WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 130 |

Земским уполномоченным в Санкт-Петербурге удалось сделать многое, но главное – они получили концессию. Помогли при этом разные обстоятельства. Известный юрист Б.Н. Чичерин в своих воспоминаниях сделал следующую запись по этому поводу: «Пользуясь связями, он (т.е. А.В. Шереметев. – М.В.) выхлопотал для земства концессию, которую передал Губонину (будущий строитель Орловско-Витебской ж. д. – М.В.), с уплатой миллиона земству и почти такого же магарыча себе.

Я знал это из достоверных источников»14. Возможно, на выдачу концессии повлияла и политика министра финансов М.Х. Рейтерна, который противился сооружению новых ж. д. средствами казны.

Но факт, остаётся фактом, ведь 21 марта 1867 г. состоялось высочайшее утверждение концессии на строительство Орловско-Витебского участка15, причём на очень выгодных условиях для земства.

Согласно концессии, земство должно составить общество, которое построит на свой счёт и риск железнодорожную линию от Орла до Витебска в один путь, включая потребные станции, разъезды, переезды, мастерские, машины и другие устройства, а также поставить подвижной состав с запасными частями. Правительство гарантировало обществу выплату денежного пособия для первоначальной поддержки. На казённых землях разрешалось безвозмездно вести строительные работы и добывать полезные ископаемые нужные для дороги. Обществу давалось право беспошлинного ввоза из-за границы необходимого подвижного состава, оборудования, материалов и инструментов. Оно освобождалось от всех пошлин, как по заключению концессии, так и по выпуску акций, облигаций и по составлению капитала, а так же от налогов, кроме общих сборов с недвижимых имуществ, все земли, капиталы и доходы Орловско-Витебской дороги. Налогу подлежало только недвижимое имущество общества, приобретённое им независимо от концессии16.

Все железнодорожные работы земство передало московскому купцу П.И. Губонину и отставному генерал-майору А.Б. Казакову17, а поставка из-за границы металлических частей дороги и подвижного состава возложена по договорённости на шведского барона Френкеля18. На сооружение дороги от Орла до Витебска требовалась большая сумма денег, для чего было выпущено на 37,миллиона рублей акций и облигаций, большая часть которых была куплена английскими банками19.

Получив 21 марта 1867 г. концессию земство, построило прибыльную дорогу за два с половиной года к ноябрю 1868 г. Доходы от эксплуатации дороги пошли на множество местных нужд и на содержание богоугодных заведений, на строительство различных объектов и на помощь нуждающимся в средствах и т.п.

В конце 60-х – начале 70-х гг. XIX века А.В. Шереметев был самой знаменитой личностью в Орловской губернии. В 1870-х гг. Шереметев стал почётным мировым судьёй в Мценском уезде20, занимался управлением дел Орловского общества взаимного кредита21. Будучи акционером земской Орловско-Витебской железной дороги он избирался председателем правления данной дороги22.

Дворянство оказывало ему должное почтение, избирая его всё снова и снова губернским предводителем дворянства, не обращая внимание на нехотение правительства видеть его на этом месте, из-за всевозможных сплетней ходивших при Дворе, который не любил его резких и умных речей и влияние, которое он имел на Орловщине23. Но всё же, у не которых лиц сложился негативный оттенок, в связи с увеличением капиталов Шереметева от участия в строительстве, отчего на него сыпались нарекания со стороны отдельных лиц, считавших, «что он не имел права на личное участие в этом деле, им же созданном»24.

Глупый поступок привёл к постепенному снижению популярности к его личности. Б.Н. Чичерин оставил для потомков следующий сюжет начала угасания славы Шереметева: «После первого земского собрания, в котором он, в качестве председателя, проявил всю свою деловитость, покончив с делами, запущенными в течение нескольких лет, он вдруг подал в отставку, как бы желая доказать, что он своим местом вовсе не дорожит… Впоследствии он понял, что сделал большую глупость, но было уже поздно». «Это пощёчина не правительству, которое его утвердило, – заявляет Чичерин, – а дворянству которое его выбирало» 25.

Кроме того, он по-прежнему поражает орловчан своими идеями, становясь предпринимателем нового типа. К примеру, Шереметев решил построить во 2-й половине 70-х гг. бани, отличающиеся от существующих в Орле своей роскошью и изяществом с применением только камня и железа, где отсутствовало дерево, как материал. Вода очищалась при посредстве фильтров, отопление принято паровое, а для освещения здания построен газовый завод26.

В период русско-турецкой войны 1877-1878 гг. Александр Васильевич открыл прекрасно организованные заводы по производству сухарей в Орле, Мценске и Курске. Изготовление продукции предпринято им на совершенно новых началах, фабричным способом. В производство шло зерно преимущественно с Шереметевских полей. В связи с этим военное интендантство решилось сдать поставку сухарей на армию, в количестве 75 тысяч четвертей прямо Шереметеву27. Но, в 1879 г. он потерял своё состояние при неудачной операции с данной поставкой, т.к. казна несвоевременно расплатилась за неё, а банк, в котором в котором хранились его сбережения, обанкротился28.

Александр Шереметев уехал в Париж, где ни правительство, ни частные компании, ни учреждения не пригласили его на службу. Там проработав несколько лет в разных журналах, он умирает в бедности, «от разрыва сердца»29. Так ушёл из жизни один из знаменитых в своё время, но забытых людей нашего Отечества. Но главный символ его удалой инициативы и его трудов – земская Орловско-Витебская ж. д., оставалась в напоминание потомкам о нём. Ведь с введением в строй этой рельсовой линии, были оправданны надежды земства на будущее улучшение местных интересов.

Государственный архив Орловской области (ГАОО) Ф. 68. Оп. 1. Д. 10. Л. 419-419 об.

Высшие и центральные государственные учреждения России. 1801-1917. В 4-х т. Т. 2. СПб., 2001. С. 82.

Высшие и центральные государственные учреждения России. 1801-1917. В 4-х т. Т. 3. СПб., 2002. С. 73.

Чичерин Б. Н. Воспоминания Б.Н. Чичерина. Вып. IV. Земство и Московская Дума. М., 1934. С. (Алфавитный указатель имён).

ГАОО. Ф. 68. Оп. 1. Д. 42. Л. 52.

Цит. по: Тургеневский сборник. Материалы к полному собранию сочинений и писем И.С. Тургенева.

В 5-ти томах. Т. 5. Л., 1969. С. 511.

Журналы заседаний Орловского губернского земского собрания. Сессия вторая. Орёл, 1867. С. 88.

Соловьёва М. А. Железнодорожный транспорт России во второй половине XIX в. М., 1975. С. 62-74.

ГАОО. Ф. 580. Ст. 2. Д. 1703. Л. 278.

Романов Д. И. Общая сеть русских железных дорог и водяных сообщений // Современник. 1866. № 3.

Март. С. 61.

Цит. по: Журналы заседаний Орловского губернского земского собрания. Сессия вторая. С. 172.

См.: Там же. С. 88, 127.

Там же. С. 164, 173, 191.

Цит. по: Чичерин Б.Н. Воспоминания Б.Н. Чичерина. Вып. IV. Земство и Московская Дума. М., 1934.

С. 46.

Сборник сведений о железных дорогах России. 1868. Отдел III. Высочайшие повеления, указы праIII. Высочайшие повеления, указы пра. Высочайшие повеления, указы правительствующего сената, министерские постановления, положения, контракты и уступочные договоры.

СПб., 1869. С. 113.

Журналы чрезвычайного Орловского губернского земского собрания. 10, 11 и 12 Февраля 1867 г.

Орёл, 1867. С. 23-34.

Там же. С. 12-14.

Там же. С. 9-12.

Все дороги ведут в Москву. О прошлом и настоящем московской железной дороги. М., 1971. С. 21.

Памятная книжка Орловской губернии на 1870 г. Орёл, 1870. С. 57.

Орловский вестник. № 24 от 10 (23) апреля 1877. С. 1.

Устав общества земской Орловско-Витебской железной дороги. СПб., 1874, С. 36,38.

Оболенский Д.Д. Наброски из воспоминаний князя Д.Д. Оболенского // Русский архив. Кн. 1., М., 1895.

С. 50.

Цит. по: Там же. С. 49.

Цит. по: Чичерин Б.Н. Указ. соч. С. 46.

Орловский вестник. № 89 от 24 (6) ноября 1877. С. 1.

Орловский вестник. № 66 от 8 (20) сентября 1877. С. 2.

Оболенский Д.Д. Указ. соч. С. 50-51.

Там же. С. 51-52.

О.А. Демидова ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРИОРИТЕТЫ ДЖОВАННИ ДЖОЛИТТИ (1901-1914 ГГ.) С именем Джованни Джолитти в политической истории Италии связаны глубокие перемены как во внутренней, так и во внешней политике. Период его пребывания у власти называют «джолиттианской эпохой» или эрой либерализма, пришедшей на смену диктаторским режимам, существовавшим в Италии в конце XIX в. Итальянские правящие круги к этому времени убедились в несостоятельности политики, которую они проводили. Потребности экономического развития страны, интересы магнатов крупной промышленности и банков, удельный вес и влияние которых значительно возросли к началу XX в., диктовали необходимость перемен, смены приоритетов и расширения внешнеполитических и экономических связей.

Взаимосвязь финансов и внешней политики отметил в своей программе Джованни Джолитти:

в своих воспоминаниях он писал о тесной связи между государственной необходимостью оздоровить финансы и внешней политикой1. Формированием внешней политики занимались политические деятели, связанные с этими кругами и отражавшие интересы, прежде всего, крупных промышленников Севера. Джолитти и был таким политическим деятелем. Одномерный, связанный с ориентацией только на страны Тройственного союза внешнеполитический курс конца XIX в., должен был измениться.

Не менее важным основанием для изменения внешнеполитических приоритетов стали изменения международной ситуации в Европе. Тройственный союз, сложившийся в 1879-1882 гг., противостоял разрозненным европейским государствам — Англии, Франции и России. Вполне приемлемыми были обстановка внутри Тройственного союза и его отношения с другими государствами. Но постепенно нараставшие в последней трети XIX в. противоречия между Германией и Англией в торгово-экономической, колониальной, а затем и военно-морской сферах, перешли в ранг антагонизма.

К франко-русскому союзу 1891-1893 гг., добавляется англо-французское соглашение 1904 г., и англорусское соглашение 1907 г., завершившее длительный процесс создания нового блока — Антанты.

Изменилась ситуация и внутри Тройственного союза, что проявилось в попытках вывести Италию из-под контроля исключительно сюзников. Для Италии стали очевидными экономические просчеты, связанные с разрывом отношений с Францией в 80-х гг. XIX в. Уже в последние годы XIX в.

обе стороны прекращают таможенную войну, начинается процесс восстановления экономических связей. А секретное соглашение 1900 г. о разделе сфер влияния в колониях (Марокко, Триполитании и Киренаике) и позиция Италии во время Марокканского кризиса 1905 г. свидетельствовали о начале отхода Италии от Тройственного союза.

На рубеже XIX и XX столетий обостряются противоречия между Италией и Австро-Венгрией, вызванные тем, что господствующим направлением торгово-экономической и военно-политической экспансии обеих стран становятся Адриатика и Балканский полуостров. Близкие и ёмкие рынки сбыта Балкан приковывали к себе интересы Италии и Австро-Венгрии. Путь на Балканы лежал через Адриатическое море, над которым Италия и стремилась установить контроль. Но намерение превратить Адриатическое море в «итальянское» встречало ожесточенное сопротивление АвстроВенгрии. В связи со стремлением Двуединой монархии приобрести выход к морю яблоком раздора с Италией стала Албания. В начале XX в. албанский вопрос неоднократно обсуждался Веной и Римом, однако, к согласию государства прийти не могли.

Аннексия Австро-Венгрией Боснии и Герцеговины в 1908 г. еще более осложнила итало-австрийские отношения. Как отмечал сам Джолитти, «факт аннексии Боснии и Герцеговины являлся грубым нарушением договора с Берлином, вызвал самое большое волнение в Европе, и даже заставил бояться взрыва войны». Он подчеркнул, что «тогдашняя Европа избежала войны только потому, что приняла желание Австро-Венгрии, поддержанной открыто Германией, как свершившийся факт»2.

Формально Италия оставалась участницей Тройственного союза до 1915 г. Однако урегулирование отношений с Францией и сохранение дружественных отношений с Россией свидетельствовали о двойственности внешнеполитического курса Джолитти. В этом смысле показательны и заключенные весной 1909 г. соглашение с Австрией, гарантировавшее статус-кво на Балканах, а осенью того же года — соглашение в Раккониджи с Россией. Внешняя политика Джолитти, и без того носившая, по мнению итальянского историка Дж. Канделоро, двусмысленный характер, практически стала граничить с двойной игрой3.

Сам же Джованни Джолитти обосновывал эту двойственность внешней политики Италии тем, что Италия готова была сотрудничать со всеми европейскими державами к началу XX в.: «Когда Виктор Эммануил III взошёл на трон, он начал цикл официальных встреч с главами европейских держав; это событие привлекло много внимания в международном сообществе как новая тенденция, согласно которой Италия хотела завязывать сердечные отношения со всеми европейскими державами, однако, сохраняя свое твердое присоединение к Тройственному союзу»4. Несколько позже, после визита президента Франции Лубэ в Италию (апрель 1904 г.), Джолитти писал: «Это была моя основная концепция иностранной политики, направленная на мир в Европе, которая состояла в том, что Италия поддерживает союз с Центральными державами. Тройственный союз не только не создавал препятствий по поддержанию сердечных отношений с другими державами, с Англией и Францией, но он воодушевлял их. Лично я всегда желал улучшения отношений с Францией»5.

Эти поиски внешнеполитических приоритетов не остались без внимания союзников Италии. В марте 1906 г. Вильгельм II пришёл к выводу о том, что: «Италия останется с нами только лишь до тех пор, пока мы будем друзьями Англии. Если этого не будет, она уйдёт из Тройственного союза»6.

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 130 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.