WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 90 | 91 || 93 | 94 |   ...   | 130 |

Попытка Сандлера превратить Скандинавию в своеобразную «зону безопасности» была следствием объективной оценки им сложившейся международной ситуации, на основе которой шведский МИД, будучи вынужден приспосабливаться к изменившимся обстоятельствам, выстраивал реалистичную линию внешнеполитического поведения. Примечательно, что Сандлер никогда не уточнял, как долго следует придерживаться данного «северного курса». Более того, за употребляемым им выражением «оборонительный союз», по всей видимости, изначально крылось понимание принципиальной невозможности такой формы сотрудничества для стран Северной Европы, выработавших к этому моменту противоположные стратегии безопасности. Дания готова была на существенные уступки германскому давлению, давая понять, что с её стороны может быть оказано лишь символическое военное сопротивление, Финляндия, напротив, готовилась к решительному отражению возможных советских претензий, Норвегия не обнаруживала для себя источника реальной военной угрозы и сторонилась любых форм военного сотрудничества с соседями, рассчитывая, в случае возникновения опасности, на помощь Лондона. Тем не менее, традиционные идеи северной солидарности, основанной на общем языковом, историческом, религиозном наследии, получившие во второй половине 1930-х гг. широкий общественно-политический резонанс10, являлись для Сандлера удобной риторикой обоснования его «северного курса» и вряд ли свидетельствовали о чрезмерной идеализации им общности внешнеполитических интересов северных стран11.

Развернутое обоснование «северной политики» было представлено Сандлером в речи, произнесенной на радио вечером 4 апреля 1938 г. накануне конференции министров иностранных дел северных стран в Осло. Утверждая, что «оборонительный альянс не имеет смысла, поскольку у Северной Европы нет общего врага», Сандлер призывал выделить «ограниченные области или проблемы, в которых определенная совместная координация оборонительной политики может увеличить наши шансы избежать войны»12. Шведский министр был осведомлен об отсутствии как практической возможности, так и намерений соседних стран организовывать совместную оборону «границ» Скандинавии, поэтому им предлагалась координация оборонительных планов лишь в наиболее проблемных «общих областях», которыми являлись Аландские острова, арктические районы Скандинавии, а также пролив Эресунн.

Реакция министров иностранных дел Норвегии, Дании и Финляндии, последовавшая на следующий день на встрече в Осло, показала, что коллеги Сандлера восприняли его речь как предложение Северного оборонительного союза. Р.Холсти, представляющий Финляндию, подтвердил крайнюю важность военного сотрудничества с нейтральными соседями для его страны, однако ответы П. Мунка и Х. Кута были отчетливо негативными13. Вследствие этого, многостороннее северное сотрудничество ограничилось изданием новых правил нейтралитета странами Северной Европы в мае 1938 г. с обязательством не менять их без согласования друг с другом и координацией действий по противовоздушной обороне, составлению общих авиационных карт и затемнению14. По сути, с 1938 г. «северная политика» Сандлера, ввиду однозначности позиций Копенгагена и Осло, реально сосредоточилась на двустороннем сотрудничестве с Финляндией. На протяжении 1938-1939 гг.

был разработан т.н. «Стокгольмский план» совместной обороны Аландских островов, реализация которого, несмотря на обоюдную заинтересованность участников и одобрение западных великих держав, оказалась невозможной вследствие резких возражений СССР.

«Северная политика» Сандлера, получившая, как казалось, желаемое практическое применение в отношениях с Финляндией, привела, в определенном смысле, к трагическому исходу. В Хельсинки обнадеживающие действия шведского министра породили ошибочные расчеты на готовность Швеции официально оказать военную поддержку в конфликте с Советским Союзом, в чем осторожное большинство шведского правительства, в действительности, не было заинтересовано15. В основе настойчивой активности Сандлера, в свою очередь, лежала уверенность в том, что решительная демонстрация миролюбивых целей финско-шведского сотрудничества и вовлечение Финляндии в орбиту «скандинавской нейтральности» способны развеять недоверие Советского Союза и заставить могущественного восточного соседа пересмотреть вопрос о необходимости создания подконтрольной Москве системы безопасности на Балтике. При этом «посреднические» усилия Сандлера были, в конечном итоге, превратно истолкованы как в Советском Союзе16, серьезность намерений которого Сандлер, очевидно, недооценивал вплоть до последнего момента, так и в самой Финляндии17. После начала Зимней войны Сандлер оказался единственным членом шведского Комитета по внешней политике, настаивавшем на том, чтобы Швеция продолжала демонстрировать свою готовность оказать «реальную помощь» финнам. Ни король, ни правительственный кабинет Ханссона в решающий момент не поддержали применение концепции северного нейтралитета, выстраиваемой министром как минимум на протяжении трех лет, в отношении Финляндии. В результате, вечером декабря, после официального принятия Комитетом решения о шведском невмешательстве в советско-финский конфликт, Сандлер отправился в отставку18.

Не только современники, но и исследователи расценивали деятельность Сандлера, одной из наиболее противоречивых фигур шведского политического Олимпа ХХ в., неоднозначно19. Одни выделяли в его концепции гуманность и миротворчество, другие – завуалированный альтруистической риторикой крайний прагматизм, граничащий с цинизмом, третьи усматривали в нём переоценившего свои силы дипломатического афериста, четвертые считали наивным идеалистом, пятые – заложником ситуации20.

В попытке приблизиться к пониманию истинных намерений «скандинавского сфинкса», целесообразно указать на ряд неоспоримых фактов. «Миротворческий» характер политики Сандлера не мог не определяться прагматическими соображениями, основанными на соблюдении национальных интересов Швеции. Данным интересам соответствовало обеспечение безопасности самой крупной из скандинавских стран путем удержания «братских северных государств» от нарушения ими, в той или иной степени, нейтралитета. Сохранение независимости всех стран региона и их совместное дистанцирование от борьбы великих держав представлялось реальной основой для объединения Северной Европы. Нейтральность Норвегии, Дании и Финляндии была, безусловно, выгодна Швеции, вокруг которой создавался своеобразный кордон, благоприятствующий защите шведских государственных границ. Таким образом, эффективное решение проблемы собственной национальной безопасности Швеции, по убеждению Сандлера, зависело в данной ситуации от успеха её региональной политики.

В ситуации крушения надежд на способность Лиги наций предотвратить войну и «дрейфа» скандинавских стран к нейтралитету, Сандлеру важно было удержать соседей от блокирования с великими державами, заинтересованными в усилении стратегических позиций на севере Европы:

прежде всего, здесь учитывалась необходимость создания противовеса реальной перспективе финско-германского сближения. Северная политика Сандлера была направлена в первую очередь на то, чтобы зарекомендовать перед великими державами возможности северных стран по эффективному беспристрастному сохранению безопасности региона собственными силами, и тем самым попытаться ослабить пристальное внимание Берлина и Москвы к Скандинавии и Балтике.

Объяснение политики Сандлера следует искать как в области объективных политических задач, стоящих перед Швецией после провала системы международной безопасности, так и в особенностях личных политических взглядов этого искусного дипломата. Для Сандлера, одного из идейных лидеров шведской социал-демократии, «абсолютный нейтралитет» как стратегия выживания был морально и идеологически неприемлем21. Стремление к северному сотрудничеству было в большой степени проявлением осознания того уровня возложенной на него политической ответственности, который обязывал внести посильный вклад в предотвращение глобальной катастрофы. Понимание своей деятельности как «долга перед миром» не в последнюю очередь толкало Сандлера к выработке активной внешнеполитической позиции, в противоположность традиционному «пассивному невмешательству» или «абсолютному нейтралитету». Данная «активная» концепция Сандлера предполагала, во-первых, удержание позиций в Лиге наций при их пересмотре в соответствии с международной ситуацией, во-вторых – своеобразную «локализацию», в масштабах Северной Европы, требований левых сил относительно широкой международной солидарности и взаимопомощи, в-третьих – удовлетворение требований консерваторов относительно активного участия в судьбе Финляндии, с расширением ареала шведского влияния также и на соседние скандинавские страны.

Северное сотрудничество являлось отныне стержнем, консолидирующим взгляды различных политических партий. Поиск такого универсального «политического интереса» отвечал общей линии правящей социал-демократии Швеции, направленной на эффективное устранение внутриполитических противоречий.

Проблема «северной политики» Рикарда Сандлера остается дискуссионным предметом и в наши дни. Действительно, «это была непрозрачная политика, прежде всего потому, что она определялась неясной международной ситуацией»22. Однако всесторонний анализ ситуации способствует выводу о том, что оценка последствий политики Сандлера для северного региона может быть гораздо более позитивной, чем та однозначно обличительная тональность, которая задается априори многими исследователями23.

В 1920-е гг. Сандлер несколько раз занимал высокие посты в шведском правительстве: министра финансов в 1920 г., министра без портфеля в 1921-1923 гг., министра торговли в октябре 1924-январе 1925 гг.

и премьер-министра в январе 1925-июне 1926 гг.

Социал-демократы формировали правительство в Швеции в 1932-1936 и 1936-1939 гг., Сандлер занимал пост министра иностранных дел соответственно с сентября 1932 до декабря 1939 г., с перерывом на несколько месяцев летом 1936 г.

Кен О., Рупасов А., Самуэльсон Л. Швеция в политике Москвы. 1930-1950-е годы. М., 2005. С. 39-40.

Mller Y. Rickard Sandler. Folkbildare. Utrikesminister. Stockholm, 1990. S. 250.

Шведский министр не оставил воспоминаний, однако его речи были опубликованы уже в 1930-е гг.

См.: Sandler R. Utrikespolitisk kringblick. Anfranden 1936. Stockholm, 1937; Sandler R. Strmvxlingar och lndomar. Anfranden 1937-1939. Stockholm, 1939.

Jones S. J. The Scandinavian States and the League of Nations. NY, Princeton, 1939. P. 262.

rvik N. From Collective Security to Neutrality. The Nordic Powers, The League of Nations, Britain and the Approach of War, 1935-1939// Studies in International History: Essays Presented to W.Norton Medlicott (ed. by K. Bourne & D.C.Watt). London, 1967. P. 390-391.

Idem. The Decline of Neutrality 1914-1941. Oslo, 1953. P. 185-187.

Цит. по: Weibull J. The politics of the Scandinavian States under the threat of Hitler //Neutralitt und totalitre Aggression: Nordeuropa und die Grossmchte im Zwiten Weltkrieg/ hrsg. von R.Bohn. Stuttgart: Steiner, 1991. P.

6; См. также: Кен О., Рупасов А., Самуэльсон Л. Указ. соч. С. 89.

См. об этом: Tingsten H. The Debate on the Foreign Policy of Sweden 1918-1939. Oxford, 1949. P. 222242; mark K. Makt eller moral. Svensk offentlig debatt om internationell politik och svensk utrikes- och frsvarspolitik 1938-1939. Stockholm, 1973. S.179-185, 189-192, 219-232, 265-268.

Ср.: Upton A. The Crisis of Scandinavia and the Collapse of Interwar Ideals 1938-1940 //European Unity in Context: The Interwar Period (ed. by Peter M.R. Stirk). London and NY, 1989. P. 185.

Sandler R. Strmvxlingar och lndomar... S. 96-97.

Sveriges Riksarkiv, Utrikesdepartement, HP 20 D. Protokoll av nordiska utrikesministermtet i Oslo, 5-6.04.1938. S. 5-8.

Wahlbck K. Rickard Sandlers nordiska politik //Socialdemokratin och svensk utrikespolitik: frn Branting till Palme (ed. B.Huldt, K.Misgeld). Stockholm, 1990. S. 33.

Mller Y. Op. сit. S. 379-384.

Кен О., Рупасов А., Самуэльсон Л. Указ. соч. С. 120-126.

Серьезное опровержение заявлений о том, что Швеция предательски «обманула» Финляндию накануне Зимней войны, содержится в статье знаменитого шведского историка К.Вальбека: Wahlbck K. Svek Sverige Finland hsten 1939 //Historisk tidskrift fr Finland, 74. 1989. P. 245-276.

Mller Y. Op. сit. S. 385-386.

Критические оценки политики Сандлера, принадлежащие наиболее авторитетным шведским историкам, приводятся, в частности, биографом политика У.Мёллером: Mller Y. Op. сit. S. 407-412.

Creating social democracy: a century of Social Democratic Labour Party in Sweden/ ed. by K.Misgeld, K.Molin and K.mark. Pensilvania State University Press, 1992. P. 348.

Andersson J. A. Nordiskt samarbete: Aktrer, ideer och organisering 1919-1953. Lund, 1994. S. 87.

Wahlbck K. Rickard Sandlers nordiska politik... S. 31.

См. подробнее: Ibid. S. 39-41.

В.С. Анисимов ВЛИЯНИЕ ДИПЛОМАТИИ НА ТОРГОВО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ ГЕРМАНИИ И СОВЕТСКОГО СОЮЗА НАКАНУНЕ ВОЙНЫ Накануне и в начальный период Второй мировой войны большое влияние на международную обстановку оказывали отношения Германии и Советского Союза. Для более полного изучения причин возникновения общеевропейской и Великой Отечественной войны необходимо подробное комплексное рассмотрение отношений Германии и СССР, в частности всесторонний анализ зависимости германо-советского торгово-экономического сотрудничества от политики. В выстраивании внешнеполитического курса обоих государств в 1939-1941 гг. ключевую роль играла дипломатия, и, в первую очередь, деятельность министров иностранных дел Германии и СССР - Риббентропа и Молотова.

Внешнеполитический курс Германии накануне войны полностью был под контролем пришедшей к власти в 1933 г. национал-социалистической партии. Основные положения политической, военной и экономической программы партии основывались на идеях Гитлера, выраженных в «Майн Кампф». Одной из главных идей являлось завоевание жизненного пространства на Востоке, в первую очередь за счет территории Советского Союза, что сделало бы возможным также использование экономического и промышленного потенциала СССР. После прихода к власти Гитлера его политические идеи, растиражированные на весь мир, стали основой политики Третьего рейха. Стремление Гитлера расширить жизненное пространство на Востоке стало оказывать определенное влияние на отношения Германии и Советского Союза, включая торговые. С августа 1939 по июнь 1941 г. германо-советское торгово-экономическое сотрудничество велось в условиях, когда руководства двух государств были убеждены в неминуемой войне между ними, что естественным образом отражалось на всех торгово-экономических процессах.

Pages:     | 1 |   ...   | 90 | 91 || 93 | 94 |   ...   | 130 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.