WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 130 |

В 1932 г. она написала пьесу «Министр и коммунист», а в 1933 г. – пьесы «Закон и порядок» и «Женщины Нискавуори». Едва Финский Национальный театр поставил «Закон и порядок», как в прессе поднялась волна критики в адрес автора и театра. Поэтому «Женщины Нискавуори», лучшая из пьес Хеллы Вуолийоки, попала на сцену только через три года и то, благодаря тому, что писательница скрыла свое авторство, подписав пьесу мужским именем Юхани Тервапяя, как и почти все следующие пьесы. Несмотря на опасения театра, пьеса обошла не только все театры Финляндии, но и ставилась также в Лондоне, Стокгольме, Осло, Гамбурге, Копенгагене, Праге, Белграде, Париже.

Под названием «Каменное гнездо» она с успехом прошла и на советской сцене5.

С 1918 г., когда Финляндия получила независимость, дом Хеллы Вуолийоки оставался одним их немногих в Финляндии домов, двери которого были всегда открыты для представителей Советского Союза. Во время финской войны писательница содействовала переговорам между СССР и Финляндией, организовав в Стокгольме встречу министра иностранных дел Финляндии с А.М. Коллантай6.

Но когда в 1942 г. Вуолийоки пыталась ускорить подписание перемирия Финляндии с Советским Союзом, правительство арестовало ее и приговорило к пожизненному заключению. Финская полиция подозревала ее в шпионаже в пользу СССР, однако доказательств тому не было вплоть до г., когда она была арестована за укрывание советского парашютиста и приговорена к пожизненному заключению. В 1944 г., после окончания советско-финской войны, была выпущена на свободу.

В тюрьме Хелла Вуолийоки не оставила литературной работы. Она написала воспоминания о финских писателях Эйно Лейно и Густаве Маттсоне («Чайки и призраки»), автобиографические книги «Школьницей в Тарту», «Студенческие годы в Хельсинки» и, наконец, книгу о том, что она узнала и чему научилась в тюрьме, - «Я не была узницей»7.

После войны, получив свободу, Хелла Вуолийоки сыграла важную роль в организации общества «Финляндия – Советский Союз», с 1945 по 1949 г. она была генеральным директором Финского Радио, используя радио для провозглашения идей мира и демократии, в 1946 – 1948 гг. была депутатом парламента от Демократического союза народа Финляндии8.

В драматургии Вуолийоки выделяется цикл пьес о жителях усадьбы Нискавуори, открывающий целую эпоху в истории финского землевладения. Пьесы «Молодая хозяйка Нискавуори» (1940) и стоящая несколько особняком «Хета из Нискавуори» (1953) изображают события конца XIX в.;

«Женщины Нискавуори» (1933) и «Хлеб Нискавуори» (1938) – жизнь и судьбу поместья в 30-е гг.

прошлого столетия: «Что же теперь, Нискавуори» - военное и послевоенное время.

Во всех этих пьесах, как и в пьесе «Юстина» (1937), Хелла Вуолийоки с реалистической полнотой переносит на сцену жизнь сельской Финляндии. Между событиями первой и последней пьес цикла проходит более шестидесяти лет. Социальная обстановка в стране и психология героев претерпевают за эти годы большие изменения.

На примере семейства Нискавуори (в пьесах изображены четыре поколения этого рода) писательница разрешает очень важные вопросы о том, как человеку подобает прожить жизнь, что является его долгом перед обществом, родиной, историей.

Истории зарождения и становления пролетарского движения в Финляндии посвящен роман Вуолийоки «Семья рабочего» (1950). При жизни писательницы он не был издан, хотя она приложила немало усилий к его публикации. На примере одной рабочей семьи Хелла Вуолийоки прослеживает историю рабочего движения, становления организованного финского пролетариата за полстолетия – с 1895 по 1945 г. Изобразив большую семью Рантаненов, писательница получила возможность представить рабочее движение во всей сложности его идейных исканий и политических идеалов. Идея необходимости единства финского народа – одна из самых важных для Вуолийоки9.

Знакомство с мемуарами Хеллы Вуолийоки обнаруживает, что почти документальная точность, с которой в «Семье рабочего» отражены важнейшие события революционного движения в Финляндии, обусловлена активным участием самой писательницы в этих событиях.

Книги ее воспоминаний – «Школьницей в Тарту» (1945), и «Студенческие годы в Хельсинки» (1945) охватывают жизнь писательницы с детских лет до 1918 г., они дают не только огромный биографический материал, но и являются интересными документами истории общественной жизни и революционного движения в Эстонии, Финляндии и России. Эти книги показывают, что решающую роль в формировании мировоззрения Вуолийоки сыграла ее дружба с русскими революционерами.

Октябрьскую революцию в России Хелла Вуолийоки приняла с горячим воодушевлением, и в те дни, когда большинство финской буржуазии и значительная часть интеллигенции уповали на Германию, она высказывалась за союз Финляндии с Россией. В годы своей коммерческой деятельности писательница много раз бывала в Москве и Ленинграде, вела торговые операции с молодым Советским государством. Связи Вуолийоки с русской литературой тоже установились рано. В годы первой русской революции она познакомилась с Леонидом Андреевым, переводила его пьесы. В 1909 г. она перевела «Исповедь» М. Горького и снабдила ее своим предисловием.

Всю жизнь Хелла Вуолийоки была сторонницей дружеских контактов между Советским Союзом и Финляндией. Ее творчество во многом способствовало знакомству советского народа с финской культурой. В Советском Союзе имя Вуолийоки широко известно с 50-х гг., когда в театрах пошла ее пьеса «Женщины Нискавуори».

Хелла Вуолийоки умерла 2 февраля 1954 г. в Хельсинки10.

Анализ жизнедеятельности писательницы и сопутствующих политических событий представляется актуальным и вызывает интерес у многих современных исследователей. Одним из недавно изданных произведений, посвященных известной писательнице Хелле Вуолийоки, является роман «Красный штрих» Эркки Туомиойя, бывшего министра иностранных дел Финляндии, доктора общественно-политических наук, который значительно дополняет имеющуюся картину политической деятельности и взаимодействия между Россией и Финляндией в предыдущем столетии, что дает основание для дальнейшего изучения их общей истории и продолжения культурного диалога между двумя странами.

Koski P. Kaikessa mukana: Hella Wuolijoki ja hnen nytelmns. Helsinki, 2000. S. 32.

Tuomioja V. Sulo, Hella ja Vappuli. Muistelmia vuosilta 1911-1945. Porvoo-Helsinki-Juva, 1997. S. 213.

Koski P. Op. cit. S. 127.

Ронгонен Л. Творческий путь X. Вуолийоки // На рубеже. Петрозаводск, 1961. № 1. С. 123.

Там же. С. 124.

Tuomioja E. Hivhdys punaista. Helsinki, 2006. S. 302.

Ibid. S. 346.

Лунтинен П. Культурное взаимодействие России и Финляндии в XIX-XX вв. Россия и Финляндия:

проблемы взаимовосприятия. XVII - XX вв.: материалы российско-финляндских симпозиумов историков, Санкт-Петербург, февр. 1999 г.; Хельсинки, май 2001 г.; Санкт-Петербург, сент. 2004 г. М., 2006. С. 236.

Ронгонен Л. Указ. соч. С. 124.

Tuomioja E. Op. cit. S. 409.

И.А. Фокин РОЛЬ НАРКОМА ПРОСВЕЩЕНИЯ А.В. ЛУНАЧАРСКОГО В СТАНОВЛЕНИИ СОВЕТСКОГО КИНЕМАТОГРАФА Российский кинематограф динамично развивается в наши дни, чему способствуют не только благоприятные для этого современные условия, но и давние традиции, кои достались нам в наследство от дореволюционного и советского периодов.

1917 г. стал переломной датой в российской истории. Изменения коснулись и «десятой музы».

Советская власть привнесла в кинематограф необходимость его служения обществу. Если в дореволюционной России киноиндустрию видели в качестве замечательного способа вложения капитала, то большевики смогли превратить ее в общественный институт, который отвечал за духовность, идеологию социума. Одним из значительных организаторов советского кинематографа был А. В.

Луначарский, первый народный комиссар просвещения.

В конце 1917 г. после Октябрьской революции В. Ленин предложил пост народного комиссара просвещения именно А. Луначарскому, несмотря на некоторые теоретические и мировоззренческие расхождения между ними. К исполнению своих обязанностей Анатолий Васильевич приступил лишь спустя десять дней после назначения. Чиновники-просвещенцы были не в восторге от назначения незнакомого им, идеологически чуждого руководителя. По этой причине налаживать работу наркомата просвещения Луначарскому пришлось буквально «с нуля» 1.

Среди всех сфер культурной жизни общества в 1917-1918 гг. сложно назвать такую, которая бы полноценно действовала, управлялась. Исключением не был и кинематограф. В условиях разрушенной хозяйственной системы очень сложно было решать вопросы культурной сферы.

Единственной структурой, которая более или менее функционировала в первые месяцы после Октябрьской революции был Скобелевский комитет, преобразованный в ноябре 1917 г. в кооператив. Но идеологическая направленность данного учреждения не отвечала интересам новой власти.

В феврале-марте 1918 г. решением Наркомпроса кооператив ликвидируется, а все его имущество передается Московскому кинокомитету, который в свою очередь, в мае того же года преобразуется во Всероссийский и непосредственно подчиняется Наркомпросу2.

Одним из значительных мероприятий, которое повлияло на дальнейшее развитие советского кинематографа, было проведение 4 и 6 декабря 1918 г. двух заседаний кинокомитета. На этом совещании в ходе дискуссии выявилось различие взглядов первых советских кинематографистов в отношении частного кинематографа, методам организации собственного производства. При этом, сам Луначарский высказался против «нелепого феодализма» различных ведомств. Довольно проблемным оставался вопрос ведомственной подчиненности кинопроизводств и прокатной сети. Так, по результатам совещания, 7 декабря 1918 г. коллегия Наркомпроса нашла нужным «поручить ему (киноцентру) вступить в переговоры с ВСНХ для полной передачи кинодела в ведение Наркомпроса»3.

В свете серьезных споров между ВСНХ и Наркомпросом по делу управления кинематографом можно несколько по-иному взглянуть и на декрет от 27 августа 1919 г. о передаче всей этой сферы в ведение Наркомпроса. Ведь по существу этим декретом решался в большей степени не вопрос собственности, народная или частная, а вопрос структурной организации. Дело в том, что вопрос собственности в разных регионах решался губернскими советами и исполкомами. Так, например, в Одессе, решение о национализации киносферы было принято 23 мая 1919 г., т. е. за три месяца до ленинского декрета4.

Фактически, принятие этого декрета можно считать первым крупным успехом А. В. Луначарского в строительстве системы советского кинематографа.

В 1919 г. в статье «Задачи государственного кинодела в РСФСР» Луначарский отмечал: «Дело идет не просто о национализации производства, распределении фильм и непосредственном заведовании кинотеатрами. Дело идет о создании совершенно нового духа в этой отрасли искусства и просвещения» 5. Он видел главную задачу кинематографа в пропаганде социалистических идей.

А. В. Луначарский был наркомом просвещения с 1917 по 1928 гг. В первые же два года его руководства определились два основных направления работы, которые для Луначарского стали магистральными. С одной стороны, это работа сугубо организационная в кинематографе, можно сказать, структурирующая. С другой стороны, второе направление включало в себя работу над качественными характеристиками советского кинематографа.

М. А. Лившиц в своем послесловии к собранию сочинений А. В. Луначарского дал следующую характеристику этому деятелю: «Он был народным комиссаром и народным трибуном одновременно, всегда и везде перед лицом общественного мнения, в которое он верил и которое он при всех его слабостях все предпочитал глухому молчанию» 6.

Несмотря на то, что А. В. Луначарский последовательно воплощал идеи большевиков в государственном строительстве культуры и был одним из вернейших соратников В.И. Ленина, у него всегда было свое самостоятельное мнение на те или иные аспекты культурной политики. Так, еще в декабре 1918 г., на уже известном нам совещании, Луначарский говорил следующее: «Я лично против национализации в области, касающейся культуры, мы знаем, что даже Каутский признает частное имущество при социальном строе» 7. Интересно, что в вопросах киностроительства поддержку Луначарскому оказал и известный революционер А. Г. Железняков: «Мы настаиваем на том, что кинокомитет должен быть единым и должен находиться в ведении Наркомпроса» 8.

Борьба за централизацию управления киноиндустрией и кинопрокатом на всем советском пространстве – вот что занимало главного просветителя СССР вплоть до середины 1920-х гг. Одним из значительных шагов к формированию полноценной государственной кинематографической системы было создание 19 декабря 1922 г. на базе Всероссийского фотокиноотдела Наркомпроса Госкино, которое было возглавлено А. А. Либерманом 9. Луначарский стремился ставить во главе новых структур профессионалов своего дела. Так, в 1923 г. нарком дает следующую характеристику деятельности Либермана на посту заведующего Госкино: «Госкино при тов. Либермане пришлось вести борьбу с целой тучей киноспециалистов, киноавантюристов и кинопрохвостов, имея в своих руках развалившийся аппарат. Именно в это время Госкино удалось уплатить свои долги, закупить огромное количество всякого киноматериала за границей и вообще привести его в гораздо более упорядоченное, чем прежде, состояние…» 10.

А. В. Луначарский был вынужден организационную работу вести по нескольким направлениям:

1. борьба с многочисленными дублирующими деятельность Госкино структурами из ВСНХ (Внешторг); 2. подчинение Наркомпросу хозяйственной деятельности множества региональных объединений (Севзапкино, Кино-Москва, Сибкино и т. д.) для концентрации финансовых и материальных ресурсов; 3. привлечение частного капитала для развития кинопрокатной и производственной сфер;

4. расширение связей с иностранными компаниями для закупки фильмов, техники, экспорта собственной продукции; 5. работа по подготовке советских специалистов.

В многочисленных статьях опубликованных в период с 1921 по 1925 г. А. Луначарский касается проблемы государственного финансирования кинематографа. В одной из статей в ответ на фразы чиновников от ВСНХ о том, что «и речи не может идти о финансировании кино», нарком просвещения пишет: «Все знают, что кино – огромная сила и что развитие кинодела не может быть убыточным, и тем не менее никто палец о палец не ударил, чтобы на бесчисленные наши ходатайства и жалобы сделать какие-либо решительные шаги к улучшению этого дела» 11.

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 130 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.