WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 | 35 |   ...   | 50 |

По мнению одних исследователей, инфинитив является "абстрактным глагольным именем" [Woodcock 1959: 14]. Другие же называют его иногда центром глагольной системы [Kukenheim 1968: 94], так как он открывает парадигму спряжения глагола. Однако инфинитив сформировался гораздо позже, чем личные глагольные формы; он явился продуктом длительной деятельности языкового сознания, абстрагирующей силы человеческого мышления. О. Семереньи указывает на то, что как будто сама собой разумеющаяся в отдельных индоевропейских языках категория инфинитива не обнаруживается в общеиндоевропейском, и нельзя предполагать, что она существовала. В индоевропейских языках инфинитив “вышел” из отдельного класса отглагольных абстрактных существительных, которые постепенно отделились от разряда имен и приблизились к глаголу так, что в конечном счете стали элементами его системы [Семереньи 1980: 338].

Предложение, являющееся частью задания, которое студентам необходимо было перевести на русский язык, — простое с синтаксической точки зрения, но оно содержит вторичную предикацию, представленную сложной формой инфинитива: Je crois vous avoir aperu tout l’heure (M. Aym La canne). Предложение отражает наличие двух ситуаций: 1) состояние субъекта, высказывающего суждение, – je crois (я думаю, считаю), 2) факт того, что он заметил другого человека – avoir aperu. Лишь 2 студентов из 20 продемонстрировали понимание ситуации, обозначенной предложением. В большинстве случаев были предложены варианты перевода, в которых студенты интерпретировали вторую ситуацию как следующую за первой: Думаю, мы скоро с Вами увидимся. В другом случае вторая ситуация в исходном предложении рассматривалась как одновременная с первой:

Думаю, я Вас замечаю (вижу).

Причины неверной интерпретации предложения, вероятно, затрагивают как формальный, так и содержательный уровень. Мы имеем дело со сложной формой инфинитива, которая, как и аналитические времена, образована при помощи вспомогательного глагола (в инфинитиве) и причастия прошедшего времени. Такая форма инфинитива проявляет категорию таксиса, или соотнесенности, которая выражает порядковые отношения между действиями, в данном случае предшествования [Гак 2000: 349-350]. В приведенном примере вторая ситуация, обозначенная сложным инфинитивом avoir aperu, предшествовала состоянию субъекта je crois, сообщившего об этом. Сложная форма инфинитива выполняет в данном случае функцию дополнения при глаголе croire. Нужно отметить, что в русском языке не существует эквивалента такой форме инфинитива, поэтому последнюю можно перевести в данном случае придаточным предложением: Мне кажется (Думаю, что), я Вас только что видел.

В современном французском языке существует оппозиция простых и сложных глагольных форм, выражающих видовое противопоставление незаконченности – законченности действия. Указанная оппозиции формируется уже в позднелатинский период, когда новые романские аналитические формы становятся семантическими преемниками латинских форм, образованных от перфектных основ, и выражают законченность действия [Сабанеева, Щерба 1990: 116].

Такое разделение глагольных форм на две противоположных группы становится понятным, если обратиться к исследованию французского лингвиста Г. Гийома, который, последовательно рассматривая неличные глагольные формы, постулирует своеобразное движение реализующегося действия от одной точки — так называемого напряжения (tension) до другой точки — ослабления действия (dtension). Внутреннее время действия представлено по-разному в неличных формах. Простая форма инфинитива обладает потенциалом внутреннего неизрасходованного времени (tension/0). Причастие настоящего времени отображает действие в его реализации, время осуществления действия сдвинулось с нулевой отметки (tension/dtension). Что же касается причастия прошедшего времени, то оно формирует представление о том, что время для осуществления действия закончилось; ученый называет такое причастие мертвой формой глагола, желая тем самым подчеркнуть, что это законченное действие, некий его результат [Guillaume 1929: 15-17]. Такие выводы дают полное основание утверждать, что любая сложная глагольная форма, включающая participe pass, означает законченное, завершенное действие. Сложная же форма инфинитива, вводящая вторичную предикацию, всегда означает действие, предшествующее по отношению к главному действию, обозначенному глаголом-сказуемым.

В современном французском языке сложная форма инфинитива достаточно часто сопровождается предлогом aprs «после», имеющим значение времени, например: Aprs avoir pass trois heures l’hpital, les skieurs purent rentrer l’htel. ‘Проведя три часа в больнице, лыжники смогли вернуться в гостиницу’. Aprs avoir longtemps hsit, j’ai dcid de changer de travail. ‘После долгих колебаний я решил сменить работу’. Il s’est rendu compte qu’il avait oubli un sac dans le train aprs en tre descendu. ‘Он понял, что забыл одну из сумок в поезде, после того, как вышел из вагона’.

В приведенных предложениях сложная форма инфинитива выполняет функцию обстоятельства времени и может переводиться на русский язык деепричастием прошедшего времени совершенного вида, придаточным предложением времени или отглагольным именем существительным. В этих случаях благодаря предлогу aprs имеет место эксплицитное указание на действие, предшествующее по времени главному действию, обозначенному глаголом в личной форме.

Интересно обратиться к истории развития французского языка, где существовал этап (старофранцузский язык IX-XIII вв.), в течение которого инфинитив, сохранив основные синтаксические функции латинского инфинитива, приобрел ряд новых функций благодаря тому, что получил возможность сочетаться с предлогами. Для инфинитива оказалось возможным выполнять в предложении роль предложного дополнения при глаголе, обстоятельства, а также дополнять и определять существительное. Выступая в функции обстоятельства времени, инфинитив, вводимый различными предлогами, мог сообщать о действии, одновременном главному, обозначенному глаголомсказуемым, предшествующем или следующем по отношению к главному действию. При этом лишь семантика предлога указывала на то или иное временное отношение между основной и вторичной предикацией, поскольку в старофранцузском языке функционировала только простая форма инфинитива. В современном же французском языке именно две разные формы инфинитива стали ответственны за выражение значения одновременности и следования, с одной стороны, – простая форма, и предшествования, с другой стороны, – сложная форма инфинитива. Будучи не сопровожденной предлогом aprs, значение которого бы эксплицитно указывало на отношение предшествования, сложная форма инфинитива, вероятно, вызывает у студентов сложность в ее интерпретации.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК ГАК В.Г. Теоретическая грамматика французского языка. – М.: Добросвет, 2000. – 832 с.

САБАНЕЕВА М.К., ЩЕРБА Г.М. Историческая грамматика французского языка. – Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1990. – 271 с.

СЕМЕРЕНЬИ О. Введение в сравнительное языкознание. – М.: Прогресс, 1980.– 408 с.

СЕРГЕЕВА В.И. Лингвистическая сущность предикации // Прагматика и семантика синтаксических единиц. Отв. ред. И.П. Сусов. – Калинин, 1984. – С. 30–36.

AYME M. Contes et nouvelles. – Moscou: Progrs, 1967. – 335 р.

GUILLAUME G. Temps et verbe. – Paris: Champion. Koschmieder E., 1929. – 134 р.

KUKENHEIM L. Grammaire historique de la langue franaise. Les syntagmes. – Leiden: Universitaire Pers, 1968. – 208 р.

WOODCOCK E.C. A new latin syntax. – London: Methuen, 1959. – 267 р.

Кузнецова Л. И.

Kuznetsova L. I.

Красноярск, Россия, lora_smith@rambler.ru ФРЕЙМОВЫЙ СЛОВАРЬ В МЕТОДИКЕ ИНТЕНСИВНОГО ОБУЧЕНИЯ ИНОСТРАННЫМ ЯЗЫКАМ: К ВОПРОСУ О КРИТЕРИЯХ ОТБОРА СЛОВ FRAME-BASED DICTIONARY IN PRACTICE OF INTENSIVE LEARNING OF FOREIGN LANGUAGES: THE CRITERIA OF WORD CHOICE Аннотация. В статье описывается особенности работы с фреймовыми словарями, отражающие специфику интенсивного обучения ИЯ, даются критерии отбора слов, приводятся примеры форм работы с такими словарями.

Abstract. Тhe article studies the principles of using frame-based dictionaries that reflect the peculiarities of intensive learning of foreign languages. The criteria of word choice, the forms of interaction at the lessons are given.

Ключевые слова: фреймовый словарь; интенсивное обучения иностранным языкам; критерии отбора слов.

Keywords: frame-based dictionary; intensive learning of foreign languages; the criteria of word choice.

УДК 372.881.Фреймовый словарь относится к идеографическим словарям тематического типа. Специфика фреймового словаря заключается в том, что в нем используется фреймовый подход в организации лексики, разработанный Г. А. Тюриной (2000) и А. Н. Латышевой (2004). Под фреймовой словарной статьей понимается структура, которая организована на основе фрейма. По определению М. Минского, «фрейм – это иерархическая структура для представления знаний о некоторой стереотипной ситуации, которая понимается как обобщенный фрагмент действительности, типичное положение дел» [Минский 1978:

295]. Словарная статья отображает схематичный набор знаний о мире, который «существуют в когнитивной базе человека и как бы сращиваются с лексикой» [Латышева 2004: 6].

© Кузнецова Л. И., Методическая задача фреймового словаря реализуется в активизации учебной деятельности и развитии навыков продуктивных видов речевой деятельности. Таким образом, фреймовый словарь способствует формированию коммуникативно-познавательной активности учащихся и создает предпосылки для успешного овладения иностранным языком.

Г. А. Тюрина разработала принципы организации фреймовой словарной статьи на основе фрейма [Тюрина 2000: 138]. Методика составления статьи опиралась не на «вертикальную» иерархическую структуру, описанную в лингвистических исследованиях, а на её аналог, удобный для применения в учебном словаре. При создании словарной статьи использовались следующие операции:

1) определение состава участников, имеющих отношение к выбранному фрагменту действительности;

2) составление списка действий каждого участника;

3) определение, какие предметы были задействованы в этом фрагменте;

4) определение необходимости включения в словарную статью элементов скриптов и описания последовательности некоторых событий [там же: 139].

Использование фреймового словаря в методике интенсивного обучения является новым направлением в лингводидактике РКИ. Оно открывает возможности активизации учебной деятельности и создает предпосылки для успешного усвоения повышенных объемов концентрированной учебной информации.

Научная новизна нашего исследования заключается в исследовании критериев отбора языкового материала для фреймовой словарной статьи в методике интенсивного обучения.

Критерии отбора в методике интенсивного обучения определяются общими и частными целями курса на том или ином этапе обучения. Они связаны с основой стратегией обучения, состоящей в движении от речи к языку, т.е. от синтагматической системы к парадигматической. При этом основной учебной единицей является высказывание, соотносимое с уровнем предложения и реализующее единство фонетического, грамматического и лексического аспектов при ведущей роли синтаксиса [Смирнова 1988: 79].

В целом специфика интенсивного обучения требует и позволяет оперировать на каждом данном временном отрезке учебного процесса большим объемом учебного материала, что в свою очередь определяет объем и содержание фреймовой словарной статьи.

Фреймовая статья в методике интенсивного обучения является, по сути, фреймом/скриптом, имеющим несколько сюжетных линий и ситуаций. Поскольку фрейм репрезентируется большим объемом речевого материала встает задача минимизации и определения критериев отбора языкового материала. Принятые в традиционном обучении критерии отбора слов, такие как тематический критерий, критерий общеязыковой частотности, критерий семантической ценности слова, способности слова сочетаться с другими словами остаются значимыми и для фреймовой словарной статьи. Однако специфика отбора слов в нашем исследовании определяется следующими взаимосвязанными критериями отбора, принятыми в методике интенсивного обучения [Смирнова 1988: 79]:

1) Критерий актуальности, понимаемый как соответствие целям и задачам обучения в курсе, на этапе, в микроцикле, конкретизируется через совокупность критериев функционально-стилистической адекватности как соответствие сфере или сферам речепользования, ситуационной частотности с учетом общеязыковой частотности и тематической направленности. Говоря иными словами, критерий актуальности предполагает отбор лексических средств, необходимых в достаточных для обеспечения предполагаемой иноязычной коммуникативной деятельности учащихся. Критерий актуальности является общим для всех методических систем, основанных на коммуникативном подходе и имеющих своей целью активное практическое владение языком. Этот критерий является ведущим по отношению ко всем остальным критериям;

2) Критерий функциональности, понимаемый здесь как обязательная представленность лексических средств, обеспечивающих устное непосредственное речевое взаимодействие (клише речевого этикета, система обращений, средства субъектной соотнесенности, средства адресованности, средства вступления в речевой контакт, поддержания его и завершения). Хотя данный критерий можно рассматривать как составляющую критерия актуальности, Т. Н. Смирнова отдельно выделяет данный критерий, так как в нем ярко выражается специфика процесса интенсивного обучения, состоящая в моделировании ситуаций общения;

3) Критерий экономичности, понимаемый с одной стороны, как отбор лексических единиц (ЛЕ) с наиболее широкой сочетаемостью, учет объема значения и многозначности, а, с другой стороны, их значимости для демонстрации фонетических, грамматических явлений и моделей словообразования.

В критерии экономичности реализуется интенсивность обучения в отношении временных параметров, т.е. стремления в ограниченный срок обеспечить максимальную речевую активность учащихся;

4) Критерий доступности, понимаемый не только в общедидактическом смысле, но и как предпочтительный выбор языковых средств, более легких для восприятия и запоминания на каждом данном этапе обучения, т.е. учет объема слова, его морфологического состава, степени мотивированности, значения, отношения к другим элементам лексической системы, отношения к интернационализмам, наличия русских эквивалентов.

Критерий доступности, также как и критерий экономичности позволяет обеспечивать учащимся максимум речевой активности в определенных временных рамках;

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 | 35 |   ...   | 50 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.