WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

мощью которых можно описать атмосферу моло- ущемленности и невключенности в духовное продежной субкультуры «семидесятых». Государство, странство общества определило стремление третькак и социум в целом, никак не могло решить эту его сословия не к государственным идеалам, а к проблему. Необходим был плавный и точно опреде- личному самоутверждению (новая психология саленный рубеж – подросток – молодой человек – мореализации через идеальную формулу: «Хочу взрослый. Такие «рубежи» могли предоставлять все – могу все»). Противостояние таких «вайшья» только несколько социальных институтов: «устав- с властью и идеологией отразилось в лозунгах ные зоны» (тюрьма – 12–14 лет; интернат – 16 лет; «свободы личности» и «деидеологизации общеармия – 20 лет) и «социальный конвейер» (шко- ства» [11] в сомнении в этой реальности, в стремла – суз – 19 лет и армия; школа – вуз – 21 год и рас- лении закрыть свое индивидуальное сознание как пределение). Этот заложенный узким коридором особый мир. Согласно английской поговорке «Мой возможностей выбора процесс и становится отправ- дом – моя крепость», индивиды стараются как бы ной точкой дальнейшей маргинализации молодеж- приватизировать свои образы, отделяя их от вненой субкультуры МНФО и МНКО. Этот процесс мы шнего мира глухой стеной отрицания.

можем описать как пролонгацию возраста социаль- Появляется целая мода на присоединение себя к ной незрелости, что автоматически приводит к вы- неформальным группам и нонконформистским теснению части молодежи в маргинальные про- объединениям. Наиболее известные из них мы мостранства и ниши. Сегодня этот процесс можно по- жем подразделять именно по типам социальной казать, например, следующим образом: 16–18 лет – позиции: «Мы – другие» (хиппи, сектанты, рок-муабитуриент; 21–23 – выпускник вуза; 25–30 – аспи- зыканты), «Я – не такой, как все» (панки и «торчрант; 30–36 докторант и т.п. Однако подобная ки»), «Мы не такие, как вы» (металлисты и «гопвынужденная маргинальность заставляет индивида ники»). «Сфера искусства оказывается во власти начинать поиск нужных ему групп и структур. проявления именно архаических архетипов. И чем Наступление перестройки во многом именно по- больше официальная идеология становится матеэтому становится новым толчком публичности. риалистической и рациональной, тем более архаиПравда, ее вектор оказался и политизированным, и ческим и тяготеющим к сакральному становится экзальтированным, и эпатажным – отсюда посте- искусство – таким образом, стараясь заполнить пенное сползание в умах и настроениях к экстре- разрастающийся вакуум бездуховности своими мизму и максимальной свободе. Рок-музыка и даже средствами» – это анализ блока «современной лиэстрада становятся насквозь пропитанными полити- тературы» 1970-х – 80-х гг. М. Элиаде [15]. Так же ческими лозунгами и программными обращениями. в конце своей жизни Элиаде оценивает визуальное Царящие настроения в стране мы охарактеризовали искусство, музыку и конечно же молодежные двикак пуелиризм (подростковый максимализм): имен- жения (он скрупулезно проанализировал движения но в 80-е гг. МНФО (молодежные неформальные хиппи, панков и «new wave»). Все эти явления Элиобъединения) и вытесняются «старым» новообразо- аде трактует как всплытие древнейших пубертатванием МНКО (молодежными нонконформистски- ных инициационных культов. Культовое самокалеми объединениями). Теперь экстремизм, направлен- чение, пирсинг, татуировки, полинаркотизация, ный на себя или во вне, не просто дозволен или пре- экстравагантность внешнего вида, чрезмерно длинстижен, но и ненаказуем, даже поощряем. Происхо- ные или короткие прически, раскрашенные ирокедит тотальное размежевание индивидуальной кар- зы, специфические танцы (например, pogos) – все тины мира с картиной мира социальной. это смотрелось классическим набором из арсенала В организованном по-новому обществе жизнь примитивных племен, связанных с преодолением уже не ощущалась как «страдание во имя светлого магопсихологических проблем полового созревазавтра», а вчерашний и переходно-сегодняшний ния и вступления во взрослую жизнь племени.

мир уже не укладывался в представление о чем-то Другие стороны МНКО-движения (рок, психоделинизменном и грязном. Противопоставление брен- ка, «регулярная» (рэгги) музыка) связывались им с ного и идеального миров, бывшее основой своеоб- историческим наследием эпохи шаманизма.

разной религиозной идеологии СССР, потеряло Рынок, который изначально оказался востребосвою остроту и мотивирующую силу. На смену ванным обществом, теперь разрушает конкуренткоммунистическим идеям солидарности и взаимо- ные себе социальные структуры, начиная с более помощи, а также развитому социализму приходят поздних, надстроенных над предшествующими.

буржуазная рациональность протестантизма и Так, в первую очередь рыночные процессы раз«идеологический атеизм» (термин А. Сахарова). мывают глобальные государственные структуры.

Вместе с перестройкой, «бархатными» революция- В переходные периоды это освобождает энергию ми и приходом к власти «третьего сословия» про- более ранних социальных структур, прежде подавдолжалось изменение картины мира. Чувство лявшихся государством.

— 139 — Вестник ТГПУ. 2008. Выпуск 1 (75) Перестройка выводит на авансцену архетип все свои основания в самих себя. Теперь человек царя Сизифа. может двигаться «свободно», разрушая и перестраФинал мифа о Сизифе известен всем. Совре- ивая окружающий мир по своей воле, не беспокоменные исследователи либо говорят о теме наказа- ясь о том, что разрушает этим основы своей жизни.

ния за бурную и не всегда юридически правильную Интериоризация субъектности усилила мотивы жизнь (Р. Грейвс и его сторонники); либо о счастье произвольности индивидов. Стремясь выстраивать «вечного потребителя», который каждый раз, когда деятельность по индивидуальным траекториям, «бесстыдный камень» срывается с горы, радуется «вайшья» декларировали в качестве главных ценсвоим новым желаниям и возможностям (А. Камю ностей личность, практичность и свободу. Казаи его последователи, А. Маслоу и гуманистические лось, что мир вступает в эпоху максимального разпсихологи). Обе версии совпадают с разными трак- вития субъектности людей.

товками мифа в античной среде: сам Сизиф снача- Но мотивы самореализации, самоутверждения, ла не догадывается, какое счастье двигать камень наполнявшие энергией борьбы предпринимателей реформ, ведь в целой серии ранних мифов это ал- и авантюристов, могли реализоваться лишь в перилегория солнечного диска (например, у Павсания), оды дестабилизации и реформирования общества.

и последующая – реорганизация, бессмысленная Роль субъектов – организаторов деятельности приработа, связанная с «бесстыдным камнем», которая нимают на себя не индивиды, а корпорации, функкак наркотик или навязчивая идея разрушает самое ции которых жестко определяются рынком.

тело государства. С распадом Советского Союза в обществе появА потом Сизиф оказывается в собственной ло- ляются новые мифы, например пир во время чумы, вушке, он не может выйти из проторенной колеи, впервые описанный в виде свадьбы ЭПИМЕТЕЯ и как и не может бросить свой камень, потому что ПАНДОРЫ. Это миф о наказании за нарушение Задальше может быть только еще хуже. Другой инте- вета, за отступничество, за стирание реальности, ресный факт: в одной из поздних трактовок мифа у которая у многих народов отражена в мифе об осГорация есть интересная канва: камень Сизифа, леплении (царь Эдип, Полифем или Пан, точнее – полый внутри, вмещает «ящик Пандоры». И когда его жертвы).

Сизиф осознает бессмысленность и тщетность Все четыре мифа расположены на довольно несвоего труда – камень рухнет с горы и на этот раз большом отрезке времени, тесно взаимосвязаны и разобьется, вновь освобождая свой страшный груз. имеют четко выраженные современные трактовки С падением СССР вектор вновь меняется в сто- темы транзитивности: герой – изгой; высшее чуврону приватности. Беззащитность и перед кримина- ство – самовлюбленность; наказание – счастье; подалом, и перед государственными структурами, их рок – кара – то есть общество нескольких эпох (пусть произвол заставляют общество уходить от публич- небольших по времени) транслировало и проецироной рекламы своего образа жизни в узкие мирки вало тенденциозные, деструктивные мифы.

«своих компаний». Новая демифологизация взгля- Коллективный миф и бегство в другое продов касается представления о «западном образе странство – параллельности, фэнтези, секты и т.п.

жизни», а результатом прохождения маргинальных Старые молодежные субкультуры (хиппи, панки, возрастных, социальных, культурных слоев стано- металлисты) начинают заменятся новыми – толкивится тенденция к упрощению, поверхностности. В енисты, реставраторы социальных пространств социально-философском смысле развитие общества Античности, Средневековья и Нового времени, ропрошло стадию публичности и перешло в стадию левики фэнтезийных пространств, несколько переприватности, которая сегодня снова пытается найти рождений гтов.

выход в публичное пространство, но уже под новы- Наиболее известные из них мы также можем ми лозунгами: «Хочу быть оригинальным, как все». подразделять по типам социальной позиции: «Я – Образ идеального и справедливого мира потерял другие» (мажоры и эмо), «Я – не такой, как все» свою энергию, но третье сословие уже увидело (всевозможные «иные» и готы), «Мы не такие, как свой идеал в жизни богатых аристократов Запада и вы» (толкиенисты и ролевики). Сфера искусства во власти аристократов Востока. Слова «Весь мир оказывается во власти проявления не просто арханасилья мы разрушим до основанья, а затем мы ических архетипов, но самых негативных из всего наш, мы новый мир построим – кто был ничем, тот набора первообразов. И чем больше официальная станет всем» теперь стали вновь актуальными, но «новая идеология» старается быть прагматичной и выражали скорее стремление приобрести величие демонстрировать «успешность», тем более нерацичерез новый способ общения с миром – его разру- ональными и жесткими становятся проявления шение. Источники субъектности человека локали- «новых авторов» в массовом искусстве – культура зуются в телесное. В стремлении бороться с миром больше не старается заполнить «вакуум бездухови в страхе быть зависимыми от него люди спрятали ности», но расширяет его за счет негатива и ниги— 140 — Л.В. Шабанов, П.Н. Савин. Построение модели молодежной субкультуры...

лизма. Визуальное искусство становится сериаль- ций в сфере искусства, шоу-бизнеса и проч. А каным, музыка – направленным и канализированным чество духовного продукта оценивается по его фи«под заказ» мэйнстоимом, молодежные движения нансовой эффективности, по прибыли, приносистремятся к еще большему омоложению и само- мой той или иной технологией.

инвалидизации. С точки зрения анализа инициаци- В условиях роста мигрирующего низкоквалионных культов, происходит подмена принципа соци- фицированного, но обладающего правами и льгоализации (т.е. включения индивида в общество), тами населения и организованности корпораций принципом адаптации (т.е. приспособления жизни большинство людей теряет пространство реализаиндивида к социальному существованию). Культо- ции субъектных способностей. Отстраненность тавое самокалечение, пирсинг, татуировки, полинарко- кого большинства от организации жизни, включентизация, равно как и экстравагантность внешнего ность людей в деятельность на роли лишь исполвида, становятся частью «модной», субкультурно нителей отдельных звеньев ставят их в позицию значимой практики разных сообществ. Арсенал при- «вечного маргинала» с психологическим состоянимитивных племен превращается в поведенческий ем отчужденности.

набор современного атомизированного (отчужден- Сужение социальных функций пришло в протиного) человека. Он все еще связан с преодолением воречие с ростом субъектности людей. Наш совремагопсихологических проблем полового созревания, менник локализован в узких сферах деятельности но нацелен на дальнейшую индивидуацию личности и «сливает» свои невостребованные способности в и социальную психопатологию одиночества. Новые разгадывание кроссвордов, чтение книг о чьих-то стороны МНКО-движения («кислотная электрони- подвигах, в остросюжетные боевики и компьютерка», экстрим, транс- и болтовня под музыку (рэп)) ные игры. Развитие субъектности людей компенсисвязываются уже не с шаманизмом, а с наследием руется ростом их аутичности, уходом в воображаепредцивилизационных переходов от эпохи позднего мые виртуальные миры, а психическая активность Средневековья к Викторианской Англии (неороман- индивидов все более удаляется от реальности.

тики – ролевики – готы), от эпохи Просвещения к Однако, когда подобная социальная ситуация революционным группам (сектанты – политические держится в обществе на протяжении многих лет, молодежные группы – антиглобалисты). То есть вре- люди к ней начинают привыкать. И ужас маргинала мен, когда рациональность и гуманизм не просто со- постепенно становится нормой. Сначала это бытоседствовали, но и прекрасно уживались с крайними вая норма, потом негласное правило типа «хочешь проявлениями мракобесия и насилия. жить – умей вертеться», потом норма. Если же марМы можем увидеть, как сегодняшние реальности гинализация – это норма, то в праве ли мы говорить демонстрируют нам новые социальные системы мо- о ее теперешнем насильственном характере делей сообществ (уже не целостные и ясные иерар- Демифологизация общественных устоев, прихии, а множество локальных профессиональных, ведение их к целесообразности, рациональности в корпоративных, национальных, возрастных, поло- нейтральное поле развития человека с наименьвых и криминальных групп), которые включаются шим количеством помех переместили центр внив мелкоструктурированную, рыночно-техногенную мания с общества на бытие отдельного среднестасистему (потребление, упрощение и разрушение ок- тистического человека. Мода быть «другим без ружающего мира). Иными словами, втягивание в другого», придерживаясь лишь внешней атрибутисебя предметов и энергии людей как варианты това- ки, или мода на самоопределение и оригинальра. Эта субъектность человечества уже не личност- ность «быть необычным, как все», противопоставная и не психологическая, а такая же бессознатель- ляя себя ценностям общества, демонстрируя отная, какой является и «субъектность биосферы», – клонения от норм, что фактически является делюди превращаются в «жидкую массу», текущую в монстрацией трансформации культурной традинаправлении функциональных градиентов [11]. ции, ведет к столкновению с некоторыми Пространство жизни дифференцируется на уз- условиями, которые нивелируют дифференцируюкие сферы, где между людьми возникает высокая щие процессы внутри молодежной субкультурной конкуренция по способности выполнять опреде- среды, превращая ее в аморфное социальное обраленные операции.

Pages:     | 1 || 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.