WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 130 |

Кулишер И. М. Эволюция прибыли с капитала в связи с развитием промышленности и торговли в Западной Европе. СПб, 1906. Т. I. С. 445-446.

РГАДА. Ф. 50. Оп. 1. 1691 г. Д. 2. Л. 21.

Там же. Л. 23-26.

И.М. Эрлихсон ЭНДРЮ ФЛЕТЧЕР – ШОТЛАНДСКИЙ ПОЛИТИЧЕСКИЙ ДЕЯТЕЛЬ И МЫСЛИТЕЛЬ ПЕРИОДА РАННЕГО ПРОСВЕЩЕНИЯ В АНГЛИИ Личность известного шотландского политика Эндрю Флетчера (1653-1716) всегда привлекала внимание историков в связи с его необыкновенной популярностью в Шотландии. При этом незаслуженно забытыми оказались политико-философские трактаты Флетчера, в которых он предстает как один из наиболее оригинальных республиканских мыслителей периода раннего Просвещения.

Старший сын лорда Роберта Флетчера, Эндрю Флетчер получил неплохое домашнее образование: на протяжении некоторого времени он брал уроки у Гилберта Бернета, будущего епископа Солсбери, известного вигского историка. В двенадцатилетнем возрасте после смерти отца он становится обладателем титула и поместья, расположенного к юго-востоку от Эдинбурга, а еще через три года в сопровождении гувернера покидает Шотландию и следующие несколько лет проводит путешествуя по Европе. Вернувшись на родину в 1678 г., Флетчер начинает заниматься политикой так активно, что в 1685 г. его обвиняют в государственной измене за участие в восстании герцога Монмаута.

Спасаясь от судебного преследования, он бежит в Испанию, а затем в Объединенные Провинции:

дорогу назад ему, как и его «коллегам по несчастью» — политическим изгнанникам — открывает Славная Революция 1689 г.

В 1708 г. Флетчер был арестован по подозрению в участии в якобитском заговоре, но вскоре за недоказанностью вины отпущен. И действительно, Флетчер, хоть и общался с видными деятелями якобитского движения, был достаточно ироничен в их оценках. Так, наблюдая за ходом восстания 1715 г. из Парижа, он замечал, что «то усердие, с которым Претендент усугубляет свое и без того бедственное положение, устранит последние сомнения в том, что он недостойный представитель династии». Его единственной любовью была его родина. С несвойственной ему сентиментальностью в свой предсмертный час Флетчер, по свидетельству своего племянника, молил Бога «быть милостивым к несчастной, варварски попираемой Шотландии»1.

Представляется очевидным, что политическая биография Флетчера была бы неполной без анализа его трактатов. По своим идейным убеждениям Флетчер относился к плеяде «новых республиканцев», представителей т.н. нео-гаррингтонизма. Отдельные идеи политического учения Джеймса Гаррингтона в период Раннего Просвещения даже на фоне охлаждения к республиканизму были развиты в вигской публицистике, а некоторые даже закреплены в действующем законодательстве.

Так согласно «Акту о мятеже» 1689 г. набор и содержание армии в мирное время без согласия парламента считались незаконными, что вполне коррелировало с тезисом Гаррингтона о ношении оружия как обязательном условии участия в политической деятельности. Тем не менее, в конце XVII в. в связи со своей активной завоевательной политикой Вильгельм III неоднократно поднимал вопрос о замене милиционной армии регулярной. Особенно ожесточенные дебаты разгорелись после заключения Рисвикского мира в 1697 г., когда король в очередной раз обратился к этой щекотливой теме.

Предложение монарха вызвало негативную реакцию и в среде тори, которым пришлось бы нести финансовые тяготы по содержанию постоянной армии, и в среде вигских политических идеологов, полагавших, что «регулярная армия — это ключ к папству и тирании»2.

Более взвешенной представляется точка зрения Флетчера, высказанная им в трактате «Рассуждение о государстве», где он предложил создать прообраз регулярной армии в форме постоянно существующего «народного ополчения». В необходимости регулярной армии в период развития капиталистических отношений и усиления королевской (суть государственной) власти мыслитель сумел увидеть закономерность исторического процесса, а не результат чьего-то злого умысла. Он писал, что глобальные изменения в мире, происходившие с начала XVI в. в связи с целой серией научных изобретений и в результате географических открытий, привели к тому, что «простой и воинственный образ жизни, признаться, не лишенный грубости и невежества, отошел в прошлое, уступив место более изысканным и утонченным нравам»3. Могучие бароны Средневековья в стремлении удовлетворить бесконечно возрастающие потребности угодили в паутину долгов. Расплачиваясь, они продавали свои земли и обращали военный вассалитет в денежный эквивалент. В конце концов, по образному выражению Флетчера, «меч выпал из их рук», а народное ополчение прекратило существование, уступив место регулярной армии, состоявшей из наемников.

Англия, продолжал Флетчер, избежала подобной участи не в силу превосходства своей конституции, а благодаря изолированному географическому положению. В конце XVII в. активная завоXVII в. активная завов. активная завоевательная политика Вильгельма III объективно требовала замены милиционной армии регулярной.

В качестве временной альтернативы Флетчер предлагал создать объединенное англо-шотландское народное ополчение, разделенное на четыре мобильных лагеря, где молодежь проходила бы обучение военному делу: один в Шотландии и три в Англии.

Более масштабной по своей идейной нагрузке является представленная в трактате Флетчера «Беседа, касающаяся правильного регулирования правительств ради общего блага человечества» (1703) концепция об организации в Европе межгосударственных конфедерации. В этой работе мыслитель не просто отказался от традиционных представлений о международных отношениях как о господстве сильнейшего, но и предложил конкретную модель образования на территории Европы десяти межгосударственных конфедераций, целью создания которых является наиболее полное и эффективное использование в интересах граждан территориальных и природных ресурсов.

При этом Флетчер не ограничивался декларацией глобальной цели, а прописывал конкретные механизмы ее реализации, которые в чем-то предвосхитили создание в конце XX в. единого европейского пространства. В частности, мыслитель предлагал объединить европейские страны по территориальному признаку, в результате чего на карте возникли бы десять конфедераций. По плану Флетчера, карта объединенной Европы должна была выглядеть следующим образом: 1) Англия и Ирландия; 2) Испания и Португалия; 3) Объединенные Провинции, Вестфалия, Саксония, Дания; 4) Италия, Сардиния, Сицилия; 5) Франция, Альпы; 6) Германия, Швейцарские кантоны и провинции, расположенные между этими странами и Адриатическим морем; 7) Норвегия, Швеция, Финляндия, Лифляндия, северная часть европейской Московии; 8) Польша, Пруссия, Литва, юг Московии; 9) Македония, Албания, Фессалия, Эпир; 10) Австрия, Штирия4.

Скептически относясь к перспективе морального регулирования вечного мира в силу особенностей человеческой природы, Флетчер все же полагал, что состояние международной стабильности может поддерживаться путем соблюдения правовых норм. Важным условием реализации плана являлось то, что данные конфедерации должны были быть связаны между собой договорами о ненападении. В основе взглядов Флетчера на природу международных отношений, несомненно, лежала идея о моральном и политическом единстве человеческого рода, а также о неотъемлемых, естественных правах человека, что позволяет отнести его к идеалистическому направлению теории международных отношений.

Таким образом, в анализируемых произведениях Флетчер выдвинул и обосновал нестандартные идеи о роли и объективной необходимости государственной регулярной армии в период развития капиталистических отношений и предложил идею о необходимости межгосударственных образований в Европе. Глубина и масштабность этих концепций делают Флетчера одним из наиболее оригинальных политических мыслителей Раннего Просвещения.

Introduction // Fletcher A. Political works. Cambridge, 1997. P. XVI.

Trenchard J. An argument showing that a standing army is inconsistent with a free government and absolutely destructive to the constitution of the English monarchy. L, 1697. P. 11.

Fletcher A. A discourse of government // Fletcher A. Political works. P. 6.

Ibid. P. 204.

Л.В. Сидоренко ЛИЧНОСТНЫЙ ФАКТОР В МИНИСТЕРСКОМ КРИЗИСЕ 1783 Г.

В ВЕЛИКОБРИТАНИИ К началу 1783 г. Великобритания почти год находилась в состоянии политической нестабильности. Пришедшее в марте 1782 г. на смену любимцу короля Георга III премьер-министру Норту оппозиционное правительство маркиза Рокингема из-за смерти его главы и недовольства монарха продержалось лишь до июля. Затем выбор короля пал на более приемлемого лорда Шелборна.

Из-за активности групп Фокса (лидера вигов Рокингема) и Норта министерство Шелборна не могло чувствовать себя в безопасности. Основная угроза правительству исходила из парламента, где у Шелборна было мало сторонников1. Причина, по которой кабинет графа не потерпел фиаско в первые месяцы своего существования заключалась в закрытии королём сессии парламента. Основным вопросом, который должен был быть решён администрацией, являлось заключение мира в проигранной войне с США. Очередная сессия открылась 5 декабря 1782 г. и не предвещала министрам ничего хорошего: проект мирного договора Шелборна подвергся нещадной критике со стороны оппозиции — сторонниками Норта и Фокса. Но полагая, что объединение Норта и Фокса пока далеко от завершения, а король решительно поддержит Шелборна, министерство продолжило борьбу в парламенте2. Однако Георг не смог спасти кабинет. В ночь на 24 февраля Шелборн собрал министров и, поблагодарив их за поддержку, сообщил об отставке3.

Король не стал удерживать Шелборна, а сосредоточился на поиске нового премьер-министра.

Выбор пал на Уильяма Питта-младшего, сторонника Шелборна, но 27 февраля тот окончательно ответил отказом4. Тогда, на рубеже зимы-весны 1783 г. сложилась следующая ситуация: из трёх партийных групп — сторонников Норта, Фокса и Шелборна — ни одна не могла возглавить правительство без угрозы со стороны двух других, поэтому важнейшим был вопрос о блокировании.

Согласно оценке современника событий историка Эдварда Гиббона Шелборн мог рассчитывать на 140 членов парламента, Норт — 120, Фокс — 905. Но из-за личных трений из трёх возможных вариантов блокировки оставалась лишь коалиция Фокса и Норта, крайне неприятная комбинация для Георга III. Отныне начинается та фаза политического кризиса, когда роль личной неприязни монарха к отдельным политикам стала фактором государственного масштаба. Причин этому было несколько:

Норту король не мог простить «предательство» марта 1782 г., Фокс раздражал короля в силу своей изначальной оппозиционности и позёрства, а сама коалиция между двумя некогда непримиримыми врагами рассматривалась как настоящий стыд и позор для страны6. Георг III не хотел признавать поражения, соглашаясь на коалицию. Возможно, это была ошибка: прими король коалицию сразу марта, когда она ещё была непопулярна, она вряд ли смогла бы продержаться долго7. А так монарху пришлось вести долгие и утомительные переговоры с Нортом о необходимости назначения коалиции и министерском составе.

Переговоры были крайне непростыми и неоднократно прерывались. Сперва монарх в принципе не хотел коалиции, а затем бился по каждому министру и иным условиям. Норт был выбран переговорщиком неслучайно, так как только он не вызывал яростной неприязни короля, который, кстати, пытался использовать своё некогда огромное влияние на Норта, но последний остался верен союзу с Фоксом. Впрочем, однажды коалиция чуть не распалась из-за вопроса о назначении лорда Стормонта, но надежды короля не оправдались8. Диалог Норта и короля затягивался, что серьёзно обеспокоило парламент9. Устав от борьбы, но и измотав членов коалиции, не видя иных перспектив, Георг III 1 апреля, после месячных переговоров, согласился на достигнутые с коалицией условия, а 2 апреля состоялись все назначения. Король писал лорду Эшбартону: «Спокойно обсудив все обстоятельства и убедившись в том, что при настоящем положении дел, когда средства для поддержания армии и флота, а также для уплаты долга ещё не найдены, я могу предотвратить банкротство, только пожертвовав собой на пользу народа, и я решил проглотить эту пилюлю и согласиться на назначение семи министров, указанных герцогом Портлендом и лордом Нортом, которые должны теперь составить свой план действий»10.

Георг тяжело переживал приход коалиции и был близок к принятию решения об отречении.

Сохранился набросок его письма сыну: «Это, несомненно, жестокий выбор, оставляющий мне единственную возможность действовать не поступившись принципами и честью: передать корону, мой дорогой сын, тебе, уехать навечно из родной страны и возвратиться во владения моих предков»11.

Но вскоре король раздумал, решив обходиться с новым кабинетом максимально сурово и ожидать поводов для его смещения. Он писал Темплу: «Министерство, которого я прямо пытался избежать, призвав других людей, не может рассчитывать на моё расположение или доверие; а раз так, я, конечно, откажу в любых почестях, о которых они могут попросить»12. Первые месяцы после прихода коалиции к власти Георг пассивно относился к положению в стране, переживая шок и не пытаясь вмешиваться в политику кабинета. Так он не сопротивлялся его решениям по внешнеполитическим вопросам. Однако, несмотря на видимую апатию, Георг III искал возможность избавиться от коалиIII искал возможность избавиться от коалиискал возможность избавиться от коалиции, о чём её члены прекрасно знали и опасались за свои посты при рассмотрении любых серьёзных вопросов. Друг Фокса писал о министрах: «Они полагают, что двор рассматривает их наравне с другими лицами, так что хвастаться нечем. Ни пэрств, ни знаков реальной поддержки, только обилие вежливости. Говорят он [король] сказал Веймауту, что они [министры] нравятся ему в той степени, в какой нравится всё то, на что упадёт взгляд»13.

Буря грянула неожиданно. Триумфально проведя в ноябре 1783 г. индийский билль через палату общин, министры коалиции столкнулись с неожиданным сопротивлением монарха в верхней палате. Георг III мобилизовал всё своё влияние серди лордов и 9 декабря подал Темплу карточку, где говорилось: «Его величество уполномочивает лорда Темпла объявить, что кто подаст свой голос за индийский билль, тот не только не друг ему, но будет считаться его врагом»14. Угроза подействовала и 17 декабря в верхней палате билль был провален. Воспользовавшись этой неудачей как поводом, 18 декабря король сменил министров: новым главой кабинета стал Питт-младший. Попытки Фокса и Норта заставить парламент признать неконституционность такой смены правительства потерпели неудачу — авторитет короля в битве с коалицией оказался необычайно высок.

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 130 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.