WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 100 | 101 || 103 | 104 |   ...   | 130 |

Любопытно и важно сравнить проект Туре с аналогичным, предложенным Мунье22. Особое значение последнему документу придает то, что он озвучивался в Собрании от имени Конституционного комитета. К тому же для Туре лидер «монархистов» был в мае-июне «путеводной звездой»; изменилась ли ситуация теперь Во всяком случае, приверженность к естественноправовой теории и схожесть аргументации сближали одного и другого. Мунье, как и Туре, полагал также, что «суверенитет коренится в Нации и никакая корпорация и ни один индивид не могут располагать властью, кроме той, что исходит от нее». И другая важнейшая формулировка. «Природа сделала людей свободными и равными в правах; общественные различия могут основываться только на общей пользе»23. Данные предложения, высказанные Мунье в докладе от 27 июля, через месяц (26 августа) войдут в текст Декларации прав, принятой Ассамблеей. Здесь расхождений у Туре и лидера «монархистов» нет.

Возможно говорить и об определенном влиянии второго на первого тем более, что проект нормандца появится через несколько дней после речи Мунье. У последнего понятие «закон» занимало доминирующее положение. От него автор отталкивался в статьях 10-1924. Туре же, не уделявший в «Анализе» специального места закону, включил в свой проект декларации несколько соответствующих формулировок, в том числе, и под воздействием выступления Мунье. Сыграло оно роль и в корректировке руанским юристом пункта о религии.

И все же отличия двух проектов значительны. Мунье включил в номенклатуру прав человека свободу, собственность, безопасность, заботу о своей чести и жизни, свободное обращение мыслей и сопротивление угнетению. Первые три пункта и последний вошли в окончательный текст Декларации прав 1789 г. Но гражданскому равенству места в этом списке не нашлось. В перечне же Туре оно имелось, что свидетельствовало о его более смелом настрое.

Что касается Мунье, то он настаивал не только на соблюдении прав, но и на выполнении обязанностей гражданина. Об этих обязанностях депутат упоминал в статьях 6, 8, 9, 10. Законодатель подчеркивал, что «правительство… должно защищать права и предписывать обязанности»25. Мунье несколько опередил время. Третьей Конституции революционной Франции (1795 г.) будет как раз предпослана Декларация прав и обязанностей человека и гражданина.

Революционный опыт заставит принять во внимание соображение о том, что предоставление широких прав без должных ограничений способно привести к анархии, произволу толпы.

Сильный акцент Мунье на законах имел двоякое содержание. С одной стороны, их всесилие мешало возврату Старого порядка, «предупреждало деспотизм», с другой, – удерживало в правовом поле самих революционеров. «Монархисты» протестовали против стихийных расправ, последовавших за взятием Бастилии. Мунье потребовал создания специального трибунала, который судил бы за подобные преступления26.

В народном давлении «монархисты» видели опасность для ценности, которую считали главной – свобод. Плебейский терроризм и быстрая радикализация революции побудила Мунье в статье 22 своего проекта сформулировать право на эмиграцию.27 Не прозревал ли он здесь и собственную судьбуТаким образом, июльские события 1789 г. отдалили друг от друга прежде политически близких Туре и Мунье. Народный натиск и плебейские методы пугали «монархистов». Они хотели ввести революционное движение в строго правовые рамки и первыми из «патриотического» лагеря задумались о завершении революции. У Туре, наоборот, взятие Бастилии сняло страх перед старой общественно-политической системой, репрессивный аппарат который к тому же был подорван. Он намеревался последовательно отстаивать интересы третьего сословия, его стремление к эмансипации. На политическом горизонте новой Франции политик из Нормандии не видел тогда никаких облаков.

Расхождения между ним и «монархистами» возрастали в августе – начале сентября. Идеи абсолютного вето короля и двухпалатной структуры парламента, предложенные «монархистами», но не поддержанные Туре, провалились. 12 сентября Мунье и некоторые его товарищи покинули Конституционный комитет, тогда как Туре и его будущие единомышленники по «левому центру» - Тарже, Тронше и Деменье в него вошли. Это был знаменательный момент, свидетельствовавший о переходе Учредительного собрания на более решительные позиции.

Манфред А.З. Три портрета эпохи Великой Французской революции. М., 1989; Черкасов П.П. Лафайет.

Политическая биография. М., 1991; Тырсенко А.В. Эмманюэль Жозеф Сийес и французская либеральная мысль его времени. М., 2005; см. работы Т.С. Кондратьевой о А. Барнаве.

Олар А. Ораторы революции. Т. 1. М., 1907. С. 243.

Thouret J.-G. Avis des bons Normands leurs frres tous les bons Franois de toutes les provinces et de tous les Ordres. Sur lenvoi des Lettres de Convocation aux tats-Gnraux. Rouen, mars 1789. P. 23.

Об этом см. подробно: Блуменау С.Ф. Публицистический опыт Жака - Гийома Туре // Всеобщая история: современные исследования. Выпуск 18. Брянск, 2009.

Thouret J.-G. Avis des bons normands… Р. 23.

Ibidem.

Ibid. P. 19.

Ibid. P. 12.

О воззрениях «монархистов» см.: Egret J. La Rvolution des Notables: Mounier et les Monarchiens. P., 1989; Griffiths R. Le centre perdu: Malouet et les «monarchiens» dans la Rvolution franaise. Grenoble, 1988;

Terminer la Rvolution: Mounier et Barnave dans la Rvolution franaise. Grenoble, 1990. См. также кандидат, 1990. См. также кандидатскую диссертацию и статьи В.Ю. Сергиенко.

L’ Analyse de Thouret (dbut aot 1789); Le projet de dclaration de Thouret (dbut aot 1789) // Rials S.

La Dclaration des droits de l’ homme et du citoyen. P., 1988.

L’ Analyse de Thouret. Р. 635.

Документы истории Великой Французской революции. Т. 1. М., 1990. С.35.

L’ Analyse de Thouret. Р. 634-635.

Thouret J.-G. Avis des bons normands… Р. 32.

L’ Analyse de Thouret. Р. 636.

Ibid. P. 635.

Thouret J.-G. Avis des bons normands… Р. 28.

Le projet de dclaration de Thouret. Р. 637-638.

Ibid. P. 637.

Ibidem.

Lemay E.H. Dictionnaire des Constituants: 1789-1791. Т. 1-2. Р., 1991. Р. 890.

Le projet de declaration prsent par Mounier an nom du premier Comit de Constitution ( 27 juillet 1789) // Rials S. Op. cit.

Ibid. P. 613.

Ibid. P. 613-614.

Ibid. P. 613.

Egret J. Op. cit. P. 100-102.

Le projet de declaration prsent par Mounier… P. 614.

Мунье вскоре пришлось эмигрировать.

М.М. Сафонов ИМПЕРАТОР ПАВЕЛ I ВЫЗЫВАЕТ НА ДУЭЛЬ Август Коцебу в 1802 г. уже после смерти Павла I издал в Берлине книгу «Достопамятный г. моей жизни», в которой рассказало своем пребывании в России1. Книга эта сразу же стала, говоря современным языком, бестселлером. Коцебу сообщил читателям следующий эпизод.

Ранним утром 16 декабря 1800 г. к Коцебу прибыл полицейский офицер от военного губернатора столицы графа П.А. Палена и приказал немедленно явиться к нему.

Граф Пален сообщил Коцебу, что «император решил разослать вызов или приглашение на турнир ко всем государям Европы и их министрам», что царь избрал драматурга для того, чтобы изложить этот вызов и поместить его во всех газетах.

Коцебу создал три варианта, все они были отклонены Павлом как недостаточно резкие.

Наконец Коцебу был принят царем, и Павел на прекрасном немецком языке сказал ему: «Вы слишком хорошо знаете свет, чтобы не следить за текущими политическими событиями, вы должны знать, какую я играл в них роль. При этом я часто поступал глупо, справедливость требует, чтобы я за то был наказан, и в этих видах я сам наложил на себя покаяние. Я желаю, чтобы это (указывая на бумагу, которую держал в руках) было помещено в “Гамбургской газете” и в других газетах». Коцебу сделал перевод. Павел очаровал драматурга любезным приемом, и на следующий день Коцебу получил прекрасную табакерку, осыпанную бриллиантами, ценою около двух тысяч рублей2.

Коцебу привел в своей книге дословно весь текст, оригинал которого император разрешил ему оставить у себя: «Нас извещают из Петербурга, что русский император, видя, что европейские державы не могут согласиться между собой, и желая положить конец войне, уже одиннадцать лет терзающей Европу, намерен предложить место, в которое он пригласит всех прочих государей прибыть и сразиться между собой на поединке, имея при себе в качестве приспешников, судей поединка и герольдов самых просвещенных своих министров и искуснейших генералов, как-то: гт.Тугута, Питта, Бернсторфа; причем он сам намерен взять с собой генералов Палена и Кутузова; не знают, верить ли этому; однако же это, по-видимому, не лишено оснований, ибо носит отпечаток тех свойств, которые часто ему приписывали»3.

Первый вопрос, который сам собою напрашивается непредвзятому читателю, когда он читает эти строки: «В своем ли уме император» Первый вопрос, который приходит в голову историку, когда он читает эти строки: «Можно ли верить Коцебу» Август Фредерик Фердинанд фон Коцебу плодовитый немецкий писатель, автор трехсот пьес, составляющих 44 тома, и в то же время низкий и завистливый памфлетист, политический проходимец и соглядатай. В своих памфлетах он оплевывал лучших писателей Франции и Германии. За определенную мзду в 1814 - 1818 гг., находясь то в Мангейме, то в Веймаре, периодически осведомлял Александра I о внутренних делах своей родины. Когда же переписка Коцебу с царем была обнародована, молодой немецкий студент Карл Занд, желая отомстить за Отечество, убил Коцебу ударом кинжала. Репутация мемуариста, прямо скажем, не располагает к доверию, но в то же время, несомненно, он - лицо осведомленное.

К счастью, мы можем проверить Коцебу. Действительно, 16 января 1801 г. в газете «Гамбургский корреспондент» был опубликован текст вызова, который Коцебу переводил на немецкий язык4. А затем в «Лондонском вестнике’’ появилось опровержение5. 19 февраля 1801 г.

«Санкт-Петербургские ведомости»6, 27 февраля также и «Московские ведомости» перепечатали его7 : «...Статья сия, которой никто понять не мог, извлечена из некого письма, писанного в Копенгаген бывшим датским... министром Розенкранцем. Говорят, якобы его императорское величество во время стола в день Рождества Христова сказал: «Что весьма бы хорошо было, если бы государи решились прекратить взаимные несогласия по примеру древних рыцарей на определенном для подвигов поле». На сей-то шутке помянутый датский министр основал известие, которое он посылал в Копенгаген. Остановленное на почте письмо его было распечатано и представлено его величеству императору. Его величеству благоугодно было приказать напечатать... краткую из онаго выписку и разослать оную ко всем министрам, при иностранным дворам находящимся...».

Итак, в Западную Европу вначале отправили известие о том, что Павел, как кажется, хочет вызвать государей для решения спорных международных вопросов на поединок, причем эти слухи квалифицируются как вполне вероятные. Затем слухи эти были не только опровергнуты, но и указан источник их распространения - датский, дипломат Розенкранц, при этом распространение таких слухов выставлено как главная причина высылки из страны дипломатического представителя Дании.

Вызов монархов на поединок - это такой эпизод, мимо которого нельзя пройти, если хочешь понять, что собой представлял Павел как человек и государственный деятель. Однако это - один из самых «темных» эпизодов павловского царствования, который еще предстоит разъяснить историкам. Но уже сегодня совершенно ясно, что весь этот эпизод имел внутреннюю логику, был подчинен решению каких-то дипломатических задач и не имел ничего общего с получившей хождение легендой о том, что Павел I всерьез предлагал европейским монархам решать спорные вопросы международных отношений на поединке.

К сожалению, пока неизвестно, достигли ли инспирированные Павлом публикации тех целей, к которым стремился император. Но одну очень важную, характерную для всех политической деятельности Павла черту следует выделить особо, так как она очень ярко запечатлелась в этом эпизоде. Какие бы цели ни преследовал Павел, неизбежно встает вопрос, задумывался ли царь над тем, как будут восприняты его действия теми, кто не посвящен во все хитросплетения дипломатической игры - ведь газеты читают не только дипломаты, но главным образом простые смертные.

«Как доказательство его рыцарских наклонностей, доходивших даже до крайних размеров, - писал Н.А.Саблуков, - может служить то, что он совершенно серьезно предложил Бонапарту дуэль в Гамбурге с целью положить этим поединком предел разорительным войнам, опустошавшим Европу»8. «Он велел напечатать в газетах вызов от своего имени всем тем монархам, которые не желают действовать с ним заодно...» (Это было сделано по адресу короля Пруссии, отказавшегося присоединиться к союзникам.), - сообщил доверчивым читателям своих воспоминаний Адам Чарторыйский9. «Павел рассорился со всеми своими союзниками, - писал Николай Греч, - и в сумасбродстве своем вздумал вызвать на дуэль римского императора Франца II»10.

Как видим, современники восприняли вызов за чистую монету. Даже если дипломатические задачи, которые ставил перед собой Павел I этими публикациями вызова, были решены успешно, общий политический эффект оказался совершенно другим. В этой связи отставной посол в Англии С.Р. Воронцов писал: «Что касается до выводов, которые здесь делают, как впрочем и везде, то полагают, что за актом столь публичного сумасшествия, немедленно последуют меры, призванные спасти государство от неминуемого разрушения»11.

Этот эпизод как нельзя лучше свидетельствует о том, что Павел I никогда не умел выбрать верных средств для достижения цели и не мог правильно оценить все возможные последствия предпринятых шагов. А эти качества совершенно необходимы для человека, занимающегося политической деятельностью, особенно для того, кто стоит во главе страны, тем более такой огромной, как Россия.

Une anne memorable de ma vie d’August de Kotzebue, publiee par lui-mme. Truduit de l’allemand. T. II.

Berlin, 1802.

Ibid. P. 138-147.

Ibid. P. 142-143.

Hamburgische Zeitung. 16 jnuar 1801.

Courrier de Londres. Janvier 1801.

Санкт-Петербургские ведомости. 19 февраля 1801.

Московские ведомости. 27 февраля 1801.

Царейбийство 11 марта 1801 г. Записки участников и современников. СПб., 1908. С. 58-59.

Чарторижский А.А. Мемуары князя Адама Чарторижского. Т. 1. М., 1912. С. 165-166.

Греч Н.И. Записки о моей жизни. СПб., 1886. С. 255.

Архив князя Воронцова. Кн. XI. М., 1879. C. 379.

Pages:     | 1 |   ...   | 100 | 101 || 103 | 104 |   ...   | 130 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.