WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 110 | 111 || 113 | 114 |   ...   | 130 |

«Моё личное предположение – если ему придётся выбирать, в любом случае он выберет свою страну»6. Подобные оценки Тито и его движению давал майор Ч. Тэйер, с октября 1944 г. до июля 1945 г. возглавлявший американскую военную миссию при штабе НОАЮ. Тэйер был шурином Ч. Болена, главы отдела госдепартамента по делам Восточной Европы, затем помощника государственного секретаря. Болен ценил мнение майора, подчёркивавшего национализм югославских партизан7.

Таким образом, информация, поступавшая по каналам УСС, позволяла аналитикам госдепартамента делать заключения о том, что югославские партизаны в первую очередь стремятся заручиться поддержкой Соединённых Штатов, не имевших до войны, в отличие от своих союзников, никаких особых интересов на Балканах. Но на позицию американского внешнеполитического истеблишмента в первую очередь влияли сообщения, говорившие о тесных контактах новой югославской власти с Кремлём и о схожести югославского и советского режимов8.

20 октября 1944 г. части НОАЮ и Красной Армии освободили Белград. Власть в югославской столице оказалась в руках Тито. Восприятие главы КПЮ в Вашингтоне стало более негативным. По окончании Крымской конференции в государственном департаменте было подготовлено «Резюме по основным югославским проблемам», которое гласило: «Маршал Тито и его сторонники в последние недели не проявляют настроенности на сотрудничество или даже обыкновенной вежливости. Все показатели свидетельствуют о намерении партизан установить полностью тоталитарный режим и законодательно утвердить свою власть»9. После легитимации НКОЮ путём включения в югославское правительство членов эмигрантского кабинета, а также заключения договора о дружбе с СССР помощник директора УСС Э. Бакстон в сообщении своему шефу У. Доновану 1 мая 1945 г. отметил, что «Югославия в руках русских и будет делать так, как последние ей скажут»10. Отныне США рассматривали свою политику в отношении «новой Югославии» в русле задач американо-советских отношений.

Жёсткую оценку Тито и его режиму дал известный дипломат и советолог Дж. Кеннан. По его мнению, в конце 1945 г. Вашингтон занимал слишком нерешительную позицию в отношении Югославии. Кеннан критиковал сотрудников Государственного департамента за то, что они подвергали сомнению его уверенность в «не представительности» режима югославского маршала. Советник американского посольства в Москве считал, что при условии возникновения в этой стране организованной оппозиции власти Тито следует предпринять шаги, чтобы снискать её расположение. Кеннан не видел оправдания для проводимой в тот момент тактики. 3 декабря он записал в своём дневнике: «Мы же не интересуемся сейчас, имеет Сталин поддержку большинства населения или нет, поэтому не логично занимать иную позицию по отношению к правительству, подобному московскому. Тито – человек определённой марксистской подготовки. В отношениях с капиталистическим миром он будет действовать исходя из интересов коммунистической революции. На него окажет влияние не личное радушие западных представителей в Белграде, а сила и решительность правительств, ими представляемых»11.

Жёсткость Вашингтона привела к ещё большему ухудшению отношений с режимом Тито.

27 сентября 1946 г. исполняющий обязанности госсекретаря У. Клейтон в заявлении прессе охарактеризовал политику правительства Тито как антидемократическую12. В тот же день газета «Нью-Йорк Таймс» сделала очередной колкий выпад в адрес югославского маршала, объявив, что режим Тито не имеет искренней поддержки населения, является воплощением диктатуры и отсутствия в Югославии каких-либо демократических свобод13. Американский посол в Белграде Р. Паттерсон в сообщении государственному секретарю 1 октября резюмировал: «Продолжающиеся враждебные и агрессивные действия югославского правительства по отношению к Америке (особенно огонь по нашим самолетам, закрытие ЮСИС14 и обвинения штата нашего посольства в шпионаже), кампания югославской прессы против США, Великобритании, Греции и Италии вместе с концентрацией войск в Словении, Македонии и Албании по меньшей мере представляют собой угрозу агрессивных военных действий против Триеста или Салоник или обоих сразу, и косвенно или даже напрямую против западных держав в соединении с советской армией»15.

Основной причиной подобных оценок в американском посольстве и Вашингтоне было доминирование идеологических установок в сознании большей части сотрудников внешнеполитического ведомства США. На их основе утвердившийся в Югославии режим воспринимался в Соединённых Штатах не иначе как коммунистический и тоталитарный, а сам Тито как ставленник Кремля. Такой образ партизанского маршала вынуждал американцев возлагать надежды на югославскую оппозицию и, в первую очередь, на её лидера Ивана Шубашича.

Шубашич был одним из лидеров Хорватской крестьянской партии. В 1939–1941 гг. являлся баном Хорватии. Переехав в США, он проводил активную работу по объединению различных групп югославской эмиграции. Являясь сторонником сохранения монархии, Шубашич заявлял о необходимости установления контактов с партизанским движением и говорил о важности проведения в послевоенной Югославии широких либеральных реформ. Он считался в эмигрантской оппозиции человеком авторитетным и был лоялен к королю и династии16. Именно эти особенности его позиции определили выбор короля Петра II при назначении премьерминистра последнего югославского эмигрантского правительства.

В Вашингтоне довольно холодно отнеслись к кандидатуре Шубашича17. Он находился под бдительным оком УСС и фигурировал под кодовым именем «Shepherd», то есть «пастух» или «пастырь». Это имя позволяет судить о том, как американцы видели роль Шубашича в развитии политической ситуации в Югославии: он должен был контролировать и ограничивать политические амбиции Тито, как бы «пасти» югославских коммунистов и направлять их действия в нужном направлении.

26 апреля 1945 г. бывший бан Хорватии сообщил сотруднику УСС Б. Ярроу о переговорах в Москве во время заключения югославо-советского договора о дружбе. Шубашич пожаловался на «большие трудности, с которые он столкнулся в настоящем, так как страной пытаются управлять экстремистские элементы, которые не имеют никакого опыта». Получив пост министра иностранных дел в правительстве Тито, лидер оппозиции сказал американцам, что в отношении нового премьера следует «действовать неторопливо и осторожно, чтобы сохранить мир»18. Слова Шубашича выдают его негативное восприятие властных притязаний югославских партизан, к военному сотрудничеству с которыми он призывал, находясь в эмиграции.

Кроме того, видна неготовность лидера Хорватской крестьянской партии к активной борьбе с КПЮ, стремление избежать открытых столкновений с Тито. Это отражало неопределённость и некоторую противоречивость позиции Шубашича – нежелание уступить власть коммунистам и неспособность противодействовать их усилению.

В августе 1945 г. советник американского посольства в Белграде Г. Шанц, являвшийся помимо дипломатической работы сотрудником УСС, обратил внимание государственного департамента на робость Шубашича, который, по мнению дипломата, как хорват не мог стать политическим лидером для сербов и организовать проявления общественного недовольства19.

Шанц не ошибался, говоря об отсутствии у Шубашича необходимой твёрдости: бывший премьер по политическому весу и авторитету в стране не мог стать фигурой равной Тито. Но вряд ли Шанц был прав, подчёркивая неспособность Шубашича повести за собой сербов в силу его хорватского происхождения. Во-первых, хорватом являлся и Тито. Во-вторых, бывший хорватский бан тем и отличался от других лидеров югославской эмиграции, что всегда стремился к единству народов Югославии20.

Своеобразным было отношение Шубашича к генералу Драже Михайловичу, выступавшему за создание «Великой Сербии». Ещё в годы эмиграции в Соединённых Штатах хорватский бан допускал установление связей королевского правительства с партизанами и объединение усилий четнического и народно-освободительного движений. Но когда Шубашич был назначен премьер-министром, одним из первых его поступков стало смещение Михайловича с поста военного министра. По мнению основателя и редактора авторитетного журнала «Форин Афферс» Г. Фиша Армстронга, который являлся членом организации «Американские друзья Югославии», этот акт правительства Шубашича стал основанием для установления сотрудничества с Тито21.

После создания единого правительства бывший бан Хорватии в должности министра иностранных дел возглавил югославскую делегацию на конференции в Сан-Франциско. 10 мая 1945 г. в интервью сан-францисской газете «Кроникл» Шубашич заявил: «Когда Михайловича возьмут в плен, его расстреляют. Михайлович – предатель. Он будет судим перед лицом всего мира. Мы вызовем в качестве свидетелей всех, кто пожелает выступить. Но я буду прокурором. Я знаю, что уже имеющиеся документы являются достаточной уликой для вынесения ему смертного приговора»22. Эти слова не должны оставлять сомнений в позиции лидера Хорватской крестьянской партии. Его поддержка коммунистов в деле обличения Михайловича как предателя кажется несомненной. Она ставит под вопрос традиционное для отечественной и зарубежной историографии отнесение Ивана Шубашича к оппозиционерам власти Тито.

Тем не менее, высказывание министра иностранных дел журналисту «Кроникл» могло не отражать истинных настроений и взглядов Шубашича. Бывший югославский посол в Вашингтоне К. Фотич неоднократно заявлял прессе о расколе среди членов югославской делегации.

Он и другие противники Тито в США публично высказывались о том, что Шубашич вынужден скрывать свои убеждения, «ибо левые элементы в составе делегации угрожают его жизни»23. К свидетельствам бывшего посла югославского королевского правительства следует относиться с осторожностью. Он был известен своими выпадами в адрес Тито. Секретный справочник «Группы национальных меньшинств в США», изданный в феврале 1945 г. Отделом национальных групп УСС, характеризует Фотича как главного идеолога кампании сербских националистов против партизан, игравшего наиболее видную роль в борьбе против Тито24.

Доверять Фотичу до конца нельзя, но как известно, «дыма без огня не бывает». Как показала история, процесс над Михайловичем и его соратниками, завершившийся 15 июля 1946 г.

вынесением смертных приговоров, был далёк от непредвзятости: западных свидетелей, выступавших в защиту четнического генерала, на суд не допустили, а их письменные свидетельства были проигнорированы. Как это ни странно звучит, но на одной скамье с обвиняемыми легко мог оказаться и сам Шубашич. За месяц до расстрела Михайловича, 14 июня 1946 г. югославский посол в СССР В. Попович сообщил заместителю министра иностранных дел СССР А. Лозовскому, что Шубашич сильно напуган теми фактами, которые вскрылись на процессе Михайловича25. Утверждение Поповича выглядит несколько странно на фоне заявления Шубашича в период работы Сан-Францисской конференции, но не противоречит ему.

За период с мая 1945 г. до июня 1946 г. положение лидера Хорватской крестьянской партии изменилось не в лучшую сторону. Во время учредительной конференции Объединённых наций он находился в должности министра иностранных дел и являлся значимой фигурой в коалиционном правительстве Тито. Власть партизанского лидера в стране тогда ещё не получила конституционного закрепления и международного признания. Годом позже ситуация была уже совершенно иной. Шубашич уже не занимал государственных постов и никакого веса в стране не имел. Тито, наоборот, контролировал все рычаги власти. Но ещё в начале лета 1945 г., несмотря на тогда ещё твёрдые позиции «человека № 2» в едином правительстве, созданном из членов НКОЮ и эмигрантского кабинета, бывший премьер-министр отказался от бывшего военного министра и командующего армией на Родине. Сделал он это по убеждениям, либо вынужденно, понимая шаткость своего будущего в случае закрепления власти коммунистов Ответ на этот вопрос позволяет выяснить, могли ли американцы сделать ставку на Шубашича как на политического лидера, способного повести за собой народы Югославии и тем самым легитимным путём вывести Тито и его сторонников с политической арены. Скорее всего заявление бывшего премьера журналисту сан-францисской «Кроникл» было обусловлено и его достаточно либеральными взглядами и его желанием сохранить свой политический вес, а может даже и жизнь.

В любом случае Соединённые Штаты не могли пойти ни на какие авантюры, связанные с подготовкой переворота против Тито. Конечно, Шубашич долго жил в США и вопреки своим монархическим убеждениям разделял взгляды западной демократии и американского либерализма. К тому же в отличие от других лидеров югославской эмиграции, таких как М. Грол и Ю. Шутей, он не был привязан к Великобритании. Но деятельность Шубашича в качестве снаШутей, он не был привязан к Великобритании. Но деятельность Шубашича в качестве снаШутей, он не был привязан к Великобритании. Но деятельность Шубашича в качестве сначала премьера, а затем министра иностранных дел демонстрировала наличие у него склонности к конформизму. Бывший хорватский бан не мог стать для населения Югославии политической величиной, превосходящей авторитет коммуниста Тито. Понимание этого факта заставило американский внешнеполитический истеблишмент, несмотря на неприятие коммунистической идеологии, искать иные подходы к новому югославскому режиму и в конечном итоге увидеть в Тито и его власти нечто большее, выходящее за рамки формировавшейся советской системы.

В 1946 г. в работе «Куда мы идем» Самнер Уэллес, до сентября 1943 г. являвшийся первым заместителем государственного секретаря, подчеркнул своеобразие югославской ситуации, обратив внимание на исключительность авторитета партизанского лидера в Югославии: «Нет никаких сомнений, что новое правительство имеет много больше народной поддержки, чем правительства, пришедшие к власти в других освобождённых от оккупации странах»26. Бывший заместитель государственного секретаря выразил уверенность в том, что контроль Кремля «не сохранится долго, если только советское правительство не намерено силой интегрировать Югославию в закрытую советизированную систему27.

Pages:     | 1 |   ...   | 110 | 111 || 113 | 114 |   ...   | 130 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.