WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 26 |

Итак, в случаях, когда в договоре о полной уступке напрямую не отражено, что передаются все имущественные права (передача исключительного имущественного права в полном объёме), то передаче подлежат только непосредственно указанные в качестве предмета договора права, а значит присутствует только передача части исключительных прав136.

Тезис о возможности частичной уступки прав подтверждает Э.П. Гаврилов137, утверждающий о возможности продажи права на составную часть запатентованного изобретения, так как каждая зависимая или независимая часть изобретения может быть рассмотрена в качестве самостоятельного.

Действительно, на наш взгляд, законодательство не исключает полную уступку исключительных имущественных прав, вернее, оно просто игнорирует такую ситуацию. И всё-таки легальная дефиниция договора отчуждения, приведённая в п.1 ст. 1234 ГК РФ:

«По договору об отчуждении исключительного права одна сторона (правообладатель) передает или обязуется передать принадлежащее ей исключительное право (курсив — наш) на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации в полном объеме другой стороне (приобретателю)».

Мирзоян С.М. К вопросу об исключительном характере авторских прав // Юрист. — 2000.— № 11. С. 41.

Там же, с. 39.

Там же, с. 41.

Калинина Д. Правовая природа разрешения на регистрацию объекта авторского права в качестве товарного знака // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. — 2004.— №1. С. 21.

Гаврилов Э.П. Патентные договоры: правовое регулирование // Патенты и лицензии. — 2003.— № 10. С. 47 -49.

.

) starlingantony@gmail.com ( Работа создана Скворцовым Антоном Анатольевичем — в соотношении с общим принципом незавершённости, примености перечня способов использования на подавляющее большинство объектов интеллектуальной собственности, в том числе на объекты авторских и патентных прав (кроме селекционных достижений) позволяет сделать вывод, что полная передача не всех исключительных прав, а части (способов использования), возможна и не противоречит части четвёртой ГК РФ.

Вместе с тем, соглашаясь с Э.П. Гавриловым в вопросе о возможности передачи части прав, необходимо отметить, что передача отдельных имущественных прав на запатентованное изобретение является завуалированным выделением отдельных способов использования объекта интеллектуальной собственности, не закреплённых напрямую в законе. По-нашему мнению, Э.П. Гаврилов тем самым доказывает ошибочность своей позиции о наличии исчерпывающего перечня имущественных прав138. Таким образом, даже из критики позиции о наличии открытого перечня имущественных прав можно прийти к противоположному выводу. Кроме того, в настоящее время перечень прав использования (способов) на изобретение, полезную модель, промышленный образец стал открытым (п. 2 ст. 1358 ГК РФ).

Полная уступка прав является по общему правилу возмездной сделкой, требующей встречного имущественного предоставления со стороны правополучателя (правопреемника). По этой причине отдельные авторы, предлагают необходимость применения по аналогии норм о купле-продаже139, ибо возмездный характер рассматриваемой категории договоров предполагается законодательством главным образом из-за допущения о преобладании коммерческого оборота исключительных прав, который сам по себе преследует имущественную выгоду в качестве основной цели.

В настоящее время позиция Э.П. Гаврилова изменилась до признания отсутствия исчерпывающего перечня прав, хотя формулировка правовой нормы, перенесённой в часть четвёртую ГК РФ, в этом отношении не изменилась (см. комментарий к ст. ГК РФ — Гаврилов Э.П. Комментарий к главам 69, 70, 71, 76 части четвертой Гражданского кодекса РФ. — "Экзамен", 2008; приводится по электронной версии, размещённой в ИПО Гарант).

Евдокимова В.Н. Правовая квалификация договоров о передаче технологий:

проблемы и решения // Патенты и лицензии.— 2004.— №8. — С. 33.

.

) starlingantony@gmail.com ( Работа создана Скворцовым Антоном Анатольевичем Действительно, до вступления в силу части четвёртой ГК РФ была не очевидной возможность безвозмездной передачи (уступки) всех прав, тогда как в настоящее время на это есть прямое указание закона (п. 3 ст. 1234 ГК РФ). Однако, следует помнить, что безвозмездность полной передачи всех прав должна быть прямо зафиксирована в договоре, а отсутствие цены не приводит к применению правил п. 3 ст. 424 ГК РФ об определении цены относительно сходных товаров (абзац второй п. 3 ст. 1234 ГК РФ), поэтому такой договор будет считаться незаключённым. Кроме того, необходимо учитывать возможное негативное последствие использования в практике взаимоотношений коммерческих организаций безвозмездных договоров отчуждения (договоров о полной уступке всех или части исключительных имущественных прав) из-за прямого запрета на дарение в отношениях между указанными субъектами на сумму более 5 МРОТ (ст. 575 ГК РФ) и одновременного отсутствия рынка прав на результаты интеллектуальной деятельности, затруднённость их стоимостной взаимооценки.

Исходя из практики экономического оборота результатов интеллектуальной деятельности имеются исключения из общего правила, подтверждённого законом, когда сделка о полной уступке прав подразумевается безвозмездной. Во-первых, некоммерческий оборот исключительных прав (между физическими лицами или некоммерческими организациями), особенность которого состоит в сущности передаваемого объекта интеллектуальной собственности, направленности потенциального использования, которое не должно содержать значительный коммерческий эффект. Во-вторых, включение объекта интеллектуальной собственности в уставной капитал юридического лица. Включение в уставной капитал прав на использование объектов интеллектуальной собственности допускается в случае передачи прав юридическому лицу на основе лицензионного договора140. Однако сами объекты исключительных прав, например, патенты, программы для ЭВМ, товарные знаки, разумеется, входить в уставной капитал не могут, что подтверждает Моргунова Е.А., Рузакова О.А. Указ. соч., с. 121.

.

) starlingantony@gmail.com ( Работа создана Скворцовым Антоном Анатольевичем судебная практика141. Очевидно также, что указанный лицензионный договор может быть заключён с уже существующим юридическим лицом. Наконец, исключением является дарение между физическими лицами, дарение физическим лицом в отношении юридического лица.

Директива Совета Европы 92/100/ЕЭС от 19.11.92 «О праве сдачи в прокат и в наём и некоторых правах, смежных с авторскими в области интеллектуальной собственности» (с изменениями, внесёнными Директивой 93/98/ЕЭС от 29.10.93) предусматривает такие способы распоряжения исключительным имущественным правом на результат интеллектуальной деятельности как сдача в прокат и в наём. Под «сдачей в наём» понимается «предоставление охраняемых произведений и иных объектов пользование на ограниченный срок без какого-либо прямого или косвенного вознаграждения учреждениям культуры, открытым для доступа публики», что говорит о некоммерческих целях этого имущественного права. Напротив, «сдача в прокат» подразумевает «предоставление оригинала или копии произведения в пользование на ограниченный срок за какое-либо прямое или косвенное вознаграждение»142.

Как отмечалось ранее, полная уступка прав предполагает полный, исчерпывающий, необратимый (за исключением случая расторжения договора или признания его незаключённым) переход (отчуждение) всех имущественных правомочий от исходного правообладателя к правопреемнику, при этом такие права, как право на имя, тесно связанные с личностью автора права, не подлежат уступке. До 2008 года это было следствием прямого указания закона — п.1 ст. 15 Закона РФ «Об авторских и смежных правах», а в настоящее время это следует из концепции признания личных неимущественных прав, отказа в признании их исключительного характера, последовательного Пункт 17 Постановления Пленума ВС РФ и ВАС РФ от 1.07.1996 № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» Энтин В. Авторское право и смежные права в европейском праве // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. — 2004.— № 9. — С. 46.

.

) starlingantony@gmail.com ( Работа создана Скворцовым Антоном Анатольевичем отсутствия регулирования этих правоотношений в части четвёртоё ГК РФ и, как следствие, невозможность их оборота (ст. 1226 ГК РФ). Следует отметить, что право следования, право на отзыв, право доступа по логике ст. ГК РФ является не просто неимущественным правом, а «иным правом».

Представляется, что такой подход, приводит к разрушению дихотомичного деления «имущественные права — личные неимущественные права», так как создаётся некое третье, промежуточное право, характерное главным образом для объектов авторского права (п. 3 ст. 1255, ст. 1292, ст. 1293 ГК РФ), но указанное как относящееся ко всем результатам интеллектуальной деятельности (ст. 1226 ГК РФ).

Существенной особенностью договора передачи всех исключительных имущественных прав является то, что до 1 января 2008 года он воспринимался законодателем как срочный, если иное не предусмотрено соглашением сторон или ограниченностью действия самих прав. Действительно после пяти лет действия договора о полной уступке прав, если в нём не был указан срок действия, автор (или исходный правообладатель) мог расторгнуть договор, уведомив об этом контрагента не менее чем за 6 месяцев (абзац второй п. ст. 31 Закона РФ «Об авторских и смежных правах»). В настоящее время нормы части четвёртой ГК РФ подразумевают бесповоротность перехода исключительных прав при полной уступке («отчуждении») — п. 1 ст. ГК РФ, ст. 1241 ГК РФ, хотя есть и исключение, связанное с последствием расторжением договора при неисполнении договорного условия об оплате и последующим переводом бывшим правообладателем всех ранее переданных прав на себя (п. 5 ст. 1234 ГК РФ).

Отдельные авторы (Э.П. Гаврилов, И.А. Зенин)143 считают необходимым исключить из договора полной уступки прав условие о сроке на том основании, что договор считается исполненным в момент государственной реГаврилов Э.П. Патентные договоры: правовое регулирование // Патенты и лицензии. — 2003.— № 10. С. 49; Зенин И.А. Договоры о передаче исключительных прав на объекты промышленной собственности. В кн.: Гражданское право. Том II, полутом I:

учебник / отв. ред. Е.А. Суханов. — 2-е изд., перераб., доп. — М., 2000. С. 607.

.

) starlingantony@gmail.com ( Работа создана Скворцовым Антоном Анатольевичем гистрации (если она обязательна) или в момент заключения. Справедливо замечание В.Н. Евдокимовой, что такое утверждение не основано на императивном предписании закона, указывающим на момент заключения договора, требующего регистрации144. Нельзя согласиться с тем, что, признавая одномоментный характер такой передачи, не принимается во внимание обязанность правопреемника осуществлять защиту переданных прав и возможность периодического внесения платежей в виде процента дохода от использования исключительных прав правопреемником, то есть продолжение обязательства, неисполнение которого влечёт возможность расторжения договора. Другие авторы (Г. Виталиев, Р. Мерзликина) признают условие о сроке обязательным условием договора полной уступки прав145. Так, И. Силонов считает, что «при наличии в договоре всех существенных условий... права издателя будут действовать … в течение срока, указанного в договоре»146.

Мы разделяем позицию последней группы авторов, так как считаем невозможным придание исключительным правам вещно-правового свойства бессрочности, что само по себе противоречит нематериальному характеру, срочности экономической монополии на результаты интеллектуальной деятельности, а также обращаем внимание на наличие устойчивого обязательственно-правового элемента в регулировании оборота исключительных прав, который создаёт необходимость точного указания срока, по истечении которого права возвратятся к первичному правообладателю (в случае такого указания договор является лицензионным) или их исключительный характер прекратиться.

Евдокимова В.Н. Правовая квалификация договоров о передаче технологий:

проблемы и решения // Патенты и лицензии.— 2004.— №8. — С. 33.

Виталиев Г. Интеллектуальная собственность: лицензионный договор // Лицензионное обозрение.— 2001.— № 5. — С. 28; Мерзликина Р. Юридическое равенство сторон и баланс публичных и частных интересов как принципы интеллектуального права // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. — 2004.— № 7. С.

20.

Силонов И. Договоры с издательством // Домашний адвокат. — 1999. — № 16, с. 10.

.

) starlingantony@gmail.com ( Работа создана Скворцовым Антоном Анатольевичем Вместе с тем, необходимо признать, что существующая норма закона говорит скорее о том, что при полной уступке (передаче, «отчуждении») исключительных прав они переходят другой стороне бессрочно в полное её распоряжение, за исключением прямо запрещённых законодательством случаев. Эта позиция не бесспорна, так как в ст. 1234 ГК РФ нет прямого указания на бесповоротность и бессрочность такого перехода. Например, возможен случай, когда вознаграждение правообладателю всех исключительных имущественных прав (исключительного права в полном объёме) должно быть выплачено не единовременно, а постепенно и на протяжении всего времени эффективного существования исключительного имущественного права на соответствующий нематериальный объект, то есть вознаграждение носит характер роялти. При этом невыплата такого вознаграждения в любой период действия «договора на отчуждение» приведёт к расторжению такого договора, а значит, такой договор, вопреки приведённому выше мнению Э.П. Гаврилова, И.А. Зенина не всегда полностью исполняется в момент заключения (или государственной регистрации).

В настоящее время часть четвёртая ГК РФ указывает лишь на «полный объём» передаваемых исключительных прав (п. 1 ст. 1234 ГК РФ), то есть отсутствие договорных ограничений, но не исключает возможности передачи отдельных способов использования (п. 1 ст. 1229, п.1 ст. 1233 ГК РФ) как самостоятельных исключительных прав, не является прямо запрещённым, а значит даже если допустить ограничительное толкование п.1 ст. 1234 ГК РФ, такое распоряжение исключительным имущественным правом возможно, хотя и осуществляется непоименованным договором. Следовательно, на наш взгляд, возможна передача исключительных прав как в целом, всех исключительных прав на результат интеллектуальной деятельности (полная уступка всех прав), так и по отдельности, в виде отдельных способов использования результата интеллектуальной деятельности (полная уступка части прав) и это наиболее полно отражает все потенциальные способы юридического оформления экономического оборота интеллектуальной собственности.

.

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 26 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.