WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 62 | 63 || 65 | 66 |   ...   | 130 |

назначен исправляющим должность архангельского военного губернатора, управляющим гражданской частью, главным командира архангельского порта, в 1851 г. произведен в вице-адмиралы8.

Административная деятельность Р.П. Боиля в период Крымской войны (Роман Платонович скоропостижно умер в С.-Петербурге в 15 (27) декабря 1854 г., не дожив до ее окончания) – возможно, самая яркая страница в его биографии. Однако в отечественной литературе за прошедшие более чем полтора века сформировались две не просто различные, но даже взаимоисключающие оценки этой деятельности. Согласно одной из них, Р.П. Боиль – способный администратор, профессиональный военный моряк, человек чести, сделавший в 1854 г. все возможное для обороны края9. Согласно другой оценке, Р.П. Боиль, в силу своего национального происхождения и вероисповедания, просто не мог быть патриотом Российской империи; достоинства его как военного были ниже всякой критики;

к должностным обязанностям он относился в лучшем случае формально, в худшем – был заодно с врагом.

Официальных обвинений в измене Р.П. Боилю никто и никогда не предъявлял. Слухи же об его измене циркулировали еще при жизни Р.П. Боиля. Представить архангельского военного губернатора предателем впервые в печати решился известный купец М.К. Сидоров, все публикации которого обычно отличались эмоциональностью стиля и выраженным патриотическим содержанием10.

В своей книге «Север России» он написал следующее: «Неужели мы забыли верноподданнейшего из англичан же, русского начальника Архангельского порта генерала Бойля (так у М.К. Сидорова.

– Р.Д.), которого Архангельский епископ Варлаам уличил во время последней войны в тайных сношениях с неприятелем и в том, что он перевез на казенном пароходе английского консула Вайтеда из Архангельска на пароход «Миранду», громивший Соловецкий монастырь Разве не сознал этого и сам адмирал Бойль Он прекратил свою жизнь в тот самый день, когда государь император назначил ему аудиенцию; а епископа Варлаама за его услугу возвели в сан архиепископа»11.

Эта одиозная оценка Р.П. Боиля, за исключением намека на его самоубийство (в официальном некрологе сообщалось, что смерть наступила вследствие заболевания холерой12), впоследствии стала господствующей в советской историографии, за редкими и по-своему своеобразными исключениями13.

Архангельский историк Георгий Георгиевич Фруменков писал:

«Понукаемый из столицы, самоуверенный и кичливый сибарит Бойль, англичанин по национальности, вынужден был по долгу службы начать торопливую подготовку к встрече неприятеля, хотя сама идея защиты Русского Севера от англо-французской интервенции была непонятной и чуждой ему»14. В другом издании, посвященном 400-летию основания Архангельска, Г.Г. Фруменков и Ю.К. Новожилов высказываются еще жестче и категоричнее: «Высшее военное начальство губернии было бездеятельным и продажным»15.

И еще: «Можно было и следовало сделать для обеспечения безопасности края значительно больше, но военный губернатор Бойль, англичанин по национальности, проявил крайнюю беспечность в укреплении Соловецкого монастыря, Колы, Кеми, Онеги, Пушлахты и других уязвимых пунктов и подозрительную заботу, чтобы не сказать большего, о своих сородичах, в том числе о великобританском консуле в Архангельске Вайтеде, которого вместе с семьей переправил в начале сентября 1854 года на английскую эскадру, блокировавшую Архангельск»16. Схожих взглядов придерживался и мурманский историк Иван Федорович Ушаков, дословно повторивший в своей книге «Кольская земля» фразу о губернаторе, «уличенном в тайных сношениях с неприятелем»17.

Обвинение в измене – серьезное обвинение и нуждается в соответствующих доказательствах.

Тем более, повторим, что речь идет о человеке, в условиях военного времени обладающего всей полнотой власти во вверенной ему губернии. Автору настоящей статьи известно по сути лишь три дореволюционные публикации (1871, 1875 и 1905 гг.), авторы которых на основе доступных им документов пытались ответить на вопрос: действовал Р.П. Боиль в интересах неприятеля или нет Первая из этих публикаций, помещенная под неприметным заголовком «Письмо к издателю» появилась в «Русском архиве», т.е. менее чем через год после выхода в свет книги М.К. Сидорова «Север России». Автор ее, К. Манн, опровергая утверждения М.К. Сидорова, ссылался на документы архива Морского министерства и цитировал их. Сама же публикация была подготовлена «с разрешения государя великого князя генерала-адмирала» а, возможно, и по его прямому указанию, на что косвенно указывает последний абзац письма: «Морское министерство убеждено, что напечатание этих сведений в Вашем издании послужит лучшим средством для опровержения помещенного в книге Сидорова отзыва о покойном архангельском главном командире Боиле, потому что сведения эти, будучи напечатаны в «Русском архиве», не ускользнут от внимания будущего историка того края и того времени»18.

Большую часть «Письма к издателю» К. Манна воспроизвел авторитетный исследователь истории Русского Севера и флота России Степан Федорович Огородников19 в книге «История Архангельского порта». Действия Р.П. Боиля по обороне края он назвал предусмотрительными и благоразумными, а слухи об его измене – обусловленными лишь нерусским именем губернатора. «Над ним (Боилем. – Р.Д.) повторилось то же, что случилось с именем Барклая де-Толли в отечественную войну. Этим уподоблением мы все сказали», – кратко заключил свои рассуждения о Р.П. Боиле С.Ф. Огородников20.

С. Артоболевский, автор последней известной нам публикации, пытавшийся разобраться в «виновности» или «невиновности» Р.П. Боиля спустя полвека после его смерти, в отличие от К. Манна и С.Ф. Огородникова, не стал безоговорочно защищать честь бывшего архангельского губернатора. Рассмотрев обстоятельства конфликта между Р.П. Боилем и епископом архангельским и холмогорским Варлаамом – конфликта, играющего ключевую роль в запутанной и неприятной истории обвинения Р.П. Боиля в измене, – С. Артоболевский не смог или не решился сделать категоричный вывод, в чем и расписался почти в самом конце своей статьи: «Дать положительный ответ в настоящее время (…) совершенно невозможно»21.

Соглашаясь с С. Артоболевским, заметим, что однозначный ответ дать действительно непросто.

Заметим, что в доступной нам англоязычной литературе, где описаны события Крымской войны на Русском Севере22, фамилия архангельского военного губернатора вообще не упоминается! Чем это объяснить – незнанием ли зарубежных авторов, что главным организатором обороны Русского Севера против Royal Navy в 1854 г. был человек, чьи предки являлись подданными Великобритании А, может быть, как раз наоборот – хорошей осведомленностью и нежеланием вызывать у своих читателей ненужных вопросов Думается, что многое бы прояснилось при знакомстве с соответствующими документами из архивов, расположенных за пределами России … Между тем и в России, в Государственном архиве Архангельской области (ГААО), содержится значительный объем источников – более полусотни дел, каждое из которых содержит от нескольких десятков до нескольких сотен документов, не только характеризующих мероприятия Р.П. Боиля по обороне вверенной им губернии, но и подписанных лично Романом Платоновичам. Ни обзора, ни систематизации сведений, содержащихся в них, применительно к заявленной в заглавии теме, отечественными историками ранее не проводилось… До середины XIX в. Архангельск был крупнейшим центром военно-морского судостроения России.

Ср.: в 1734–1852 гг. в Архангельском адмиралтействе было построено 225 линейных кораблей и фрегатов, а в адмиралтействах и на верфях Санкт-Петербурга за тот же период лишь 148 (Список русских военных судов с 1668 по 1860 год / Под ред. Ф.Ф. Веселаго. СПб., 1872; Пальмин В.А. Военно-морское судостроение на Севере России в эпоху парусного флота. Архангельск, 2008. С. 174). Примечательно, что в то же самое время город оставался в положении «сапожника без сапог»: российских военных судов находилось в Архангельске ничтожно мало; они были сравнительно небольшого водоизмещения, несли слабое артиллерийское вооружение, выполняли функции брандвахты и т.п.

В состав Архангельской губернии входили тогда полностью или частично территории пяти современных субъектов РФ: Архангельской и Мурманской областей, республик Карелии и Коми, Ненецкого автономного округа.

В источниках и литературе встречаются два варианта написания фамилия губернатора Бойль и Боиль.

Сам Роман Платонович под документами ставил подпись Боиль, поэтому этот вариант написания используется в тексте данной статьи, за исключением цитат, где сохраняется вариант написания цитируемого издания.

Егор Егорович Тет (1745–1821) – ирландец, сын морского офицера. На русской службе с 1770 г. Участвовал в русско-турецкой войне 1768–1774 гг., в т.ч. в Чесменском сражении; в русско-шведской войне 1788–1790 гг., в т.ч. в Ревельском и Выборгском сражениях. В 1802 г. произведен в адмиралы, командовал Ревельской и Кронштадтской эскадрами. В 1808–1812 гг. из-за своего происхождения в условиях разрыва отношений с Англией был отстранен от службы; в 1812–1814 гг. участвовал в войне с наполеоновской Францией (Морской энциклопедический словарь: В 3-х т. Т. 3 / Под ред. В.В. Дмитриева. СПб. 1994. С. 248).

Подробнее см.: Общий морской список. Ч. III. Царствование Екатерины II. А–К. СПб., 1870. С. 191–192.

Роман Васильевич Кроун (1754–1841) – шотландец, на русской службе с 1788 г. Участвовал в русскошведской войне 1788–1790 гг., в т.ч. в Ревельском и Выборгском сражениях. В 1808–1812 гг. из-за своего происхождения в условиях разрыва отношений с Англией был отстранен от службы; в 1812–1814 гг. участвовал в войне с наполеоновской Францией. В 1824 г. произведен в адмиралы (Морской энциклопедический словарь: В 3-х т. Т. 2 / Под ред. В.В. Дмитриева. СПб., 1993. С. 152).

В 1819 г. две русские экспедиции, каждая на двух шлюпах, отправились в направлении Северного и Южного полюсов. Об экспедиции Ф.Ф. Беллинсгаузена и М.П. Лазарева на «Востоке» и «Мирном» широко известно, поскольку в России именно она ассоциируется с открытием Антарктиды. Целью экспедиции М.Н. Васильева и Г.С. Шишмарева на “Открытии” и “Благонамеренном” был проход из Тихого океана в Атлантический через Ледовитый океан. Осуществить задуманное оказалось невозможным; однако экспедиция выполнила описания островов и берегов Берингова и Чукотских морей, побережья Аляски.

Подробнее о службе Р.П. Боиля см.: «Формулярный список о службе и достоинстве (…) Романа Боиля за 1852 год» – ГААО. Ф. 2. Оп. 1. Д. 5151. Л. 33–50 об. Он опубликован в кн.: Военный орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия. Русский Север. 1769–1901 / Сост. В.В. Брызгалов, Е.Ф. Котловой, О.И. Корнеева; отв. ред. В.В. Брызгалов. Архангельск, 2007. С. 164–190; Общий морской список. Ч. IV.

Царствование Павла I и Александра I. А–Г. СПб., 1892. С. 428–430.

Некролог. Вице-адмирал Роман Платонович Боиль // Морской сборник. 1855. № 6. С. 335–342; Отдел учено-литературный. С. 335–342; Манн К. Письмо к издателю // Русский архив. 1871. № 6. Стлб. 244–246;

Огородников С. История Архангельского порта. СПб., 1875. С. 357–359.

Михаил Константинович Сидоров (1823–1887) – уроженец Архангельска, купец-золотопромышленник и миллионер; вложил большую часть своих капиталов в изучение, хозяйственное освоение и популяризацию Севера России, после чего разорился и умер в бедности; могила его не сохранилась.

Сидоров М.К. Север России. СПб., 1870. С. 13.

Морской сборник. 1855. № 6. Отдел учено-литературный. С. 342; Архангельские губернские ведомости. 1856. 11 марта.

См., например: Русские мореплаватели. М., 1953. С. 483–484. В этой книге биографическая справка о Р.П. Боиле обрывается 1828–1829 г. Образ моряка-исследователя и защитника России остался неиспорченным поздними слухами и подозрениями.

Фруменков Г.Г. Соловецкий монастырь и оборона Беломорья в XVI – XIX вв. Архангельск, 1975.

С. 114–115.

Фруменков Г., Новожилов Ю. Поморы, сыны Отечества // Архангельск 1584–1984: Фрагменты истории. Архангельск, 1984. С. 49.

Там же. С. 50.

Ушаков И.Ф. Кольская земля. Очерки истории Мурманской области в дооктябрьский период. Мурманск, 1972. С. 247.

Манн К. Письмо к издателю… Стлб. С.Ф. Огородников (1835–1909) после многолетней службы в Архангельске работал в ученом отделе Морского технического комитета в С.-Петербурге; в 1886 г. вошел в Комиссию по разбору и описанию дел архива Морского министерства, в 1900 г. возглавил ее. Участвовал в работе по составлению «Общего морского списка», опубликовал более 30 статей в «Русском биографическом словаре», посвященных выдающимся морякам России.

Огородников С. История Архангельского порта… С. 357–359.

Артоболевский С. Вице-адмирал Боиль и преосвященный Варлаам епископ архангельский. (Эпизод из истории русско-турецкой войны 1853–1856 гг.) // Русская старина, 1905. Кн. VI. С. 671–680.

Pictorial History of the Russian War 1854–5–6. Edinburgh and London. 1856. P. 184–188, 483–484;

Nolan E.H. The Illustrated History of the War Against Russia. In two volumes. Vol. I. London, [1857]. P. 343– 349; Yonge C.D. The History of the British Navy from the Earliest Period to the Present Time. Second edition. In 3 vols. London, 1866. Vol. III. P. 318–322; Clowes Wm. The Royal Navy. A History From the Earliest Times to the Present. In VII Vols. Vol. VI. London, 1901. P. 428–429, 474–475, 457; Stone I.R. The Crimean War in the Arctic // Polar Record, 1983. № 21 (135). P. 577–581; Barr W. The Crimean War in the Arctic: the Russian viewpoint // Polar Record, 1984. № 22 (137). P. 194–197 и др.

Pages:     | 1 |   ...   | 62 | 63 || 65 | 66 |   ...   | 130 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.