WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 92 | 93 || 95 | 96 |   ...   | 130 |

Начиная с окончания войны на Западе, появляется нестабильность в торгово-экономических отношениях Германии и СССР. Германия, с одной стороны, официально показывает Советскому Союзу свое стремление развивать с ним экономические отношения, переходя к среднесрочным и долгосрочным соглашениям и подписывая расширенное Хозяйственное соглашение, а с другой стороны, неофициально, создает определенные препятствия для выполнения экономических условий. Действия руководства Третьего Рейха объяснялись стремлением не допустить усиления СССР в военно-экономическом и техническом отношении, так как шел активный процесс подготовки к войне с Советским Союзом.

Дипломатия в значительной степени влияла на деятельность немецких торговых фирм. Поскольку фирмы играли важную роль в экономическом сотрудничестве с СССР, руководство Третьего рейха с помощью них стремилось осуществлять свои политико-экономические планы. Так, директора фирм являлись важным звеном в германо-советских дипломатических переговорах. Большое влияние на действия немецких фирм оказывал жёсткий контроль государства. В соответствии с распоряжением Гитлера осуществлялось давление на немецкие фирмы с целью снизить уровень поставок в Советский Союз. Приход Гитлера к власти создал в начале некоторую неясность по вопросам ближайшей экономической политики. Заинтересованные в торговле с Советским Союзом промышленные и банковские группы Германии, полностью осознавая временный характер германо-советских экономических отношений, не были уверенны в том, что их попытка создать условия для дальнейшего кредитования советских заказов, будут положительно оценены в правительственных сферах и получат государственную гарантию. Многие фирмы не знали точно, насколько долгим окажется период экономического сотрудничества СССР и Германии и на каких условиях вести торговлю, в результате чего не увлекались долгосрочными связями. Руководство Третьего Рейха начало контролировать частные фирмы в их сотрудничестве с советскими торговыми организациями, создавая временные и количественные рамки для торговли.

После победы Германии над Францией, немецкие промышленные фирмы получили указание тормозить выполнение советских заказов, а в ряде случаев вообще отказываться от них23. Руководство Германии влияло на действия фирм, стремясь, особенно после подписания Хозяйственного соглашения в январе 1941 г., создать определенные препятствия для регулярных поставок оборудования в СССР. С этого периода число немецких фирм, создававших определенные проблемы для поставок оборудования в СССР, значительно возросло. Фирмы увеличивали сроки изготовления и приемки заказов, завышали цены на свою продукцию. Подобными действиями Германия стремилась скрыть подготовку к войне с СССР. В реальности, с началом 1941 г. всё в большей степени стали отмечаться факты увеличения сроков поставок оборудования, в связи с чем можно говорить о значительных изменениях в торговой политике Германии.

Таким образом, выстраивание политико-экономической линии обоих государств происходило различными дипломатическими методами. Влияние дипломатии в целом на торгово-экономическое сотрудничество Германии и Советского Союза было достаточно сильным, особенно накануне Великой Отечественной войны.

Чубарьян А.О. Канун трагедии: Сталин и международный кризис: сентябрь 1939 – июнь 1941 г. М., 2008. С. 117.

Там же. С. 121.

Там же. С. 124.

Фельштинский Ю. Оглашению подлежит: СССР - Германия. 1939-1941: Документы и материалы.

М., 1991. С. 119.

Чубарьян А.О. Указ. соч. С. 116.

Там же. С. 105.

Там же. С. 118.

Там же.

РГАЭ. Ф. 413. Оп. 13. Д. 2405. Л. 151.

РГАЭ. Ф. 1884. Оп. 60. Д. 1385. Л. 1.

Там же.

РГАЭ. Ф. 413. Оп. 13. Д. 2481. Л. 125.

Типпельскирх К. История Второй мировой войны 1939-1945. М.; СПб., 1998. С. 49.

Чубарьян А.О. Указ. соч. С. 295.

Кларк А. Крах «Блицкрига» // От «Барбароссы» до «Терминала». Взгляд с Запада. М., 1988. С. 56.

Фомин В.Т. Фашистская Германия во второй мировой войне (сентябрь 1939 -июнь 1941). М., 1978.

С. 246.

Бережков В.М. Страницы дипломатической истории. М., 1984. С. 32.

Карпов В.В. Маршал Жуков, его соратники и противники в годы войны и мира. М., 1991. С. 99.

Там же. С. 103.

Горлов С.А. Переговоры В.М. Молотова в Берлине в ноябре 1940 г. // Военно-исторический журнал.

1992. № 6-7. С. 48.

Бережков В.М. Указ. соч. С. 9.

Иваницкий Г.М. Советско-германские торгово-экономические отношения в 1939-1941 гг. // Новая и новейшая история. 1989. № 5. С. 33.

РГАЭ. Ф. 413. Оп. 13. Д. 519. Л. 108.

Д.В. Ильин СЕНАТОР А. ВАНДЕНБЕРГ И АМЕРИКАНСКОЕ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОЕ ПЛАНИРОВАНИЕ В 1941 – 1945 ГГ.

Сенатор-республиканец от штата Мичиган Артур Хенрик Ванденберг (1884–1951) не принадлежал к числу политиков, которые принимали решения, определявшие судьбы народов и эпох. Однако именно такие политики «второго плана», как Ванденберг и его коллеги по верхней палате Конгресса, создавали тот необходимый диапазон мнений, подходов, концепций, в рамках которых и принимались эти решения.

В предвоенные годы Ванденберг входил в число самых ярых и последовательных изоляционистов1. Японское нападение на Пёрл-Харбор 7 декабря 1941 г. внесло серьёзную корректировку в расстановку сил между изоляционистами и интервенционистами на американском политическом Олимпе, что в свою очередь повлияло на изменение взглядов сенатора.

Трансформация его внешнеполитических воззрений не произошла в одночасье. Отрезок между декабрём 1941 и серединой 1943 г. стал переходным периодом, в течение которого бывший принципиальнейший оппозиционер курсу Рузвельта пытался наладить сотрудничество между исполнительной властью и законодателями. Первоначально попытки Ванденберга терпели неудачу. В число членов совещательного Комитета по послевоенной внешней политике Ванденберг не вошёл. В госдепартаменте отдали предпочтение сенаторам и конгрессменам, прежде более лояльно относившимся к курсу Рузвельта2. Попытки Ванденберга и некоторых его коллег создать некие «связующие звенья» между двумя ветвями власти с целью более полного информирования Конгресса о текущей внешней политике Соединённых Штатов, желаемых результатов не принесли3.

Настоящий прорыв произошёл летом 1943 г. при решении вопроса об американском участии в Администрации помощи и восстановления Объединённых наций (ЮНРРА). Белый Дом, заручившись предварительной поддержкой руководства фракций демократов и республиканцев в палатах Конгресса, планировал оформить американское участие в ЮНРРА через исполнительное соглашение, не требующее ратификации в Сенате. Несмотря на то, что администрация Рузвельта неоднократно прибегала к подобному приёму, именно эти действия исполнительной власти вызвали жёсткую реакцию Ванденберга. В ходе дебатов по этому вопросу мичиганский сенатор подчёркивал, что он протестует не против широкомасштабного американского участия в ЮНРРА (де-факто одобряя анти-изоляционистский курс внешней политики), а против того, что Конгресс США оставался в стороне от принятия решений4. В итоге был достигнут компромисс – участие США оформлялось совместной резолюцией верхней и нижней палаты, требующей простого, а не квалифицированного большинства голосов. Такой вариант полностью устроил Ванденберга, посчитавшего что вышел победителем из столь непростой ситуации5.

Явный поворот Ванденберга в сторону интервенционизма прослеживается и в ходе дебатов года по проблеме американского участия в новой организации по поддержанию международного мира. Сенатор исходил из трёх основных постулатов: войну со странами Оси следует довести до полной победы, после войны необходимо создать новую организацию безопасности с обязательным американским участием, на текущем этапе не следует чрезмерно конкретизировать американские планы, дабы не вызвать противоречий в отношениях с союзниками6. Отстаиваемые Ванденбергом положения отразились и в Макинакской декларации Республиканской партии (сентябрь 1943 г.), и в итоговой резолюции Сената («резолюция Конэлли», ноябрь 1943 г.)В апреле 1944 г. в кабинете главы госдепартамента К.Хэлла состоялось первое заседание так называемого «комитета восьми» - неформального совещательного органа, куда вошли наиболее компетентные и влиятельные в вопросах внешней политики сенаторы, в т.ч. и Ванденберг. Американский проект новой организации в общих своих чертах получил поддержку всех сенаторов.

Однако в некоторых вопросах мичиганский сенатор и поддерживающий его Ла Фоллетт заняли весьма жёсткую позицию. Так, Ванденберг полагал, что предлагавшаяся последовательность (создание новой организации – заключение мирных договоров со странами Оси) может привести к тому, что некоторым из них будут навязаны «несправедливые условия» мира. Сенатор настаивал на обратной последовательности8. Кому и кем могут быть навязаны несправедливые условия, Ванденберг предпочитал не конкретизировать, однако было очевидно, что он имел в виду политику Советского Союза в отношении стран ЦЮВЕ.

Со всей прямотой свою обеспокоенность за судьбу региона и будущее антигитлеровской коалиции Ванденберг выразил в своей знаменитой речи в Сенате 10 января 1945 г. Он призвал американское руководство перестать занимать позицию молчаливого союзника и со всей честностью и прямотой обсудить с Москвой и Лондоном накопившиеся проблемы. Истоки жесткой и агрессивной политики СССР в отношении своих ближайших соседей Ванденберг видел в перманентной угрозе со стороны Германии и потому предложил в как можно сжатые сроки заключить договор, гарантирующий вечную демилитаризацию Германии9. Выступление Ванденберга вызвало весьма бурную реакцию по обе стороны Атлантики. И хотя речь сенатора по форме и содержанию не носила резко антисоветского характера, объективно стала одним из самых первых симптомов надвигающейся «холодной войны».

Возможность отстаивать свои взгляды на права малых европейских держав Ванденберг получил, войдя в состав американской делегации на конференции в Сан-Франциско (апрель – июнь 1945 г.). В ходе подготовительной работы, а также на самой конференции Ванденберг работал очень активно и плодотворно, однако не все его идеи были воплощены в жизнь. Инициатива сенатора наделить ООН полномочиями в отношении пересмотра международных договоров потерпела фиаско. В очень расплывчатой формулировке его поправка была внесена в проект Устава ООН, но в итоге была вычеркнута оттуда под давлением советской делегации10.

Судьба вопроса о статусе региональных альянсов сложилась более удачно. 5 мая 1945 г. Ванденберг предложил госсекретарю Стеттиниусу внести в Устав ООН поправки, выводящие латиноамериканские государства из-под юрисдикции Совета безопасности. В противном случае, как был убеждён сенатор, Устав ООН ожидали большие проблемы при ратификации в Сенате11. Предложение Ванденберга вызвало бурные дискуссии внутри американской делегации. Результатом этих дискуссий, а также консультаций и переговоров с делегациями СССР, Великобритании и государств Латинской Америки стали два положения, вошедшие в итоговый вариант Устава. Первое провозглашало право государств-членов ООН на индивидуальную и коллективную самозащиту от агрессии (статья 51). Авторство статьи часто приписывают Ванденбергу, хотя первым выдвинул эту идею Г.

Стассен, самый активный оппонент Ванденберга по региональному вопросу12. Второе положение узаконило право участников региональных союзов применять вооружённую силу для обеспечения своей безопасности до вмешательства Совета безопасности (статья 53)13.

В качестве общего итога следует отметить, что взгляды Ванденберга в годы Второй мировой войны претерпели значительную трансформацию, в результате чего сенатор смог повлиять на складывание институциональных основ американского внешнеполитического курса в послевоенные годы.

Cole W.S. Roosevelt and Isolationists. 1932 – 1945. Lincoln. L., 1983. P. 145-147, 231-238.

Postwar Foreign Policy Preparation. 1939 – 1945 / Ed. by H. Notter. Wash., 1950. P. 74-75.

Congressional Record (далее – CR). Vol. 87. P. 8729-8731.

Ibid. Vol. 89. P. 7436.

Vandenberg A. The Private Papers of Senator A. Vandenberg. Boston, 1952. P. 73.

CR. Vol. 89. P. 8665.

Ibid. P. 7650, 8620.

Vandenberg A. Op. cit. P. 96-98.

CR. Vol. 91. P. 165-167.

Советский Союз на конференциях периода Великой Отечественной войны. Т. 5. Конференция Объ5. Конференция Объ5. Конференция Объединённых Наций в Сан-Франциско (далее – Конференция в Сан-Франциско). М., 1984. С. 560, 565, 577-579.

Stettinius E. The Diaries of E. Stettinius. N.Y., 1975. P. 349-350.

Foreign Relations of the United States. 1945. General: the United Nations. Vol. 1. Wash., 1969. P.659-660.

Конференция в Сан-Франциско. С. 536-538.

А.А. Калинин Ф. РУЗВЕЛЬТ, Г. ТРУМЭН И ГРЕЦИЯ:

АМЕРИКАНСКАЯ ПОЛИТИКА В ГРЕЦИИ В 1941-1945 ГГ.

ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ ЛИЧНОСТЕЙ ДВУХ ПРЕЗИДЕНТОВ Изучение американской политики в отношении Греции в годы Второй мировой войны представляется необходимым прежде всего для понимания особенностей военно-политической стратегии Вашингтона в Южной Европе и в Средиземноморье на завершающей стадии борьбы с фашизмом.

Кроме того, обращение к данной проблеме позволяет по-новому взглянуть на некоторые региональные и международные процессы, повлиявшие на происхождение «холодной войны». Именно ситуация в Греции подтолкнула в 1947 г. американскую администрацию к провозглашению «доктрины Трумэна».

Представляет немалый интерес оценка роли американских президентов в выработке внешнеполитического курса США в отношении Греции. Личные качества президентов, их внешнеполитический стиль, отношение к Греции влияли на политику Вашингтона в этой стране.

Для президента Ф.Д. Рузвельта было характерно сентиментальное отношение к Греции. ФДР часто вспоминал, что еще его прадед и двоюродный дед во время войны Греции за независимость (1821-1830 гг.) оказывали помощь грекам. Сам Рузвельт в 1917 г., будучи помощником министра военно-морского флота, направил на помощь Греции два линейных корабля, чтобы «спасти Грецию от Турции»1.

Кроме того, президент с большой симпатией относился к греческому королю Георгиосу II, котоII, кото, который после оккупации державами «оси» Греции оказался в эмиграции. Отношение Рузвельта оказало заметное влияние на позицию Вашингтона по одному из ключевых для Греции в это время вопросов – «королевскому» или «конституционному». Практически все политические силы в Греции после 1941 г. высказывались против возвращения короля в страну после ее освобождения. Поддержка Георгиосом диктатуры И. Метаксаса и его спешное бегство из Греции после нападения немцев окончательно подорвали доверие греков к монархии.

Pages:     | 1 |   ...   | 92 | 93 || 95 | 96 |   ...   | 130 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.