WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

Разные родовые системы имеют и разные функци- Н.В. Дмитриева выделяют цепочку мотивов: мотив ональные корни, и мотивационные привязанности, отверженной любви нимфы Эхо; мотив мести боформирующиеся в разных биосферных регионах гини, наказывающей эгоцентричного и беззаботноСССР. Формирование субъектности и отчуждение го Нарцисса возникновением страсти, которую неот мира – вещи, внутренне связанные [12, с. 45]. льзя реализовать; мотив двойника, основанный на Формирование отражения внешнего через себя как иллюзии: Нарцисс влюбляется в свое отражение;

внутреннего мира – основная черта развития субъ- мотив страстного желания; мотив магического пеектности [13]. Конфликт с миром становится осно- рехода в другое состояние: Эхо становится бестевой развития субъектности и в истории советской лесной, а Нарцисс превращается в цветок (здесь культуры. Противоречие между субъектностъю и промежуточность между мотивом смерти и мотиобъектностью окружающего мира предполагает вом воскрешения); Д. Кальшет, Б. Сарториус наразличное отношение людей к реальности, которое стойчиво подчеркивают в мифе чисто юнгианскую и нашло свое выражение в образе двух миров: од- доминанту – мотив трансформации Нарцисса: от ного – видимого и покоряемого, а другого – субъ- изменчивого и временного – к вечному постоянектного, для каждого своего, нерационального, но ству (Self), которое только в момент смерти (Ego) по сути своей идеала. становится независимым от внешнего отражения;

Стремление к платоновскому миру, далекому и Л. Андреас-Саломе («Двойная ориентация нарцисабстрактному, могло опираться лишь на сильное сизма») показывает синкретического Нарцисса, коотчуждение человека от реальности быта. Этот торый видит в водной глади ручья не просто свой «дуализм» проявлялся в разделении мира на «свой» образ, но нерасчлененное единство этого образа с и «чужой», на «хороший, наш» и «чужой, опас- окружающей его природой, т.е., отсутствие собстный». Такой дуализм определял главную проблему венного образа – он стирает условность любых граэпохи – конфликт личности с порождающей его ниц, выходит за рамки «Я», более того, выходит системой. Именно поэтому текст как своеобразная за пределы «любви к себе, когда утрачиваются граисповедь становится предпосылкой развития реф- ницы своего Я» (не собирание себя, но растворелексивной культуры. ние себя в окружающем мире). О.А. Шамшикова и «Застой» воскрешает в среднестатистическом Е.О. Шамшикова, анализируя все предыдущее, гочеловеке старый мифологический образ – Нар- ворят также о трактовке мифа в символических обцисса. разах Обреченности, невозможности овладеть люПри этом необходимо отметить, что миф о Нар- бовным объектом – (собственным отражением), что циссе также неоднократно претерпевал всевозмож- придает мифу суицидальный аспект (диалектика ные изменения: то появлялся, то исчезал эпизод с любви и смерти) [14].

нимфой Эхо; то влюбленная нимфа менялась на Действительно, наступивший период «развитопрекрасного юношу Аминия, то у Нарцисса появ- го социализма» вместо обещанного «коммунизма», лялась любимая сестра-близнец, которая вдруг не- борьба за мир во всем мире и политика поддержаожиданно умирала, а брат мучительно искал в сво- ния локальных войн, пренебрежение интересами ем отражении ее черты [10, с. 57, 220, 221]. То сам собственного коренного народа относительно инюноша представал всего лишь средством для само- тересов любого другого, даже «несоюзного», и т.п.

любования ручья, который не знал красоты Нар- приводит к девальвации целой системы ценностей цисса, но был уверен в собственной, ибо видел, как и этических норм.

восхищенно, с любовью вглядывался юноша в вод- Наступление «Перестройки» во многом именно ную прозрачность и глубину (О. Уальд). поэтому становится новым толчком публичности.

При этом загадочный миф имеет довольно уз- Правда, ее вектор оказался и политизированным, и кий спектр аналитических трактовок, хотя во всех экзальтированным, и эпатажным, отсюда постепенмы видим определяющий образ потребителя. Так, ное сползание в умах и настроениях к экстремизму Д. Холмс отмечает «тему быстротечности красоты и максимальной свободе. Сначала общая ментальи устойчивой связи между нарциссизмом, завис- ность обретает образы всего спектра идеологий тью и смертью»; М. Якоби – «бесконечную драму максимального количества групп, не желающих самопостижения, поиска человеческой сущности, больше скрывать системы своих ценностей, однако в своей интравертированной форме – рефлексии о постепенно оформляются политические блоки (десамом себе, повороте собственного внимания на мократически-реформаторский, либеральный, авто, что находится “во мне” и что выходит “из торитарно-консервативный, реваншистский), куда меня”»; П. Куттер заостряет внимание на травма- вписывается весь этот широкий спектр большинстических моментах «утаенной любви» («Когда лю- тва. Рок-музыка и даже эстрада становятся насквозь бовь скрыта от нас, то... нам остается только пос- пропитанными политическими лозунгами и проледний выход – любовь к себе»); Ц.П. Короленко и грамными обращениями. Тематика неофициальных — 47 — Вестник ТГПУ. 2007. Выпуск 11 (74). Серия: ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ (ФИЛОСОФИЯ) песен («дворовая», «цыганская», «блатная», «кабац- ранних социальных инстинктов («клановая сувекая») выносится на самую широкую аудиторию. Ца- ренность») и архаичных структур («клановая солирящие настроения в стране можно с полной ответс- дарность»), прежде подавлявшихся государством.

твенностью назвать пуелиризмом (термин Й. Хёй- «Перестройка» выводит на авансцену архетип зинга – подростковый максимализм, крайние сужде- царя Сизифа. Сизиф (дословно с греческого – ния и безответственность). Именно в 80-е гг. МНФО «очень мудрый»), муж одной из плеяд, известный (молодежные неформальные объединения) и вытес- более всего прекрасными стадами коров. Рядом с няются «старым» новообразованием МНКО (моло- ним жил сосед, Автолик, которого, по легенде, сам дежными нонконформистскими объединениями). Гермес научил не только воровать скот, но и менять Теперь экстремизм, направленный на себя или во- его внешность. Сизиф, понимая, что стада его ревне, – не просто дозволен или престижен, но нена- деют, никак не мог поймать вора, поэтому однажказуем и даже поощряем. Происходит тотальное ды приказал вырезать на нижней стороне копыт размежевание индивидуальной картины мира с кар- фразу: «Украдено Автоликом». Раскрыв преступлетиной мира социальной. ние, Сизиф оставил вора на суд соседей, сам же В организованном по-новому обществе жизнь «разделил ложе с дочерью Автолика и женой Лаэруже не ощущалась как «страдание во имя светлого та, Антиклеей, которая в последствии и родит хитзавтра», а вчерашний и переходно-сегодняшний роумного Одиссея. Город Эфира, будущий Коринф, мир уже не укладывался в представление о чем-то был подарен Сизифу, уже как царю, возвращаюнизменном и грязном. Противопоставление брен- щейся Медеей. Но проблемы Сизифа начинаются с ного и идеального миров, бывшее основой своеоб- желания улучшения жизни за счет опыта более, как разной «религиозной» идеологии СССР, потеряло ему казалось, передовых соседей. Политический свою остроту и мотивирующую силу. На смену кризис в Фессалии, сговор с речным богом Асопом, коммунистическим идеям солидарности и взаимо- у которого Зевс похитил дочь, хитрое заключение помощи, а также «развитому социализму» прихо- бога Преисподней Гадеса в плен и обман его супрудят буржуазная рациональность протестантизма и ги Персефоны, затем неудачная дуэль с Тесеем.

«идеологический атеизм» (термин А. Сахарова). Финал мифа о Сизифе известен всем [10, Вместе с «Перестройкой», «бархатными револю- c. 169–176, 273, 277, 456, 536]. Современные исциями» приходит к власти «третье сословие» – следователи говорят либо о теме наказания за бур«новые русские» (новые вайшья, буржуа, компра- ную и не всегда юридически правильную жизнь дор, капиталист и т.п.). Продолжается изменение (Р. Грейвс и его сторонники), либо о счастье «вечкартины мира. Чувство ущемленности и невклю- ного потребителя», который каждый раз, когда ченности в духовное пространство общества опре- «бесстыдный камень» срывается с горы, радуется делило стремление третьего сословия не к госу- своим новым желаниям и возможностям (А. Камю дарственным идеалам, а к личному самоутвержде- и его последователи, А. Маслоу и гуманистические нию (новая психология самореализации через иде- психологи). Обе версии совпадают с разными тракальную формулу: «Хочу все – могу Все»). Проти- товками мифа в античной среде, сам Сизиф сначавостояние таких «вайшья» с властью и идеологией ла не догадывается, какое счастье двигать камень отразилось в лозунгах «свободы личности» и «деи- реформ, ведь в целой серии ранних мифов – это деологизации общества» (В.К. Шабельников), в аллегория солнечного диска (например у Павсасомнении в этой реальности, в стремлении закрыть ния) и последующая реорганизация, бессмысленсвое индивидуальное сознание, как особый мир ная работа, связанная с «бесстыдным камнем», ко[13]. Согласно английской поговорке «Мой дом – торая, как наркотик или навязчивая идея, разрушамоя крепость», индивиды стараются как бы прива- ет самое тело государства.

тизировать свои образы, отделяя их от внешнего А потом Сизиф оказывается в собственной ломира глухой стеной отрицания. вушке, он не может выйти из проторенной колеи, Рынок, который изначально оказался востребо- как и не может бросить свой камень, потому что ванным обществом, теперь разрушает конкурент- дальше может быть только еще хуже. Другой интеные себе социальные структуры, начиная с более ресный факт: в одной из поздних трактовок мифа у поздних, надстроенных над предшествующими. Горация есть интересная канва: камень Сизифа, Так, в первую очередь рыночные процессы размы- полый внутри, вмещает «ящик Пандоры». И как вают глобальные государственные структуры (вво- только Сизиф осознает всю бессмысленность и дя в противоречия функциональные, юридические тщетность своего труда – камень рухнет с горы и и экономические обязанности разных ветвей власти на этот раз разобьется, вновь освобождая свой и сфер управления). В исторической трансспективе страшный груз.

мы можем говорить о том, что в переходные перио- Именно в начале 90-х гг. на сцену выходит ды эти процессы высвобождают энергию более «Маргинальный миф». Этот миф – не просто этап — 48 — Л.В. Шабанов. Компаративный анализ модели молодежной субкультуры в мифологическом...

отражения определенной информации какой-либо вайшья» государственные структуры буквально субкультуры, но стиль эпохи. С падением СССР раскалываются: крушение организации «Варшаввектор общественных отношений вновь меняется в ского договора», распад Чехословакии и Югосласторону приватности. Беззащитность и перед кри- вии, развал СССР, деградация СНГ, угроза целостминалом, и перед государственными структурами, ности РФ и ее отдельных областей. Идет расчленеих произвол заставляют общество уходить от пуб- ние: и территориальное, и экономическое – путем лично-политических баталий и запираться в узких приватизации, и идеологическое – через противомирках «своих кампаний». Начинается отток лю- поставление разных групп общества. Лишь подадей из социально-политических структур (иногда вив жизненность окружающих объектов, можно целыми областями и республиками). Однако эта уверенно ощутить себя их господином. Особую эпоха приватизации публичных пространств за значимость в социальной жизни «новых вайшья» счет форм локальных культурных средств часто приобрели деньги, причем не столько как средство компенсируется средствами массовой информации измерения количества труда, качества товара, (радио и ТВ, Интернет) и личной коммуникации сколько как средство организации обменных про(пейджинг, сотовая связь, ICQ – «Аська», ЧАТы). цессов.

Однако психоисторический процесс – проблема Интериоризация субъектности усилила мотивы многоплановая, суть полидисциплинарная, т.е. тре- произвольности индивидов. Стремясь выстраивать бующая от разработчика определенной междис- деятельность по индивидуальным траекториям, циплинарной эрудиции. В социально-философском «вайшья» декларировали в качестве главных ценсмысле развитие общества прошло стадию публич- ностей «личность», «практичность» и «свободу».

ности и перешло в стадию приватности, которая Казалось, что мир вступает в эпоху максимального сегодня снова пытается найти выход в публичное развития субъектности людей.

пространство, но уже под новыми лозунгами Но мотивы реализации самоутверждения, на(«хочу быть оригинальным, как все») и в контексте полнявшие энергией борьбы предпринимателей и новой моды («типа-этничность», «типа-культура», авантюристов, могли реализоваться лишь в перио«типа-элитарность»). Именно здесь лежит стран- ды дестабилизации и реформирования общества.

ное, порой парадоксальное влияние на личность Роль субъектов – организаторов деятельности – таких феноменов, как «наивный реализм» и «не- принимают на себя не индивиды, а корпорации, компетентная (патологическая, псевдо-) толерант- функции которых жестко определяются рынком.

ность». С распадом Советского Союза в обществе появБеззащитность и перед криминалом, и перед го- ляется новый миф: «Пир во время чумы», впервые сударственными структурами, их произвол застав- описанный в виде свадьбы Эпиметея и Пандоры.

ляют общество уходить от публичности; размыва- Это миф о наказании за нарушение Завета, за отние представлений о «западном образе жизни», ступничество, за стирание реальности, которая у вынужденная маргинализация возрастных, соци- многих народов отражена в мифе об ослеплении альных, культурных слоев становятся тенденцией (царь Эдип, Полифем или Пан, точнее, его жертк упрощению, поверхностности. Образ идеального вы). Эпиметей, брат Прометея, недалекий, примии справедливого мира потерял свою энергию, но тивный (дословно, смотрящий назад, «задним третье сословие уже увидело свой идеал в жизни умом крепкий»). Его невеста Пандора – искусстбогатых аристократов Запада и во власти аристок- венная блондинка, которую Зевс сделал столь же ратов Востока. Слова «весь мир насилья мы разру- глупой и ленивой, сколь и красивой. Эпиметей посшим до основанья, а затем мы наш, мы новый мир пешил жениться на ней. Олимпийцы преподнесли построим – кто был ничем, тот станет всем» те- молодым богатые дары (Пандора, дословно, всеми перь стали вновь актуальными, но выражали, ско- одаренная, не путать с всем одаренной), среди корее, ущемленность и стремление приобрести ве- торых и находился известный ящик, в который когличие через новый способ общения с миром – его да-то Прометей с большим трудом заключил все разрушение. Источники субъектности человека невзгоды человеческие [10, с. 102, 106, 107, 110, локализуются в тело. В стремлении бороться с ми- 529].

Pages:     | 1 || 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.