WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 46 | 47 || 49 | 50 |

ЖОГЛИНА Г.Г. Развитие умений коммуникативной компетенции на основе использования аутентичных видеодокументов: дис.… канд. пед. наук. – Пятигорск, 1998. – 184 с.

СОЛОВОВА Е.Н. Активные методы в обучении языкам. Тема 1. Использование видео на уроках иностранного языка // ELT News & Views. – 2003. – Issue # 1 (26). – С. 2–9.

ALLAN M. Teaching English with Video. L.: Longman, 1991. – 296 p.

Чиршева Г. Н.

Chirsheva G. N.

Череповец, Россия, chirsheva@yandex.ru СПЕЦИФИКА ПЕРЕКЛЮЧЕНИЙ КОДОВ НА РАЗНЫХ ЭТАПАХ РАЗВИТИЯ ДЕТСКОГО БИЛИНГВИЗМА THE CODE-SWITCHING SPECIFICITY AT DIFFERENT STAGES OF CHILD BILINGUALISM DEVELOPMENT Аннотация. Автор рассматривает возможность применения модели «взрослой» билингвальной речи для объяснения специфики детского билингвизма.

Abstract. The author considers the opportunity to use the model of “adult bilingual speech” to explain the specific of children’s bilingualism.

Ключевые слова: специфика переключений кодов; детский билингвизм; модель «взрослой» билингвальной речи.

Keywords: the specific of switching codes of children’s bilingualism; the model of “adult bilingual speech”.

УДК 372.881.В работах по изучению смешанных (билингвальных) высказываний применяются разнообразные теории и модели, разработанные, главным образом, на материале речи взрослых билингвов. Наиболее © Чиршева Г. Н., 2011 апробированной на материале нескольких языковых комбинаций нам представляется рамочная модель матричного языка (далее – модель РМЯ), разработанная американским лингвистом К. МайерсСкоттон [Myers-Scotton 1993] и с успехом примененная при исследовании речи детей-билингвов дошкольного и младшего школьного возраста [Bolonyai 1998; Schmitt 2000; 2008; Zabrodskaja 2009]. Изучение детских кодовых переключений на ранних этапах с помощью модели РМЯ и модели четырех типов морфем (модель 4М) [MyersScotton 1997; 2002] дает возможность сопоставить очередность появления четырех групп морфем (три группы системных и одна группа содержательных) в ходе речепроизводства и порядок их усвоения ребенком-билингвом. В данной работе эти модели применяются при анализе кодовых переключений в речи ребенка, одновременно усваивавшего русский и английский языки в русскоязычной семье в России.

Дифференциация типов морфем по модели 4М имеет, на наш взгляд, большое значение для выявления особенностей кодовых переключений в онтогенезе. Можно предположить, что порядок усвоения четырех групп морфем в онтогенезе соответствует очередности их участия в структурировании высказывания при порождении речи.

Как свидетельствуют эмпирические данные, сначала в речи ребенка появляются содержательные морфемы, затем «ранние» системные морфемы (например, передающие множественность). Ранние системные морфемы, кроме того, отличаются тем, что их семантическая значимость осознается ребенком раньше, поскольку выражается во многих языках достаточно регулярным способом. С другой стороны, грамматическое значение ранних системных морфем, содержащихся в одной лемме с содержательной морфемой (супплетивные формы) могут и не осознаваться ребенком при их использовании в речи. До того периода, когда он освоил систему, он может употреблять формы так, как он их слышит в речи взрослых, и регулярные, и нерегулярные.

В тот период, когда ребенок систематизирует грамматику, он начинает использовать регулярные показатели грамматического значения для всех без исключения единиц (например, образует формы неправильных глаголов по образцу правильных). Это означает, что он использует ранние системные морфемы, входящие в отдельную лемму, вместо ранних системных морфем, которые находятся в одной лемме с содержательной морфемой. Дифференцированное использование двух видов ранних морфем приходит позднее, с усвоением исключений из правил, т.е. при усвоении нормы.

Системные морфемы второй и третьей групп, возможно, тоже появляются в онтогенезе в той же очередности, что и в ходе структурирования высказывания, так как поздние внешние системные морфемы необходимы для построения целого предложения, а поздние соединительные – для оформления синтаксемы.

Перед ребенком-билингвом стоит сложная задача, поскольку состав четырех групп морфем в каждом языке – разный. Для русскоанглийского билингвизма совпадение статуса морфем наблюдается, в первую очередь, в регулярных формах выражения множественного числа существительного.

Ранние детские переключения могут объясняться фонологическими причинами: ребенок избегает использовать слово из того языка, на котором оно произносится труднее, и прибегает к более легкому способу выражения того, что он хочет сказать. Это одно из проявлений «стратегии облегчения», которое наблюдается у многих двуязычных детей. Например, Джейми, мальчик из Венгрии, с которым папа говорил по-английски, а мама – по-венгерски, в 2 г. 8 мес. знал достаточно много эквивалентной лексики, но, если перед ним стояла задача произнести английские слова со звуками //, //, // или дифтонгами, то он сразу же переключался на венгерский язык [Gergely 1997: 150].

Принимая за основу деление речевого развития ребенка на шесть этапов, мы учитываем, какие типы слов и системных морфем можно ожидать в билингвальных высказываниях детей в том или ином возрасте.

Поскольку на первом (до 1 г.6 мес.) и втором (1 г. 6 мес. – 2 г.) этапах в высказываниях присутствуют только знаменательные слова, то принцип системных морфем еще не начинает действовать. Это не означает, что в высказываниях ребенка нет системных морфем. Они присутствуют, но не реализуются системно, поскольку соответствующие категории ребенком еще не усвоены. Например, в высказывании Дай a pie (Петя, 1 г. 7 мес.) с доминантного русского языка ребенок переключился на английский, включив существительное в двухсловное предложение. Матричным языком, вероятнее всего, является русский, представленный глаголом, а существительное с артиклем принято из гостевого языка (английского). Если бы это высказывание принадлежало взрослому, то матричным языком можно было бы считать и английский язык, так как артикль – системная морфема – принят из английского языка. С другой стороны, сегмент a pie во взрослом высказывании следует рассматривать как островное переключение. Однако для ребенка в возрасте 1 г. 7 мес. сочетание a pie нельзя считать островом гостевого языка, так как на рассматриваемом этапе речевого развития – в период голофраз – артикли используются детьми как составная часть существительного, как единый комплекс.

Их грамматическая и семантическая сущность осознается позднее, когда эти артикли появляются перед такими существительными, с которыми в норме не употребляются (после двух лет, например, с именами собственными или вещественными: a Саша).

Предложение A book упал (Петя, 1 г. 10 мес.) тоже представлено глаголом матричного (русского) языка, а существительное с артиклем взяты из недоминантного (английского). Нарушения правил переключения и грамматик взаимодействующих языков нет. В рассмотренных примерах глаголы – русские, а существительные – английские, что характерно и для «взрослых» переключений, но одно предложение начинается с русского элемента, а другое – с английского. То, что в обоих предложениях присутствуют и системные морфемы (артикли) гостевого языка, используемые с лексемами (существительными) того же языка, указывает на присутствие островных переключений, что не противоречит правилам билингвальной грамматики.

Системные морфемы начинают появляться и систематически употребляться только на третьем этапе (от 2 л. – до 2 л. 6 мес.). В речи ребенка наблюдаются императивы, грамматические средства выражения отрицания, вопросительности и т.д. Следовательно, высказывания двухлетнего ребенка (до 2 л. 6 мес.) уже можно изучать на основании принципа системных морфем с учетом того, какие системные морфемы способны появиться и регулярно появляются в его речи.

Для контрольного сопоставления необходимо привлекать, в первую очередь, одноязычные высказывания этого же ребенка на каждом из двух языков. Кроме того, для сравнительного анализа можно использовать данные исследования соответствующих проблем речевого развития одноязычных детей. На третьем этапе вступает в действие и принцип стимулирования островов гостевого языка, хотя и с рядом ограничений.

На четвертом этапе (2 г. 6 мес. – 3 г.) главные члены предложения сопровождаются несколькими второстепенными, а средняя длина высказывания (СДВ) равняется 3,5 морфем. На пятом этапе (3 г. – 3 г.

6 мес.) два простых предложения могут соединяться сочинительной связью, появляются разделительные вопросы, а СДВ равняется 4,0.

К этому возрасту ребенок уже дифференцирует два языка и понимает, на каких языках он разговаривает и с кем. Поэтому, начиная с пятого этапа речевого развития, детские билингвальные высказывания можно анализировать с применением всех принципов модели РМЯ.

Доминантный язык уже нельзя во всех случаях считать матричным, даже когда вопрос его установления оказывается трудноразрешимым. Осознание билингвальности и отношение ребенка к каждому из языков могут иногда стать определяющими факторами в выборе матричного языка. Если более «слабый» язык становится эмоционально более предпочтительным, он не всегда способен обеспечить соблюдение правил кодовых переключений, что может стать источником речевых ошибок.

В период устойчивой билингвальности, когда ребенок усвоил основные, необходимые ему для коммуникации грамматические категории обоих языков и активно использует их в общении, его кодовые переключения подчиняются правилам билингвальной грамматики для данной комбинации языков. В качестве матричного с одинаковой вероятностью выступает как доминантный, так и недоминантный язык.

Примером такого осознанного переключения может служить высказывание Катрины Сондерс, обращенное к маме и произнесенное со смехом: I’m just fraging Dad something (5 л. 6 мес.) [Saunders 1988: 78].

Одним из правил, действующих в ряде языков, является ограничение на переключение между личным местоимением в функции подлежащего и следующим за ним сказуемым, что на раннем этапе детского билингвизма наблюдается не всегда, если доминантность проявляется слишком явно. Однако постепенно, даже несмотря на доминантность, это правило начинает соблюдаться. В наших примерах после дифференциации языков ребенком русское личное местоимение всегда сопровождалось русским глаголом: Dad, I don't want to read now because я устал (Петя, 9 л. 5 мес.); Daddy, now я пойду (Петя, 9 л. мес.). Если перед русским существительным есть указательное местоимение, то оно принадлежит тому же языку и согласуется с ним в роде, числе и падеже: Dad, do you remember ту книгу (Петя 10 л. 7 мес.) Правила переключения кодов на этапе убывания билингвальности продолжают соблюдаться, но некоторые ограничения снимаются. Например, на следующий день после своего дня рождения Петя сообщил: One day has исполнилось to me (10 л.). В сочетании has исполнилось русский глагол в форме прош. вр. замещает английское причастие прош. вр., т.е. отсутствует грамматическая эквивалентность. Однако если принять во внимание, что у многих английских глаголов формы прошедшего времени и причастия прошедшего времени совпадают, нарушений правил переключения кодов с позиций грамматики МЯ (здесь – английский) нет. Здесь выявляется неоправданное использование системных морфем гостевого языка в слове «исполнилось» (показатели прошедшего времени и возвратного залога), так как оно при этом образует островное переключение.

Аналогичный пример, но с последующей металингвистической ремаркой «Мама, не записывай, я это специально так сказал», отмечен в ответе на просьбу папы. Папа: Pete, review the poem. Петя: I have повторил (11 л. 1 мес.) В тех случаях, когда грамматические категории двух языков для выражения одного и того же содержания не совпадают, происходит частичное дублирование грамматических формантов. В ответ на мамино замечание «Он просто дурачится», Петя сообщил, обращаясь к папе, «Yes, Dad, I am дурачиться» (10 л. 10 мес.). В ходе этого переключения происходят нарушения правил эквивалентности грамматических форм и модели РМЯ для классических переключений.

Синтаксемы has исполнилось, am дурачиться таким образом, свидетельствуют о появлении составного матричного языка в речи ребенка на этапе убывания билингвальности. Слабый язык (здесь – английский) еще продолжает в некоторых ситуациях играть роль матричного, но в не все его правила соблюдаются.

Таким образом, для объяснения специфики ранних переключений кодов в речи ребенка, одновременно усваивающего два языка, можно применять модели «взрослой» билингвальной речи, но с учетом возрастных показателей, характерных для каждого этапа его речевого развития. На этапе убывания билингвальности (забывания одного из языков), правила кодовых переключений действуют в тех случаях, когда матричным является доминантный язык.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК BOLONYAI A. In-between languages: Language shift/maintenance in childhood bilingualism // International Journal of Bilingualism. – 1998. – Vol. 2, № 1. – P.

21-43.

GERGELY Z. Code-mixing in the speech of a 2;8 year-old Hungarian-English bilingual child // Applied linguistic studies in Central Europe, v. 1. – Veszprem, 1997. – Pp. 149-154.

MYERS-SCOTTON C. Myers-Scotton C. Duelling languages: Grammatical structure in code-switching. – Oxford: Oxford University Press, 1993.

MYERS-SCOTTON C. Duelling languages: Grammatical structure in codeswitching / 2nd ed. – Oxford: Oxford University Press, 1997.

MYERS-SCOTTON C. Contact Linguistics: Bilingual Encounters and grammatical outcomes. – Oxford: Oxford University Press, 2002.

SAUNDERS G. Bilingual children: From birth to teens. Clevedon: Multilingual Matters, 1988.

Schmitt E. Overt and Covert Codeswitching in Immigrant Children from Russia // International Journal of Bilingualism. – 2000. – Vol. 4, № 1. – P. 9-28.

SCHMITT E. Early bilinguals – incomplete acquirers or language forgetters // «Studia Humaniora et Paedagogica Collegii Narovensis». – Narva, 2008. – P. 311-330.

ZABRODSKAJA A. Evaluating the Matrix Language Frame model on the basis of a Russian—Estonian codeswitching corpus // International Journal of Bilingualism. – 2009. – Vol. 13, № 3. – P. 357-377.

Чуваева К.М.

Chuvaeva K.M.

Санкт-Петербург, Россия, ksushona@bk.ru ПРОБЛЕМЫ ОБУЧЕНИЯ РУССКОМУ ЯЗЫКУ ИНОСТРАННЫХ АБИТУРИЕНТОВ ТЕХНИЧЕСКИХ ВУЗОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ THE PROBLEMS OF TEACHING RUSSIAN TO THE FOREIGN APPLICANTS OF RUSSIAN TECHNICAL UNIVERSITIES Аннотация. Автор выявляет актуальные проблемы преподавания русского языка иностранным абитуриентам технических вузов.

По мнению автора, решение данных проблем способствует повышению качества подготовки специалистов.

Pages:     | 1 |   ...   | 46 | 47 || 49 | 50 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.