WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 39 |

На основании всего проанализированного материала можно говорить о развитости сочетаемости слова «улыбка» и, как следствие, о многогранности ее семантики. Слово «улыбка» употребляется с предикатами как объект, субъект действия, результатив, коагенс. Несмотря на свою позитивную семантику, в сочетании с прилагательными оно переносит на себя их характеристики, отсюда у «улыбки» появляются отрицательные свойства в ассоциативном восприятии читателя. Сочетаемость «улыбки» с существительными подразумевает, что «улыбка» присваивается не только одушевленным, но и неодушевленным предметам или даже явлениям: улыбка коммунизма.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ  1. Крейдлин Г.Е. Невербальная семиотика: язык тела и естественный язык / Г.Е. Крейдлин. М., 2002. С. 300–400.

2. Национальный корпус русского языка // Режим доступа: http:// ruscorpora.ru/corpora-intro.html.

3. Стернин И.A. Улыбка в русском коммуникативном поведении / И.А.

Стернин. Ижевск, 2002. Вып. № 4.

4. Шаховский В.И. Лингвистическая теория эмоций / В.И. Шаховский.

М., 2008.

А.В. Кудрявец35  ФИЛОСОФСКАЯ И РЕЛИГИОЗНАЯ ЛЕКСИКА  СОВРЕМЕННОГО КИТАЙСКОГО ЯЗЫКА  Статья содержит анализ перевода единиц, номинирующих религиозные и философские понятия на китайский язык. Приведены примеры процесса переосмысления и трансформации фундаментальных религиозных и философских концепций трех мировых религий.

The article contains the analysis of the Chinese translation of the units which nominate the religious and philosophical notions. The examples of the process of examination and transformation of the fundamental religious and philosophical ideas are given.

Философская и религиозная лексика китайского языка – это огромный пласт китайской лексической системы, связанный, прежде всего, с историей возникновения и развития китайских традиционных религиознофилософских течений (конфуцианства и даосизма), а также с влиянием трех мировых религий (христианства, ислама и буддизма) на историческое развитие Китая.

По определению А.А. Азарова, к религиозной лексике относятся слова и сочетания слов, возникшие на почве основных религий мира: христианства, мусульманства, буддизма, иудаизма. К данному разряду относится лексика, Научный руководитель – к. филол. н., проф. В.А. Разумовская.

употребляемая в практике отправления религиозных обрядов, в работах по архитектуре культовых сооружений, иконописи, прикладному искусству, истории религии, а также имена святых, богословов, известных религиозных деятелей, названия религиозных праздников, религиозная атрибутика и т. д.

[Азаров, 2002].

К.А. Тимофеев утверждает, что религиозную лексику русского языка можно разбить на три основных группы. Первая группа включает общерелигиозную лексику, т. е. слова, обозначающие понятия, свойственные всем монотеистическим религиям (Бог, душа, праведность, молитва и др.). Вторую группу составляют слова, обозначающие понятия, свойственные всем основным христианским конфессиям (Святая Троица, Святой Дух, Спаситель, апостол, Евангелие, церковь, исповедь и др.). Третью группу образуют слова, свойственные отдельным христианским конфессиям (наименования священнослужителей: батюшка, пастор, ксендз, кюре, аббат, кардинал; богослужений: обедня, утреня, всенощная, месса, лития) [Тимофеев, 2001]. Таким образом, под религиозно-философской лексикой китайского языка мы будем понимать слова, выражающие термины, понятия, ключевые идеи конфуцианства, даосизма, буддизма, христианства и ислама.

Рассматривая направление развития китайской философии, приходится задаваться вопросом: все-таки это философия или религия И чем являются конфуцианство и даосизм для самих китайцев У китайцев есть одно различие, которое может ответить на эти вопросы, – различие между терминами цзя (ji) (школа, мысль, философия) и цзяо jio (учение, религия). Первый термин относится к великим мыслителям, их учениям, а также к великим традициям. Второй имеет отношение к единственному способу усвоения великих традиций, доступным простым людям, т. е. религиозному. Различие между интеллектуальной и культовой стороной религиозной жизни проведено во всех китайских верованиях – конфуцианстве, даосизме и буддизме, после того как буддизм появился в Китае во II веке до н.э.

У китайцев никогда не возникало необходимости противопоставлять цзя и цзяо, поскольку данные понятия представляют две стороны одного явления. В традиционном Китае каждая великая религия практиковалась на двух уровнях одновременно: великие философы конфуцианства, даосизма и буддизма не препятствовали существованию мастеров религиозных искусств медитации, литургии и ритуалов [Зельницкий, 2002].

Религия и философия Китая уникальны. Два основных религиознофилософских направления Китая, конфуцианство и даосизм, успели оформиться в самостоятельные учения до того, как Китай открылся для остального мира.

Конфуцианство – китайское этико-политическое учение, приписываемое Конфуцию (551 – 479 гг. до н. э.). Конфуцианство превратилось в официальную идеологию древнекитайского общества и существенным образом влияло на мировоззрение и социальный уклад не только Китая, но и всей Восточной Азии [Википедия, http://ru.wikipedia.org/].

Даосизм – китайское традиционное учение, включающее элементы религии, мистики, гаданий, шаманизма, медитационной практики, науки. Существует также даосская философия [Там же].

В этих двух направлениях заключены корни последующих китайских верований. От них берет свое начало непоколебимая вера китайцев в сбалансированность природы, оформленная впоследствии в знаменитую концепцию “Инь” и “Янь”, силу тьмы и света, мягкого и твердого, женского и мужского.

Еще одна важная идея – забота о благосостоянии людей – пронизывает всю последующую философию и религию Китая. Из нее родилась концепция Тянь-Минь (tinmng), или Воля Неба, послужившая базой для развития философии и расцвета цивилизации Китая [Зельницкий, 2002].

Что же касается буддизма, то это была первая западная для китайцев религия, получившая широкое распространение на территории Китая.

Буддизм – религиозно-философское учение о духовном пробуждении, возникшее около VI века до н. э. в южной Азии. Основателем учения был Будда Гаутама.

Проникновение буддизма в Китай и формирование собственно китайской буддийской традиции является самым ярким в истории китайской культуры примером межкультурного взаимодействия до наступления Нового времени и начала интенсивных контактов Китая и Запада. С проникновением в страны буддизма Китай впервые столкнулся с мировоззрением, принципиально чуждым ему по своим основным характеристикам и ценностным ориентациям. В результате сложнейшего многовекового процесса культурной адаптации буддизм не только сумел раз и навсегда вписаться в китайское общество, но и значительно трансформировать многие аспекты китайского взгляда на мир. Во всяком случае, он принес с собой принципиально новую культурную информацию, которую китайская культура осваивала, адаптировала и перерабатывала в течение тысячелетия; плодом этого усвоения и свершившегося культурного синтеза во многом стало неокофуцианство [Торчинов, 2000. С. 202–218]. Но, разумеется, и сам буддизм в ходе этого процесса претерпел огромные изменения, подвергшись значительному влиянию конфуцианства и даосизма.

По словам А.Д. Зельницкого, существование такого феномена, как религиозный, или, точнее, идеологический, синкретизм в традиционном Китае является общеизвестным фактом [Зельницкий, 2002. С. 64–67]. Конфуцианство, даосизм и буддизм, сосуществуя на протяжении многих веков, постепенно сближались между собой, причем каждая из доктрин находила свое место в складывавшейся всекитайской системе религиозного синкретизма.

Конфуцианство преобладало в сфере этики и социально-семейных отношений, даосизм с его магией, метафизикой и пантеоном божеств и духов был обращен к сфере чувств и как бы компенсировал сухость и рационализм конфуцианства; буддизм заботился о замаливании грехов, рождал и поддерживал иллюзии о светлом будущем [My China. Электронный ресурс:

http://www.mychina.ru/].

Термин «сань цзяо» ( snjio три учения) используется в китайской литературе с III в., то есть в то время, когда буддизм начал занимать прочные позиции в духовной культуре Китая. В связи с этим необходимо указать на определенную «асимметричность» в употреблении самого термина, связанную с тем, что слово «цзяо» ( jio учение) понималось несколько поразному в конфуцианстве, и в буддизме и даосизме. Несостоятельность данного термина заключается в совершенно разных значениях слова «цзяо» для конфуцианства и для двух других «учений», названных так лишь в смысле вообще большого явления, подобного конфуцианству, по духу совершенно ему не соответствующего [Зельницкий, 2002].

Таким образом, конфуцианство, даосизм и буддизм оказывали и до настоящего времени продолжают оказывать влияние на формирование философской мысли Китая. Кроме того, в русле этих трех основных религиознофилософских течений Китая была сформирована основная религиознофилософская лексика китайского языка, которая впоследствии была использована для перевода основных священных текстов других религиозных учений на китайский язык. Процесс поиска адекватного эквивалента для китайского языка реалий, существовавших в других иноземных религиозных учениях и отсутствующих в китайской культуре, был сложным и весьма трудоемким. В результате многие иероглифы приобрели новую семантику.

Так, например, при переводе с арабского языка на китайский сути мусульманского учения, его терминологии и основных принципов неизбежно было оказано влияние на национальную культуру Китая, а следовательно, и на китайский язык, что нашло отражение на лексическом уровне китайского языка в виде большого пласта заимствованной лексики.

glnjng \klnjng [араб. - al-Qur'n «читать»] – Коран, главная священная книга мусульман. В слове гуланьцзинь () или иногда кэланьцзинь () преимущественно взята фонетическая сторона слова, а значение «читать», заключенное в арабском слове, не сохранено в слове китайском. Однако в переводе присутствует некая китайская специфика, словом цзин (jng) обозначались многие дренекитайские каноны, например, такие известные, как Даодэцзин, И-цзин, Ши-цзин и др. В данном случае мы наблюдаем некий культурный симбиоз, заложенный в переводе.

qngzhns [араб. – масджид – место поклонения, тат. мчет] – мечеть, мусульманское богослужебное архитектурное сооружение. Семантическое заимствование (калька), полностью игнорирована фонетическая передача слова. дословно переводится как «исламский храм», но под словом s понимается именно буддийский храм, монастырь.

jint [араб., манара, «маяк»] – минарет, в архитектуре ислама башня (круглая, квадратная или многогранная в сечении), с которой муэдзин призывает верующих на молитву.

При переводе другого культового сооружения мусульман – минарета – возникает ситуация, аналогичная с мечетью – является калькой, в которой полностью игнорирована фонетическая передача арабского слова. Однако слово минарет при переводе на китайский язык содержит намек на дальневосточную культуру, ведь иероглиф «» означает «буддийская пагода».

Другим примером является перевод Библии на китайский язык. Первые заимствования христианской лексики китайским языком относятся к VII в., это связано с первыми нестерианскими переводами «Канона Иисуса Мессии» и «Единобожия».

Для «Канона Иисуса Мессии» характерно большое число фонетических транскрипций. Более того, многие из понятий и транскрипций были явно скороспелыми и носили странный для христианской религии характер. Терминологической спецификой «Канона Иисуса Мессии» стали:

1) употребление иероглифа f («Будда») для обозначения христианского Бога, 2) использование неподходящего знака m («загадка», «конфуз») в фонетической транскрипции mshh («Мессия») [Ломанов, http://www.chinese.orthodoxy.ru/].

В переводе Нового Завета, выполненном в начале XX века отцом Иннокентием, Царствие Небесное универсально переводится во всех текстах как tingu, то есть используется слово, также имеющее глубокие корни в традиционной китайской идеологии и национальном мифологическом сознании [http://www.pravoslavie.ru/].

tian «Небо», одна из главных категорий китайской культуры и философии, выражающая понятия: 1) бога, верховного божества, высшей божественной силы; 2) природы, естества, естественности, натуральности; 3) небосвода как носителя астрономических и метеорологических объектов и явлений; 4) неба как основополагающего структурного элемента космоса, соответствующего времени и оппозиционного земле ( di ди), соответствующей пространству, а также входящего в мирообразующую триаду (sancai сань цай): Небо – Человек – Земля [http://www.krugosvet.ru/].

Итак, из всего вышесказанного можно сделать следующие выводы.

1. При переводе фундаментальных исламских и христианских трактатов наблюдается широкое использование буддийской и даосской терминологии, что свидетельствует о «китаизации» мировых религий и обусловлено процессом взаимовлияния разных культур.

2. При переводе имен собственных на китайский язык, особенно на начальных этапах, в основном применялся метод транскрипции, причем переводческие решения часто были неудачными. Однако в результате переосмысления переводы корректировались, дополнялись и улучшались, поскольку применялись калькирование и описательный перевод.

3. Составители христианских переводов сталкивались с проблемами перевода на китайский язык фундаментальной богословской терминологии и библейских имен собственных. На раннем этапе это обуславливалось недостаточно глубоким знанием китайского языка христианскими миссионерами, однако другой немаловажной причиной являлась огромная разница в мировоззрении представителей Восточной и Западной культур: китайскому мировоззрению теистический подход был настолько чужд, что первые миссионеры-иезуиты в Китае даже в XVII – XVIII вв. испытывали сильнейшее затруднение при переводе самого слова «Бог».

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ  1. Азаров А.А. Русско-английский словарь религиозной лексики / А.А.

Азаров. М., 2002.

2. Зельницкий А.Д. Концепция единства «трех учений» как основа позднесредневекового религиозного синкретизма в Китае / А.Д. Зельницкий.

СПб., 2002.

3. Ломанов А.В. Раннехристианская проповедь в Китае / А.В. Ломанов // Режим доступа: http://www.chinese.orthodoxy.ru/russian/kb1/History1.

htm.

4. Тимофеев Т.А. Религиозная лексика русского языка как выражение христианского мировоззрения / Т.А. Тимофеев. Новосибирск, 2001.

5. Торчинов Е.А. Китайская картина мира и буддизм / Е.А. Торчинов.

СПб., 2000. С. 202–218.

6. Тянь // Онлайн Энциклопедия «Кругосвет». Режим доступа:

http://www.krugosvet.ru/enc/gumanitarnye_nauki/filosofiya/TYAN.html.

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 39 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.