WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 74 | 75 || 77 | 78 |   ...   | 130 |

К сожалению, в отечественной историографии не появилось пока ни одной научной монографии о графе Нессельроде. По-видимому, сложно ломать устоявшиеся стереотипы представлений. Однако следует отметить, что в последние годы наблюдается тенденция к более взвешенной оценке личности и деятельности Нессельроде30. И в данном случае, дипломатические источники, в частности донесения французских дипломатов в России, являются необходимым и полезным подспорьем. Ознакомление с дипломатическими донесениями позволяет также откорректировать устоявшиеся представления о сфере деятельности Каподистрии, более обширной и многогранной, чем принято считать.

Начиная с апреля 1813 г., Н.П. Румянцев неоднократно посылал Александру I прошения о своей отставке. В феврале 1814 г., отчаявшись получить положительный ответ (император желал сохранить видимость последовательности своей политики), канцлер самоустранился от дел, предварительно известив об этом императора. По возвращении из заграничных походов, 1 августа 1814 г. Александр I издал, наконец, указ об увольнении канцлера. См.: Молчанов В.Ф. Государственный канцлер России Н.П. Румянцев. М., 2004. С. 274–285.

См.: Похлебкин В.В. Внешняя политика Руси, России и СССР за 1000 лет в именах, датах и фактах.

М., 1992. С. 223.

Молчанов В.Ф. Указ. соч. С. 285.

Шильдер Н.К. Император Александр I, его жизнь и царствование. В 4-х т. Т. IV. С. 7.

Депеша Ноайля от 3 июня 1816, СПб. // Сб. РИО. T. 112. С. 525.

Сироткин В.Г. Русская дипломатия и Франция после падения империи Наполеона (10–20-е гг. XIX века). Автореф. дис. доктора историч. наук. М., 1976. С. 11.

Нессельроде характеризовали как человека, чуждого национальным интересам страны. См., например, негативную характеристику министра как карьериста и слепого исполнителя монаршей воли: Русские портреты XVIII и XIX веков. Издание великого князя Николая Михайловича Романова: В 5 т. M., 2000. Т. V.

C. 502–503. Малый энциклопедический словарь Брокгауза-Ефрона. Т. 3. С. 713. Вероятно, участие, припи. 502–503. Малый энциклопедический словарь Брокгауза-Ефрона. Т. 3. С. 713. Вероятно, участие, приписываемое Нессельроде, другу Геккерна, в травле А.С. Пушкина, и нелицеприятные отзывы поэта о своем непосредственном начальнике, по ведомству которого он числился, сыграли свою роль в формировании негативного образа министра в дореволюционной и советской историографии.

Депеша Ноайля от 28 сентября 1816, СПб. // Сб. РИО. Т. 112. С. 636.

Troyat H. Pouchkine. Paris, 1953. P. 700.

Депеша Ноайля от 31 декабря 1817, Москва // Сб. РИО. T. 119. С. 528–533.

Депеша Ноайля от 3 декабря 1816, СПб. // Там же. Т. 112. С. 706–712. См. также: Министерская система в Российской империи: К 200-летию министерств в России. М., 2007. С. 291–293.

Депеша Ноайля от 28 сентября 1816, СПб. // Сб. РИО. T. 112. С. 635–636.

Там же. С. 636.

Депеша Лаферронэ от 23 июля 1826, СПб. Archives du ministre des Affaires trangres (далее: AMAE).

Correspondance politique (далее: CP) Russie. Vol. 171. F. 74–85.

Депеша Ноайля от 28 сентября 1816, СПб. // Сб. РИО. Т. 112. С. 639.

Депеша Баранта от 24 марта 1837, СПб. // Souvenirs du baron de Barante de l’Acadmie franaise (1782– 1866): 7 t. Publis par son petit-fils Claude de Barante Paris, 1895–1897. T. 5. P. 554.

Депеша Лаферронэ от 17 апреля 1824, СПб. AMAE. CP Russie. Vol. 166. F. 138.

Депеша Лаферронэ от 24 марта 1826, СПб. AMAE. CP Russie. Vol. 170. F. 203.

Депеша Баранта от 9 июля 1836, СПб. // Souvenirs du baron de Barante... T. 5. P. 429–433.

См.: Депеши Баранта от 9 и 18 июля 1836, СПб. // Ibid. P. 429–433, 440–443.

Депеша Баранта от 12 января 1836, СПб. // Ibid. P. 251.

Депеша Баранта от 16 июля 1836, СПб. // Ibid. P. 440.

Депеша Баранта от 20 декабря 1836, СПб. // Ibid. P. 510.

Министерство иностранных дел переехало в здание Главного штаба на Дворцовой площади в 1829 г., до этого оно располагалось по адресу Английская набережная д.32.

Депеша Лагрене от 15 июня 1833, СПб. AMAE. CP Russie. Vol. 187. F. 14.

Депеша Баранта от 3 августа 1839, СПб. //Souvenirs du baron de Barante... T. 6. P. 227.

Депеша Перье от 9 марта 1842, СПб. AMAE. CP Russie. Vol. 198. F. 92–93.

Депеша Ла Муссэ от 13 октября 1815, СПб. // Сб. РИО. T. 112. С. 312.

Депеша Лагрене от 26 октября 1833, СПб. AMAE. CP Russie. Vol. 187. F. 185–186.

См. например: Таньшина Н.П. Русский кисель на немецкой закваске. Неофициальный портрет Карла Нессельроде // Родина. Российский исторический журнал. 2009. № 6. С. 75–79.

А.Я. Массов Н.Н. МИКЛУХО-МАКЛАЙ И ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА РОССИИ Н.Н. Миклухо-Маклай известен как один из наиболее выдающихся российских ученых и общественных деятелей второй половины ХIХ столетия. Его знают как путешественника, этнографа, гуманиста, как борца за права коренных жителей Новой Гвинеи и островов Океании.

Это сторона деятельности Н.Н. Миклухо-Маклая уже получила достаточно полное освещение в отечественной и зарубежной научной литературе1. Гораздо меньше известны усилия нашего соотечественника, направленные на обретения Россией своей колониальной сферы влияния и своих колоний в южной части Тихого океана. Анализ этих усилий позволяет говорить о Н.Н. Миклухо-Маклае также как о политике, который ради достижения поставленных целей настойчиво стучался в двери властных коридоров России. Он встречался и вел переписку с императором Александром III, министром иностранных дел Н.К.Гирсом, обер-прокурором Святейшего Синода К.П.Победоносцевым, военными и военно-морскими деятелями России.

Активные усилия русского путешественника побудить Россию обзавестись собственными колониями в Океании относятся к 1882-1886 гг. В их основе, как представляется, лежат три главных побудительных мотива. Во-первых, это гуманистические соображения – борьба Н.Н.Миклухо-Маклая в защиту папуасов Новой Гвинеи и коренных жителей островов Океании от работорговли, процветавшей в то время на островах Океании, борьба против возможных эксцессов, связанных с проникновением в Океанию европейских торговцев, золотоискателей и разного рода авантюристов. Уже с конца 1870-х гг. Н.Н.Миклухо-Маклай пишет целую серию писем британскому Верховному комиссару в Западной части Тихого океана А.Гордону и начальнику Австралийской морской станции коммодору Дж.Уилсону, требуя от британских колониальных властей пресечь бесчинства белых трейдеров и «людокрадов» в Океании2. Однако ученый понимает, что колониальный раздел Океании неминуем. Наряду с большинством людей того времени он воспринимает европейскую колонизацию периферийных районов планеты как процесс закономерный и естественный и ведет речь лишь о том, чтобы колонизация эта носила, так сказать, цивилизованный характер. Именно поэтому, в октябре-ноябре 1881 г., разрабатывая план создания Папуасского Союза в Новой Гвинее – этакого квазигосударственного образования папуасских племен, призванного обеспечить их защиту от европейцев, Н.Н. Миклухо-Маклай ставит вопрос о британском или русском протекторате над Новой Гвинеей3.

Эта идея – русские владения в Океании – отвечает патриотическим чувствам Н.Н. Миклухо-Маклая. Поскольку колониальный раздел этой части планеты неизбежен, то почему в нем не должна участвовать Россия Стремление видеть Россию полноценным и полноправным игроком в южнотихоокеанских делах выступает в качестве второго фактора, побудившего Н.Н. Миклухо-Маклая действовать. Мысли о необходимости для России иметь свои колонии прослеживается как в его официальных письмах государственным деятелям России, так и в его частной переписке. «Жаль, однако ж, будет, очень и очень жаль, – пишет он, например, в письме начальнику русской эскадры в Тихом океане контр-адмиралу Н.В. Копытову в октябре 1883 г., - если Россия упустит время заявить свое положительное желание занять … одну из групп островов Тихого океана».4 «Надеюсь, – читаем в его письме Обер-прокурору Святейшего Синода К.П. Победоносцеву в январе 1884 г., – что Россия не опоздает в этом дележе и возьмет себе подходящее»5. В частных письмах, где путешественник, несомненно, был вполне искренен и откровенен, встречаем такие же мысли. В письме брату Михаилу от 15(27) ноября 1883 г. Н.Н. Миклухо-Маклай писал: «Мне кажется, что горсть решительных и выносливых людей может удержать несколько подходящих островов для России… Я желаю и сделаю, что могу, в этом отношении»6.

Из писем брату Михаилу и ряда других документов ясен и третий побудительный мотив, третий фактор усилий Н.Н. Миклухо-Маклая по обретению Россией своих колоний в Океании. Русский путешественник рассчитывал поселиться на одном из «русских» островов Тихого океана и, по возможности, стать главой русской администрации7. Наверное, по-человечески можно понять это честолюбивое и в некоторой степени тщеславное желание путешественника, посвятившего всю свою жизнь делу изучения и защиты коренных жителей Океании.

Осенью 1882 г., возвратившись в блеске славы и ореоле великого путешественника в Россию после нескольких лет пребывания на Новой Гвинее и Австралии, Н.Н. Миклухо-Маклай добивается аудиенции у Александра III. Целых пять раз – 11, 18, 23 октября и 8 и 9 ноября он встречается с государем. Путешественник стремится убедить императора провозгласить русский протекторат над Берегом Маклая – северным побережьем Новой Гвинеи, где ученый проводил свои исследования. Наряду с планами защиты папуасов, он аргументирует свои предложения более понятными для государственных мужей России политическими соображениями.

По мысли Н.Н. Миклухо-Маклая, устройство на северном побережье Новой Гвинеи или близлежащих островах Меланезии российской военно-морской станции позволит положить начало созданию собственной сферы влияния России в южной части Тихого океана.

Известно, что Н.Н. Миклухо-Маклай был человеком исключительно обаятельным и умел убеждать собеседников в своей правоте. Как показали последующие события, он сумел заинтересовать Александра III, безусловно, авантюрной в своей основе идеей вмешательства России в колониальный раздел Океании и обретения там русских колоний.

Непосредственным следствием бесед Н.Н. Миклухо-Маклая с императором осенью г. стало решение об отправке к берегам Новой Гвинеи корвета российского военно-морского флота «Скобелев». Участники плавания на «Скобелеве» должны были определить места для возможного создания русской военно-морской базы на Берегу Маклая или на близлежащих островах. Возглавлял экспедицию командующий отрядом русских судов в Тихом океане контрадмирал Н.В. Копытов. Участие в этом плавании принял и Н.Н. Миклухо-Маклай. В феврале-марте 1883 г. на корвете «Скобелев» он в третий и последний раз посетил берега Новой Гвинеи8. Из личных и очень откровенных писем адмирала Н.В. Копытова, которые он посылал жене во время плавания «Скобелева», следует, что команда корвета нашла множество удобных бухт на Берегу Маклая, где было возможно создание русской военно-морской станции9. Однако в своем официальном отчете морскому министру России И.А. Шестакову по итогам осмотра побережья Новой Гвинеи Н.В. Копытов докладывает, что подходящих бухт найдено не было10.

Объясняется это разночтение, видимо, тем, что Н.В. Копытов знал о крайне отрицательном отношении И.А. Шестакова к идее создания русских баз в столь далеком от России районе, который, к тому же, не представлял для русских никакого военного интереса. Нельзя исключить также, что И.А. Шестаков прямо или косвенно «порекомендовал» Н.В. Копытову дать отрицательный отзыв по итогам экспедиции. Известно, что русский морской министр недолюбливал Н.Н. Миклухо-Маклая, называл его «невменяемым»11, а в своем дневнике в ноябре 1882 г., в частности, записал: «Миклухо-Маклай, по-моему, маклак, склонил государя занять или приобрести в Полинезии какое-нибудь складочное место для наших судов. Для чего По-моему, если уже непременно хотят, то пусть Маклай купит его и там поселится, чего он только и хочет» 12.

Между тем, в апреле 1883 г. в Австралии поднялась волна беспокойства в связи с намерением Германии объявить восточную часть Новой Гвинеи своим владением. Одна из английских переселенческих колоний в Австралии – Квинсленд, объявляет об аннексии Британской империей восточной, не занятой Нидерландами, части Новой Гвинеи. Лондон не признал эту акцию, произведенную колониальным правительством, у которого, разумеется, не было прав на проведение самостоятельной внешней политики13. Тем не менее, акция Квинсленда сразу же вызвала протесты Германии. Начались долгие маневры дипломатии Берлина и Лондона при участии стоявших за спиной англичан австралийцев по разделу Новой Гвинеи. Лишь осенью 1884 г. восточная половина этого огромного острова была поделена между Англией и Германией. Окончательное соглашение между ними о разграничении территорий в Новой Гвинее было подписано в апреле 1885 г. Берег Маклая достался Германии14. Н.Н. Миклухо-Маклай отчаянно протестует, шлет телеграммы Бисмарку и лорду Дерби, но его протесты, разумеется, игнорируются. Русский путешественник, однако, не оставляет надежды на усилия русской дипломатии. Может, Россия поможет ему отстоять Берег Маклая, а если это не удастся, то тогда в состав русских владений могут войти какие-либо другие не занятые еще европейцами острова Океании «Аннексация эта хотя мне и неприятна, – пишет он адмиралу Н.В. Копытову 21 апреля (3 мая) 1883 г. вскоре после попытки захвата Новой Гвинеи Квинслендом, – но не изменит моих планов»15. Через несколько дней 24 апреля (6 мая) 1883 г. Н.Н. Миклухо-Маклай в письме генерал-адмиралу русского флота великому князю Алексею Александровичу, вновь ставит вопрос о желательности русского протектората над Берегом Маклая16. Наконец, 26 ноября (8 декабря) 1883 г. Н.Н. Миклухо-Маклай вновь обращается к царю, где высказывает мысль о том, что отсутствие у России собственной сферы влияния на юге тихоокеанского бассейна и безраздельное господство там Англии «может сделаться со временем постоянною угрозою могуществу России в Северном Тихом океане»17. Для пущей убедительности к письму императору русский путешественник прикладывает собственноручно вычерченную им карту с указанием возможной сферы русского влияния в Океании18. На протяжении 1884 –первой половины 1885 г. на эту же тему последует ряд писем К.П. Победоносцеву, начальнику Главного морского штаба Н.М. Чихачеву, морскому министру И.А. Шестакову, министру иностранных дел Н.К.

Гирсу и в декабре 1884 и январе 1885 г. два новых письма царю19.

Александр III вновь прислушивается к аргументам неутомимого путешественника. Видимо, по его просьбе МИД России подготовил и представил императору 18 декабря 1884 г.

Pages:     | 1 |   ...   | 74 | 75 || 77 | 78 |   ...   | 130 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.