WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 130 |

Наконец, свою роль сыграли панические донесения представителей английской администрации в Египте, утверждавших, что страна стремительно катится к анархии и военному деспотизму и, особенно, известия о массовых убийствах европейцев в Александрии. Всё это требовало демонстрации готовности правительства защитить «закон и порядок» и жизни своих граждан даже путём применения силы, как в Ирландии, так и в Египте. И, конечно, первостепенным для принятия решения об интервенции в Египте являлся вопрос о Суэцком канале, предстающий в геополитическом (как сохранить стратегический контроль за кратчайшим путём в Индию) и финансовом (как защитить интересы европейских держателей акций) аспектах. Интересно, что сам Гладстон владел достаточно крупным пакетом акций компании Суэцкого канала.

Эффективная с военной точки зрения, интервенция имела важные последствия: «британские экономические интересы были защищены, либеральная партия объединена, а консерваторы, хотя бы на время, вынуждены были замолчать»10. К середине 1883 г. казалось, что основные цели достигнуты. Власть хедива была восстановлена. Египетские финансы под британским управлением двигались по пути оздоровления. Быстрыми темпами сокращалось британское военное присутствие: в августе 1883 г. — 5 тыс., в то время как полугодом ранее — 35 тыс.

Но второе министерство Гладстона недаром называли «министерством всех неприятностей». Кризис легитимности египетской власти, возникший в результате английской интервенции, преодолён не был. Разгром Араби-паши привёл к активизации радикальных исламистских настроений, выразившихся в росте воинствующего махдистского движения. При Кашгале сторонники Махди нанесли поражение значительной части вновь воссозданной египетской армии под командованием английского генерала Хикса. Возникла угроза англо-египетским позициям в Судане. В результате чего масштабы и стоимость британского вмешательства в Северной Африке стали расти и достигли пика в феврале 1885 г. Штурм махдистами Хартума и гибель генерала Гордона были восприняты в Англии как национальная трагедия, негативное влияние которой внутри страны было лишь отчасти смягчено успехом избирательной реформы 18841885 гг. — «первого значительного шага к демократии в викторианской Англии».

Все исследователи политики Гладстона отмечали, что он долго колебался, выбирая вариант действий в Египте. Однако, приняв решение об интервенции, действовал жестко и последовательно. Это объясняется тем, что с гладстоновской точки зрения не было антагонизма между подавлением и умиротворением. Либеральная имперская политика для Гладстона заключалась в том, чтобы двигаться от случайного, разового и ограниченного подавления к умиротворению, как общему правилу. При этом умиротворение рассматривалось как политический принцип, а самоуправление являлось методом его реализации. Использование же силы оставалось возможным, когда этого требовали обстоятельства.

Подобный подход основывался на политическом опыте самого Гладстона, формировавшемся постепенно, начиная с 1837 г., т.е. задолго до его превращения в либерала. Он получил развитие в парламентских выступлениях Гладстона 1840, 1849, 1852 гг., во время обсуждения биллей о правительстве Канады, об Австралийских колониях, о правительстве Новой Зеландии. Недаром во время дебатов по поводу Преторийской конвенции Гладстон сравнивал её по значимости и последствиям с «Актом о Британской Северной Америке»11.

Как уже отмечалось, помимо собственного опыта большое значение для Гладстона в процессе формирования его взглядов по той или иной проблеме имели аналогии и исторические прецеденты, в том числе извлекаемые из сочинений авторитетных для него авторов. К числу таких авторитетов, безусловно, следует отнести Эдмунда Бёрка. Впервые познакомившись с сочинениями Бёрка ещё в 1826 г., Гладстон оставался его почитателем на протяжении всей жизни. Причём если на раннем этапе политической карьеры Бёрк был вдохновителем гладстоновского консерватизма, то в 80-х годах сочинения Бёрка, особенно посвящённые имперским проблемам, воспринимались им как последовательно либеральные. Впрочем, подобная перемена восприятия была вполне в духе времени12.

К авторитету Бёрка Гладстон неоднократно прибегал в политической полемике по вопросам имперской политики, рекомендуя своим оппонентам «пропитываться» его сочинениями по проблемам Ирландии, Индии и, особенно, работами, посвящёнными войне североамериканских колоний за независимость. В частности, Гладстона привлекали параллели, которые Бёрк проводил между Индией и своей родной Ирландией, также как и рассуждения Бёрка о соотношении силового принуждения и умиротворения через предоставление самоуправления в имперской политике13.

Подобно Бёрку, не видевшему радикальной разницы между индийцами и европейскими народами, Гладстон не считал национальное движение в Египте чем-то принципиально отличным (по крайней мере, в отношении права на самоуправление) от подобных движений, скажем, в Индии и Ирландии, или в Италии и Греции. Правда, в гладстоновском подходе к Египту сказывались его сомнения в способности ислама содействовать установлению «хорошего» или, по крайней мере «терпимого» правления над «христианскими расами»14. Однако, в 1882 г. он выражал надежду, что нормализация положения в Египте может привести к становлению свободных институтов, пусть и «не совпадающих с европейскими», поскольку «мусульманские народы находятся в гораздо менее благоприятных условиях для развития этих институтов»15.

Оценивая положение в Египте, Гладстон писал Джону Брайту, бывшему абсолютным противником интервенции по моральным, идеологическим, экономическим и политическим принципам: «Общая ситуация в Египте в последнее время стала такой, в которой всё определяется простым военным насилием. Все легитимные власти — хедив, султан, нотабли и лучшие люди страны… были низвергнуты, была создана ситуация разгула насилия, которая может быть устранена только силой»16. Это описание вполне совпадает с тем описанием Парижа, которое содержится в «Размышлениях о Французской революции» Э. Бёрка. Примечательно, что письмо к Брайту датировано 14 июля 1884 г. Не случаен и другой вывод Гладстона: «…м-р Бёрк абсолютно справедливо утверждает, что право на власть основано на мудрости и добродетели» и «не менее справедливо то, что безответственная власть представляет угрозу, если она не сдерживается мудростью и добродетелью». Но восстановить «мудрость и добродетель» в охваченном хаосом Египте можно только силой. Согласно Бёрку, необходима сильная рука, чтобы принудить народную стихию, не готовую к свободе, к повиновению. В конце концов, «прежде, чем лечить сумасшедшего, его надо заставить подчиняться».17 Только после этого можно вести речь о восстановлении свободы и самоуправления в Египте. В ином случае лозунг радикалов «Египет для египтян» является пустой абстракцией. «Мистер Бёрк… говорил, что “в политике место, отпущенное абстрактным рассуждениям, крайне ограничено”. Мы должны научиться смотреть на факты, как они есть. И глядя на них, как они есть, я говорю о долге правительства, находящегося в таком положении (в Египте. — В. Б.), как наше, отказаться от следования этому абстрактному требованию, которое противоречит всем существующим и ранее сложившимся обстоятельствам. Но с другой стороны, мы никогда не должны забывать об интересах практической свободы и должны использовать любую законную и справедливую возможность, чтобы вести людей вперёд настолько, насколько они к этому готовы, и настолько, насколько обстоятельства позволяют им пользоваться её (свободы. — В.Б.) привилегиями»18.

Отстаивая с либеральных позиций легитимность британского вторжения в Египет, Гладстон не отрицал правомерности национальных чувств и устремлений египтян. Он был уверен, что они в любом случае предпочтут местную администрацию прямому британскому правлению. «Немного найдётся народов настолько деградировавших…, что им будет безразлично, управляются ли они теми, кто принадлежит к одной с ними… общности, или теми, кто пришёл издалека с чуждыми инстинктами, чуждыми предпочтениями и чуждыми целями»19. Но в специфических условиях Египта самоуправление, по мнению Гладстона, могло быть восстановлено «лишь постепенно», по мере выполнения определённых условий. Прежде всего, это «устранение тирании» и восстановление «правления закона»20. Во-вторых, это восстановление «финансовой жизнеспособности», которая является необходимым условием независимости.

Именно финансовая безответственность египетских властей сдерживала национальный прогресс и привела к потере независимости (в виде установления международного финансового контроля) задолго до британского вторжения21. Наконец, обязательным являлось исполнение Египтом всего, что касалось «международных и других существующих прав»22.

Всё это, по мнению Гладстона, должно было создать возможности для «привития прочных и благотворных западных институтов» на почве мусульманского сообщества23. А до достижения самоуправления для Египта вполне применима политика косвенного управления, которая «хорошо работает в Индии». Он несколько непоследовательно настаивал, что реализация подобного курса не потребует от Британии длительного пребывания значительных сил в Египте. Всё, что потребуется — это силы, «необходимые для достижения эффективности» проводимой политики, «но не более»24.

Осуществление этого плана требовало образования в Египте «надёжной» элиты, которая воспринималась бы европейцами, как разделяющая западные ценности финансовой ответственности и уважения к договорным обязательствам. На это и был нацелен план по развитию египетского самоуправления, предложенный в феврале 1883 г. специальным комиссаром в Египте лордом Дафферином. Он предусматривал создание на провинциальном и национальном уровне представительных ассамблей, которые должны были обладать правом вотирования вводимых налогов, а во всех остальных случаях пользоваться лишь консультативными правами.

На провинциальном уровне ассамблеи должны были избираться путём косвенных выборов. На национальном уровне формирование должно было осуществляться путём назначения. Таким образом, предполагалось создание в Египте «серьёзных ответственных органов», с которыми и через которых могли бы работать представители английской администрации. Конечно, это не было подлинное самоуправление. Но это был, по представлению Гладстона, первый важный шаг к самоуправлению и свободе, откладывать который было опасно. Вот что писал Гладстон по другому, но сходному поводу (ирландское самоуправление): «До тех пор пока там не будет серьёзных ответственных органов, которые имели бы с нами дело..., любой план, который мы предлагаем…, будет восприниматься…, как английский план. И как таковой будет отвергнут. В лучшем случае это будет односторонняя сделка, обязывающая нас, но не их»25.

Таким образом, оценивая политику Гладстона по отношению к Египту, можно выделить несколько характеризующих её моментов. Во-первых, она представляла часть более широкой программы модернизации Британской империи в соответствии с либеральными идеологическими, политическими и экономическими принципами. В основе этой программы лежала политика поэтапного развития и распространения самоуправления не только на «белые» переселенческие колонии, но и на колонии с неевропейским населением. В этом смысле гладстоновский подход к Египту или Индии мало чем отличался от подхода к Канаде, Австралии, Новой Зеландии или Южной Африке. Различия относились лишь к количеству и последовательности этапов и темпам перехода к самоуправлению. Во-вторых, предоставление колониям политических прав и самоуправления тесным образом увязывалось с достижением ими финансовой стабильности, самостоятельности и ответственности. По сути дела, это был тот же подход, которого Гладстон последовательно придерживался в вопросах расширения политических прав и самоуправления в самой Англии. Достаточно вспомнить его требование 1866-1867 гг. о представлении избирательных прав только «финансово самостоятельным» работникам. Точно также и предлагаемая им реформа самоуправления в Египте была выдержана в духе Акта о муниципальном управлении 1835 г. Таким образом, Гладстон сумел достаточно последовательно поместить принципы либерального империализма в более широкий контекст вигско-либеральной политической традиции, что проявилось в принципиальном единстве его подхода к проблемам Египта, Индии и Ирландии в 80-х гг. XIX века.

Feuchtwanger E. J. Gladstone. L., 1989. P. 197-198.

Gladstone Diaries (далее — GD). Vol. 10. Oxford, 1990. P. 1.

Bahlman D. W. R. (ed.). The Diary of Sir Edward Walter Hamilton. Vol. 2. Oxford., 1972. P. 763.

Bahlman D. W. R. (ed.). The Diary of Sir Edward Walter Hamilton 1885-1896. Vol. 3. Hull, 1993. P. 174-175.

Schreuder D. M. Gladstone and Cruger: Liberal Government and Colonial “Home Rule”, 1880-1885. L., 1969. P. 160.

См.: Bebbington D. W. William Ewart Gladstone. Grand Rapids (Michigan), 1993. P. 236-238.

Morley J. The Life of William Ewart Gladstone. Vol. 1. L., 1903. P. 361.

Ibid. P. 363.

См.: Schreuder D. M. The Making of Mr. Gladstone’s Posthumous Career: the Role of Morley and Knaplund as “Monumental Masons”, 1903-1927 // The Gladstonean Turn of Mind / Ed. by B.L. Kinzer. Toronto, 1985. P. 230.

Hopkins A. G. The Victorians in Africa: a Reconsideration of the Occupation of Egypt, 1882 // Journal of African History. Vol. 27. 1986. P. 385.

Hansard’s Parliamentary Debates (далее — Hansard). 3rd series. Vol. 252. Col. 461. См. также:

Schreuder D. M. The Making of Mr. Gladstone’s Posthumous Career… P. 231.

Burrow J. W. Whigs and Liberals: Continuity and Change in English Political Thought. Oxford, 1988.

P. 14-16, 134.

GD. Vol. 11. Oxford, 1991. P. 580.

См.: Gladstone W. E. Bulgarian Horrors and the Question of the East. L., 1876. P. 12-15; Idem. Aggression on Egypt and Freedom in the East. Article Contributed by the Right Hon. W. E. Gladstone to the Nineteenth Century in 1877. L., 1884. P. 18.

Hansard, 3rd series. Vol. 284. Col. 712.

GD. Vol. 10. P. 298.

GD. Vol. 11. P. 171.

Hansard. 3rd series. Vol. 273. Col. 1951.

Hansard, 3rd series. Vol. 284. Col. 712.

Hansard, 3rd series. Vol. 273. Col. 1950.

Об этом Гладстон писал, ссылаясь на пример Египта в статье, посвященной Италии, т.е. он рассматривал проблему «финансовой жизнеспособности» как универсальную. См.: Gladstone W.E. Italy in 18881889 // Nineteenth Century. Vol. 25. May 1889. P. 763-780.

Hansard. 3rd series. Vol. 273. Col. 1836.

GD. Vol. 11. P. 59.

Hansard. 3rd series. Vol. 272. Col. 1590.

GD. Vol. 10. P. 238.

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 130 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.