WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 95 | 96 || 98 | 99 |   ...   | 130 |

В четвертом блоке календарно-тематического плана спецкурса по такой же методической схеме чередования лекционного материала преподавателя и сообщений студентов изучаются биографии политических вождей английского вигизма и либерализма Ч. Грея, Г. Пальмерстона, У.Ю. Гладстона, а также лидеров французских либералов Ф. Гизо и итальянских либералов К.Б. Кавура.

В рамках пятого блока помимо преподавательских очерков о В. Либкнехте, А. Бебеле, Ж. Геде, П. Лафарге и Ж. Жоресе, позволяющих сравнить не только их социалистические воззрения, но и жизненные судьбы, студентам предлагается подготовить сообщение на тему «Дружба и революционное сотрудничество К. Маркса и Ф. Энгельса».

Тематика шестого блока спецкурса построена таким образом, чтобы показать коренные различия между крупнейшими европейскими монархиями: на примере королевы Виктории - благополучие и прочность Британской монархии, на примерах Вильгельма II и Франца-ИосиII и Франца-Иосии Франца-Иосифа - крах Германской и Австро-Венгерской империй.

Содержание седьмого блока тематического плана составляет галерея исторических портретов государственных деятелей - реформаторов начала ХХ века. Это лекционный материал преподавателя о премьер-министрах Англии Г. Асквите и Италии Дж. Джолитти, канцлере Германской империи Б. фон Бюлове, а также сообщения студентов о британском министре Д. Ллойд Джордже и президентах США Т. Рузвельте и В. Вильсоне.

Следует иметь в виду, что представленный выше тематический план спецкурса «Новая история в биографиях» имеет заявочный характер, он не реализуется в полной мере – невозможно за 34 часа аудиторных занятий рассмотреть 47 исторических портретов. После согласования плана со студентами в нем остаются не более 30 имен при непременном сохранении всех семи тематических блоков.

Спецкурс завершается итоговой дискуссией студентов по приведенному ранее плану. На нее отводится целое занятие. Преподавателю важно выявить мнение всех студентов группы по обсуждаемым вопросам. Поэтому его задача в ходе дискуссии заключается в том, чтобы организовать активное обсуждение и направлять ход дискуссии в нужное русло. Свою точку зрения он высказывает в самом конце занятия при подведении его итогов. По результатам заключительного занятия и с учетом активности работы студентов в течение семестра выставляется зачет.

Таким образом, проблематика занятий охватывает важнейшие события и периоды новой истории, которые рассматриваются через призму деятельности выдающихся личностей. На занятиях по спецкурсу студенты учатся оценивать роль, значение и место исторических деятелей с учетом разнообразных критериев, находить правильное соотношение между типологическим и индивидуализирующим подходами в объяснении причин, хода и результатов исторических событий. Кроме того они овладевают навыками использования научной и научно-популярной литературы биографического характера и подготовкой самостоятельных работ в жанре «исторической биографистики».

Вольтер. Афоризмы, мысли, фразы. (http://www.aphorism.ru/author/a4766.shtml).

Гулыга А.В. Искусство истории. М., 1980. С. 28.

Карлейль Т. Теперь и прежде. М., 1994. С. 6.

Плеханов Г.В. К вопросу о роли личности в истории // Плеханов Г.В. Избранные философские произведения. В 5-ти т. Т. 2. М., 1956. С.26.

В.А. Ушаков РОССИЙСКИЕ МОНАРХИ В ТРАКТОВКЕ ИНОСТРАНЦА:

ФОРМИРОВАНИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ И СТЕРЕОТИПОВВ эпоху нового времени Московия, а позднее обширная Российская империя все чаще становилась объектом изучения для вдумчивого европейца. Наблюдатели фиксировали свои впечатления от встреч с малоизвестными землями и населявшими их народами. Нередко их сочинения содержали описания и характеристики российского общества, государства и, конечно его правителей — великих князей, царей, а с ХVIII столетия и императоров и императриц российских. Тогда же формировались и основные подходы к восприятию лежавшего где-то на Востоке государства, отдельных его институтов, высказывались разные мнения о жизни и деяниях монархов и их окружения, оценивался их вклад в национальную и европейскую историю.

Некоторые суждения с вариациями повторялись неоднократно и постепенно утверждались в сознании читателей, в общественном мнении стран Запада, приобретали характер устойчивых представлений и стереотипов. Подобные характеристики могли достаточно точно и жестко отражать реалии российской жизни, а могли и давать картину неполную, недостоверную, искаженную авторами в силу объективных и субъективных причин. Такая трактовка затронула и российских самодержцев и создаваемый ими государственный порядок.

Примеры политизированного подхода к России и ее трактовки, обусловленной определенными целями и расчетами, европейцы являли и в XVII в. Так, в 1689 г. француз Фуа де ла Невилль побывал в России в качестве представителя Польши, а возможно он действовал и в интересах Франции и ордена иезуитов. Иностранец представил панораму внутренней и внешней политики страны накануне петровских реформ и из приведенных им свидетельств целесообразно выделить характеристики представителей царской семьи Романовых и связанных с ней влиятельных лиц. От путешественника современники узнали, что борьба за власть к концу века захватила российскую знать и эти распри почти постоянно выливались в кровавые заговоры и бунты, расправы и казни. Все это омрачало времена, последовавшие за кончиной царя Алексея Михайловича. Этого царя де ла Невилль удостоил благосклонных слов, ибо тот направил своего представителя в европейские столицы и в Рим в 1672 г. для того, чтобы сделать папе Клименту Х «предложение относительно соединения русской и латинской церквей на некоторых условиях».

Ученым трудно назвать те задачи, которые стояли перед де ла Невиллем в России. Возможно он должен был определить перспективы и пути сближения католического Запада и Московии, о чем косвенно свидетельствовали страницы его сочинения, превозносившего усилия тогдашнего правителя страны князя В. В. Голицына по модернизации российского общества и государства. По словам де ла Невилля князь Голицын открыл границы для въезда иностранцев, в том числе иезуитов в Московию, князь поощрял поездки соотечественников в Европу и обучение дворянских детей у учителей с Запада. Француз подробно характеризовал многие планы и начинания Голицына и фактически возвел его пьедестал преобразователя России. Автор не скрывал и причин восторженного отношения к означенному реформатору и одновременно критического настроя к молодому царю Петру. Голицын разработал план по заключению своего брака с царевной Софьей и передаче созданной таким путем семье прав на трон Московии «по причине пресечения мужского рода в царском семействе». Этот план предусматривал и «соединение церкви латинской с греческой… присоединение московитян к римской церкви». Во многом поэтому бурная деятельность Голицына по модернизации страны и вызывала восхищенные отзывы иностранного наблюдателя, выступавшего как верный сын и поборник интересов римской католической церкви и сожалевшего о начале антикатолического курса царских властей после падений В. В. Голицына.

Ф. де ла Невилль стремился понять причины неудач, постигших В. В. Голицына и царевну Софью. Как незаурядный наблюдатель француз вскрыл некоторые из этих причин (провалы двух военных походов Голицына для завоевания Крыма на фоне обострения недовольства бояр и дворянства, вызванного авторитарными методами управления страной и постоянными кознями и заговорами царевны Софьи). Острый на язык де ла Невилль, возможно одним из первых иностранцев обратил внимание и на прекрасную половину царственной семьи. Правда, он весьма своеобразно описывал «следсвие козней царевны Софии», считая, что ее «ум и дарования... нисколько не походят на ее наружный вид, ибо она очень безобразна, необыкновенно толста, с головою огромною, как подушка, на лице ее волосы, на ногах наросты, и ей теперь по крайней мере сорок лет». Нарисовав портрет своего рода «царевны-лягушки», учтивый француз продолжал: «но насколько стан ее толст, короток и груб, настолько напротив, тонок и проницателен ум; и хотя она никогда не читала и не изучала Макиавелли, но по природе знает его принципы, и особенно то, что нет ничего, никакого преступления, которого нельзя было бы предпринять, раз дело идет о получении власти». Автор этими строками как бы закладывал традицию давать характеристику не только властелинам, но и властительницам Руси. Де ла Невилль полагал, что «безмерное честолюбие», неуемная жажда власти и попытки царевны Софьи избавиться от брата привели к образованию против нее партии «в пользу брата Петра».

В итоге, Софья «кончила падением и заключением на всю жизнь в монастыре». Последствия борьбы оказались губительными и для ее фаворита и сожителя князя В. В. Голицына.

А что же Петр I и его сторонники и родственники по линии матери Победив царевну Софью и В. В. Голицына они заняли «все важные места» в управлении Московией и «будучи необразованны и грубы, начали, вопреки всякому политическому... благоразумию, уничтожать все, что этот великий человек (В. В. Голицын. — В. У.) умно и рассудительно ввел нового для славы и пользы нации». Клеймя родственников Петра, которые облеклись «снова в свою черную, зловонную шкуру», де ла Невилль сообщал: «эти варвары снова запретили иностранцам въезд в Россию, равно как и отправление католической службы... Говорят, — писал француз, — что они заставят московитян ограничиться изучением лишь письма и чтения, проявляя и в этом случае, как и во всем другом, свою тираническую власть...» Такие перемены, полагал автор, заставят«всех сильнее сожалеть о великом Голицыне».

Ф. де ла Невилль скорее всего намеренно игнорировал сведения об интересе молодого Петра к достижениям Европы, сведения о потенциале царя как возможного преобразователя России. В сочинении француза облик царя выглядел достаточно двойственным, если не считать его отрицательным, а само сочинение воспринимать как политизированный антипетровский памфлет. По словам иностранного наблюдателя Петр I был «весьма высок ростом, хорошо сложен и довольно красив лицом. Глаза у него довольно большие, но, — сообщал наблюдатель, — блуждающие, вследствие чего бывает неприятно на него смотреть». И, продолжал автор, «несмотря на то, что ему только 20 лет (Петру шел 18 год. — В. У.), голова его постоянно трясется». Естественно, что фактически убогий властелин и интересы имел такие же. «Любимая его забава, — указывал француз, — заключается в натравливании своих любимцев друг на друга, и весьма нередко один убивает другого из желания войти к царю в милость».

По сведениям де ла Невилля зимой Петр I «велит вырубать огромные проруби во льду» и заставляет «самых толстых бояр проезжать по ним в санях... молодой лед оказывается непрочным... они проваливаются в воду и нередко тонут». А еще молодой царь «любит... звонить в большой колокол, но самая главная страсть его — любоваться пожарами, которые весьма часто случаются в Москве».

Столь карикатурное описание Петра Великого, как и упоминание о необычных (или экзотических) нравах московитов возможно и продлевало «жизнь» сочинения Ф. де ла Невилля. Причинами тому были и все те соображения, которые побуждали творцов европейской политики противиться вмешательству Российской империи в решение судеб континента, а россиян представлять как нечто инородное для цивилизованной и развитой Европы. Внимание привлекло и то обстоятельство, что появление сочинения де ла Невилля, отличавшегося по сути дела антироссийской направленностью и содержавшего едкие нападки на Петра I и его сподвижников, не стало явлением единичным, а в странах Западной Европы на наиболее распространенных тогда языках (французский, немецкий, голландский) были изданы и другие книги, представлявшие Россию и россиян «в самом неприглядном виде». Правда, в чем-то царь Петр и его окружение своим поведением давали поводы для нелицеприятных разговоров, а очевидцы и современники царя с разных позиций пытались описать и интерпретировать столь необычную фигуру. За Петром уже тогда потянулся «своеобразный шлейф» всевозможных свидетельств, рассказов, сочинений и здесь необходимо указать, что сопоставимое с гротеском де ла Невилля или, пожалуй, худшее описание повзрослевшего на несколько лет российского монарха составил некий С. де Куртильз, опубликовавший записи в 1703 г. Он, якобы, присутствовал на встрече Петра I с курфюрстом Бран-дербурга. И согласно сведениям этого «очевидца» царь въехал в город «втихомолку на смехотворном экипаже; он был больше похож на медведя, чем на человека, он был одет в шкуры и колпак на голове. Одежда волочилась по земле вместе с саблей колоссальных размеров. Усы его закручивались вокруг ушей... Он приблизился к курфюрсту, не снимая с головы колпака, с испанской важностью, не сгибаясь словно аршин проглотил».

Царь Московии без меры пил водку, грубил дамам, грозил всех повесить и убить и тем предоставил не видевшим «столь необычных манер» европейцам «развлечение на пять или шесть дней».

В конце ХVII столетия не все европейцы потешались над царем Московии. Принцесса София из Ганновера рассказала о встрече с Петром в городе Коппенбрюке 11 августа г. Ее письмо стало живым документом своего времени и оказалось «особенно ценным тем, что автор его свободен от предвзятости и литературных веяний», влиявших на современников Петра после того, как «слава о его гении и победах широко разлилась по Европе». Иначе говоря, принцесса София могла разглядывать и оценивать гостя по-женски придирчиво и не подчиняясь требованиям политики. «Царь, — записала тогда немка, — высокий мужчина с прекрасным лицом, хорошо сложен, с большой быстротой ума, в ответах скор и определителен, жаль только, что ему недостает при таких природных выгодах полной светской утонченности».

Как видно из этого письма, в Германию явился не полуурод с животными пристрастиями, а завидный жених-красавец. Вряд ли за 7–8 лет Петр, всецело занятый войной и делами государства, из «гадкого утенка» в изображении де ла Невилля превратился в прекрасного «лебедя», да еще такого, с которым европейская принцесса танцевала «до четырех часов утра» и поэтому с восторгом записала: Петр «совершенно необыкновенный человек. Его нельзя описать и вообразить, а надо видеть. У него, — утверждала София, — славное сердце и истинно благородные чувства. Он при нас совсем не пил, зато люди его — ужасно, как мы уехали».

Pages:     | 1 |   ...   | 95 | 96 || 98 | 99 |   ...   | 130 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.