WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 59 | 60 || 62 | 63 |   ...   | 130 |

В июне 1828 г. проект эмансипации католиков Фрэнсиса Бардетта был представлен в палате лордов. Веллингтон поздравил палату с хорошим начинанием, но выражал сожаление о разногласиях в вопросах ограничений, которые необходимы для предотвращения чрезмерного усиления католиков и безопасности страны. Не было сомнений в поражении этой законодательной инициативы, но министр внутренних дел сэр Роберт Пиль пришел к выводу, что этой мере невозможно более сопротивляться. Премьер-министр Веллингтон был менее уверен в этом и утверждал, что займет выжидательную позицию, которая позволит ему вернуться к католическому вопросу после его рассмотрения парламентом. Герцогу оставалось только стараться выиграть время с помощью множества бумаг, подготовленных деятелями англиканской церкви, внесенными в парламент.

Веллингтон всегда рассматривал эмансипацию с позиции целесообразности, а не религии. В Ирландии, по мнению премьер-министра, допуск кандидатов, находящихся под влиянием духовенства на гражданскую службу нарушил бы конституцию и мог угрожать безопасности страны. Отмена неправоспособности католиков так же требовала установления некоторого контроля над католическим духовенством.

Обсуждение вопроса о возможной эмансипации получило новое развитие на выборах в Клэре.

24 июня 1828 г., за десять дней до голосования, Дэниэл О`Коннел выдвинул свою кандидатуру на выборах, где кандидат, поддерживаемый герцогом Веллингтоном, Фитцджеральд казался непобедимым. Глава Католической Ассоциации воспользовался тем, что заседать (sit) в парламенте католикам было запрещено, но баллотироваться в парламент (stand for) - нет. Беспрецедентная кандидатура взволновала всю Ирландию: тысячи вооруженных людей собрались вокруг мест голосования Итоги были предсказуемы: О`Коннел опережал кандидата герцога в соотношении 2057 голосов к 982 после пяти дней голосования2. Фитцджеральд, популярный ирландский лендлорд, поддерживавший требования католиков, но пользовавшийся при этом доверием протестантских землевладельцев, отказался от этого проигрышного противостояния. Отныне любая католическая кафедра становилась политической трибуной. Католическая ассоциация умело проводила пропаганду: недовольство ирландцев выражалось в высшей степени ясно, определенно и резко, но при этом без прямого нарушения каких-либо законов. Это обезоруживало власти. О`Коннел не торопился требовать места в парламенте, решив подождать 1829 г., а не оживлять последние дни текущей сессии парламента.

Герцог Веллингтон пришел к выводу, что если католики Ирландии не могут занимать места в парламенте, когда их избрали, то они могут создать собственный парламент, любая попытка прекратить работу которого погрузит страну в гражданскую войну. Премьер-министр решил, что католикам нужно позволить заседать в парламенте, но на особых условиях. Согласно его проекту разрешающее законодательство должно подтверждаться ежегодно, как мера предосторожности, в зависимости от обстановки в Ирландии. Католические священники должны быть наделены привилегиями, и получать государственные выплаты. Все связи с Папой Римским должны проводиться через министерство внутренних дел, а право участия в выборах должно быть ограничено выплатой специально установленного в графствах налога, - эти условия предусматривал вариант «осторожной эмансипации».

Составляя записку о событиях и последствиях выборов в Клэре, герцог понимал, что любая попытка пресечь действия Католической ассоциации силой создаст новую волну агитации в пользу эмансипации. Веллингтон считал, что если беспорядки в Ирландии, вызванные выборами, удастся прекратить, то агитаторы оставят в покое общественное мнение, и можно будет совершить шаги для улучшения юридического положения католиков.

Веллингтон, хорошо знакомый с протестантскими чувствами Георга IV, сказал королю, что это долг англичан взглянуть проблеме в лицо и заложить основы для решения католического вопроса.Не преувеличивая опасность вооруженных выступлений в Ирландии, премьер-министр убедил короля поручить ему (Веллингтону), Пилю и Линдхерсту заняться обсуждением возможной эмансипации, но при условии сохранения существующей системы. Периодические дискуссии трех политиков длились около пяти месяцев. Элизабэт Лэнгфорд называет этот период «эмансипация втихомолку»4, но, несмотря на такую секретность, вне ограниченного круга тех, кто знал об этой дискуссии, общество постоянно говорило о том, что министерство задумывает большие перемены.

Инциденты с публикацией переписки премьер-министра, заявления и предположения о желании герцога провести эмансипацию, заставляли его постоянно поддерживать впечатление, что он ни на минуту не сомневается в своей преданности протестантской конституции. Отчаявшись найти сильных союзников в проведении эмансипации, герцог обратился к церкви, надеясь, что епископы уступят в католическом вопросе так же, как они уступили диссентерам несколько месяцев назад. Но священнослужители враждебно воспринимали эмансипацию католиков, зная, что эта уступка поставит под угрозу позиции англиканской церкви в Ирландии.

28 июля 1828 г. парламентская сессия закончилась.

Веллингтон много размышлял над ирландской дилеммой. Парламент настаивал на том, чтобы сначала умиротворить Ирландию с применением силы, а затем уже предпринимать какие-либо меры по решению правомерности ирландцев-католиков. Интересно остановиться на политическом маневре тори, которым они пользовались на протяжении всего XIX в., он заключался в том, что в неспокойные времена не стоило принимать поспешных решений и подождать «до лучших времен», а когда ситуация стабилизировалась, они трактовали спокойствие, как признак отсутствия общественного интереса в каких-либо изменениях. Спокойствие свидетельствовало об удовлетворенности существующими законами, и в реформах уже не было необходимости5.

Веллингтон с одинаковым презрением смотрел на действия и католиков и протестантов в Ирландии. Вооруженные митинги были не менее неприятными. В это время герцог писал о том, что если бы премьер-министр был протестантом, живущим в Ирландии, он обязательно защищал бы свой дом от грабительских сельских банд, но так же он не станет смешивать свои действия и политику.

1 октября вице-король Ирландии лорд Англси должен был издать прокламацию против всех несанкционированных митингов, призывая судей положить им конец, но он избегал преследований.

Это стало для Веллингтона показателем того, что влиятельные члены Католической Ассоциации поддерживают вооруженную бедноту в борьбе за права.

Именно в тот момент Веллингтон встал на сторону эмансипации. Уйти в отставку премьерминистр не мог, так как это значило бы передать монарха в руки оппозиции во главе с графом Греем.

На следующий день герцог должен был представить свой план об урегулировании католического вопроса в Ирландии Георгу IV. Веллингтон призывал монарха рассмотреть вопрос эмансипации холодно и беспристрастно. Возможность военного конфликта, связанного с борьбой католиков за расширение гражданских прав, вынуждала парламент искать компромисс по данному вопросу.

«Ирландский католический национализм был смешанным явлением, которое преобразовало просто вопрос религиозного бессилия в вопрос, влияющий на единство и безопасность Британских островов»6.

Подходил к концу 1828 г., новая сессия парламента должна была открыться 5 февраля 1829 г.

Веллингтон долгое время работал над деталями приветственной речи короля для открытия сессии парламента, но когда премьер-министр передал предварительный текст этой речи Георгу IV, тот вспылил: «Что ты имеешь в виду занимать любой законный пост Ты хочешь впустить их в парламент»7.

В последней редакции речи короля осталось только намерение рассмотреть этот вопрос в обеих Палатах парламента, как это происходило в предшествующие годы. Георг IV избегал официального одобрения эмансипации католиков, и только твердое решение герцога заставило его принять речь такой, какой она была составлена. Виги и каннингиты были воодушевлены сообщением об эмансипации в речи с трона, но были возмущены, что она будет принята человеком, который вывел их из правительства. Ультра-тори чувствовали себя преданными, но чтобы успокоить их, Веллингтон утверждал, что меры по умиротворению Ирландии будут предприняты до эмансипации. Главным аргументом герцога в дискуссии с ультра-тори стало утверждение, что конституция не окажется в опасности, так как католики никогда не займут доминирующих позиций. Возражения против эмансипации и обращения к премьер-министру в парламенте начали появляться ещё до начала заседаний по этому вопросу. Но Веллингтон обращался к пэрам с просьбой, воздержаться от дальнейших дискуссий, пока они не увидят законопроект. В данной ситуации Веллингтон считал, что, если правительство не поддерживают те уважаемые личности и партии, которые являются опорами монархии, он позволит себе действовать самостоятельно, так как не может согласиться быть марионеткой в руках вигов и каннингитов8.

Билль о подавлении беспорядков в Ирландии 25 февраля 1829 г. после третьего чтения прошел через обе палаты парламента. Подготовительный этап эмансипации католиков был завершен.

О`Коннел свернул деятельность Католической Ассоциации так как свою роль она выполнила. В тот же день, герцог Веллингтон направился к Георгу IV, рассчитывая найти его в хорошем расположении духа. Но герцог Камберлэнд, брат Георга IV, довел его практически до состояния истерии известной фразой о том, что «Артур (т.е. Веллингтон) – король Англии, О`Коннел – король Ирландии, а ты - декан Виндзора»9. Через несколько дней Веллингтон убеждал монарха, что либо он представит парламенту проект эмансипации, либо уступит пост премьер-министра другому, на что Георг IV отвеIV отвеответил, что если кому-то и требуется освобождение, то это королю от католиков. Так и не добившись согласия на рассмотрение данного вопроса, Пиль и Веллингтон поставили ультиматум «Никакого умиротворения Ирландии без эмансипации католиков».

4 марта Линдхерст, Пиль и Веллингтон направились в Виндзор, зная, что время маневров завершилось, начинается бой за следующие условия: запретить католическую церковную иерархию и изменить Акт о верховенстве, чтобы при новых обстоятельствах принять католических министров как правомерных. Георг IV отказался изменить свою точку зрения, продолжив словами «Теперь Пиль, скажите мне, какую точку зрения вы завтра будете отстаивать в парламенте»10. На что сэр Роберт Пиль ответил, что он завтра же уйдет в отставку, если решение по вопросу об эмансипации не изменится. Подобный ответ монарх получил от Веллингтона и от Линдхерста. Вновь Георг IV оказался перед ультиматумом. Согласие так и не было достигнуто. Без лишней вежливости, предусмотренной протоколом, попрощавшись они ушли, но Веллингтон с того момента был уверен, что у него и у эмансипации католиков есть двое надежных соратников: Пиль и Линдхерст. Чуть позже Георг IV прислал письмо в Эпсли-хаус с согласием уступить кабинету в интересах страны, так как в противном случае Англия останется без правительства. «Осада Виндзора, возможно, была самой блестящей кампанией Веллингтона, поскольку победа была достигнута без посторонней помощи»11.

В итоге монарх принял эмансипацию католиков по совету существующего правительства, потому что в условиях отсутствия кандидатур, соответствующих требованиям монарха, и политической ситуации в стране, другое ему было не сформировать. В определенном смысле можно сказать, что Веллингтон принял эту политику, по той же причине, что король поручил Веллингтону сформировать правительство, потому что другое решение вопроса для него было неприемлемо.

5 марта сэр Роберт Пиль внес на рассмотрение в парламент проект эмансипации католиков, который в конце марта прошел через Палату общин с большинством 178 голосов, а 10 апреля в третьем чтении принят Палатой лордов с большинством 105 голосов.

Итог проведенной эмансипации спорный и для политического авторитета герцога Веллингтона, и для тори в целом. «В 1829 г. в партии тори произошел раскол, который существенно ослабил ее накануне решающих парламентских дебатов по вопросу о реформе»12. Из партии вышла группа членов, недовольных принятым правительством актом об эмансипации католиков, посчитавших этот акт возмутительно либеральным. Для тори «Акт об эмансипации был прародителем Акта о реформе»13, и действительно последствия оказались необратимыми.

Рассматривая личность Веллингтона сквозь призму проведения Акта об эмансипации католиков, можно утверждать, что настойчивость и убежденность герцога в собственной правоте позволили ему добиться подписания данного законопроекта. Даже находясь на посту премьер-министра, Веллингтон продолжал мыслить как стратег, стараясь предотвратить возможность отделения Ирландии и военную опасность. Авторитет герцога как победителя при Ватерлоо помог ему оказывать влияние на Георга IV и членов парламента, убедить их в необходимости уступок. Эмансипация, противоIV и членов парламента, убедить их в необходимости уступок. Эмансипация, противои членов парламента, убедить их в необходимости уступок. Эмансипация, противоречившая протестантским чувствам монарха, лендлордов и самого герцога, была проведена с точки зрения целесообразности. Но не последнюю роль в проведении законопроекта сыграла обстановка в партии тори накануне прихода Веллингтона. Уже в процессе формирования правительства стало очевидно, что без реформ не обойтись, в Ирландии активизировалась Католическая ассоциация, но благодаря приверженности герцога интересам аристократии и англиканства, эмансипация была проведена с существенными ограничениями. Вскоре Веллингтон покинул пост премьер-министра и перешел в оппозицию, по-прежнему отстаивая совершенство существующей системы.

Longford E. Wellington: Pillar of State. London,, 1972. P. 164.

Thompson N. Wellington after Waterloo. London, 1986. P. 82.

Ibid. P. 84.

Longford E. Op. cit. P. 164-177.

Briggs A. The age of improvement, 1783-1867. London, 1977. Р. 231.

Gash N. Aristocracy and people: Britain, 1815-1865. Cambridge, 1979. Р. 138.

Thompson N. Op. cit. P. 88.

Ibid. P. 89.

Longford E. Op. cit. P. 181.

Ibid. P. 183.

Guedalla P. The Duke. London, 1937. Р. 385.

Жолудов М.В. Идеология и политика либ. партии Великобритании в 30-е годы XIX в. Рязань, 1997. С. 16.

Kebbel T.E. A history of toryism: from the accession of Mr. Pitt to power in 1783 to the death of Lord Beaconsfield in 1881. London, 1886. P. 206.

А.Н. Максимчик «…ВОСПОМНИЛ ЮНОША СВОЙ ПЛЕН, КАК СНА УЖАСНОГО ТРЕВОГИ…».

Pages:     | 1 |   ...   | 59 | 60 || 62 | 63 |   ...   | 130 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.