WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 130 |

При великих ханах оно поднималось на известную политическую, культурную и экономическую высоту с тем, чтобы в годы правления людей слабых или вялых снова очутиться на старом уровне, в нижней точке вечно повторявшегося цикла.

Крым-Гирей пытался вывести страну и её людей из этого замкнутого круга, причём успешно:

было положено начало новому, поступательному (или линейному) типу развития исторической судьбы его родины, которая при нём уже пошла по восходящей. Он открыл не форточку в Европу, а распахнул двери на Запад51, оставив после себя небывалые раньше, альтернативные пути развития. Трудно сказать, куда привёл бы страну такой путь в будущем. По мысли этого Гирея, крымские татары, сохранив свою особую культуру, должны были занять достойное место в семье других, европейских же, народов. Во всяком случае, именно так можно истолковать его слова насчёт будущего молодой нации, о котором хан говорил с присущим ему мягким юмором: «Мы ещё не настолько состарились, чтобы не суметь прилежно учиться. И если у вас, жителей Запада, хватит терпения подождать, то крымские татары когда-нибудь у вас-то выдержат экзамен»52.

Терпения не хватило отнюдь не европейцам. Они всегда с огромным вниманием и любопытством вглядывались в неясные очертания удивительной и прекрасной страны на самой окраине материка. Нетерпеливостью, а точнее нетерпимостью к крымцам издавна отличались иные, северные соседи ханства. Только по их вине осуществление мечты Крым-Гирея о новых путях крымскотатарского народа отодвинулось в далёкое будущее: ведь через 12 лет после смерти последнего великого хана кованые сапоги долгоруковских солдат безжалостно растопчут его родину.

А ещё через полвека по тропе, ведущей из Бахчисарая в Чуфут-Кале, поднялся к Успенскому монастырю один иноземец. Но привело его сюда не столько христианское рвение, сколько любознательность старого путешественника. Он внимательно осмотрел окрестности и занёс в путевой дневник скупые заметки. Они довольно спорны, но, безусловно, интересны и для нас, не заставших даже следов деяний великого хана:

«Немного далее [монастыря] видны развалины нескольких зданий, окружённые одичавшим садом. Говорят, это Ашлама, загородный ханский дворец, воздвигнутый Крым-Гиреем. Благоухающие розы уже сплелись с сорняками, а скрученные плети ползучих лиан намертво приросли к обломкам стен… Судя по руинам, это изящное строение было слишком хрупким, и даже не будучи разгромленным, вряд ли долго устояло бы под сокрушающими ударами времени»53.

Академик П. С. Паллас, посетивший Чуфут–Кале в 1793 г., также видел с высот этой крепости «руины дворца Ашлама», которые произвели на него не менее грустное впечатление54.

Физик Л. Д. Ландау однажды тонко заметил, что не за всяким предтечей непременно следует великий пророк. Крым-Гирей был блестящим предтечей, вся жизнь его стала предвестьем нового подъёма нации. И крымские татары были вправе ждать скорого явления если не Мессии, то какого-то нового вождя национального пробуждения, пусть даже обречённого на распятие.

Не дождались.

Вместо него народу явилась царица, которая распяла сам Крым.

«…генерал Миних сжёг город Бахчисарай, где у хана было многочисленное собрание рукописей и печатных книг на татарском и других восточных языках». Ромм Ж. Путешествие в Крым в 1786 г. Л., 1941.

С. 56. (Далее — Ромм, 1941). «Здесь было множество совершенно великолепных (splendid) азиатских рукоsplendid) азиатских руко) азиатских рукописей» (Lyall R. Travels in Russia, the Krimea, the Caukasus and Georgia. Vol. I. London, 1825. Р. 350).

«Не стало находившейся в городе «замечательной библиотеки, принадлежащей тамошней иезуитской миссии, [которая] была или сожжена или затоплена вином, так как иезуиты, которые при нашем (то есть, русского воинства — В.В.) приближении обратились в бегство, предварительно спрятали часть книг и рукописей в погребе, в котором вошедшие туда казаки, напившись пьяными, вылили вино» (Крым в половине XVIII столетия [анонимное турецкое сочинение] / Пер. и прим. Ф.К. Бруна. Одесса, 1867. С. 20).

Европейская наука ещё долго не могла примириться с гибелью этого великолепного, самого богатого в странах Чёрного моря собрания, в котором, как пишет итальянский историк, имелось немало «редчайших рукописей (rarissimi manoskritti) старых авторов», собранных отцами-иезуитами в том же, пока ещё обильrarissimi manoskritti) старых авторов», собранных отцами-иезуитами в том же, пока ещё обильmanoskritti) старых авторов», собранных отцами-иезуитами в том же, пока ещё обильmanoskritti) старых авторов», собранных отцами-иезуитами в том же, пока ещё обиль) старых авторов», собранных отцами-иезуитами в том же, пока ещё обильном на памятники классической и эллинской книжности, регионе (Della Crimea del suo commercio e dei suoi dominatori dalle origini fino ai di nostri. Commentari storici dell’avvocato Michele Guiseppe Canale. Vv. I-III.

Genova, 1855. Vol. II. P. 222). Что понятно — начиная с IV в. до н. э. и вплоть до V века н. э. греки, потом римляне, а затем и венецианцы, надолго отправляясь на край света, брали с собой единственное, что как-то могло заменить общество и друзей: книги. Сколько сотен и тысяч этих раритетов осело в Крыму — неизвестно. Даже если судить по бахчисарайскому католическому собранию — очень много.

Крым-Гирей — союзник Фридриха Великого. Пролог столкновений между Россией и Турцией Теодора Мундта / Пер. с немецкого В. Остермана // Известия Таврической учёной архивной комиссии.1909. № 43.

С. 32. (Далее — Мундт, 1909).

Этими сераскирами были сделаны сыновья нового хана Халим-Гирея (1755-1758), причём назначения были совершены в обход имевшихся традиций и законов. То есть, были попраны права более старших ханских сыновей. Одного этого было бы достаточно для волнений, но кроме всего прочего, названные сераскиры установили в своих ордах атмосферу необузданного произвола и насилия. Эти подробности, как и сведения о внутридворцовых интригах в Хан–сарае, сообщает находившийся в Крыму именно в те годы французский консул и известный автор-мемуарист Ш. Пейсонель (Peyssonel Ch., de. Trait sur le commerce de la Mer Noir. Vol. I-II. Paris, 1787. Vol. II. P. 330-347). (Далее — Peyssonnel, 1787).

Peyssonnel, 1787. Vol. II. P. 362.

Новый император первым делом прервал удачно для России складывавшиеся военные действия на германском фронте. Он отозвал оттуда корпус Чернышёва, поспешно заключил с Пруссией мир, и тут же установил дружеские отношения с её королём.

Мундт, 1909. С. 45.

Смирнов В. Д. Сборник некоторых важных известий и документов касательно Турции, России и Крыма. СПб., 1881. С. 90-91, 94-97. (Далее — Смирнов, 1881).

К сожалению, А. Гольц не указал точно, в каких местах были выстроены эти воздушные каналы на ажурных арках и высоких колоннах. Об одном из них, близ Керчи, есть данные у другого автора, посетившего Крым уже после разрушений, сопутствовавших аннексии: «мы видели остатки акведука в 16 арок, из которых теперь уцелело только 11. Он сложен из камня, и в верхней его части видны и сейчас остатки глиняных труб» (Ромм, 1941. С. 53). Ещё один современник приводит описание, снабжённое зарисовкой акведука у Ахтиара. Очевидно, большинство из этих сооружений перебрасывали воду через глубокие ущелья или старые торговые пути, прежде всего на Южном берегу, где были развиты садоводство, виноградарство и табаководство, но не везде хватало мелких источников на местах интенсивного полива.

Смирнов, 1881. С. 89-90.

Сестренцевич-Богуш С. История о Херсонесе Таврийском. История о Таврии. Т. 1-3. СПб., 1806. Т. II.

С. 387. (Далее — Сестренцевич-Богуш, 1806).

Шевелев. Предания о Старом–Перекопе и об основании Армянского–Базара // Записки Одесского общества истории и древностей, 1844. Т. 1. С. 602.

Клееманово путешествие из Вены в Белград и Новую Килию, також в земли буджатских и нагайских татар и во весь Крым, с возвратом через Константинополь, Смирну и Триест в Австрию. В 1768, 1769 и гг. с приобщением описания достопамятностей крымских. СПб., 1783. С. 56-57. (Далее — Клеман, 1783).

Это был не первый дворец в верховьях р. Ашлама. Ранее здесь были выстроены резиденции Бахадыр–Гирея (1636–1641), Софу Мухаммед–Гирея (1441–1644) и Мехмед–Гирея IV (1654–1667), в этот комIV (1654–1667), в этот ком(1654–1667), в этот комплекс входили и другие, частично летние, «…здания различных архитектурных стилей» (Книга путешествия. Турецкий автор Эвлия Челеби о Крыме (1662 – 1667). Симферополь, 1999. С. 41.).

Караман, герцог. Поездка в Крым в 1784 году // Московские ведомости, 1854. № 115. С. 1442.

[Baert-Ducholant Ch., de] Reise durch den sdlichen Theil von Rusland, vorin von den neuern Anlagen der Ruen in der Krim und am Kaukasus, und von ihrer dortigen Kriegsmacht Nachricht gegeben wird. Duisburg, 1798. S. 47. (Далее — Baert-Ducholant, 1798).

Travels in Circassia, Krim Tartary etc. A Steam Voyage down the Danube, from Vienna to Constantinople and round the Black Sea, in 1836. By Edmund Spenger, Esq. London, 1837. Р. 13. (Далее — Spenger, 1837).

Baert-Ducholant, 1798, S. 47.

Надпись на карнизе Золотой комнаты дворца если не по форме, то по смыслу весьма близка к исторической истине, известной и из других источников: «Смотри! Этот радующий душу дворец, созданный высоким умом хана — источник моей хвалебной песни. Это здание, плод радушия хана, озарило весь Бахчисарай подобно сиянию Солнца. Наслаждаясь живописной панорамой Дворца, ты подумаешь: это обитель гурий и райские красавицы — причина его прелести и блеска. Ты подумаешь: это — ожерелье из жемчуга морского, это — невиданный алмаз. Смотри! Вот творение, достойное многого… Окрест Дворца — свежие лилии, розы, гиацинты. Сад, прекрасно спланированный, говорит тебе внятным языком: Новая мысль расцвела в цветнике души человеческой! Любовник розы, соловей, пал бы к подножию этого Сада, как только увидел его. И если уж мы поименовали Сад прелестным, то это — истина, и каждый взгляд, на него брошенный, погружает в море наслаждения!» (Цит. по: Борзенко А.А., Негри А.Ф. Бахчисарайские арабские и турецкие надписи // Записки Одесского общества истории и древностей. Т. 2. Отд. 2/3. 1850.

С. 496. (Далее — Борзенко, Негри, 1850).

Мундт, 1909. С. 65.

Сестренцевич-Богуш, 1806. С. 370.

Клеман, 1783. С. 84.

Memoires historiques et geographiques sur les pay situes entre la Mer Noire et la Mer Caspienne; contenent des details nouveaux sur les peoples que les habitant… par le C. Baert. Paris, 1797. Р. 33.

Маркевич А. И. Императрица Екатерина II и Крым // Известия Таврической учёной архивной комисII и Крым // Известия Таврической учёной архивной комиси Крым // Известия Таврической учёной архивной комиссии, 1897. № 27. С. 28.

Клеман, 1783. С. 57.

Там же.

Сестренцевич–Богуш, 1806. С. 359.

Там же. С. 369.

The Crimea, its Ancient and Modern History: the Khans, the Sultans and the Czars with Notices of its Scenery and Population by The Rev. Thos Milner, M.A. F.R.A.S. London, 1855. Р. 178. (Далее — Milner, 1855).

Такой избранницей хана стала Зейнеб, крымскотатарская красавица, дочь ханского переводчика. Их любовь была взаимной, Зейнеб следовала за ханом в его счастье и невзгодах. Она сопровождала его и в ссылку, и в последний из походов, находилась при нём до последних минут его жизни. Видя, что смерть её любимого и господина неизбежна, Зейнеб впала в безумное отчаянье, потом в прострацию и скончалась, пережив Гирея на несколько часов.

Смирнов В. Д. Крымское ханство под верховенством Оттоманской Порты в XVIII ст. Одесса, 1898. С.

92. (Далее — Смирнов, 1889).

Цит. по: Донесение российского резидента при крымском хане Никифорова о низложении КрымГирея // Записки Одесского общества истории и древностей. 1844. № 1. С. 377.

Там же.

Там же. С. 376-377.

Конечно, такие утверждения невольно заставляют читателя сомневаться, мягко говоря, в объективности докладчика, — уж слишком они, учитывая деспотические порядки Порты, неправдоподобны. Но послушаем одного из крупнейших русских историков Крыма, которого не то, что трудно — попросту невозможно заподозрить в симпатиях к крымским ханам, от первого до последнего из них. В. Д. Смирнов говорит, как об известной (то есть, не нуждающейся в подтверждениях) научной истине о том, что не только Крым-Гирей, но и иные крымскотатарские ханы-чингизиды, находясь в ссылке на турецких островах, располагали, как некие «джентльмены, своим исключительным, привилегированным положением для обуздания произвола и тирании местных турецких властей, как это, например, известно, о Крым-Гирее, когда он был в отставке» (Смирнов, 1889. С. 247).

Там же. С. 95.

Сестренцевич–Богуш, 1806. С. 361.

Там же. С. 364.

Смирнов, 1889. С. 110.

Мундт, 1909. С. 79.

Сестренцевич–Богуш, 1806. С. 369.

Когонашвили К. Краткий словарь истории Крыма. Симферополь, 1995. С. 140.

Цит. по: Борзенко, Негри. С. 501.

Сестренцевич–Богуш, 1806. С. 359.

A short Account of the Ancient and the Modern State of Crim-Tartary; and of the Imports and Exports at the different MaritimeTowns on the Coast of the Black Sea… by Richard Willis. London, 1787 Р. 28.

Сестренцевич–Богуш, 1806. С. 359, 371.

Там же. С. 369.

Peyssonnel, 1787. Р. 367, 370.

Spenger, 1837. Р. 122.

Здесь уместно вспомнить слова венгерского историка и писателя Лайоша Мештерхази об особенностях применения военных средств для сохранения мира: «Кому–то может показаться, будто война активна, мир — пассивен; чтобы развязать войну, нужно действовать, а чтобы царил мир, можно не делать ничего, решительно ничего. Оно бы и неплохо!» (Мештерхази Л. Загадка Прометея // Иностранная литература.

1976. № 4. С. 69). Этой черты характера, пассивности, Крым–Гирей был лишён начисто.

Крым-Гирей сохранил свободу передвижения (в том числе и за границу всем) кто этого желал. Видимо, не стоит сравнивать этот крымский обычай с той паспортно-таможенной системой, которая существовала в России как при Петре I, так и после него. Общеизвестно, каких трудов стоило даже иностранным путешественникам получить разрешение на выезд из России (См. напр.: Педер фон Хавен. Путешествие в Россию / Публ. В.Е. Возгрина. СПб., 2007. С. 207–208.

Milner, 1855. Р. 188.

The Baltic, the Black Sea and the Crimea: comprising Travels in Russia, a Vоyage down the Vоlga to Astra: comprising Travels in Russia, a Vоyage down the Vоlga to Astraоyage down the Vоlga to Astrayage down the Vоlga to Astraоlga to Astralga to Astrachan, and a Tour throudh Crim Tartary by Charles Henry Scott. L., 1854. Р. 309–310.

Pallas P. S. Bemerkungen auf einer Reise in die sdlichen Statthalterschaften des russischen Reichs in den Jahren 1793 und 1793. Bd. I – II. Zweiter Band. Leipzig, 1801. S.37.

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 130 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.