WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 130 |

В.Д. Бонч-Бруевич, являясь сторонником решительных революционных преобразований, пользовался своим положением руководителя типографии и члена редколлегии. Он регулярно нарушал редакционную дисциплину, публиковал корреспонденции, проповедующие взгляды гораздо более революционного направления, чем те, которых придерживались другие члены редакции и тем более руководство Петроградского Совета. Очередным инцидентом с его участием стала публикация 6 марта телеграммы командующего Северным фронтом генерала Н.В.

Рузского с требованием урегулировать приезд агитаторов в прифронтовую зону, помещенная с комментариями В.Д. Бонч-Бруевича по согласованию с Б.В. Авиловым3. В этих комментариях он охарактеризовал позицию генерала как контрреволюционную и пригрозил реакционерам расширением революционных выступлений в тылу и на фронте. В дополнение к этому, в качестве положительного примера приводилась телеграмма ген. М.Д. Бонч-Бруевича, родного брата редактора «Известий». Это событие стало предметом специального разбирательства в Исполкоме, а Авилову пришлось давать письменные объяснения причин появления подобной публикации4. К объяснению В.Д. Бонч-Бруевич сделал приписку, в которой написал, что готов нести полную ответственность за содержание заметки и не имел намерения пропагандировать деятельность генерала Бонч-Бруевича, а «ссылка на эту телеграмму появилась только как литературная форма»5. Данная публикация появилась весьма несвоевременно, поскольку в эти дни Временное правительство и Петроградский Совет пытались урегулировать отношения с высшим командным составом армии.

Хотя действия В.Д. Бонч-Бруевича неоднократно обсуждались руководством Совета, но последствий, как правило, не имели. Вероятно, в калейдоскопе быстро сменяющихся событий у Исполкома просто не доходили руки до разбирательств с редколлегией.

Важнейшей стороной деятельности Бонч-Бруевича в редакции газеты стало обеспечение хозяйственной и организационной стороны жизни «Известий». Уже после выпуска первого номера он потребовал от Петроградского Совета обеспечить редакцию деньгами, продовольствием для типографских рабочих и вооруженной охраной на случай нападения контрреволюционеров. Совет смог выделить только продовольствие и отряд солдат, предоставив Бонч-Бруевичу самому договариваться с рабочими6. Что он и совершил: пока Бонч-Бруевич руководил типографией «Известий» газету печатали добровольцы7. Меньшевик Ф. Кон, подготовивший в сентябре 1917 г. доклад о работе редакции «Известий» для ЦИК I созыва, чрезI созыва, чрезсозыва, чрезвычайно высоко оценил деятельность Бонч-Бруевича в первые дни после свержения самодержавия8. Косвенным подтверждением объективности подобной оценки может служить тот факт, что отношение к большевикам у эсеро-меньшевистского руководства Советов в эти дни было далеко не дружественным. О кипучей энергии этого человека свидетельствует замечание Н.Н. Суханова, что, получив отряд для охраны типографии, Бонч-Бруевич «терроризировал потом чуть не весь квартал, расставив караулы даже с пулеметами»9. Следует отметить, что Лиговка, где располагалась редакция, была одним из самых криминогенных районов города и печатники жаловались ему, что боятся ходить на работу.

Политика Бонч-Бруевича в отношении издательства «Копейка» стала причиной не прекращавшегося весь 1917 г. противостояния «Известий» и типографии «Копейка», где печаталась газета. Руководители издательства обвиняли редакцию «Известий» и в первую очередь БончБруевича в самочинном захвате их типографии, смене вывески «Копейка» на «Известия», занятии помещений редакции под нужды своей газеты, что сделало невозможным нормальную работу издательства. Они упрекали Владимира Дмитриевича, что он захватил все автомобили и телефоны «Копейки», выставил охрану, которая не пускала работников типографии на рабочие места, взламывал столы в помещении издательства без составления описи их содержимого, подолгу не расплачивался за предоставленные типографские услуги. По заявлению представителей «Копейки» он парализовал работу издательства, заполнив все помещения кипами отпечатанных номеров «Известий» и запасами продовольствия10. В свое оправдание Бонч-Бруевич заявил, что этими продуктами он снабжал и типографских рабочих, не имеющих своего кооператива11. Справедливости ради следует отметить, что и после ухода Бонч-Бруевича из редакции конфликт не был преодолен.

По мере усиления противоречий между оборонческим и интернационалистским направлениями Петроградского Совета у оборонческого большинства усиливается стремление поставить под полный контроль печатный орган Совета. Тем более, что интернационалистское большинство в редакции постоянно давало повод к неудовольствию оборонческому меньшинству.

Ярким примером такого рода публикаций стала статья В.Д. Бонч-Бруевича с подробным описанием встречи В.И. Ленина, вернувшегося из эмиграции. Сразу после приезда в Петроград Ленин провозгласил курс, неприемлемый для подавляющего большинства членов Совета. Поэтому подобная апология лидера большевиков в «Известиях» многим из них показалась неуместной.

Характерен образ действий автора статьи: воспользовавшись своим положением редактора и руководителя типографии, Бонч-Бруевич согласовал ее только с Б.В. Авиловым. Поскольку других членов редакции в тот момент на месте не оказалось, он пустил ее в печать. Статья вышла в свет 5 апреля 1917 г. Даже в редакции «Известий» этот поступок вызвал осуждение.

«На другой день, когда моя статья появилась, все остальные редакторы «Известий» пожимали плечами и упрекали меня, будто я сделал что-то ужасное и недопустимое», – вспоминал позднее автор. Еще более резкой была реакция Исполкома: «…все эти меньшевики, богдановцы и им подобные, когда-то так много шумевшие, с озлоблением набросились на меня…»12.

Подобная реакция коллег по редакции возмутила Бонч-Бруевича, он принял решение выйти из состава редакции и переключиться на другую работу. Однако перед этим он решил проконсультироваться о своем решении с В.И. Лениным. Тот посчитал личные амбиции редактора несущественными по сравнению с интересами партии большевиков. Как вспоминал потом Бонч-Бруевич, Ленин предупредил его: «Ни в коем случае не уходите сами. Нам важна каждая позиция. В «Известиях» мы все-таки можем кое-что помещать, печатая и статьи, и резолюции, и мы должны все это использовать»13.

Руководство Совета попыталось изменить соотношение сил в редакции в свою пользу.

После продолжительного обсуждения работы редакции «Известий» Исполком Петроградского Совета принял решение пополнить ее состав сторонниками эсеро-меньшевистского большинства. Эта мера не помешала В.Д. Бонч-Бруевичу напечатать 17 апреля передовую статью «Чего они хотят», в которой он разоблачал организаторов травли большевиков, угрожавших физической расправой В.И. Ленину. По воспоминаниям автора эта публикация вызвала резкое недовольство в Таврическом дворце14. Обеспокоенный скопившимися в редакции «Известий» сообщениями о погромной агитации против «Правды» и большевиков и подготовке прямого насилия над ними, он решил поднять этот вопрос в редакции «Известий» и в Исполкоме. Однако он не встретил понимания и желания прекратить травлю своей партии, более того коллега по редакции Гольденберг «с улыбкой Иудушки» сказал: «Что же тут удивительного Что посеешь, то и пожнешь…»15.

В результате В.Д. Бонч-Бруевич решил действовать самостоятельно. Подготовив статью в защиту Ленина и большевиков, он показал ее Авилову, который заявил, что готов разделить ответственность за ее опубликование, хотя и имел разногласия с Лениным по ряду вопросов.

Статья была опубликована без подписи, как и все корреспонденции «Известий», однако авторство Бонч-Бруевича вскоре было установлено. Публикация вызвала взрыв негодования и в редакции, и в Исполкоме. «Редакция «Известий» мне заявила, что это – скандал, что я поступил бестактно и вторично по одному и тому же поводу, вспомнили мою статью о приезде Ленина», - писал мемуарист16. Из членов редакции его поддержал только Авилов. Жестче чем обычно отреагировал на самоуправство большевистской части редакции Председатель Петроградского Совета Н.С. Чхеидзе, обратившийся к Бонч-Бруевичу со словами: «Что это, батенька, вы там без спроса напечатали – это нельзя!»17.

За два с половиной месяца работы в редакции «Известий» В.Д. Бонч-Бруевич опубликовал шесть собственных статей18, три из которых спровоцировали конфликт и разбирательства между редакцией и Исполкомом Петроградского Совета. Аналогичную реакцию руководства Совета вызывали и публикации привлеченных им авторов. Так произошло с большевистски настроенным поэтом Демьяном Бедным. 1 марта он принес басню «Тофута Мудрый», в которой призывал товарищей идти «своей дорогой» и «бороться до конца». Значительная часть руководства Совета встретила эту публикацию враждебно. Некоторые прямо требовали запретить редакции печатать в «Известиях» стихотворения Демьяна Бедного. «Я предложил с этим проектом свободы печати на другой день после Февральской революции выступить на рабочем собрании и ручался, вряд ли этим господам удастся произнести по этому поводу пять слов: их просто стащат с трибуны и выкинут вон», – вспоминал об этом эпизоде редактор19. Благодаря его настойчивости стихи Д.Бедного продолжали печататься в «Известиях», уже 4 марта было напечатано следующее сатирическое стихотворение, посвященное отречению Николая II.

Наряду со стремлением размещать в газете корреспонденции в интересах собственной партии Бонч-Бруевич пытался препятствовать публикации материалов, в которых отстаивались соглашательские и оборонческие взгляды. Правда, о таких фактах он в своих воспоминаниях не писал. Наиболее подробно об этом инциденте написал конфликтовавший с ним В.С. Войтинский, пополнивший редакцию в конце марта. Он являлся выразителем соглашательской линии Совета в редакции «Известий». Поводом для столкновения послужил вопрос о братании солдат на русско-германском фронте. Оборонцы относились к этому явлению негативно и призывали с ним бороться, большевики на апрельской конференции приняли решение о превращении братания в переходную форму борьбы за захват власти революционным пролетариатом во всех воюющих странах.

В.С. Войтинский расценил это решение большевиков как прямой вызов Исполкому Петроградского Совета и считал, что ответ на него должны дать советские «Известия»20. Понимая сложность своего положения, Войтинский решил действовать методами Бонч-Бруевича. Не вынося статью на обсуждение редакции, поскольку собрать ее, по версии Войтинского, в этот день не удалось, он «показал статью Дану, Чернышеву, Гольденбергу, Гоцу и, заручившись, таким образом, поддержкой со стороны большинства редакционной коллегии, сдал рукопись в набор»21. В.Д, Бонч-Бруевич как заведующий типографией запретил наборщикам набирать статью, заявив автору, что считает статью погромной и контрреволюционной. Войтинский, сославшись на решение Исполкома и мнение большинства редакции, снова попытался набрать статью. Положение Войтинского усугублялось тем, что сотрудники редакции и типографские рабочие были настроены про большевистски и поддерживали своего руководителя Бонч-Бруевича. Далее спор перешел в плоскость взаимных угроз и обещаний применить силу против коллеги из редакции. Вот как описывает финальную часть конфликта Войтинский:

«Бонч-Бруевич не сдавался и пригрозил, что, опираясь на «своих» людей в типографии, он силой воспрепятствует появлению моей статьи. Я ответил угрозой вызвать из Исполнительного комитета воинский наряд, который обеспечит мне возможность вести газету в духе решений Комитета. Бонч-Бруевичу пришлось покинуть типографию»22. Этот инцидент и спровоцировал почти полную смену состава редакции.

В воспоминаниях о работе в «Известиях» весной 1917 г. Бонч-Бруевич часто пишет о том, насколько независимой и фрондерской была его позиция по отношению к соглашательской части редакции и Исполкома. Эти утверждения соответствуют действительности, но в некоторых случаях ему приходилось оправдываться за характер ведения газеты, подбор тех или иных публикаций. С большой долей уверенности можно утверждать, что именно он поставил в номер статью Ю.М. Стеклова и затянул опубликование поправок к речи И.Г. Церетели о революционном оборончестве23. Член Исполкома Петроградского Совета В.Б. Станкевич, тонко подметивший явное и скрытое противостояние редакции и руководства Исполкома видел его: «В общем тоне статей, в подборе хроники, в том, что помещалось и не помещалось, в опечатках, наконец, - везде чувствовалась рука редактора и его помощников, проводящих свои взгляды, но отнюдь не взгляды комитета»24. Ведущую роль в этом процессе, несомненно, играл В.Д. Бонч-Бруевич.

После создания первого коалиционного правительства с участием представителей Петроградского Совета «Известия», по сути, становились правительственным официозом, и работа в редакции представителей партий отвергавших коалицию становилась, по мнению, соглашателей невозможной. Бонч-Бруевич вспоминал, что на вопрос И.Г. Церетели о том, разделяет ли он линию большинства, заявил, что и дальше собирается защищать интересы своей партии в «Известиях». Руководство Совета потребовало удалить его из редакции. «Я с облегченным сердцем сдал мандат члена редакции. Так поступил и Авилов. В редакцию вошли Дан и еще кто-то из эсеров и вместе с оставшимися членами редакции стали праздновать свою черную тризну…», – писал он25. Так 12 мая завершился первый и наиболее яркий период работы В.Д. Бонч-Бруевича в «Известиях Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов» в 1917 г.

Политические деятели России в 1917. Биографический словарь. М., 1993. С. 36.

Бонч-Бруевич В.Д. Избранные сочинения. В 3-х т. М., 1963. Т. 2. С. 24.

Известия Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов. 1917. 6 марта.

ГАРФ. Ф. 1244. Оп. 2. Ед. хр. 25. Л. 46.

Там же.

Суханов Н.Н. Записки о революции. В 3-х т. Т. 1. Кн. 1-2. М., 1991. С. 118-120.

Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов в 1917 г.. Протоколы, стенограммы и отчеты, резолюции, постановления общих собраний, собраний секций, заседаний Исполнительного комитета и фракций 27 февраля – 25 октября 1917 в 5-ти т. Л. Т. 1. С. ГАРФ. Ф. 1244. Оп. 2. Ед. хр. 1. Л. 1.

Суханов Н.Н. Указ. соч. Т. 1. Кн. 1-2. С. 119.

Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов в 1917 г....Т. 1. С. 486.

Там же. С. 487.

Бонч-Бруевич В.Д. Избранные сочинения. В 3-х т. Т. 2. М., 1963. С. 33-34.

Там же.

Бонч-Бруевич В.Д. Воспоминания о Ленине. М., 1969. С. 87.

Там же. С. 37.

Там же.

Там же С. 40.

Владимир Дмитриевич Бонч-Бруевич. (1873 -1955). М., 1955. С.49.

Бонч-Бруевич В.Д. Воспоминания. М., 1968. С. Войтинский В.С. 1917-й. год побед и поражений. Benson, 1990. С. Там же. С. 101-102.

Там же. С. 102.

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 130 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.