WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 103 | 104 || 106 | 107 |   ...   | 130 |

Потому что за убийство, произошедшее из-за разгула страстей, убийцу скорее осудят к смерти, чем за душегубство, которое по ряду причин, можно оправдать и простить»28.

В начале 1760-х гг., совершая первые шаги по пути оппозиционности, Адамс следовал умеренной линии Дж. Отиса на реформирование империи, предполагавшей наделение колонистов правами равными с англичанами. Он доказывал – «новая мировая монархия послужит образцом справедливого общественного устройства», залогом чего выступали передовые государственно-правовые принципы самой Британии29. В качестве практической рекомендации юрист-оппозиционер предлагал американцам бороться за представительство в Вестминстере. На данном этапе Дж. Адамс усвоил большую часть этих идей. Возможно, некоторые его представления относились уже к концепции гомруля, свойственной нарождавшемуся американскому национализму, но предпочтение отдавалось улучшенному имперскому устройству30.

У Отиса был заимствован и творчески переработан тезис о естественном равенстве жителей метрополии и колоний – важнейший правовой аргумент антиколониального этапа патриотического движения.

Ситуация вокруг заокеанских провинций развивалась стремительно. За королевским указом 1763 г., запрещавшим освоение земель за Аллеганскими горами, в марте 1765г. последовало принятие Закона о гербовом сборе, установившего в колониях прямое налогообложение31.

Кроме того, теперь американцев обязали выплачивать налоги не местным властям, а непосредственно Лондону. Гербовым сбором от нескольких пенсов до нескольких фунтов стерлингов облагался каждый коммерческий счёт, расписка, договор, номер газеты, университетский диплом, свидетельство об окончании школы, словом, любой шаг колонистов в хозяйственной и культурной деятельности32.

Закон серьёзно ущемлял интересы двух влиятельных групп американской элиты — юристов и издателей. Налоги на газеты составляли полпенни за экземпляр33. Значительные взносы должны были платить и юристы (к числу которых принадлежал публицист). Отчасти поэтому, перу адвокатов принадлежали наиболее острые памфлеты, направленные против гербового сбора, а издатели использовали прессу как средство пропаганды против ненавистного закона.

Введение марок, а до этого принятие дискриминационных актов (Сахарного, «О денежном обращении» и прочих) происходило уже в условиях расположения войск метрополии на территории колонии. В глазах современников событий Закон о гербовом сборе являлся отходом от конституции. Пресловутый закон нарушал фундаментальные принципы народного согласия и представительства34. По сложившейся системе управления, власть народа делегирована двум ветвям: законодательной и исполнительной. Избираясь в законодательную ветвь, народные представители так же контролировали исполнительную благодаря институту суда присяжных (функцию исполнения законов в XVIII в. несли королевские суды). Таким образом, принятый парламентом указ пренебрегал гарантиями «Великой хартии вольностей» в том, что никого нельзя лишить собственности, или обложить налогами без его согласия, «личного или осуществлённого через доверенное лицо»35.

Но более «жестоким» и «несправедливым», «самым мучительным нововведением» оказались суды вице-адмиралтейства. Гербовый и Сахарный законы перевели к ним доходные статьи от принудительных функций по налогообложению. «Адмиралтейские суды», – заметил Адамс, – «под председательством одного судьи, без помощи присяжных, большей частью действовали согласно процедуре римского частного права, чем Common Law»36. Судьи вице-адмиралтейства занимали места, пока к ним благоволил король, а не на время «надлежащего исполнения обязанностей», как гласила англо-саксонская правовая традиция. Особенно раздражала новая практика, установленная ими – поощрять себя «комиссиями на все принимаемые решения», срезая обязательные вложения на развитие промышленности и торговли, собранные из взысканий на купцов, к которым успешно применили иск за нарушение Навигационных и Гербового законов. Другими словами, они обрели финансовый стимул осуждать за это как можно больше торговцев.

Увидев негативные тенденции, резко обозначившиеся в политике по отношению к колониям, Адамс написал сочинение – «Диссертацию о каноническом и феодальном праве», в котором обратился к глубинным истокам проблемы. «Диссертация» Адамса имела научный юридический тон, довольно редко встречавшийся среди памфлетов предреволюционного периода. Впервые прочитанная в «Содалитас – Клубе», когда Бостон обсуждал последствия недавно вышедшего акта, она выдержала проверку временем и получила известность. В памфлете можно выделить две основные темы. Первая: осуждение феодального и канонического наследия европейцев, утверждение неоспоримого права американцев отстаивать свои свободы.

И вторая: метод, которым необходимо «вооружиться», чтобы успешно преодолеть наступление на конституционные права. В качестве такового автор предлагал активное политико-правовое просвещение. Первоначально текст «Диссертации» начинался с заявления, сохранившегося в дневнике: «Я всегда смотрю на поселение в Америке с благоговением и удивлением, как на открытие великой сцены и замысла Провидения для просвещения невежественных и освобождения порабощённых»37.

Ключевая проблема, с которой столкнулся Новый Свет в 1765 г. зародилась в Старом задолго до переселения в Америку. Основываясь на каноническом праве, церковь присвоила все виды власти, имевшие отношение к этому миру и будущему, включая «избавление от требований морали платной выдачей индульгенций»38. Мятеж против тирании духовной вёл к восстанию и против тирании мирской. Феодальное право, схожее с каноническим, служило «тем же целям тирании и жестокости». В варварских королевствах Европы оно «наделяло монарха властью над всеми землями, и оставляло простой народ в сервильной зависимости». Все завоёванные территории переходили в собственность военноначальника-победителя. На основе строго иерархической системы земля неравным образом распределялась ниже по цепи командования. Вместе с этим приходило многообразие «долга и службы, чтобы покрепче опутать цепями каждый слой общества»39. Только король владел землёй как аллодом и был свободен в полном смысле. Хотя сложившаяся система пагубна, история указывает на ещё худшее бедствие, а именно «союз канонического и феодального права». «Эти системы тирании объединились в великую машину угнетения»40. Их слияние в единый поток заливало, и без того слабый, огонёк гражданских свобод; «светские правители всячески содействовали поддержанию могущественного влияния духовенства, и церковные владыки, в свою очередь, использовали, имевшиеся у них возможности для внушения людям слепого, безоговорочного повиновения властям»41.

Новая Англия, по мнению публициста, – наследница великой естественно-правовой традиции, которую «сохранила британская конституция, защитив для потомков врождённые привилегии народа против королей и жестокого духовенства, земной погибели и врат адовых»42.

«Наши предки», – писал Адамс, – «приобрели право на свободу дорогой ценой: покоя, мира, положения в обществе и собственной крови»43. Вслед за Локком44 талантливый юрист вывел два источника возникновения естественных прав: Бог и природа. В двух местах «Диссертации» он напрямую связал их с Богом. Однако более часто, прямо и косвенно, Адамс заявлял, что они происходят от природы – из устройства человеческой натуры. Люди имеют естественную потребность в познании, что рождает неотчуждаемое право стремиться к нему45.

Эссе завершилось наставлением коллегам «провозглашать государственно-правовые теории, происходившие от античности», он напоминал им: «британские свободы – не благодеяние принцев или парламента, но исконные права, условия первоначальных общественных договоров»46 и все силы поселенцев – даже самых юных – нужно направить на сохранение свободы «Нам необходимо пробудиться, мы нуждаемся в знании собственных привилегий и их истоков», – поставил цель автор47. Замысел «Диссертации» – вдохновить колонистов на переосмысление проблем философии права.

Закон о гербовом сборе обложил налогами газеты и дипломы колледжей, помешав колонистам постигать их действующие права. Американцы «с удвоенной готовностью искали правовой мудрости, когда могли использовать её против прямого и официального намерения, введённой в заблуждение метрополии, поработить их»48. Пока ещё верноподданный Георга III массачусетский барристер Адамс надеялся, что Англия отзовётся, когда ей сообщат об ошибках: «необходимо довести до сведения каждого парламентария, что его решения признаны незаконными». «Владычица морей» вспомнит, что «принц Оранский стал королём Вильгельмом благодаря народу, поставившему условием нерушимость своего права». «Верится, что дух свободы, по-прежнему жив, хотя бы среди костяка нации»,49 – заключил автор «Диссертации».

Проводилась параллель между ситуацией, в которой находились его соотечественники, и той, с которой столкнулись англичане в XVII в. Тогда «тирания Стюартов подвигла лучшие умы Британии задуматься о природе и роли правительства, породив целое поколение философов и государственных деятелей, таких, как Кларендон, Гемпдэн, Сидни, Локк и Гаррингтон»50. Не менее вдохновляли его и французские «тираномахи» периода религиозных войн, с сочинением одного из них – Ф. Дюплесси-Морнея «Защита свободы против тиранов» – «Диссертацию» Адамса связывают прямые параллели51. Памфлетист надеялся, что и в Новом Свете оживится «дух свободы»52 – рефрен предреволюционных эссе, объединивший «ощущения свободы» и «идеи права»53.

Таким образом, в 1765г., ратуя за стремление к свободе, Джон Адамс утверждал, что права колонистов имеют приоритет перед парламентскими актами. Первой линией обороны американцев стала теория естественного права, на которой покоился фундамент английской конституции. Согласно этому, король и парламент не смели нарушить законы Бога и природы.

Принятие дискриминационных указов автор «Диссертации» определил как эпизод из непрекращавшейся борьбы, свойственной западной цивилизации, между «властью, стремившейся к авторитарности», и «неотъемлемыми правами личности».

Выступления патриотов против Закона о гербовом сборе начались сразу же после его принятия парламентом в марте 1765г. и до вступления в силу – 1 ноября – социальная и политическая напряжённость в Новой Англии нарастала54. Когда марки для провинции прибыли, Адамс, ещё не расположенный к активному участию в протестных акциях радикальной патриотической организации «Сыны свободы», пустил среди жителей родного городка петицию и на её основе составил «Инструкции Брейнтри своим представителям относительно Гербового Акта», принятые городским собранием 24 сентября 1765 г.55 Теперь тон письма изменился. Знаменитый принцип: «нет налогов без представительства» зазвучал открыто. «В дальнейшем мы будем понимать этот сбор, как неконституционный: свободный человек не должен облагаться налогом, на который он не дал согласия, лично или через представителя».56 «Никого нельзя лишить собственности, иначе как по своей воле или за долги»57. Ещё напористее оказался протест, направленный против власти судей вице-адмиралтейства.

Заключительный виток рассуждений «Инструкции» казался и вовсе грозным: «Мы требуем, чтобы самое ясное и определённое подтверждение и защита наших прав и свобод вошли в официальные документы, известные миру в настоящем и будущем. Рабами же никогда не будем»58. Пресса сочла абзац, «стоящим золотых букв»59. Декларация, напечатанная в «Бостон Газет» 14 октября 1765 г., «прозвучала на всю страну», и вслед за Брейнтри, «была принята не менее сорока городами, как инструкции представителям»60. В ней он повторил выдвинутое в «Диссертации» обвинение в адрес парламента, действия которого являлись «прямым и последовательным замыслом поработить Америку»61. Дела в Массачусетсе складывались не просто.

Попытка внести предложение, позволявшее «судам и таможне осуществлять производство без марок», потерпела неудачу, но «дела велись как обычно во всех округах, за исключением Суффолка», где Т. Хатчинсон, верховный судья, «отказался от подобной практики»62. На корабли в порту наложили эмбарго, и вместе с судами, закрытыми на неопределённый промежуток времени, ситуация выглядела мрачной. В этой напряжённой обстановке Адамс ходатайствовал перед губернатором об открытии судов провинции63. Миссия не возымела практического результата: он отказался действовать по их указке, и оставил за судьями ответственность в принятии решений, на которую те пойти не могли64.

Мысли Адамса относительно неконституционных актов парламента так же выражены в «Кларендоне» – статьях, появившихся в «Газет» в 1766 г., которые продолжили традицию анонимно писать в прессе65. Публицист использовал имя лорда Кларендона – роялиста, впоследствии ставшего изгнанником. Пожелав оставаться в тени графа, он отвечал «Уильяму Пиму», настаивавшему на преимуществе парламента перед колониальными хартиями. Адамс парировал, опираясь на конституцию. «Кларендон» рукоплескал американцам за их воодушевлённую защиту британской конституции в XVIII в. и признавался, что глядя на происходящее теперь в Новом Свете, он «едва ли назовёт узурпацией даже протекторат Кромвеля»66. Красноречиво расписывал, что «смешанная форма правления всегда выгодно отличала британцев «в делах законодательства»67. Автор заключил: «сбалансированность не даёт власти превратиться в абсолютизм. Свободы, восходящие к саксонским временам провозглашают естественное равенство»68. «Кларендон» представил позитивный образ американцев. Он считал их трудолюбивыми, простыми и неиспорченными. Их принципы, объяснял публицист, «похожи на высокие чувства римлян в самые процветающие и добродетельные времена республики»69. Жители молодой страны имели «привычное чувство свободы».70 Поэтому задача конституции – «защитить равенство, данное людям от рождения, насколько позволяла безопасность общества»71.

Pages:     | 1 |   ...   | 103 | 104 || 106 | 107 |   ...   | 130 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.