WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 67 | 68 || 70 | 71 |   ...   | 130 |

Наконец, третьим фактором, оказавшим особое влияние на обретение национал-социалистической охранной системой конкретного облика, стали СС. Первоначально отряды СС, как и «Гитлерюгенд» (согласно специальному декрету от 1 ноября 1926 г.)24, были подчинены высшему руководству СА. Принятая в 1926 г.у директива СА гласила: «В местностях, где партийная организация невелика, любые различия между обязанностями СА и СС не должны быть заметны»25. Упомянутая зависимость номинально существовала до 1934 г.. Трения между этими организациями начались с 1931 г.

(отряды СС стали опорой фюрера во время мятежа Штеннеса26, в дальнейшем их обособление продолжалось). Гитлеру пришлось предупредить руководителей СА и СС об ответственности за возникающие конфликты. Принимал соответствующие действия по примирению начинавших враждовать организаций и Геббельс27. Причиной столкновений обычно становилась конкуренция, возникавшая при вербовке новых членов. Рост рядов соперничающих структур шёл неравномерно. В 1930-гг., когда численность штурмовиков стремительно росла, успехи эсэсовцев были значительно скромнее. И наоборот, максимальное расширение СС приходится на кризисные месяцы 1932 г., когда СА и НСДАП теряли своих членов28.

Эсэсовцы рано начали осознавать элитарный характер своей организации. Уже в 1925 г.у Юлиус Шрек, один из первых командиров «чёрного ордена», утверждал, что стремится к отбору «самых лучших и преданных членов партии»29. Назначив 6 января 1929 г. Г. Гиммлера рейхсфюрером СС (после того, как Бертхольд, Шрек и Генден последовательно оказались неприг.ными к такой должности)30, Гитлер поручил ему формировать эту организацию как элиту НСДАП. В отличие от буйных штурмовиков здесь соблюдалась твёрдая дисциплина и отсутствовали какие-либо выпады против партийного руководства. В одной из бесед летом 1931 г. Гитлер отметил, что во время путча Штеннеса отряды СС исполняли его команды «верно и честно, и только отдельные руководители СА поддержали мятежников»31. Среди штурмовиков часто встречались чернорабочие и бывшие марксисты;

ряды СС, как правило, пополняли «белые воротнички»32. Если члены СА были склонны осознавать себя как ядро новой, Национальной социалистической народной армии, то эсэсовцы готовились принять обязанности элитной национал-социалистической полиции. Полиции в смысле охраны нордической расы, чистоты крови. Особое доверие Гитлера к этой организации проявилось и в том, что с 1926 г. СС было поручена охрана фюрера, партийных лидеров, а также выявление враждебных элементов в рядах СА33. На партийном съезде 1926 г. Гитлер передал СС священный символ нацистского движения – «Флаг крови», переживший мюнхенский путч. Кинжал как часть униформы (с г.), специальные суды и право на поединок – всё это служило напоминанием об исключительной миссии подчинённых Гиммлера. На маршах и парадах войскам СС предписывалось маршировать замыкающими – за всеми участвующими организациями34. Таким образом, в национал-социалистической Германии существовала элитарная силовая организация охранительного типа, сохраняющая относительную независимость по отношению к СА и НСДАП.

Благодаря наличию трёх перечисленных факторов для формирования национал-социалистической охранительной системы сложились необходимые предпосылки. Однако имелись и проблемы, прежде всего – явление, получившее название «авторитарной анархии»35. Такое название получила борьба глав важнейших ведомств Третьего рейха за политическое влияние в стране и место рядом с вождём (что было тесно взаимосвязано).

Ярким примером проявления «авторитарной анархии» стала конкуренция за право осуществлять контроль над силовыми структурами. Гестапо, созданное «под крылом» Геринга (официальная дата – 26 апреля 1933 г.), первое время формально находилось в распоряжении министерства внутренних дел36. Состязание не столько ведомств, сколько личностей, привело к поражению Фрика и подчинению гестапо непосредственно Герингу (ноябрь 1933 г.)37. Той же осенью стали очевидны притязания Гиммлера на руководство единой системой политической полиции. Э. Кальтенбруннер38 вспоминал по этому поводу: «Партия искала средство получения информации, помимо сведений, поступающих по партийным каналам… Но Гиммлер и Гейдрих поняли, что таким образом они получат ценный ресурс против самой партии»39. Конкуренция была ожесточённой. 20 апреля 1934 г. Геринг всё-таки передал руководством гестапо Гиммлеру, который уже контролировал политическую полицию всей Германии, за исключением Пруссии (спустя два дня Гиммлер назначил своим заместителем Гейдриха). Тем не менее в «ночь длинных ножей» между представителями СС и гестапо едва не начинались перестрелки, когда они желали арестовать одного и того же политического деятеля40. Войска СС показали себя сильнее гестапо. Тиссен писал: «Окончательным решением вопроса с СА Гитлер обязан Гиммлеру… Гиммлер является одним из самых могущественных людей в национал-социалистической Германии. В его руках сосредоточено больше власти, чем у самого Геринга41. Он – повсюду, он господствует над всем и вся»42. Геринг считал 1936 г. «звёздным» для своего конкурента43:

17 июня Гиммлер занял учреждённый указом Гитлера пост «Имперского руководителя СС и шефа полиции Рейха» (рейхсфюрера) в Имперском министерстве внутренних дел44. В имперском министерстве внутренних дел были созданы Главное управление полиции порядка (под руководством К.

Далюге) и Главное управление полиции безопасности (под началом Р. Гейдриха). После отстранения от руководства гестапо зятя Геринга, Р. Дильса, скрытую борьбу против Гейдриха продолжал Гизевиус. Ему к 1936 г.у удалось создать в Вюртемберге объединение полицейских служб немецких земель (кроме Пруссии), имевшее корпоративную антигейдриховскую направленность45. Однако эти происки не помешали Гейдриху возглавить службу национальной безопасности и открыть для себя новые перспективы. Э. Кальтенбруннер вспоминал: «Можете представить, что случалось с мелким рабочим, который внезапно оказывался руководителем, строил себе поместье, становился обладателем не одной, а, например, четырех машин… Гиммлер и Гейдрих имели возможность следить за этими слабостями региональных партийных администраторов и других чиновников силами СД. Гиммлер и Гейдрих наушничали Гитлеру и говорили: “Видите, что происходит в вашей партии” — и вовсю занимались шантажом»46. Тем более что барские замашки партийных бонз действительно представляли серьёзную политическую опасность47. Выявленные «грешки» должностных лиц Третьего рейха облегчали для гестапо вербовку новых осведомителей. Внимание Гиммлера к персоналиям было огромным. Его вопрос: «Какое министерство» означал: «Какое конкретно должностное лицо».

Личный врач рейхсфюрера СС вспоминал: «Для него «экономика» - это господин Флик, господин Штиннес, господин Крупп или господин Тиссен… Его разум и всё поведение целиком настроены на то, чтобы выяснить, кто в данном случае дёргает за ниточки. К этой задаче он привлёк свою информационную службу, заставляя её чертить большие диаграммы, на которых изображаются различные явления. Он может часами изучать эти диаграммы с Гейдрихом, обсуждая и обдумывая их»48. В результате система тотального контроля над германским обществом и партийно-государственным аппаратом становилась всё эффективнее, а власть Гиммлера – всё шире.

Хёттль считал, что именно благодаря Гейдриху Гиммлер добился влияния, позволяющего назвать его вторым человеком после Гитлера. Однако он же писал: «Вышесказанное оставалось лишь потенциалом, поскольку Гиммлер почти не использовал свои права… То, что Гейдрих полностью превзошёл бы Гиммлера в глазах фюрера и занял бы его место, было только вопросом времени. Скрытая борьба этих людей закончилась, однако, неожиданной смертью Гейдриха»49. Эти слова не противоречат мнению Кальтенбруннера, который отводил Гейдриху «даже более дьявольскую роль». Собрав очередной компромат, «он шёл к Борману, а тот говорил, что сообщит об этом деле Гитлеру. Борман говорил: “Предоставьте это мне”. А Гиммлеру ничего не говорилось. Когда Гейдриху что-либо было нужно, он просил Бормана об одолжении. Таким образом Гейдрих приобрел огромную власть, слишком большую для Гиммлера»50. В итоге противостоявшие друг другу Борман и Гиммлер поняли, что из вражды между ними выгоду приобретает только Гейдрих51. Личный врач рейхсфюрера СС вспоминал: «Люди Гиммлера всерьёз боятся Гейдриха… Недавно [запись от 10.02.1941. – О.К.] он возбудил всеобщие подозрения, потому что нашёл подход к Гитлеру… В отсутствие Гиммлера Гейдрих сделал срочный доклад Гитлеру с подробностями о покушении на его жизнь… Доклад Гейдриха о раскрытии заговора произвёл большое впечатление на Гитлера. Гейдриха вызывали к нему в те моменты, когда Гиммлер отсутствовал. Когда-нибудь он мог взять верх над Гиммлером… Гиммлер обо всём знал…»52. Запугивание фюрера для создания впечатления о собственной незаменимости предпринималось Гейдрихом и раньше. О. Штрассер писал по поводу покушения на Гитлера 9 ноября 1939 г., что «планируемое «убийство» являлось делом рук гестапо, поджогом рейхстага № 2»53.

Гейдрих пытался отстранить Гиммлера от полицейского управления. Кальтенбруннер считал, что «ему бы это удалось, если бы у него не было амбициозного оппонента, Курта Далюге… Оба были недовольны своими должностями. Оба находились на одном уровне: Далюге54 был главой Главного управления общей полиции, а Гейдрих — главой Главного управления имперской безопасности.

Гиммлер использовал соперничество между Гейдрихом и Далюге, чтобы не позволить ни одному из них прийти к власти»55. У рейхсфюрера СС были все основания стремиться к избавлению от слишком ретивого подчинённого56, но так, чтобы в глазах Гитлера это стало трагической случайностью.

Когда случайность произошла57, врач Гиммлера записал 20 августа 1942 г., что смерть Гейдриха «глубоко потрясла Гитлера»58.

Имя Гиммлера неразрывно связано с историей формирования охранительной системы Третьего рейха. Контроль над тайной полицией Германии Гиммлер получил во многом благ.ря руководящей роли в СС. Отряды СС сыграли важную роль 30 июня 1934 г.. После столь серьёзного испытания на верность фюреру, 20 июля 1934 г. Гитлер предоставил этой организации полную самостоятельность в пределах НСДАП. В том же г.у к СС перешёл контроль над концентрационными лагерями. После достижения формальной независимости Чёрный орден Гиммлера неуклонно расширял сферу полномочий, присваивая дополнительные функции. Через несколько лет организация завоевала полную монополию в вопросе обеспечения внутренней безопасности национал-социалистического режима.

Процесс подчинения Гиммлеру полицейских ведомств германских земель завершился упоминавшимся выше указом Гитлера от 17 июня 1936 г.. Организация СС стала основным «инструментом и выражением абсолютной личной диктатуры Гитлера»59. Рост влияния Гиммлера прослеживается по титулам, которые он получал: в октябре 1939 г. – рейхскомиссар по укреплению германской расы, в августе 1943 г. – министр внутренних дел, с 1944 г. – командующий отрядами народного ополчения, лагерями военнопленных, глава резервной армии и армейских вооружений. Разнообразие функций, переданных СС, позволили некоторым исследователям рассматривать эту организацию как «случайный конгломерат, причудливое бессмысленное предприятие, ставшее продуктом каприза... и лишенное всякой логики»60. К сожалению, подобные представления отказывают СС в любой функциональной определённости и мешают сделать очевидный вывод об уникальности этой организации, занявшей ключевое положение среди прочих центров власти нацистской Германии. Последовательное подчинение Гиммлеру всех структур, отвечающих за государственную безопасность, являлось «отдельными мероприятиями во всестороннем процессе созидания»61 единого охранного ведомства.

Этой организации было предназначено сыграть роль авангарда, образцового сообщества, на фундаменте которого могла бы подняться великая германская империя. Менталитет членов СС пронизывала «имперская мысль в её законченной чеканке, империя как умственный принцип, империя как голос крови, как превосходный сосуд немецкого мышления»62. Если существование элит обусловлено необходимостью реализации важнейших социальных и политических целей, то к СС сказанное относится в полной мере. Организация Гиммлера предназначалась не для решения сиюминутных задач. Она несла ответственность за созидание будущего рейха. В том числе – за реализацию новым государством его охранительной функции.

Измайлов А. В. Генезис охранительных правоотношений в контексте социодинамики правовой реальности: Автореф. дисс. канд. юрид. наук. М., 2006 / [электронный ресурс] http://law.edu.ru/book/book.

aspbookID=Андреев А. Г. Охранительная функция государства в современных условиях: Автореф. дисс. канд.

юрид. наук. М., 2002 / [элетронный ресурс] http://law.edu.ru/book/book.aspbookID=РГАСПИ. Ф. 82. Оп. 2. Д. 910. Л. 4.

Тревор-Ропер Хью. Застольные беседы Гитлера. 1941-1944 гг. / Пер. с англ. А.С. Цыпленкова. М., 2005.

С. 48, 57.

Шмитт К. Диктатура. От истоков современной идеи суверенитета до пролетарской классовой борьбы. / Перевод с немецкого Ю.Ю. Коринца. СПб., 2005. С. 41.

Фрейслер Р. О принципе единоначалия в юриспруденции. Должна ли быть основой приговора ответственная личность или игра голосов // Философия вождизма. Хрестоматия по вождеведению под ред. В.Б.

Авдеева. Серия «Библиотека расовой мысли». М., 2006. С. 149–150.

Рейхсминистр, президент Германской юридической академии, основатель Института германского права, президент Международной юридической палаты.

Франк Г. Героическое и систематизированное право // Философия вождизма. Указ. соч. С. 552.

Гитлер (29.03.1942): «Фрик тоже вёл себя изумительно в то время. Как адъютант начальника полиции, он мог снабжать нас всевозможной информацией, которая позволила партии быстро расширить сферу своей деятельности. Он никогда не упускал возможности помочь нам и защитить нас. Даже могу добавить, что без него я бы никогда не вышел из тюрьмы». Тревор-Ропер Хью. Указ. соч. С. 358.

Abel Theodore. Why Hitler came into power. An Answer Based on the Original Life Stories of Six Hundred of His Followers. N.Y., 1938. Р. 96. «В полиции в особом отделе служил человек, который тайно состоял в нацистской партии, он приходил к Гитлеру и сообщал ему о приказах на арест или обыск у Гитлера».

Ханфштангль Э. Мой друг Адольф, мой враг Гитлер. Екатеринбург, 2006. С. 59.

Abel Theodore. Op. cit. Р. 96.

Stephenson Jill. The Nazi Organisation of Women. London, 1981. S. 17.

Гизевиус Г.Б. Горит рейхстаг // Новая и Новейшая история. 2002. № 4. С. 190.

Там же. С. 193-194, 197.

Pages:     | 1 |   ...   | 67 | 68 || 70 | 71 |   ...   | 130 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.