WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 75 | 76 || 78 | 79 |   ...   | 130 |

докладную записку о положении дел на юге Тихого океана и о возможностях России принять участие в колониальном разделе этой части Земного шара. В отличие от государя-императора, российские дипломаты достаточно хорошо представляли расстановку сил в тихоокеанском бассейне и весьма осторожно оценивали возможности России. В докладной записке МИДа отмечались поразительные успехи Германии в развитии своей колониальной и коммерческой активности в Океании, а также указывалось на стремительно растущее англо-германское колониальное соперничество. «Вместе с тем, – говорилось в записке, – обостряется и соперничество, но (этого не следует упускать из виду) не столько вообще английское, сколько специально австралийское и притом … пока более политического, чем коммерческого свойства. Для австралийцев, имеющих довольно дел у себя дома, важно не дать другим твердо засесть в разных непочатых уголках тихоокеанского бассейна и этим оберечь себя от опасного соседства»20.

Признавая, что предложение Н.Н. Миклухо-Маклая об установлении русского протектората над Новой Гвинеей проистекает из «благородного желания» русского ученого оградить папуасов от «тлетворного влияния европейской культуры», в МИДе считали, тем не менее, это предложение неосуществимым, ибо Новая Гвинея была фактически уже поделена. «В виду таких обстоятельств, – писал министр иностранных дел России Н.К. Гирс, – участь папуасов может считаться решенною, и наше вмешательство собственно в видах ограждения их … нельзя признать полезным и целесообразным»21.

Вместе с тем Н.К. Гирс, хорошо знавший о благожелательном отношении Александра III к идее территориальных приобретений в Океании, окончательно не исключал возможность вмешательства России в колониальную гонку великих держав в южной части Тихого океана.

В случае благоприятных обстоятельств, туманно формулирует он, Россия могла бы «войти в такие международные соглашения, которые обеспечивали бы политическое равновесие, и вместе и влияние наше в тех краях»22.

Создавая видимость активности на тихоокеанском направлении, МИД просит Н.Н. Миклухо-Маклая, находившегося в это время в Австралии, сообщать в Петербург информацию о текущей политической обстановке в Австралии и Океании. Н.Н. Миклухо-Маклай отнесся к этому поручению со всей серьезностью и в течение 1885-1886 гг. выслал в Петербург три больших донесения о политической обстановке в Океании, а также о военных приготовлениях в Австралии, которые там развернулись в связи с обострением англо-русских отношений в г. и ожиданием неминуемой англо-русской войны23. Несомненно, что посылку этих донесений русский путешественник рассматривал как дополнительную аргументацию в пользу русских аннексий. Логика его действий отчетливо просматривается в такой, например, фразе из его первого донесения: «Если русское правительство поможет мне отстоять Берег Маклая, Порт Алексей (бухта на северном побережье Новой Гвинеи – А.М.) может стать удобным пунктом, чтобы производить давление на Австралию!!»24.

В начале 1886 г, уверенный, что дело о русских территориальных приобретения в Океании пусть не быстро, но идет своим чередом, Н.Н. Миклухо-Маклай возвращается в Россию. По пути из Одессы в Петербург он посетил Ливадию и 23-24 апреля вновь дважды встречается с Александром III. Царь дал путешественнику свое устное согласие на подъем русского флага на «некоторых, еще не занятых другими европейскими державами островах Тихого океана»25.

Ликующий путешественник сразу же обратился к Н.К. Гирсу с просьбой выдать соответствующий документ на право подъема русского флага26. В газету «Новое время» Н.Н. МиклухоМаклай дал объявление о грядущем создании русской колонии на островах Тихого океана и пригласил желающих стать колонистами на специальные собеседования. Путешественник разработал проекты документов, необходимых для организации будущей колонии, составил «Набросок правил для желающих поселиться на островах Тихого океана» 27.

В министерстве иностранных дел России, однако, вполне резонно полагали, что подъемом флага ограничиться невозможно – сразу встанут вопросы об охране новой колонии, о поддержании связи с ней, о ее заселении и освоении, что потребует очень больших государственных расходов. К тому же возникнут осложнения международного порядка. Но главное, даже неизвестно, на каких именно островах Н.Н. Миклухо-Маклай собирается поднимать русский флаг.

Все эти соображения МИД изложил в докладной записке, с которой император ознакомился июля 1886 г.28 Александр III распорядился создать специальный комитет в составе представителей МИДа, морского и военного министерств, министерства внутренних дел и министерства финансов.

9 октября 1886 г. комитет рассмотрел предложения Н.Н. Миклухо-Маклая, при этом сам путешественник ответил на многочисленные вопросы членов комитета. Интересно, что даже на этом заседании Н.Н. Миклухо-Маклай не сообщил, какие именно острова он считает возможным занять для России. Берег Маклая, как часть Новой Гвинеи, отпадал, ибо к 1886 г.

он уже давно был немецким владением. Сам Н.Н. Миклухо-Маклай упорно говорил о неких островах «М», сообщив при этом членам комитета лишь то, что они расположены на востоке Тихого океана между 1 и 10о южной широты. До сих пор так и не удалось установить, какие именно территории Н.Н. Миклухо-Маклай имел в виду. Российский биограф Н.Н. МиклухоМаклая Д.Д. Тумаркин считает, что речь идет об атолле Макин в архипелаге Гилберта, но это не более чем предположение29.

Члены комитета были весьма удивлены скрытностью путешественника. Но, главное, они были реальными политиками и трезво оценивали возможности России. Не вызывало сомнений, что попытка стать колониальной державой в Тихом океане чревата для России серьезным осложнением и без того плохих отношений с Англией, и, наверняка, с другими великими державами. Было ясно также, что создание колонии в Океании повлечет большие расходы. С военной точки зрения военно-морская станция в южной части Тихого океана России была не нужна, тем более, что в силу ее удаленности от баз снабжения русского флота эту станцию нельзя будет не только использовать, но даже и удержать в случае войны. В итоге члены комитета - представители всех министерств, решительно и единодушно выступили против приобретения Россией каких-либо территорий в Океании и создания там российских военных баз.

Царь утвердил это решение и 9 декабря 1886 г. наложил резолюцию «Считать это дело окончательно конченным, Миклухо-Маклаю отказать». 18 декабря 1886 г. Н.К.Гирс сообщил об этом решении русскому путешественнику30.

Усилия Н.Н. Миклухо-Маклая по активизации политики России в южной части Тихого океана и создания там русской колонии оказались, таким образом, безрезультатными. Вместе с тем они представляют значительный интерес не только в плане изучения биографии и многогранной деятельности выдающегося русского ученого и путешественника. Политическая активность Н.Н. Миклухо-Маклая, его инициативы стали, по сути дела, первой попыткой сфокусировать внимание российской внешней политики на проблемах южно-тихоокеанского региона.

При этом российское министерство иностранных дел смогло, по крайней мере, значительно увеличить объем доступной ему информации о положении дел в Австралии и Океании, то есть в том регионе, который с конца ХIХ в. начинает выдвигаться на авансцену мировой политики.

Назовем в этой связи работы российских исследователей: Бутинов Н.А. Н.Н. Миклухо-Маклай – великий русский ученый-гуманист. Л., 1971; Путилов Б.Н. Н.Н. Миклухо-Маклай. Путешественник, ученый, гуманист. М., 1985; Вальская Б.А. Научная и общественная деятельность Н.Н. Миклухо-Маклая в последние годы его жизни. (По неопубликованным материалам) // Страны и народы Востока. М., 1987.

Вып.25; Тумаркин Д.Д. Николай Николаевич Миклухо-Маклай (Биографический очерк) // Н.Н. МиклухоМаклай Н.Н. Собр. соч. в 6-ти тт. Т.6, кн.1. М., 1999; а также австралийцев: Greenop F.S. Who Travels Alone.

Sydney, 1944; Webster E.M. The Moon Man. A Biography of Nikolai Miklouho-Maclay. Melbourne, 1984; Paton W. Nikolai and Australian Connections. A Brief History of the Life and Achievements of Nikolai Nikolaevich Miklouho-Maclay. Sydney, 2002.

См.: Миклухо-Маклай Н.Н. Собр. соч. в 6-ти т. Т. 5. Письма. Документы и материалы. М., 1996. С. 209211, 251-254, 261-266, 268-269, 321-324, 356–357, 514-523.

Подробнее см.: Тумаркин Д.Д. Папуасский Союз (из истории борьбы Н.Н.Миклухо-Маклая за права папуасов Новой Гвинеи) // Расы и народы. 1977. Вып.7.

Миклухо-Маклай Н.Н. Собр. соч. в 6-ти т. Т. 5. С. 336.

Там же. С. 353. См. также: Там же. С. 358-359.

Там же. С. 345.

См.: Там же. С. 263, 345, 402, 403, 460-461, 561.

Подробнее см.: Вальская Б.А. Плавание Н.Н. Миклухо-Маклая на корвете «Скобелев» в 1883 г. // Страны и народы Востока. М., 1982. Вып.24.

См.: Российский государственный архив Военно-морского флота (далее – РГА ВМФ). Ф. 12. Оп. 2. Д.

23. Л. 44, 45 об.

Там же. Ф. 410. Оп. 2. Д. 4155. Л. 35 об.

См.: Архив внешней политики Российской империи (далее – АВПРИ). Ф. 155. Оп. 403. Д. 104. Л. 77.

РГА ВМФ. Ф. 26. Оп. 1. Д. 2. Л. 5 об.

См.: British Parliamentary Papers (далее – BPP). Further Correspondence Respecting New Guinea, c.3617.

London, 1883. P. 118-137.

См.: Arrangement between Great Britain and Germany Relative to their Respective Spheres of Actions in Portions of New Guinea // BPP. С. 4441. London, 1885.

Миклухо-Маклай Н.Н. Собр. соч. в 6-ти т. Т. 5. С. 324.

Там же. С. 327.

Там же. С. 348.

РГА ВМФ. Ф. 410. Оп. 2. Д. 4155. Л. 69.

Миклухо-Маклай Н.Н. Собр. соч. в 6-ти т. Т. 5. С. 352-353, 358-359, 373-374, 383-384, 386-388, 391398, 400-402, 405-408.

РГА ВМФ. Ф. 410. Оп. 2. Д. 4155. Л. 78 об.

Там же. Л. 79 об. - 80, 80 об.

Там же. Л. 81.

Подробнее см.: Массов А.Я. Переписка Н.Н. Миклухо-Маклая с министром иностранных дел России Н.К.Гирсом о военных приготовлениях и политической ситуации в Австралии и Океании // Страны и народы Востока. СПб., 1994. Вып. 28.

Миклухо-Маклай Н.Н. Собр. соч. в 6-ти т. Т. 5. С. 413.

Там же. С. 450.

Там же. С. 450-451.

Там же. С. 561. Подробнее см.: Вальская Б.А. Проект Н.Н. Миклухо-Маклая о создании на островах Тихого океана русской вольной колонии // Австралия и Океания. История и современность. М., 1970.

См.: АВПРИ. Ф. 155. Оп. 403. Д. 103. Л. 17-19 об.

См.: комментарии Д.Д.Тумаркина к письму Н.Н. Миклухо-Маклая Великому князю Алексею Александровичу от 12 августа 1886 г. // Миклухо-Маклай Н.Н. Собр. соч. в 6-ти тт. Т. 5. C. 761-762.

АВПРИ. Ф. 155. Оп. 403. Д. 104. Л. 106, 108-109.

О.А. Чернов РУССКО–ТУРЕЦКИЕ ОТНОШЕНИЯ В РАННЕЙ ДИПЛОМАТИЧЕСКОЙ И НАУЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Н.В. ЧАРЫКОВА В 1911 г. случилось событие, вошедшее в историю как «демарш Чарыкова». Действия российского посла в Турции получили в литературе различные оценки. В связи с этим представляется важным проанализировать формирование Н.В. Чарыкова как специалиста в области русско– турецких отношений.

В мае 1875 г. Н.В. Чарыков, тогда ещё лицеист, определённо заявил о себе как историк. Он решил писать диссертацию, тему которой он тесно связывал со своей дальнейшей дипломатической практикой1. Для своей диссертации он избрал слабо разработанную тему — «История отношений России и западноевропейских держав с Турцией»2. В ней Чарыков предполагал исследование, «прежде всего Восточного вопроса и отчасти Среднеазиатского» во внешней политике России. Профессор Императорского Александровского лицея В. В. Бауэр, преподававший историю в Лицее, отнёсся к его замыслу весьма благосклонно3.

Главной задачей диссертации Н.В. Чарыков считал изложение «в исторической последовательности истории отношений России к Турции со времени возникновения этих отношений в связи с тем участием, которое другие государства, в особенности Англия последовательно принимали в русско-турецких отношениях» 4. Тем самым, по его мнению, он давал «достаточно полное понятие о восточном вопросе».

Чарыков сформулировал гипотезу, согласно которой характер отношений России к Турции определялся тем, что эти отношения были одним из эпизодов «великого движения Русского Государства к Каспийскому, к Черному морю, которое началось с Куликовской битвы и не закончилось Парижским миром 1856 года».

Чарыков считал, что это движение к морям, к Ледовитому океану и за Урал «есть результат, а вместе с тем и внешнее содержание возникновения, роста и развития России». Поскольку это не соответствовало интересам Англии, Франции и Австрии в Европе возникают Восточный и Среднеазиатский вопросы, «правильное решение которых в настоящее время должен составлять главную и основную задачу русской политики и дипломатии»5. В. И. Чарыков отметил мысль сына как «блестяще прекрасную».6 Исследование русско-турецких отношений он начал с г. - «года начала дипломатических сношений России с Турцией». Работая над диссертацией в архиве, Чарыков познакомился с посетившими архив министрами Н. О. Милютиным и Д. А.

Толстым. В ходе исследования данного аспекта рассматриваемой проблемы было установлено, что Н. В. Чарыков работал в архиве вместе с известным русским историком М. П. Погодиным, который дал ему ряд советов. Более того, в своей газетной публикации о материалах Московского Главного архива министерства иностранных дел М. П. Погодин отметил молодого дипломата и историка.

Чарыков довёл свое исследование до времен Екатерины II. В переписке с отцом Н. В. ЧарыII. В переписке с отцом Н. В. Чары. В переписке с отцом Н. В. Чарыков сообщает, что ему удалось выявить неверные сведения содержащиеся в «Истории» С. М.

Соловьева касательно итоговой части Бахчисарайского договора 1681 г. между Россией и Турцией7. Н. В. Чарыков полагал, что ошибки были допущены Соловьевым по той причине, что он не нашел документы, которые обнаружил он, во время работы в архиве8. Чарыков придерживался точки зрения о «естественном росте и развитии движения России на юг и юго-восток». Это движение, по его мнению, продолжается «только до тех пор, пока Россия не достигает соседей, которые могут соблюдать договоры и обеспечивать мир на ее границах» 9.

Первой опубликованной Н.В. Чарыковым работой стало «Посольство в Англию дворянина Григория Микулина в 1600 и 1601 годах»10. Сам автор, подчёркивая актуальность своего труда, обращал внимание читателей на современные им русско-английские отношения, характеризовавшиеся противоречиями в Малой и Средней Азии. В связи с этим Чарыков полагал «не … лишённой общего интереса» историю посольства Григория Микулина в Англию в 1600-1601 гг.

– эпизод из этих отношений в прошлом11.

Pages:     | 1 |   ...   | 75 | 76 || 78 | 79 |   ...   | 130 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.