WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 86 | 87 || 89 | 90 |   ...   | 130 |

Под первым этапом сербского восстания понимаются, в первую очередь, попытки установления дипломатических связей между лидерами восставших и русским правительством еще до открытого мятежа против османской власти. Еще когда военные действия сербских отрядов были направлены против врагов центральной власти в Константинополе и в целом восставшие были лояльны султану, уже тогда были обращения с жалобами против притеснения дахиев послу России в Константинополе А.Я. Италинскому1. После победы над янычарами, не дождавшись скорого подтверждения былых прав и привилегий, в С.-Петербург, в августе 1804 г., прибыла первая сербская делегация в составе Петра Новаковича Чардаклии, валевского протопросвитора Матвея Стефановича Ненадова и Иооана Протича Пожаревачки с полномочиями «от целого народа сербского». Целью делегации было выяснить отношение Александра I к возможному покровительству автономии сербов. Уже тогда предприняла первые шаги для оказания дипломатического давления на Порту с целью предоставления ей привилегий сербам.

В общих чертах требования восставших сводились к тому, что впоследствии министр иностранных дел Чарторыйский прокомментировал как желание быть «под собственным своим управлением наподобие республики Ионической, то есть, чтобы, завися от Порты и оной платя определенную дань, быть под гарантею России»2.

В это время А.А. Чарторыйским была выработана стратегия России в отношении общей политики на Балканах и роли, отводимой в этом вопросе Сербии. Вожди восставших получают первые деньги из российской казны. После неоднократных просьб восставших о отправлении к ним военных советников, их просьбы были удовлетворены. Так же им была оказана помощь боеприпасами.

Министр иностранных дел, прежде чем обратиться с докладом к Александру I, решил выяснить мнение лиц, владевших обстановкой на Балканском рубеже для выработки концепции внешней политики в этом регионе. В частности, он обратился к основателю Харьковского университета В.Н.

Каразину. В письме от 21 ноября 1804 г. Каразин расценивал обращение сербов как просьбу о помощи, и сам просил не «оставить своих несчастных собратьев на милость самого пагубного бича».

Им же была выработана стратегия поведения России в сложной международной обстановке, которая заключалась в том, чтобы не нарушить интересы Порты и Австрии, и тем не менее, оказывать негласную помощь восставшим. Так называемая тактика, проповедующая «активное негласное влияние». Она заключалась в тайной помощи восставшим финансами и специалистами и всесторонней поддержке на дипломатическом уровне. Оказать открытую поддержку восставшим Россия в разгар войн с Наполеоном не могла. Это бы неминуемо привело к вступлению Османской империи в войну на стороне французов и появлению дополнительного фронта на юге.

В качестве такой помощи, явилось депеша3 А. А. Чарторыйского от 4 декабря 1804 г. российскому посланнику в Константинополе А.Я. Италинскому с предложением дать совет султану о даровании сербам привилегии с целью разрешения конфликта, ввиду надвигающейся для обоих империй французской угрозы. Спустя две недели, 17 декабря Чарторыйский направляет Италинскому проект письма Александра I султану Селиму III с предложением оборонительного союза против Франции.

В статье VIII этого проекта оговаривалось покровительство России христианским народам, находящимся под властью Турции.

Наивысшим проявлением дипломатической поддержки императором Александром I сербам на начальном этапе восстания стало его личное письмо султану Селиму III от 30 апреля 1806 г., где он просил о мирном урегулировании сербского вопроса. Свою обеспокоенность этой проблемой Александр I объяснил тем, «что в настоящем положении дел строгие меры, готовящиеся против них, могут иметь наинесчаснейшие последствия от соседства французов»4. Речь здесь идет о том, что после поражения под Аустерлицем и заключения Пресбургского мира, к империи Наполеона отошли Венеция, Истрия, Далмация и Бока Каторская. Таким образом, Бонапарт получил общие границы с Османской империей и смог эффективно вовлекать ее в орбиту своей политики. Перед Турцией в 1806 года стояла проблема выбора: у ее границ стояли две враждующие державы и нужно было принимать решение на чью сторону становиться. Серия неудач России на европейском театре военных действий и деятельность французского посланника в Константинополе П. Риффену предопределили этот выбор. Здесь надо отметить, что французский посол следовал указаниям министра иностранных дел Талейрана, пытался представить политику России в отношении Сербии, как попытку подчинить ее влиянию, как уже было с Молдавией и Валахией.

Действия русской армии вызвали воодушевление в лагере повстанцев, которые 14 декабря захватили Белград. Порта оказалась в состоянии войны на два фронта. Дабы выйти из этого положения, в дальнейшем она применяла тактику попеременного заключения перемирия с одной из сторон при форсировании наступления против другой. Так, спустя месяц после взятия Белграда, 15 января г., султаном был издан фирман, узаконивший заключенный еще в 1806 г. Ичков мир. Одним из условий заключения перемирия было желание видеть сербских ополченцев на стороне Порты против России.

Дабы пресечь подобные попытки, командующий молдаванской армией издал так называемый «манифест Михельсона», в котором призвал восставших к борьбе против общего врага. Хотя подобное воззвание не было санкционировано из Петербурга и впоследствии не подтверждено, эта частная инициатива Ивана Ивановича Михельсона нашла самый широкий отклик в повстанческих рядах. Было принято решение отказать в помощи султану живой силой. В феврале 1807 г. в Белграде и Шабце прошла серия погромов мусульманского населения, что ознаменовало собой окончательный разрыв с султанской властью. Сербия сделала выбор в пользу России.

Эти жестокие акты насилия стали сигналом к окончательному разрыву повстанцев с султанской властью. По некоторым данным, состоявшаяся вскоре скупщина приняла решение отказаться от условий Ичкова мира и последовать призыву генерала Михельсона. Начался новый этап в развитии восстания.

Во-первых, лозунг о внутренней автономии Белградского пашалыка под сюзеренитетом султана заменило требование полной независимости и восстановления сербского государства. Национально-освободительная борьба повстанцев обрела наиболее радикальную форму. Во-вторых, как условие достижения независимости, утвердилась ориентация на Россию и тесное боевое сотрудничество с русской армией.

Первое сербское восстание 1804—1813 гг. и Россия. Кн. 1. М., 1980. Док. № 2. С. 7.

Там же. Док. № 31. С. 47.

Там же. Док. № 32. С. 48.

Там же. Док. № 143. С. 211.

А.В. Хаинова Ф. МИРАНДА, Х. ПОПЭМ И АНГЛИЙСКАЯ ПОЛИТИКА ОТНОСИТЕЛЬНО ИСПАНСКИХ КОЛОНИЙ В АМЕРИКЕ История английского вторжения на побережье Рио-де-Ла-Платы и высадка Ф. де Миранды и его спутников в Венесуэле при поддержке британских военных кораблей в отечественной историографии рассматривались как эпизоды, предшествующие войне за независимость американских колоний Испании1. Между тем, эти события представляют интерес для исследования истории международных отношений начала XIX в. и являются важной вехой борьбы Великобритании с Наполеоном.

Англия долгое время искала возможности экономического и политического господства над испанскими владениями в Южной Америке. Планы захвата этой территории британскими войсками разрабатывались еще с конца XVIII в. Две экспедиции, предпринятые Ф. де Мирандой и Х. Попэмом в 1806 г., явились воплощением этих идей в жизнь. Центральной фигурой переговоров с английским правительством относительно Испанской Америки был Ф. де Миранда, венесуэльский патриот, эмигрировавший в Европу и пытавшийся безуспешно заручиться поддержкой Англии в своей борьбе за независимость испанских колоний. В Европе Англия вела борьбу с Францией, которая пыталась распространить свое влияние на британские владения на Востоке и утвердиться в Средиземном море, уничтожая морские базы Англии. Испания, чья внешняя политика зависела от Франции, также была втянута в войну с Англией. Поэтому Великобритания, стремясь нанести удар по Франции, атаковала испанские колониальные владения. В 1797 г. англичане захватили остров Тринидад, принадлежавший Испании, таким образом, создав удобный форпост для контроля над испанскими заокеанскими владениями. В феврале 1797 г. британцы, практически нейтрализовав испанский флот, одержали победу в сражении у мыса Сент-Винсент; французский флот был уничтожен в битве при Абукире. Пытаясь вытеснить Францию из Средиземного моря, в ноябре 1798 г. Англия заняла испанский остров Менорку, в сентябре 1800 г. англичане захватили остров Мальту. Амьенский мир 1802 г. был непрочным компромиссом между двумя державами, поэтому английская сторона смотрела на него лишь как на временную передышку. Новый всплеск враждебности между Англией и Францией в 1803 г. оживил проекты Миранды, предусматривающие организацию экспедиции в Южную Америку, которая провозгласила бы установление в бывших колониях конституционной монархии во главе с императором «Инкой» 2. Вскоре планы снаряжения экспедиции в Испанскую Америку нашли широкую поддержку в Англии. Британские военные лидеры и предприниматели, значительная часть аристократии убеждали в этом английское правительство.

Среди них особенно выделялся сэр Хоум Попэм, честолюбивый капитан Королевского флота, участвовавший во многих военных кампаниях и несколько лет занимавшийся торговлей на Востоке3.

Еще в 1801 г. Попэм побывал в районе Буэнос-Айреса и поэтому считал, что хорошо знаком с географией Южной Америки и настроениями местных жителей. Попэм заручился поддержкой британских министров, подчеркивая, что Англия могла бы получить «самый открытый канал экспорта для всего производства» Британии, который он когда-либо знал4. Именно Попэма правительство и собиралось назначить командующим экспедицией. В 1803 г. Попэм познакомился с Мирандой, который послал ему письмо, выражая желание сотрудничать в испано-американских делах. Капитан поддержал план Миранды, согласно которому они должны были отправиться на Тринидад под видом колонистов.

Они сообща составили план трех одновременных экспедиций в Америку - через Венесуэлу, Тихий океан и Буэнос-Айрес - с целью побудить колонии к восстанию против испанской власти. Но этим планам не суждено было сбыться.

Этому помешали следующие причины: британское правительство не собиралось целиком следовать планам Миранды, который настаивал на революции в Америке – оно не хотело социальной революции, распространения французской идеологии в Новом Свете5. Англии был выгоден только экономический захват обширных территорий, существовали проблемы относительно Британской Гвианы. Кроме того, к 1805 г. изменилась ситуация на европейском континенте: обеспокоенная победами Бонапарта Англия начала формировать третью коалицию. Как полагал советский историк В.

М. Мирошевский, отсрочка испаноамериканской экспедиции была связана с вступлением в антинаполеоновскую коалицию России, отрицательно относившейся к идее «революционизирования» колоний6. Миранда сообщал, что этому помешали маневры Франции и русские интриги. Уже одобренный план был отложен, но совсем от этих проектов Англия не отказалась.

В июле 1805 г. Х. Попэм был послан в Южную Африку, чтобы захватить голландскую колонию. Великобритания стремилась сохранить британское влияние и престиж в Восточных Индиях, на которые посягал Наполеон Бонапарт, а Капская колония являлась важным стратегическим пунктом, и англичанам необходимо было воспрепятствовать установлению над ней французского контроля. Х. Попэм овладел Капштадтом в начале 1806 г. После чего, желая нанести внезапный удар по испанским поселениям на Рио-де-Ла-Плате, он уговорил генерала Берда дать ему в распоряжение 71-й полк, чтобы отправиться к Буэнос-Айресу и Монтевидео. Действия Попэма не были формально утверждены британским правительством, поэтому, остановившись на острове Св. Елены, он известил Лондон о своих намерениях и пополнил гарнизон. Его неожиданное решение объясняется позицией, изложенной им в меморандуме, составленном в 1804 г. после обсуждения с британским правительством плана генерала Миранды7. Он считал необходимым завоевать Южную Америку по нескольким причинам: прежде всего коммерческим, но также он обращал внимание на то, что необходимо не допустить захвата испанских колоний Бонапартом, а также препятствовать распространению влияния Франции на Восток, для чего важно было не позволить Наполеону завладеть мысом Доброй Надежды в Африке и островом Маврикий в Индийском океане. Поскольку вторая задача была решена, он решил отправиться в Америку. Завоевание Рио-де-Ла-Платы Попэм не считал трудным, по его ранним наблюдениям там было очень мало регулярных войск, лишь небольшие отряды колониальной милиции, а стены Монтевидео были в разрушенном состоянии. Попэм намеревался сразу же атаковать Монтевидео, но затем решил штурмовать Буэнос-Айрес. Причинами этого поспешного решения были практически полное отсутствие оборонительных укреплений в городе, а также сведения о недавнем прибытии в Буэнос-Айрес партии золота из Перу8. 27 июня 1806 г.

Буэнос-Айрес был завоеван малочисленными английскими войсками. Попэм захватил казну и переправил ее в Лондон. Большое количество товаров также попало в руки британцев.

Pages:     | 1 |   ...   | 86 | 87 || 89 | 90 |   ...   | 130 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.