WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 121 | 122 || 124 | 125 |   ...   | 130 |

Нельзя не согласиться с А.Н. Глинкиным, что остается не полностью изученной и тема «Боливар и Россия»31. При этом важно отметить, что если взглядам на Боливара наших соотечественников – современников Латиноамериканской национально-освободительной войны уделялось особое внимание, то отношение самого Освободителя к Российской Империи остается практически не изученным пластом отечественной боливарианы. Но, мы надеемся, что в скором будущем и этим проблемам будет уделено должное внимание, ибо изучение наследия С. Боливара остается актуальным и по сей день, особенно в контексте нынешних событий – а именно с приходом к власти в Боливарианской республике Венесуэле президента У. Чавеса, который называет себя последователям идей Великого революционера.

См. напр: Московский телеграф. 1825/ № 7. С. 210-220; № 10. С. 187-193; и др.

Южно-Американский Вашингтон / Сост. Суворова В.Г. СПб, 1903.

К. Маркс, Ф. Энгельс. Сочинения. Изд. 2-е. М., 1959. Т. 14. С. 226-240.

Мирошевский В.М. Освободительное движение в американских колониях Испании. М.; Л., 1946.

Аьперович М.С., Ермолаев В.И., Лаврецкий И.Р., Семенов С.И. Об освободительной войне испанских колоний в Америке (1810 – 1826) / Вопросы истории. 1956. № 11.

Что позднее сделал И.И. Янчук в статье «Маркс и Латинская Америка» // Латинская Америка. 2009. № 3.

Лаврецкий И.Р. Симон Боливар. М., 1958; Он же. Боливар. М., 1960. 2-е испр. и доп. изд. М., 1966;

Он же. Боливар. 3-е испр. и доп. изд. М., 1981.

См. напр.: Лавров Н.М., Сомин Н.И. Национально-освободительное движение народов Америки в конце XVIII – начале XIX в. М., 1957; Они же. Война за независимость в Латинской Америке (1810-1826).

М., 1964; Альперович М.С. Латинская Америка в советской историографии. М., 1968; Он же. Испанская Америка в борьбе за независимость. М., 1971; Альперович М.С., Слезкин Л.Ю. Новая история стран Латинской Америки. М., 1970; и др.

Файнштейн М.Ш. Боливар в русской и советской печати // Латинская Америка, 1980. № 10.

Шульговский А.Ф. Слово об Освободителе // Латинская Америка. 1980. № 10.

Подвиг Симона Боливара. Сб. статей. М., 1982.

Глинкин А.Н. У истоков латиноамериканского единства // Подвиг Симона Боливара. Сб. статей. М., 1982. С. 53.

Там же. С. 63.

См. напр.: Зубрицкий Ю.А. Боливар и индейский вопрос // Подвиг Симона Боливара. Сб. статей. М., 1982; Мишукова Т.Ю. Боливар и проблеме равенства // Симон Боливар: История и современность. Сб.

статей. М., 1985.

Симон Боливар. Избранные произведения. Речи, статьи, воззвания. М., 1983.

Федоров А.Ф. Боливар и декабристы // Латинская Америка, 1983. № 10.

Там же. С. 102.

Литаврина Э.Э. Симон Боливар и революционная Испания // Симон Боливар: история и совремнность. Сб. статей. М., 1985; См. там же. Глинкин А.Н. Дипломатия Симона Боливара. М., 1991.

Глинкин А.Н. Боливар – дипломат и политик // Симон Боливар: история и современность. М., 1985. С. 91.

Щелчков А.А. Восстания в Верхнем Перу в 1809 г. К 200-летию начала Войны за независимость в испанской Америке. // Новая и новейшая история. 2009. № 4.

См. напр.: Глинкин А.Н. Дипломатия С. Боливара. М., 1991; Лазарев М.И. Боливар – юрист. // Латинская Америка.1983. № Симон Боливар: история и современность. М., 1985; Правовые воззрения Симона Боливара. Очерк / Лазарев М.И. М., 2001.

Актуальный Боливар! Сборник высказываний о властных структурах. М., Сизоненко А.И. Последние дни Боливара // Латинская Америка. 1997. № 1.

Альперович М.С. Симон Боливар и доктор Франсия: опыт сравнительного анализа // Латинская Америка. 1997. № 3.

Там же. С. 90.

Глинкин А.Н. Франсиско де Миранда и Симон Боливар // Латинская Америка. 2000. № 7.

Макаров В.Н. Национально-освободительная война в Латинской Америке и журналистика // Латинская Америка. 2006. № 6.

См. напр.: Shulgovski A. Catedra bolivariana. El proyecto politico del Libertador. Bogota, 1983; Simon Bolivar en el Pensamiento Sovietico Contemporaneo. (Antologia). Barrolleta N. (ed.). Merida, Venezuela, (антология произведений российских авторов о Боливаре, созданная выпускником Российского университета дружбы народов им. Патриса Лумумбы Нельсоном Барроллетой).

Педагогические аспекты деятельности Боливара рассматриваются лишь в нескольких работах: Лаврецкий И.Р. Боливар. М., 1981; Шульговский А.Ф. Боливар и Бельо: их роль в борьбе за свободу Латинской Америки // Латинская Америка. 1981. № 6; Симаков Ю.П. Физическое воспитание в педагогических взглядах Симона Боливара. // Симон Боливар: история и современность. М., 1985.

Обсуждение книги «Боливар и Европа» // Новая и новейшая история. 1989. № 1.

Ш.О.Э. Итурральде, В.А. Ушаков НАУЧНЫЙ ПОДВИГ ДОКТОРА ЛЭЗИРА В ОПИСАНИИ СОВРЕМЕННИКОВ ИЗ РОССИИ Панамский канал стал одним из самых грандиозных сооружений в истории XX в. Согласно эмоциональному прогнозу М. П. Павловича (М. Л. Вельтмана) — это «величайшее творение человеческого гения... будет свидетельствовать грядущим поколениям о культурной мощности нашей эпохи». Слова авторитетного российского специалиста представляются справедливыми, ибо «здесь, у Панамского канала человечество бросило вызов самым убийственным условиям природы, таким, с которыми еще никогда не приходилось бороться инженерам и их войскам... но без помощи всей современной науки, без знаний законов гидравлики, без бактериологии, медицины, которая только несколько лет тому назад нашла средство борьбы против желтой лихорадки и других страшных болезней, свирепствовавших на перешейке, человечество никогда не сокрушило бы барьера, отделявшего Атлантический океан от Тихого»1.

Для создателей канала климатические и эпидемиологические условия на Панамском перешейке оказались экстремальными. Болели и гибли тысячи людей и особо тяжелые потери отличали так называемый французский этап строительства, охватывающий два последних десятилетия XIX и начало XX в. «Во время производства работ под руководством Лессепса, — сообщает М. П. ПавXX в. «Во время производства работ под руководством Лессепса, — сообщает М. П. Павв. «Во время производства работ под руководством Лессепса, — сообщает М. П. Павлович, — третья часть рабочих умирала, третья часть прекращала работу, заболевая туберкулезом, проказой, малярией, лишь третья часть оставалась на ногах и продолжала начатое дело. Умирали не только рабочие, гибли инженеры с их семьями, доктора, сестры милосердия. Из 25 сестер милосердия умерло 20 от желтой лихорадки»2. Именно желтая лихорадка и малярия унесли больше всего жизней строителей и членов их семей в Панаме3.

Тяжелые природно-климатические условия, массовые заболевания и гибель людей стали одним из факторов, сорвавших планы французов по прокладке межокеанского канала. Подобное грозило и администрации США, которая после отделения Панамы от Колумбии в 1903 г. взяла строительство под свой контроль. Поэтому с начала «американского этапа» создания нового водного пути и по 1909 г. значительные усилия и средства шли на выполнение медико-санитарных, инженерно-оздоровительных и других мер в интересах строителей и местного населения в Зоне канала4. В ходе работ «американцы осушили все болота... уничтожили москитов и других насекомых, распространителей заразных болезней... и в результате оздоровили местность так, как будто изменили ее климат»5. И в итоге, заключает российский ученый С. И. Новаковский «свершили нечто похожее на чудо. Мрачная и печальная долина смерти была превращена в неузнаваемую страну здоровья»6.

Масштабной «санитарной революции» в Панаме предшествовали чрезвычайные шаги, которые предпринимали американские ученые и врачи для того чтобы выявить причины массовых заболеваний. И уже в 1900 г. военные врачи США смогли определить комара — переносчика желтой лихорадки, а в 1906 г. выявили и другой вид комара — переносчика малярии. Эта победа потребовала больших усилий и самопожертвования людей, которые «гордо шествовали вперед на встречу смерти, чтобы приподнять завесу и открыть тайну жестокой стихии»7. Еще в XIX в. выдвинули гипотезу о распространении малярии и желтой лихорадки. А проверили их на опытах именно американские врачи. Произошло это на Кубе, когда после высадки армии США врачи пытались остановить гибельную эпидемию. Для выяснения ее природы создали комиссию и в нее вошли специалисты в области тропических болезней. Во время опытов с москитами потребовались «эксперименты над живыми здоровыми людьми». Поэтому, не желая рисковать жизнью других, врачи «решили пожертвовать собой» и избрали себя для этих важных и опасных опытов. «Они, — пишет С. И. Новаковский, — приняли это героическое решение... хотя и знали, как врачи и свидетели ужасов эпидемии, все мучительные и неизбежные последствия своего смелого шага»8.

Первый укус переносчика болезни испытал доктор Д. Каррол. «Он перенес сильнейший и мучительнейший приступ желтой лихорадки, не через не которое время выздоровел и оправился». Доктор А. Аграмонт «оказался совершенно невосприимчив к заразе», а доктора В. Рида в это время отозвали в США, и он не смог «произвести над собой смелого опыта».

«Первой жертвой самоотвержения пал д-р В. Лэзир», которому, как наиболее опытному специалисту, поручили изучение москитов. Вот как описан научный подвиг американского врача: «однажды, обходя больных желтой лихорадкой и собирая кровь для опытов, д-р Лэзир заметил на своей руке москита, жадно сосавшего его кровь. Он спокойно наблюдал, как москит утолял свою жажду, не прогнал его и тем отдал себя во власть страшной болезни. Через пять дней он свалился и вскоре скончался в страшных мучениях, со стоическим спокойствием мученика науки... прибавив еще одно имя к тому нетленному и почетному списку, к которому принадлежат только мученики, пострадавшие во имя человечества»9.

Научный подвиг доктора Лэзира позволил раскрыть тайну распространения желтой лихорадки и быстро выработать методы лечения и профилактики тропических болезней. Но американский врач стал не единственной жертвой во имя спасения многих тысяч жизней. При проведении дополнительных исследований «несколько новых лиц дали заразить себя комарам, причем трое из этих мучеников погибли, в том числе сестра милосердия» — Клара Маас10. Так в начале XX в. врачи и ученые в экстремальных условиях, порой экстремальными методами боролись за безопасность и прогресс. Эта «история борьбы с эпидемией, история мученичества героев» была подробно описана и в России, где отмечались жертвенность и романтизм подвижников науки. Российские авторы — современники событий с полным основанием полагали, что «титаническая борьба и мученическая гибель этих героев», несомненно, «займет почетную страницу на скрижалях непрестанного стремления человечества к лучшему, светлому будущему»11.

Павлович М. П. Дипломатическая история канала // Латинская Америка. 1990. № 12. С. 29.

Там же.

Новаковский С. И. Панамский канал и его мировое значение. Киев, 1914. С. 151–155, 164.

Подробнее см.: Ушаков В. А., Итурральде Шайлер О. Э. Российские наблюдатели о строительстве Панамского канала: медико-санитарное обеспечение // Историческая память и социальная стратификация. Социокультурный аспект. Материалы ХVII Международной научной конференции. Санкт-Петербург, 16–17 мая 2005 г. / Под ред. д. и. н., проф. С. Н. Полторака. Ч. I. СПб., 2005. С. 246–248.

Павлович М. П. Указ. соч. С. 29.

Новаковский С. И. Указ. соч. С. 156.

Там же. С. 156–157.

Там же. С. 156–158; См. также: Тимонов В. Е. Мировой водный путь чрез Панамский перешеек. СПб., 1913. С. 62–65.

Новаковский С. И. Указ. соч. С. 158–159.

Там же. С. 160–161; Тимонов В. Е. Указ. соч. С. 64–65.

Новаковский С. И. Указ. соч. С. 157; См. также: Тимонов В. Е. Указ. соч. Гл. V; Зандберг Д. Панамский канал. М.; Л., 1930. Ч. I. Гл. I–II.

М.А. Бравина СИМБИРСКИЕ ПРЕМЬЕРЫ РОССИЙСКОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА:

КЕРЕНСКИЙ И ЛЕНИН В 1917 Г. ПО ОЦЕНКАМ ЗЕМЛЯКОВ «История – это наука о людях во времени», – так говорил Марк Блок, знаменитый французский историк, который справедливо считается основателем такой области истории, как историческая антропология, где очень большое внимание уделяется психологии личности и ее трансформации в ходе исторического процесса. Сейчас история все чаще становится не сводом фактов и статистических данных, а анализом понимания скрытых мотивов и причин, психологических изменений.

Симбирск к моменту приезда семьи Ульяновых в 1859 г. был самым обычным среднероссийским городом с населением в тридцать тысяч человек. В романе «Обрыв» И.А. Гончаров описывал его так:

«куча разнохарактерных домов, домиков, лачужек, сбившихся в кучу или разбросанных по высотам и ямам, ползущих по окраинам оврага, домиков с балконами, с бельведерами, с пристройками, с едва заметными щелями вместо окон, с голубями, скворечниками, с пустыми, заросшими травой, дворами. Искривленные, идущие бесконечно между плетнями, переулки, пустые, без домов, улицы с громкими надписями: Московская улица, Саратовская улица, Астраханская улица, базары, где навалены горы лык, соленой и сушеной рыбы, кадки дегтю и калачи…».

Pages:     | 1 |   ...   | 121 | 122 || 124 | 125 |   ...   | 130 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.