WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 81 | 82 || 84 | 85 |   ...   | 130 |

Асмуса, военного атташе полковника П. Иванова, бывшего главу резидентуры Г. Бржезовского и др.). В большинстве своем все эти люди затем были репрессированы. Только что же назначенный на должность полпреда в Хельсинки В. Деревянский (март 1938 г.) был пока еще весьма далек от дипломатической деятельности, поскольку прежде продолжительное время работал на государственной и партийной службе в Ленинграде. Кстати, именно ему, Рыбкин и передавал тогда дела, будучи до этого временным поверенным советского представительства. Более того, представляя спецслужбы, Б.А. Рыбкин подходил и в этом отношении, поскольку задание, которое он получил, являлось весьма конфиденциальным.

Но в чем конкретно заключалось это задание Как свидетельствуют воспоминания, в начале апреля 1938 г. Рыбкин неожиданно и весьма срочно был вызван из Финляндии в Москву. «Обычно, - как он впоследствии заметил, - каждый вызов объяснялся - к чему следует быть готовым. Но даже прибыв в Москву на Лубянку, мне было сказано только то, что меня вызывают на самый верх»9. Действительно, 7 апреля 1938 г.

Б. А. Рыбкин был приглашен в кабинет И. В. Сталина в Кремль. Фактически, впервые Сталин лично давал поручение дипломату, работающему в Хельсинки. Но, наряду со Сталиным во встрече принимали участие еще В. М. Молотов, а также нарком обороны К. Е. Ворошилов и начальник Управления государственной безопасности НКВД М. П. Фриновский. Из состава участников совещания видно, что здесь поднимались скорее не дипломатические, а военнополитические вопросы.

Разговор длился 45 минут. Однако стенографического отчета этой беседы еще не найдено и вряд ли он вообще существует. Поэтому, единственное, чему пока остается довериться стало то, что поведал в конце Второй мировой войны своей жене* сам Рыбкин и как она затем его рассказ запомнила и воспроизвела10. Итак, в ходе встречи в Кремле, Рыбкин получил задание:

«вести строго секретные переговоры» с целью «заключить с Финляндией двухсторонний оборонительный договор на случай, если Германия через территорию Финляндии напала бы на Советский Союз». При этом он должен был еще сообщить финскому руководству, что «СССР со своей стороны даст гарантии о своих намерениях в отношении Финляндии и обеспечит независимость страны»11.

Кроме того, хотя это и не было упомянуто в воспоминаниях жены Рыбкина, ему также поручалось поставить вопрос о развитии экономического сотрудничества между двумя странами. В частности, как отмечает Судоплатов, ему еще давали задание вести переговоры о том, чтобы «финнам гарантировать экономическое сотрудничество с Советским Союзом с учетом их интересов в Скандинавии и Европе» и даже проставить вопрос о «разделе сфер военного и экономического влияния в Балтийском регионе между Финляндией и Советским Союзом»12.

Однако Рыбкин, проработавший в Финляндии несколько лет, явно почувствовал, насколько сложным являлось дававшееся ему поручение. Он, очевидно, хорошо понимал, что «Финляндия вряд ли согласиться на такое соглашение», которое свяжет ее с СССР в военном и экономическом плане13. Если верить источникам мемуарного характера, Рыбкин пытался дважды в ходе встречи с высшим советским руководством даже возражать, сомневаясь, что финское правительство «способно пойти на какие-то шаги, в которых не заинтересована гитлеровская Германия»14. Но эти возражения в верхах не принимались. Здесь лишь сомневались, насколько сам Рыбкин справится с поставленной перед ним задачей.

Таким образом, в советском руководстве была взята четкая линия на заключение военного соглашения с Финляндией, которое объективно было направлено против потенциального противника СССР - Германии. Кроме того, Сталин даже намекнул Рыбкину на идею в дальнейшем обсудить вопрос об обмене территориями с Финляндией с тем, чтобы отодвинуть советскофинляндскую границу от Ленинграда, что предполагало достижение большей безопасности для города в случае возникновения войны15.

В результате, можно говорить о том, что именно в это время в апреле 1938 г. в Москве начала вырабатываться реальная программа действия в отношении Финляндии, которая, очевидно, подразумевала возможность возникновения в Европе большой коалиционной войны, где СССР будут противостоять Германия и ее союзники. В целом, предполагаемые переговоры носили чисто военно-политический характер, которые объективно втягивали Финляндию в орбиту «большой политики».

Что же касается форм предполагавшихся переговоров, то они явно имели скрытный характер. И здесь чувствовалось скорее стремление прощупать позицию Финляндии, нежели чем собственно уже в данный момент перейти к вопросу о заключении с ней реального договора.

Сами же переговоры начались 14 апреля. «Сегодня в час дня, - доложил тогда финский министр иностранных дел Р. Холсти главе правительства, - мне позвонил второй секретарь посольства России Ярцев и в спешном порядке попросил аудиенции для личной беседы. Я пригласил его прибыть ко мне в два часа дня»16.

*Женой Б.А. Рыбкина была З.И. Воскресенская. Она также работала в разведслужбах НКВД и являлась заместителем Рыбкина в резидентуре в Финляндии.

Действительно, встреча состоялась и из доступных для исследования материалов, становится ясно, что Рыбкин тогда явно продемонстрировал способности незаурядного дипломата, поскольку свою беседу с Холсти начал со второстепенных вопросов и лишь затем перевел ее уже в русло рассмотрения главной темы, сказав о готовности СССР оказать Финляндии помощь, в случае возникновения войны и нападения на нее Германии17.

Информируя премьер-министра об этом заявлении, Холсти сообщил, что советский дипломат прямо сказал: в Москве «вполне уверены в том, что у Германии имеются широкие планы агрессии против России, что германская армия имеет цель на своем левом крыле осуществить высадку войск в Финляндии и продолжать оттуда наступление на Россию». После того «Ярцев» задал финскому министру иностранных дел прямой вопрос, «как правительство Финляндии будет относиться к немцам», добавив, что «если Финляндия окажет противодействие высадке немцев, Россия предоставит Финляндии всю возможную экономическую и военную помощь»18. Иными словами, советский представитель намекнул на желание руководства СССР объединить свои усилия с Финляндией в борьбе против возможного германского вторжения на финскую территорию, параллельно поднимая также вопрос о вероятности «предоставления Финляндии любых уступок в экономической сфере».

Предмет начавшихся тогда переговоров, естественно, показался Холсти весьма серьезным.

Финский министр иностранных дел сразу же решил проинформировать Рыбкина, что «без разрешения президента он не может вступать в какие-либо регулярные обсуждения» данной проблемы19. Тем не менее, на этом переговоры не прервались.

Из отчета, представленного Холсти своему руководству, видно, что он все же проявил к высказанным Рыбкиным соображениям определенное внимание. Финский министр иностранных дел поинтересовался, что имеет в виду советский дипломат по поводу предложений о военной помощи Финляндии. Он спросил: «Означает ли, например, это продажу оружия Финляндии». Однако теперь уже Рыбкин проявил очевидную сдержанность и уклонился от ответа на этот вопрос. Он лишь подчеркнул, что эта проблема будет решена, «как только Россия получит гарантии, что Финляндия не будет помогать Германии в войне против России»20. В завершении беседы Рыбкин лишь заметил: «Господин министр, начать надо с главного – с сути вопроса, а детали мы еще будем обстоятельно обсуждать. Я не говорю “прощайте” господин Холсти, я уверен до скорой встречи»21.

Так закончился этот, первый и весьма короткий, раунд начала переговоров. Причем как показали последующие события, очевидно, что результат встречи был расценен сторонами по разному. Рыбкин в своем докладе в Москву квалифицировал ее итоги, как «пока скромные»22, но, при этом считал, что они отчасти уже могут устроить советское руководство, поскольку Холсти принял «Ярцева» и проявил при этом определенную заинтересованность в советских военных поставках.

Что же касается финского министра иностранных дел, то он, будучи опытным политиком, не понимал, почему в столь важных переговорах, которые начинает советская сторона, отстранены главные представители СССР в Финляндии. Он просто посчитал, что инициатива «Ярцева» является, скорее его сугубо частным делом и второй секретарь советского полпредства просто «ведет двойную игру». Более того, финский министр заметил, что «господин Ярцев» «довольно таки нервничает»23, что только подтверждало его мнение о незначительности полномочий этого человека для осуществления столь ответственных переговоров. К тому же, сама необычная форма начала этих переговоров позволяла Холсти иметь возможность к большему для себя маневру. Поэтому финский министр иностранных дел решил откровенно уклоняться от дальнейших встреч с «Ярцевым». Холсти, фактически, постарался просто «забыть» этот неприятный инцидент. Как отметил по этому поводу в своих мемуарах В. Таннер, «в начале на него не обращали заслуживающего внимания»24, хотя в действительности, вопросы, которые были подняты в ходе зарождающихся секретных переговоров, носили исключительно важный характер.

Тем временем, Рыбкин после этой встречи срочно отбыл в Москву для получения соответствующих новых инструкций. При этом, очевидно, что его информация о переговорах советское руководство вполне удовлетворила. В СССР хорошо знали, что «финские политики – народ упрямый и консервативный, сдвинуть их с места очень трудно»25. В произошедшей же первой встрече, Холсти, как заметили в Москве, не отверг советскую инициативу и поэтому первоначальный результат казался достаточно обнадеживающим.

По итогам состоявшейся у Рыбкина и Холсти беседы, для Сталина была подготовлена подробная справка, в которой утверждалось, что уже «имеется реальная обстановка для того, чтобы парализовать немецкое влияние в Финляндии и вовлечь ее в орбиту Советского Союза».

Далее, в документе еще подчеркивалась необходимость развертывания широкой работы «в правительственных кругах Финляндии с целью достижения нужного нам общего и практического изменения курса внешней политики Финляндии».

После же определения перспектив в советско-финляндских отношениях, авторы справки указали на то, что, по их мнению, могло особо заинтересовать финское руководство. В документе говорилось, что Советский Союз в случае заключения с Финляндией пакта о взаимной помощи в дополнение еще может дать гарантию ее неприкосновенности в «теперешних границах», а также обеспечить «снабжение ее вооружением и материально-техническими средствами для укрепления тех стратегических пунктов, которые являются наиболее уязвимыми с точки зрения действия германского военно-воздушного флота».

Очевидно, что справка вызвал у Сталина самое пристальное внимание. И хотя он не до конца был уверен в общем положительном результате начавшихся переговоров, но, тем не менее, предложил усилить советское предложение еще обязательством не вмешиваться во внутренние дела Финляндии26.

Таким образом, секретные советско-финляндские переговоры решили в Москве продолжать, и это теперь означало также расширение полномочий Рыбкина. В новых условиях в его задание вошли уже встречи и беседы не только с официальными лицами, но и с влиятельными политическими и государственными деятелями Финляндии27. Предполагалось, прежде всего, использовать собственные связи «Ярцева» в широких общественных кругах страны, чтобы добиться выполнения поставленной перед ним задачи. Если вспомнить, что именно в это время органы НКВД начали переходить к тактике создания сети т.н. «агентов влияния»28, то новое задание Рыбкина становится еще более понятным.

Таким образом, миссия «Ярцева» в Финляндии с этого момента расширилась, и он уже стал активно встречаться с различными представителями финского общества. Как пояснил в то время своей жене Рыбкин: «Необходимо переговорить с нашими финскими друзьями насчет того, что Россия сделала Финляндии выгодное предложение»29. При этом круг его встреч оказался достаточно широким. И не все, конечно, были явными «друзьями» СССР. Он, в частности, наладил контакты и начал вести переговоры с секретарем премьер-министра А. Инкеля. Также Рыбкин тогда имел встречи и с генералом А. Сихво и известной писательницей-драматургом Х. Вуолиёки.

Показательным в этом плане стало еще и то, что в Москве стали даже возлагать надежды и на возможность склонить на свою сторону маршала К. Г. Маннергейма30. Рассматривалась в подобном плане еще и кандидатура премьер-министра А. Каяндера. Сталину тогда докладывали, что финский премьер «член левого крыла Прогрессистской партии, человек без средств, но лично неподкупен»31. Это, очевидно, пытались учитывать для соответствующей «работы» с ним. Более того, Рыбкину тогда выдали еще несколько десятков тысяч долларов. Переданные деньги решили, прежде всего, использовать «для политической поддержки финской партии мелких хозяев, чтобы она сыграла определенную роль в формировании позиции правительства»32.

В целом Рыбкину в какой-то степени удалось создать определенное благосклонное отношение к выдвигавшимся СССР предложениям. В сферах близких к финскому руководству даже появились отдельные «агенты влияния», организовавшие «лоббирование в верхах желаемого советско-финляндского соглашения»33. В частности, за принятие советских предложений начал активно выступать секретарь премьер-министра А. Инкеля34, который «в течение всех переговоров докладывал внешнеполитическому руководству, в особенности Каяндеру, сведения о предложениях Ярцева и мнения о них». Причем, как отмечалось в финской исторической литературе, «нередко сведения, поступавшие от него, получали противоположное толкование», но он твердо был уверен, что «на переговорах финны ничего не потеряют, а достигнуть могут многого»35.

Что же касается самих переговоров, то они пробрели вялотекущий характер. Хотя Рыбкину и удавалось их временами возобновлять и выйти даже на самого премьер-министра А. Каяндера, больших результатов все это не приносило. Глава финского правительства ловко уклонялся от возможности регулярных встреч с советским представителем36. Более того, в конце концов, он перепоручил их ведение министру финансов социал-демократу В. Таннеру. При его же участии переговоры вообще стали затягиваться, растянувшись уже на несколько месяцев37.

Pages:     | 1 |   ...   | 81 | 82 || 84 | 85 |   ...   | 130 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.