WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 130 |

Одновременно Крым-Гирей стал Нуреддином (вторым наследником престола), что также налагало на него многотрудные обязанности. Ему приходилось много времени проводить в поездках по обширным крымским владениям, не забывая о необходимости регулярной работы в ханском диване.

Не особо препятствуя страсти буджаков к мелким набегам на поляков и других соседей, новый сераскир целиком отдался основной цели своей жизни — созданию для Крыма системы безопасности от внешнего врага. Пока он видел её в том, чтобы отодвинуть от границ ханства совсем уж вплотную придвинувшуюся цепь русских крепостей, военных поселений и засек, которые служили единой цели — быть опорными пунктами в будущих рейдах русской армии по крымским просторам. Тратя немало средств, которые безропотно присылал ему брат из Бахчисарая, он разрушает Елизаветинскую и иные крепости по обе стороны Дона. Причём неоднократно, так как казаки столь же упорно восстанавливали разрушенное.

Тогда же политика сераскира буджаков приобретает международные масштабы. Понимая, что с опасным врагом в одиночку не справиться, а на Турцию надежда плохая (за годы жизни в имперской провинции он основательно ознакомился с продажностью турецких чиновников), Крым-Гирей направляет в 1750 г. собственное посольство к королю Пруссии Фридриху II Великому. То, что сераскир проявил такую инициативу, само по себе было необычным. Ханы неоднократно по собственной воле завязывали отношения с европейскими монархами — но не сераскиры. Это едва ли не единственный случай во всей истории Крымского ханства. Конкретная цель посольства была немаловажной: завязать крымско-прусские отношения с перспективой на будущую взаимную поддержку против сильных соседей. Этот никем не санкционированный шаг имел и ещё одну примечательную особенность. Он означал новый отход крымской политики от турецкой доминанты в сторону самостоятельности: от принуждения к осуществлению международных сношений ханства только через турецкий двор некогда гордо отказался отец Крым-Гирея.

В 1740-1750-е гг. Крым под властью Арслан-Гирея не только окончательно оправился от разрушений войны 1735-1739 гг., но и значительно усилился. Тем не менее, власть бахчисарайских государей над их ногайскими подданными оставалась несколько зыбкой и сильно зависела от внешнеполитических обстоятельств. Отчасти это обстоятельство, а именно невозможность вести самостоятельную политику, буквально разрываясь на несколько фронтов, заставила Крым-Гирея временно, до стабилизации общей обстановки, отойти от активного участия в руководстве ханства. Он добровольно сложил с себя должности сераскира и нуреддина и удалился в собственное именье под Бургасом. В любом случае, это был хорошо продуманный ход, так как вскоре Турция дошла в своём стремлении всячески задабривать Россию до того, что заставила новых сераскиров4 Буджакской орды возмещать русским комендантам убытки, приносимые ногайцами в случае военных конфликтов. При попытке переложить эти суммы на самих буджаков, те взбунтовались не только против сераскира, но и самого хана (им после отставки Арслан-Гирея в 1755 г.

ненадолго стал более послушный Порте Халим-Гирей). Мятеж ширился, ему оказали поддержку бендерские янычары, давние товарищи ногайцев по совместным набегам на поляков и русских.

Тогда же во главе этого движения неожиданно стал Крым-Гирей. У ордынцев остались самые добрые воспоминания о своём бывшем сераскире, к нему потянулись все, кто был недоволен политикой правящего хана, и мятеж разгорелся, как степной пожар. Осенью 1758 г. под бунчук сына великого Девлет-Гирея II стеклись огромные массы не только ногайцев. К нему пришли румеII стеклись огромные массы не только ногайцев. К нему пришли руместеклись огромные массы не только ногайцев. К нему пришли румелийские турки, которых также тревожило продвижение русских вдоль дунайского берега Чёрного моря, — ведь султан не оказывал этой ползучей угрозе никакого действенного сопротивления.

В этой гражданской войне Турция приняла, естественно, сторону своего ставленника — крымского хана, и тогда мятежники во главе с Крым-Гиреем двинулись в сторону Стамбула.

Совсем недавно занявший престол султан Мустафа III пытался организовать оборону на своих северных рубежах, но он не смог собрать войско, хотя бы численно достаточное для противодействия бывшему сераскиру. Очевидно, на это и рассчитывал Крым-Гирей: в безвыходном для Порты положении султаном был смещён хан Халим. А 21 сентября 1758 г. в Бахчисарай прибыл гонец из Порты, привёзший знаки нового достоинства Крым-Гирея5. Мустафе III пришлось предоставить престол в Бахчисарае предводителю, который и без того властвовал над большей частью крымских татар.

Известие об этой важной политической перемене быстро достигло других государей Европы. Особенно она заинтересовала короля Пруссии, державы, находившейся в состоянии войны с Россией, и уже потерпевшей от неё поражение при Гросс–Егерсдорфе (1757). Король Фридрих II, обладавший цепкой памятью и не забывший энергичного сераскира, направил к новому хану (естественно, снова в обход Порты) своего дипломата Боскампа. В ответ в Берлине опять появилось посланцы Крым-Гирея. В их посольском багаже имелось официальное предложение королю союза и воинской помощи силами 16-тысячного конного корпуса для боевых действий Пруссии на восточном фронте. Условия такого союза были для Пруссии весьма выгодными, но нуждались в дополнительной разработке, и в Бахчисарай тут же поскакал с соответствующими полномочиями барон А. Гольц, профессиональный прусский дипломат, везя с собой драгоценные подарки хану, а также шифровальный ключ для дальнейшей личной переписки двух государей.

Однако в дальнейшем перспективы такого союза значительно сузились по причине, которой никто не мог предвидеть. На престол Российской империи взошёл Павел Фёдорович (1761).

Этот царь, бывший герцог Пётр Ульрих Голштейн–Готторпский, настолько любил всё прусское (точнее, обожал пруссачество), что тут же пошёл на уступки своему кумиру Фридриху6. Это сделало для Пруссии нецелесообразными её антирусские союзы, в том числе и с Крымом, — ведь у Петра можно было и мирным путём добиться чего угодно.

Соответственно изменилась и позиция А. Гольца в Бахчисарае. Несмотря на то, что 60 крымских татар уже шли на соединение с королевской армией, теперь посол предлагает вместо задуманного совместного похода на Россию, нечто иное. По его плану крымское войско, пройдя через Польшу, и избегая при этом «всяких неприязненных действий против русских», должно было вторгнуться совместно с прусской армией в Венгрию. Это был план совершенно иной войны, абсолютно чуждой интересам Крыма, которому угрожала прежде всего Россия. Поэтому хан, пытавшийся вернуть переговоры в старое русло, и увидев бесполезность этого, прервал их.

Но поручил А. Гольцу передать своему королю, «что русским никогда не следует доверять, хотя бы они высказывали самые приятные и надёжные обещания, а ваш народ и страна ещё пожалеют, что теперь», когда Крым собрался «ударить на своего исконного врага, его останавливают»7.

Убедившись в твёрдой позиции хана, Фридрих II пытался подействовать на него, предложив за участие в войне против Венгрии огромную сумму (350 000 пиастров), но Крым-Гирей был непоколебим и отозвал свои 60 000 воинов, тем временем уже успевших дойти до Бендер. Вместо Пруссии нужно было искать какого-то иного союзника, и хан остановил свой выбор на Польше.

В Варшаве тех лет царил полный разлад, королевская власть, не без деятельного участия России, шаталась, происходили ожесточённые схватки отдельных групп шляхты, каждая из которых продвигала на престол своего претендента и так далее. К тому, чтобы заручиться гарантированной поддержкой этой вольной и ненадёжной республики вёл один путь: нужно было иметь на её троне «своего» человека (в Польше это было вполне реально).

И Крым-Гирей стал подбирать такого претендента, препятствуя избранию на польский трон российского ставленника Станислава Понятовского, одновременно усилив свою дипломатическую активность в Стамбуле. Там он склонял Мустафу III к новым походам на север в случае, если в Польше дела пойдут, как намечено. Хан позволял себе снова и снова обращать внимание слишком беспечного, по его мнению, султана на русские поползновения на кавказском фланге турецкой империи, а также в Польше8. Вообще активность и влиятельность крымского хана достигла в политических кругах Османской империи небывалого уровня. Даже русские послы всё чаще стали получать из Петербурга инструкции, где им предлагалось, прежде чем входить с той или иной дипломатической инициативой к султану, предварительно заручаться согласием хана. Смысл здесь был даже не в поисках поддержки, а хотя бы в обещании не противодействовать, — иначе дела можно было и не начинать.

Не сразу, с трудом, но в Петербурге осознали и ещё одну новую реальность, а именно то, что Крым-Гирей принадлежит к числу таких государей, с которыми считаются безотносительно реальной мощи их военной силы. После чего царское правительство приняло решение об учреждении в Бахчисарае постоянного дипломатического представительства. При известии об этом хан остался верен себе: неофициально, ещё до обмена верительными грамотами, он обещал дать согласие на такое представительство, но с одним условием, — чтобы даже известительная грамота об посольстве была отправлена напрямик в Крым, а не через Стамбул, как это бывало в сношениях Петербурга и Бахчисарая ранее. Впрочем, это был проект тупиковый: никакое консульство или посольство в Крыму не могло бы скрыть факт постоянной готовности России к новой экспансии в южном направлении. Хан отдавал себе в этом отчёт и, не питая иллюзий в смысле дальнейших отношений с северным соседом, использовал каждый мирный год для укрепления своей страны.

О том, как он вёл свою внутреннюю политику, к сожалению, осталось не слишком много собственно крымских источников. Но деятельность хана была столь необычной, а её результаты — впечатляющи, что это не могло не возбуждать любопытства в зарубежных государствах. Вот там и отложилась драгоценная информация о домашних делах и личности Крым-Гирея. В этом смысле особого внимания историка заслуживает вышеупомянутое посольство А. Гольца. Дело в том, что мемуары этого 22-летнего, но весьма зрелого, старательного и способного чиновника отличаются от других памятников тех лет и месяцев (например, от записок Тотта, которыми следует пользоваться с осторожностью — как и мемуарами слишком уж восторженного бытописателя бахчисарайского владыки, француза Пейсонеля). А. Гольц излагал свои впечатления и наблюдения с величайшей точностью и подробностью в деталях, сообщая нам поистине уникальные сведения о жизни Крыма и его хана в 1760-х гг.

Так, посла Пруссии не могли не поразить величавые инженерные сооружения, после падения Рима ставшие редкостью в Европе — но не в Крыму. «Акведуки, чрезвычайно смело задуманные и искусно выполненные, вызвали удивление», пишет он в путевом дневнике. Естественно, многие из этих и иных сооружений, с которыми не справились команды поджигателей Миниха и Ласси, были весьма почтенного возраста, «являли собой неоспоримое свидетельство чрезвычайно древней культуры», — замечает посол9. Вскоре он узнал, что для возрождения крымской экономики и культуры в целом, как и вполне очевидного благосостояния своих подданных, много успел сделать сам хан, несмотря на сравнительно недолгое ещё своё правление.

Действительно, при Крым-Гирее в ханстве стали твориться удивительные вещи. Товарный хлеб производился на полуострове с глубокой древности, но теперь землепашцами становятся и заперекопские ногайцы. Для сбыта этого зерна, выращенного на территории нынешнего юга Украины, планируется строительство современного порта в Кази–Кермене — чтобы не везти товар в Гёзлёв или на Дунай сухим путём. Подлинного расцвета достигают садоводство, виноградарство и животноводство. В крымских горах ведутся геологические исследования — хан хочет избавить свою экономику от необходимости импортировать полезные ископаемые и другое сырьё10.

Города, особенно столичный Бахчисарай, сверкают чистотой — сточные воды и отходы удаляются через клоачную систему (для сравнения: после аннексии в новой столице края, Симферополе такой системы не было ни в XIX в., ни даже в 1930-х гг.). Бесперебойно работала почта, причём содержание её чиновников почти полностью оплачивала ханская казна. То есть, теперь обмен корреспонденцией стал доступен всем, так как не только подданным хана, но и заезжему путешественнику почтовое отправление из Крыма стоило «только то, что он хотел дать»11. Большое внимание уделял хан крепостям, особенно на границе с северными соседями. Так, он очистил ров с внешней стороны Ор–Капы (Перекоп), а стены этой твердыни укрепил и надстроил, так что они вновь стали равной высоты по всему периметру крепости. Впрочем, ему не удалось вернуть этому важному стратегическому пункту его былой экономический базис, абсолютно необходимый при ведении военных действий.

Кроме того, посад Ор–Капы, ранее охватывавший крепость полукольцом с южной стороны, населённый в основном греками и армянами, пришёл в окончательное запустение. И Крым-Гирей ничего не мог с эти поделать: христианские ремесленники и торговцы, которые в страшные годы походов Миниха и Ласси были вынуждены переселиться пятью вёрстами южнее, возвращаться решительно отказывались. Они предпочли остаться в голой степи, где стали строить саманные домики (позднее это местечко назовут Армянский Базар), чем возвращаться в свой обжитый посад, не без основания считая Ор–Капы пороховой бочкой, которая рано или поздно взорвётся12.

Крым-Гирея вообще отличала страсть к зодчеству. В Ковшанах (ханская резиденция во время войн в Европе, находилась близ Бендер, с противоположной стороны Дуная) им был выстроен дворец, которого не строил ни один крымский хан. Выкрашенный в два цвета, белый и синий, он был более всего похож не загородный коттедж, «какие бывают в Немецкой земле», хотя огромный дворцовый участок и был «окружён весьма высокой стеной». При более близком ознакомлении дворец оказывался «нарочито велик, и внутри покои великолепны»13. Но, конечно, более всего этот хан-зодчий строил в самом Крыму.

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 130 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.