамках абсолютного правоотношения собственности затруднительно выделить абсолютные правоотношения ограниченных вещных прав, а также отношения, связанные с исполнением лицензионного договора. По сути, как верно указывает К.И. Скловский, собственность, характеризуемая как наиболее полное вещное право, в правовом описании ограничивается владением67.

Иными словами имеется тенденция избежать детального описания позитивных правомочий.

Данное утверждение подтверждается мнением М.М. Агаркова о том, что объектом права является «то, на что направлено поведение обязанного лица, прежде всего вещь» (см. Агарков М.М. Избранные труды по гражданскому праву. В 2-х т. Т. 1. М., 2002. С. 195).

Агарков М.М. Указ. раб., с. 288.

Скловский К.И. Проблемы собственности и владения в гражданском праве России: Дисс. … доктора юрид. наук: 12.00.03. — М., 1999. — с. 46 – 47. Более того, В.К.

Райхер убедительно показывает относительный характер связи собственника и обладателя ограниченного вещного права. (См. Райхер В.К. Абсолютные и относительные права (к проблеме деления хозяйственных прав) // Известия экономического факультета Ленинградского политехнического института. — Вып. 1. 1928).

.

) starlingantony@gmail.com ( Работа создана Скворцовым Антоном Анатольевичем Как справедливо указывает В.К. Райхер, относительное правоотношение в целом защищается от посягательств прочих лиц так же, как и абсолютное, при этом указывает на «отражённое действие относительных прав»68.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 26 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.