WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 84 | 85 || 87 | 88 |   ...   | 130 |

Для укрепления своего положения С.Д. Сазонов налаживает отношения с находившимся в Париже послом в США Б.А. Бахметевым, до этого прохладные, и поручает ему руководство дипломатической работой. У этого сближения были как моральные основы (Бахметев поддержал Сазонова в то время как союзники игнорировали заслуги министра и России во время войны), так и материальные (посол финансировал русское антибольшевистское дипломатическое представительство в Париже)41. Попытка Сазонова сосредоточить решение внешнеполитических вопросов в руках профессиональных дипломатов натолкнулась на сопротивление общественных деятелей, заподозривших его в стремлении оттеснить их от политической работы и считавших, что министр не учитывает дух времени42.

Реалии послевоенной Европы, с которыми С.Д.Сазонов столкнулся во Франции, расходились с установками, полученными от А.И. Деникина перед отъездом. Об этом министр писал в Екатеринодар: «Мне приходится работать здесь в совершенно новых условиях, а потому много высказываемых Вами пожеланий, вполне справедливых по себе, трудно выполнимы»43. Деникинский генералитет считал, что Сазонов не представил союзникам веских аргументов, чтобы те встали на путь активной помощи, и высказывал недовольство политикой министра в скрытой форме44.

Несмотря на изменения, произошедшие в международных отношениях, груз старых привычек и представлений давал себя знать. Секретарь Б.А. Бахметева М.М. Карпович, встретив Сазонова в Париже, писал: «Сазонов показался мне человеком несомненно умным, но с умом ограниченным и недостаточно творческим. Вместе с тем, я чувствую в нем упрямство, но не чувствую большой направляющей воли, которая могла бы подчинить своему авторитету окружающих людей и заставить их работать со всем напряжением и верой в успех дела»45.

Трудность в установлении личных отношений с Сазоновым Карпович объяснял его нетерпимостью и органической неспособностью «спокойно воспринимать чуждые ему темпераменты и выслушивать мнения, которые кажутся ему неинтересными или неумными. Это сказывалось неоднократно как в отношении отдельных членов Совещания — в частности, Львова и представителей левого крыла, — так и в отношении иностранцев. <…> логически же Сазонов готов принять чужое мнение, если ему приводят убедительные аргументы, и это свойство позволило ему постепенно прийти к пониманию изменившихся условий дипломатической работы и необходимости с этими новыми обстоятельствами считаться»46.

Несмотря на все трудности, с которыми С.Д. Сазонов столкнулся в Париже, он начал предпринимать шаги по защите интересов России перед союзниками так, как он их понимал. После объявления державами-победительницами решения о созыве конференции на Принцевых островах, в которой должны были участвовать все существовавшие на территории империи правительства, Сазонов, еще не имея четких указаний из Омска, обратился к союзникам с заявлением о неприемлемости для русского национального движения переговоров с большевиками47. В данном случае оно нашло полную поддержку у правительств А.В. Колчака и А.И.

Деникина48.

Краеугольным камнем белого движения являлся вопрос о единой и неделимой России, без него борьба с большевиками теряла всякий смысл49. Однако изменения, произошедшие в послевоенной Европе, привели к полевению общественного мнения, которое сочувственно относилось к вновь образованным национальным государствам, и не учитывать это русская дипломатия не могла. В связи с этим следовало избрать такую линию поведения, которая бы позволяла, не изменяя принципу «единой и неделимой» России, в определенной степени удовлетворить национальные устремления населявших ее народов и успокоить общественное мнение союзных стран. И такой курс нашел отражение в декларации Совещания от 9 марта 1919 г., поданной на имя председателя Мирной конференции50. Понимая, что это заявление расходится с принципами, которые исповедовал Верховный правитель во внешней политике, С.Д.Сазонов направил Омск телеграмму, в которой постарался разъяснить свою позицию. Он считал, что в сложившейся международной обстановке возросла опасность признания независимости национальных окраин России союзниками. Чтобы не допустить такого развития событий, следовало пойти на определенные уступки. Прежде всего он предлагал «выразить сочувствие законным стремлениям национальностей к самобытности»51. Сазонов также считал, что возможно как автономное, так и федеративное устройство, и даже допускал государственную независимость для некоторых из них, при соблюдении стратегических интересов России52.

Со стороны Верховного правителя декларация 9 марта вызвала недовольство, поскольку была подана без согласования с ним, что подрывало престиж правительства. Такой подход, по мнению А.В. Колчака, мог привести к тому, что к окончанию Гражданской войны на территории России могло укрепиться несколько правительств с согласия белого движения. В связи с этим публиковать текст заявления в Омске не стали53. 30 апреля Сазонов снова давал разъяснения Верховному правителю по поводу декларации. Он считал нецелесообразным непримиримое отношение к уже образовавшимся национальным государствам. Суть заявления, по мнению министра, сводилась только к признанию этнографической Польши. Судьба остальных частей империи могла решаться только с согласия России54.

Особенно остро в 1919 г. стоял вопрос о признании независимости Финляндии. На меморандум 9 марта с ее стороны последовала негативная реакция. В целом С.Д. Сазонов твердо стоял на принципе территориальной целостности России. Вместе с тем он прекрасно понимал, что без помощи Финляндии Н.Н. Юденичу Петроград не взять. Поэтому он предложил Колчаку сделать заявление о том, что российское правительство не возражает против независимости Финляндии при условии обеспечения стратегических интересов России55. Однако выступить с заявлением о признании независимости Верховный правитель отказался. Все же в правительственном заявлении от 15 марта появилась фраза о том, что Россия гарантирует независимость Финляндии «при соблюдении русских стратегических и экономических интересов»56. По мнению Сазонова, признать независимость Финляндии и Польши можно было на таких условиях, чтобы они никогда не могли выступить против России57. При этом он не допускал того, чтобы помощь Финляндии была куплена ценой политических и территориальных уступок58. К тому же несдержанность Сазонова в высказываниях также вредила отношениям с бывшими окраинами империи. Так, финляндцев Сазонов публично называл чухонцами, а во время разговора с посланником России в Англии К.Д. Набоковым говорил, что не уступит Финляндии «ни шиша», сопровождая свои слова выразительным жестом59. Когда Сазонову стало известно о составлении проекта тайного договора между К.Г. Маннергеймом и генералом Н.Н. Юденичем, в котором Финляндии за помощь в захвате Петрограда была обещана государственная независимость и территориальные компенсации, министр предлагал отдать под суд русского генерала60. Естественно, что неуступчивость в национальном вопросе и несдержанность, проявляемая к представителям нерусских народов, нанесла урон репутации Сазонова в их среде61.

Политика Сазонова носила протестный характер и выражалась в подаче союзникам нот, в которых высказывалось несогласие по тому или иному вопросу62. Однако положительных результатов она не приносила. Являясь министром адмирала А.В. Колчака и генерала А.И. Деникина, а не Российской империи, он продолжал отстаивать интересы империи, которой уже не было, не считаясь с новыми реалиями. Всю свою сознательную жизнь Сазонов служил единой и неделимой России. Поэтому сложившееся патриотическое, государственное миросозерцание не позволяло ему согласиться на отделение окраин даже ради призрачной выгоды.

Не смог С.Д. Сазонов отказаться и от образа врага в отношении Германии. Союзники уже подписали Версальский мирный договор и вошли с бывшим противником в новые отношения, а Россия формально-юридически продолжала оставаться в войне, хотя боевых действий и не велось. Сазонов продолжал считать, что заключение мира со вчерашним противником — это проявление нелояльности к союзникам. Этот штамп господствовал и среди правительств и генералитета А.И. Деникина и А.В. Колчака63. И только в октябре 1919 г. правительство в Омске решило выяснить возможность установления нормальных отношений с Германией, исходя из того, что война уже кончилась64.

Подписание Версальского мирного договора без участия России и учета ее интересов показало полный провал внешней политики дипломатии белой России, которая в новых исторических условиях не смогла предложить новые подходы в решении возникших проблем, а продолжала находиться в тенетах прежних имперских представлений, и С.Д. Сазонов наиболее ярко отразил это хождение по замкнутому кругу.

См.: Кузьмин А.В. С.Д. Сазонов во главе министерства иностранных дел России (1910-1916 гг.): источники и литература // Вестник молодых ученых. №2. СПб., 2005; Он же. С.Д. Сазонов во главе министерства иностранных дел России: 1910-1916 гг. Автореф. дисс. на соиск. уч. ст. канд. ист. наук. СПб., 2006. С. 4-9.

См.: Игнатьев А.В. Сергей Дмитриевич Сазонов // Вопросы истории. 1996. № 9. С. 24-46; Он же.

Очерки истории Министерства иностранных дел России. 1802-2002. В 3-х т. Т. 3. Биографии министров иностранных дел. 1802-2002 гг. М., 2002. С. 244-265; Смолин А.В. Белое движение на Северо-Западе России 1918-1920 гг. СПб., 1999; Кононова М.М. Русские дипломатические представительства в эмиграции (1917-1925 гг.). М., 2004; Кукушкина И.А. Небольшевистская Россия и проблема независимости прибалтийских государств (1918-1920 гг.) // Россия и Балтия. Эпоха перемен (1914-1924). М., 2002. Вып. 2. С.

159-185; Миронова Е.М. Дипломатическое ведомство антибольшевистской России // Проблемы истории русского зарубежья: Материалы и исследования. М., 2005. С. 56-121; Она же. Становление русского антибольшевистского представительства в Финляндии (1918-1921) // Северная Европа. Проблемы истории.

Вып. 6. Отв. ред. О.В. Чернышева. М., 2007. С. 147174.

Смолин А.В. Российские дипломаты за рубежом (октябрь 1917 - ноябрь 1918 г.): попытка объединения // Международные отношения в новое и новейшее время: Материалы международной научной конференции, посвященной памяти профессора К.Б. Виноградова. СПб. Дек. 2004. СПб., 2005. С. 290-291.

Михайловский Г.Н. Записки. Из истории Российского внешнеполитического ведомства, 1914-1920 гг.

В 2-х кн. Кн. 2. Октябрь 1917 - ноябрь 1920 г. М., 1993. С. 264.

Алексеева И.В. Последнее десятилетие Российской империи: Дума, царизм и союзники России по Антанте. 1907-1917 годы. М.; СПб., 2009. С. 438, 442.

Михайловский Г.Н. Записки. Кн. 2. С. 386.

Из архива С.Ю. Витте. Воспоминания. Т. 2. СПб., 2003. С. 416.

ГАРФ. Ф. 446. Оп. 1. Д. 66. Л. 54 об.

9Гурко В.И. Черты и силуэты прошлого: Правительство и общественность в царствование Николая II в изображении современника / Вступ. статья Н.П. Соколова и А.Д. Степанского, публ. и коммент. Н.П.

Соколова. М., 2000. С. 673.

Алексеева И.В. Указ. соч. С. 439, 441-442; Михайловский Г.Н. Записки. Кн. 2. С. 200-201.

Михайловский Г.Н. Записки. Кн. 2. С. 202, 203.

Там же. С. 203.

Игнатьев А.В. Сергей Дмитриевич Сазонов. С. 42; Михайловский Г.Н. Записки. Кн. 2. С. 386.

Деникин А.И. Очерки русской смуты. Т. 4. Вооруженные силы Юга России. Берлин, «Слово», 1925.

С. 236; Соколов К.Н. Правление генерала Деникина (Из воспоминаний). М., 2007. С. 49, 72-75, 77-78;

Иоффе Г.З. Крах российской монархической контрреволюции. М., 1977. С. 229; Thompson G.M. Russia, Bolshevism and the Versailles Peace. Princeton, New Jersey, 1966. P. 70.

Thompson G.M. Russia, Bolshevism and the Versailles Peace. P. 70.

Соколов К.Н. Указ. соч. С. 74; Деникин А.И. Указ. соч. С. 237; Игнатьев А.В. Сергей Дмитриевич Сазонов. С. 42, 43.

17Архив Гуверовского института войны, революции и мира Стэнфордского университета США (далее АГИВРиМ). Коллекция М.Н. Гирса. Ящ. 56-2. Телеграммы 1918-1920. Ю.В. Ключников - М.Н. Гирсу. ноября 1918. № 112. Следовательно, Сазонов планировался на должность министра сразу после переворота, что расходится с данными Е.М. Мироновой. Миронова Е.М. Дипломатическое ведомство антибольшевистской России. С. 73.

АГИВРиМ. Коллекция Б.В. Геруа. Ящ. 5. Папка 18а. В.А. Маклаков - К.Д. Набокову. 17 декабря 1918.

Соколов К.Н. Указ. соч. С. 78.

АГИВРиМ. Русское посольство во Франции. Ящ. 3. Демидов И.П. 1917-1923. И.П. Демидов - В.А.

Маклакову. 25 декабря 1918. № 69.

Там же. С.Д. Сазонов - И.П. Демидову. 26 декабря 1918. № 66.

Михайловский Г.Н. Записки. Кн. 2. С. 391.

Там же. С. 204, 316.

Там же. С. 200.

Там же. С. 205.

Там же. С. 403; Миронова Е.М. Становление русского антибольшевистского представительства в Финляндии. С. 152.

Михайловский Г.Н. Записки. Кн. 2. С. 356, 363; Мельгунов С.П. Н.В. Чайковский в годы гражданской войны (Материалы для истории русской общественности (1917-1925 гг.)). Париж, 1929. С. 131, 134.

28Вологодский П.В. Во власти и в изгнании: Дневник премьер-министра антибольшевистских правительств и эмигранта в Китае (1918–1925 гг.) / Сост., предисл. и коммент. Д.Г. Вульфа, Н.С. Ларькова, С.М.

Ляндреса. Рязань, 2006. С. 140. Официальное назначение состоялось 17 января. С. 229; Скаба А.Д. Парижская мирная конференция и иностранная интервенция в стране Советов. Киев, 1971. С. 52; Миронова Е.М.

Дипломатическое ведомство антибольшевистской России. С. 73; Деникин А.И. Указ. соч. С. 237.

Thompson G.M. Russia, Bolshevism and the Versailles Peace. P. 71.

Будницкий О.В. Деньги для «Белого дела» // Исторические записки. 2005. № 7. С. 61.

ГАРФ. Ф. 446. Оп. 1. Д. 66. Л. 54.

Соколов К.Н. Указ. соч. С. 74.

ГАРФ. Ф. 446. Оп. 1. Д. 66. Л. 54 об.

Там же. С. 31 об.; Мельгунов С.П. Указ. соч. С. 99, 131.

ГАРФ. Ф. 446. Оп. 1. Д. 66. Л. 56; Михайловский Г.Н. Записки. Кн. 2. С. 364.

Михайловский Г.Н. Записки. Кн. 2. С. 201.

ГАРФ. Ф. 446. Оп. 1. Д. 66. Л. 54 об - 56.

АВПРИ. Ф. Рос. посольство в Париже. Оп. 524. Д. 3539. Л. 99 об.; Деникин А.И. Указ. соч. С. 238.

Миронова Е.М. Дипломатическое ведомство антибольшевистской России. С. 74.

Бахметевский Архив русской и восточноевропейской истории Колумбийского университета, НьюЙорк, США (далее БАР). Письма М.М. Карповича -С.А. Угету. Письмо от 6 февраля 1919 г. С. 5-6.

Там же. Письмо от 19 марта 1919 г. С. 2, 3; Михайловский Г.Н. Записки. Кн. 2. С. 314.

ГАРФ. Ф. 446. Оп. 1. Д. 66. Л. 55 об; БАР. Письма М.М. Карповича - С.А. Угету. Письмо от 19 марта 1919 г. С. 4; Мельгунов С.П. Указ. соч. С. 131; Деникин А.И. Указ. соч. С. 239.

Pages:     | 1 |   ...   | 84 | 85 || 87 | 88 |   ...   | 130 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.