WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 130 |

Рассматривая (в идеале) Церковь Англии и английскую нацию как единое целое, Арнольд подчеркивал: «Религиозное сообщество – это полностью просвещённое гражданское общество, а государство в его совершеннейшей форме становится Церковью»13. Возвращаясь таким образом к идеям англиканского богослова XVI в. Р. Хукера, полагавшего, что Церковь Англии – это вся английская нация, собравшаяся для молитвы, и отвергая идеи Дж. Локка и У. Варбертона о разграничении функций Церкви и государства, Арнольд отстаивал позицию, которую практически никто из его современников уже не разделял. В то же время Арнольд будет впоследствии весьма жестко критиковать и программу духовного обновления, сформулированную Оксфордским движением, утверждая, что Ньюмен и его друзья – «идолопоклонники», поставившие Церковь, таинства и священство на место самого Христа14.

Не принималась Арнольдом, как уже отмечалось, и программа умеренных практических церковных реформ. «Но допустим, урегулированы вопросы, связанные с выплатой десятины, уравнены доходы духовенства, ликвидирован плюрализм и повсеместно обеспечено пребывание священников в приходах, эффективность государственной Церкви как великого социального орудия обеспечения интеллектуальной, моральной и религиозной пользы, будет всё равно недостаточной...» – констатировал Арнольд, поясняя, что до тех пор пока неверующие и диссентеры, объединяя свои усилия, будут желать изменения статуса Церкви Англии, её положение по-прежнему останется угрожающим15.

В качестве альтернативы моральной и интеллектуальной деградации, которая неизбежно последует за ликвидацией «установленной» Церкви, Арнольд предлагал создание «истинно национальной Церкви»16. Она должна возникнуть на основе действующей Церкви Англии, но объединить если не всех английских христиан (вхождение в состав такой Церкви католиков Арнольд признавал крайне маловероятным даже в теории17), то англикан и большинство диссентеров. Предпосылками такого союза Арнольд считал наличие у них общей веры в БогаТворца, Иисуса Христа как Спасителя, в Библию как Божественное откровение, представлений о том, что любовь к Богу и к ближнему есть важнейшая заповедь христианства18.

Указывая, что одной из наиболее характерных черт Божьих трудов является их «бесконечное разнообразие»19, Арнольд предлагал проведение в приходской церкви, которая должна стать единственным культовым центром, различных богослужений – как англиканских, так и диссентерских. Они не должны совпадать по времени и осуществляться различными священниками. Этот подход, по мнению автора, позволит каждому англичанину выбрать богослужение по своему вкусу, одновременно оставив англиканскую литургию неизменной20.

Арнольд наметил и ещё целый ряд реформ в объединённой Церкви, которая уже не на словах, а на деле станет Церковью Англии. Среди них превращение современных диоцезов в провинции, епископы которых будут иметь место в Палате лордов; образование в рамках провинций новых диоцезов (их главы уже оказывались вне Парламента), организованных таким образом, чтобы епископская кафедра имелась в каждом крупном городе; создание при каждом епископе консультативного совета, состоящего как из клириков, так и из мирян; демократизация системы назначения священников, вплоть до избрания их в приходе; включение в состав духовенства лиц, не имеющих высшего образования (здесь в первую очередь имелись в виду диссентерские пасторы)21.

Отвечая на вопрос: кто же именно осуществит столь далеко идущие реформы, Арнольд возлагал надежды на правительство22. К идее возрождения не созывавшихся с 1717 г. конвокаций – собраний духовенства, которую высказывал лорд Хенли, Арнольд относился крайне отрицательно. Такое отношение естественным образом вытекало из радикальной трактовки Арнольдом протестантского принципа всеобщего священства. Отрицание власти духовенства над Церковью он называл «краеугольным камнем своих взглядов»23. Епископат никогда не вызывал у него большого пиетета, идея апостольского преемства – один из фундаментальных принципов Оксфордского движения – категорически отвергалась, как и значение церковной традиции при интерпретации Священного Писания24.

Не удивительно, что столь неординарный проект церковных реформ, совершенно не устроил всех – и либералов, и консерваторов, и диссентеров, и англикан. Он был подвергнут острой критике в прессе, причём различных направлений. Некоторые издания упрекали его в «ереси», лидер Оксфордского движения Ньюмен – в желании «уложить нас в одну постель с баптистами и социнианами»25. Он же иронически предлагал идти до конца и предоставить англиканскую приходскую церковь в распоряжение мусульман по пятницам и иудеев – по субботам26. С некоторыми друзьями, особенно – в Оксфорде отношения Арнольда были разорваны. Но он мужественно перенёс жёсткие выпады в свой адрес. Признавая впоследствии (1840), что в 1833 г.

он переоценил степень угрозы, нависшей над Церковью Англии, Арнольд продолжал считать свои предложения правильными в принципе27. Существуют сведения, хотя и не абсолютно достоверные, что «Принципы церковной реформы» явились, в силу своей неортодоксальности, препятствием для назначения их автора на пост епископа. На этот шаг не решились даже весьма либеральные в религиозных вопросах виги28.

Взгляды Т. Арнольда, как и его трактат о церковной реформе, представляются в значительной степени парадоксальными и неординарными. Англиканский священник – и горячий сторонник парламентской реформы, апологет идеи государственной Церкви – и противник проповеди ею смирения и подчинения, защитник эмансипации католиков и расширения прав диссентеров – и человек, призывающий к удалению иудеев, которым, по его мнению, не место в христианском государстве, за пределы Англии29. Этот ряд противоречий можно легко продолжить. Арнольда невозможно назвать ни тори, ни вигом, ни даже консерватором или либералом, а его проект – прогрессивным или реакционным. Можно сказать, что ратуя за сохранение Церкви Англии как «установленного» института, Арнольд выражал наиболее типичную для своего времени точку зрения, категорически отрицая идею превращения религии в «частное дело» – наивно противился секуляризационным процессам, предлагая расширить Церковь Англии за счёт включения в её состав диссентеров – не только возрождал угасшее было латитудинарианское течение в англиканстве, но и предвосхищал экуменические идеи и проекты XX в. (поэтому его трактат и был переиздан в 1962 г.). Именно в этой неоднозначности, где сочеталась искренняя убеждённость в собственной правоте, горячая преданность христианству, умение намечать контуры будущего (примечательно, что в современной Швеции существуют экуменические приходы, принципы функционирования которых очень напоминают предложенные Арнольдом) и видится значение данной личности, чьё место в религиозной истории оказывается более значительным, чем это виделось современникам.

В отечественной историографии о «конституционной революции» как едином целом писали: Соловьёва Т.С. Религиозная политика либеральных тори в Англии (20-е годы XIX века). М., 2000.; Стецкевич М.С.

«Конституционная революция» в Англии в 1828 - 1832 гг. // Политика и культура стран Европы и Америки.

Часть 1. Межвузовский сборник. Йошкар-Ола, 1994.

Burton E. Thoughts upon the demand for Church reform. Oxford, 1831.; [Berens E.] Church reform by a Churchman. London, 1830. ; Lord Henley. A Plan of Church reform. London, 1832.

Bentham J. Church of Englandism and its Catechism Examined. London, 1818.; Mill J. The Church, and its Reform / Id. By Crimmins J. E. Utiliarianism and Religion. Bristol, 1999.

[Wade J.] The Extraordinary Black Book. London, 1831.; Beverley R.M. A Letter to Lord Henley on the deficiencies of his plan of Church reform. London, 1833.

Цит. по: Stanley A. P. The Life and Correspondence of Thomas Arnold. Vol. 1. London, 1881. P. 68.

Ibid. P. 256.

Ibid. P. 259.

Цит. по: Jackson M. J., Rogan J. Preface // Arnold T. Principles of Church reform. London., 1962. P. 58-59.

См. напр.: Stanley A. P. Op. cit. Vol. 1. Р. 278.

Ibid. P. 249 – 250.

Цит. по: Stanley A. P. Op. cit. Vol. 1. P. 297 – 298.

Arnold T. Principles of Church reform. London., 1962. P.142.

Ibid. P.163.

Цит. по: Stanley A. P. Op. cit. Vol. 2. P. 36.

Arnold T. Op. cit. P. Ibid. P. 107-108.

Ibid. P. 145.

Подробнее см.: Ibid. P. 107-110.

Ibid. P. 136.

Подробнее см.: Ibid. P. 136-138.

Подробнее см.: Ibid. P. 121-Ibid. P. 145.

Stanley A. P. Op. cit. Vol. 2. P. 161.

Подробнее см.: Arnold T. Op. cit. P.160-161.; Stanley A. P. Op. cit. Vol. 2. P. 53 – 59.

Цит. по: Imberg R. In Quest for Authority: the “Tracts for the Times” and the development of the Tractarian Leaders. Lund, 1987. P. 45.

Цит. по: Gilley S. Newman and his Age. London, 1990. P. 99.

Цит. по: Stanley A. P. Op. cit. Vol. 1. P. 287.

См. об этом: Jackson M. J., Rogan J. Preface // Op. cit. P. 8.

Stanley A. P. Op. cit. Vol. 2. P. 28.

Н.П. Евдокимова «ЧЕРНЫЕ ЛЕГЕНДЫ» И РЕАЛИИ В ЖИЗНИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧЕЛОВЕКА И ПОЛИТИКА АРИСТИДА БРИАНА Имя Аристида Бриана вошло во французскую историю не только как имя талантливого, успешного государственного деятеля и дипломата, но и как человека и политика, личность и деятельность которого неоднозначно воспринимались французским обществом при его жизни и получили неоднозначную оценку в исторической литературе. Отражением этой неоднозначности восприятия А. Бриана и его политики была пресса, одобрявшая или резко критиковавшая министра иностранных дел. Затем споры вокруг Бриана со страниц газет были перенесены в исторические исследования, отражая взгляды их авторов. Главным предметом спора была деятельность А. Бриана на посту министра иностранных дел в 1925 – 1932 гг., когда руководимая им французская дипломатия осуществила поворот в отношениях с Германией от политики давления, требования строгого выполнения условий Версальского мирного договора к политике примирения с ней.

К голосам политиков, одобрявших политику Бриана, и тем, кто критиковал ее, добавлялась «критика», исходившая из ультраправого лагеря, из рядов тех, кто категорически не принимал ни новых внешнеполитических приоритетов, ни самого творца и проводника этой новой внешней политики – Аристида Бриана. «Черные легенды», создаваемые Леоном Додэ, Шарлем Моррасом и другими ультраправыми, касались всех сторон жизни А. Бриана – его происхождения, воспитания, образования, внешности, образа жизни. Среди авторов «черных легенд» оказались и неприязненно относившиеся к Бриану карьерные дипломаты, считавшие его выскочкой и невеждой1. И первое, и второе утверждения к А. Бриану отношения не имеет.

А. Бриан прошел свой путь в политику и свой путь в политике. Достичь вершин в политике ему помогли и качества его личности, и полученное образование, и содействие людей, оценивших его творческие способности и оказавших помощь в реализации этих способностей.

Многие сверстники А. Бриана, ставшие видными политиками Третьей республики, происходили не из аристократических кругов и не из среды крупной буржуазии. Но немногие были выходцами из таких скромных семей, как Бриан: его отец был владельцем небольшого кафе сначала в Нанте, затем в Сен-Назере, а мать – дочерью виноградаря и кастелянши, служившей в замке графов Толозан-Лоренти. Несмотря на столь скромное происхождение, А. Бриан получил хорошее образование. Два года его учебы в открывшемся в 1875 г. в Сен-Назере коллеже отмечены премиями и похвальными листами за знания по латыни, греческому и английскому языкам, истории и географии и другим предметам. Эти успехи А. Бриана в учебе были результатом встречи с прекрасным учителем, который смог рассмотреть и раскрыть его способности, и который сыграл важную роль в его интеллектуальном становлении. Под руководством учителя словесности, директора коллежа г. Женти Аристид Бриан освоил французскую классическую литературу, приобрел умение свободно излагать свои мысли, выделять главное в объемистой информации, импровизировать. В различных жизненных коллизиях А.

Бриана все эти навыки сослужат ему хорошую службу. Благодаря г. Женти А. Бриан получил стипендию для продолжения учебы в Нантском лицее, где он также получал премии и похвальные листы за отличные знания по разным предметам, а за победу на конкурсе был удостоен премии Реннской академии за французскую речь. В восемнадцать лет окончив лицей, он стал бакалавром словесности, спустя четыре года обладателем ученой степени (лиценциатом) юридического факультета Парижского университета. Среди политиков того времени, по сведениям Ж. Онже, было менее одного процента бакалавров и почти не было политиков, обладавших высшим образованием2.

А. Бриан рано ощутил вкус к политике. Его страсть к политике проявилась уже в 1880-х – 1890-х гг. и в журналистских статьях, в которых он критиковал правительство Ж. Ферри, и в его адвокатских речах, когда он защищал членов забастовочных комитетов и отдельных забастовщиков, и в речах, произносимых на социалистических и синдикалистских конгрессах. В 40 лет он стал депутатом, в 44 – впервые занял министерский пост. С этого времени постоянно, с небольшими перерывами, он будет возглавлять то или иное министерство или все правительство. Он поставит своеобразный рекорд: 25 раз будет министром в различных кабинетах и 11 раз будет главой правительств. Самыми тяжелыми в его министерской деятельности были годы, связанные с Первой мировой войной (32 из 52 месяцев войны он был вице-премьером, а затем – главой кабинета и министром иностранных дел) и преодолением ее последствий:

неоднократно в 1921 – 1922 и в 1925 – 1932 гг. он будет возглавлять правительства, сохраняя за собой пост главы Кэ д’Орсэ. Именно в эти годы внешняя политика станет его стихией.

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 130 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.