WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 50 |

Хосе Ортега-и-Гассет отмечал, что при переводе семантические объемы слов, обозначающих даже одни и те же явления в различных языках, отличаются друг от друга. Например, «лес» в испанском и немецком. И здесь не только несовпадение самих реалий, но и всех связанных с ними эмоциональных отзвуков. Даже слова, обозначающие такие простые и общие для всех понятия, как «резать», «есть», «пить», могут иметь в разных культурах различные смысловые оттенки и использоваться в разном контексте.

Помимо этого, люди разных культур могут связывать с одним и тем же словом разные ассоциации. Т. н. «эквивалентные» слова на самом деле представляют гораздо большие трудности при изучении иностранного языка, чем безэквивалентная или частично эквивалентная лексика. Кажущаяся понятийная эквивалентность слов может привести к неточности при переводе, и возникает коммуникативный барьер. Например, рус. слово «дом» шире по значению, чем англ. «house», так как включает в свою семантику любое здание, где живет и работает человек (home, building, block of flats, condominium, mansion), и по употреблению в речи (ср. «дом» в русском адресе и его отсутствие в английском), и по стилистическим особенностям, и по возможностям лексической сочетаемости.

Несомненно, наибольшую сложность для адекватного перевода и понимания в межкультурном общении представляют фразеологические сращения (например: «red tape» (букв. «красная лента») – «бюрократизм», «to fiddle while Rome is burning» (букв. «играть на скрипке, пока горит Рим»), т.е. заниматься пустяками в то время, когда стоишь перед решением важной проблемы) и фразеологические единства (например: «to be born with a silver spoon in one's mouth» (букв.

«родиться с серебряной ложкой во рту») – «родиться в сорочке», «to live on the fat of the land» (букв. «жить на жирной земле») – «жить припеваючи, без забот», «жить в роскоши», «кататься, как сыр в масле»), которые отражают культурные особенности носителей языка.

Следует отметить, что некоторые устойчивые сравнения чрезвычайно специфичны. Экспериментальные данные (исследования Т. В. Шмелевой, В. А. Масловой, А. А. Залевской и др.) показывают, что семантика сравнения отражает национальное видение мира. Выбор сравнения обусловлен рамками окружающей действительности, культурой, ситуацией общения. Устойчивые сравнительные обороты отражают оценочные эталоны, принятые в той или иной лингвокультурной общности. Например, признак «тощий» в различных языках и культурах соотносится с различными денотатами: «тощий, как скелет комара» (яп.), «тощий, как высохшая цикада» (вьетнам.), «тощий, как лестница» (туркм.), «тощий, как сука с полдюжиной щенят» (индонез.), «тощий, как бенберийский сыр» (англ.), «тощий, как смык» (белорус.), «тощий, как вобла (жердь)» (рус.).

Следует отметить также каузальную атрибуцию – т. е.

объяснение причин поведения и итогов деятельности. Большинство исследователей считает, что причина является универсальной категорией семантического инвентаря любой культуры, но в различных культурах дается различное толкование причинности.

Ниекава-Ховард усматривает некую связь между японской грамматикой и восприятием японцами причин событий. Они часто используют пассивную форму и склонны (более, чем носители английского) возлагать ответственность на других, даже если результаты положительны. В русском распространены неагентивные предложения – безличные конструкции, конструкции с дательным падежом субъекта. Это значение «безличности» проявляется и в лексике: «вышло», «получилось», «удалось», «повезло» и др.

Категория «невольности осуществления» это то же, что категория неконтролируемости, характерная для русского менталитета. Русским свойственно перекладывать ответственность за происшедшие события на внешние таинственные силы, не поддающиеся контролю разума. Языковое выражение невольности дает возможность снизить уровень ответственности. Таким образом, языковая картина мира регулирует поведение, создавая культурно-национальный стереотип.

Как показывают исследования, культура влияет не только на лексику языка, но и на его прагматику. Например, выбор указания на себя и других в американском английском отражает особенности американской культуры. С точки зрения американской культуры, важен человек, а не его статус, и он воспринимается как независимая уникальная личность. Поэтому американцы в любой ситуации могут использовать слово I (я) для того, чтобы указать на себя, и слово уои (вы, ты), чтобы указать на другого человека. Наиболее важные характеристики, влияющие на поведение и язык в Японии - это статус и групповая ориентация. Система выбора подходящих указаний на себя и других в японском языке отражает важные аспекты японской культуры. Если вы ниже собеседника по статусу, то следует указывать на себя с помощью одного из местоимений, эквивалентных слову «я», таких как «ватачи», «ватакуси», «боку» и «орэ». Это также зависит от пола (женщины не могут говорить «боку» или «орэ»), степени вашей вежливости и степени знакомства с человеком.

Ученые (Кашима и Кашима) обнаружили, что культуры, чьи языки позволяют опускать местоимения, обычно менее индивидуалистичны.

Культурные различия были зафиксированы и в других областях человеческого общения (извинения, самораскрытие, комплименты, взаимная критика). В настоящее время активно изучается феномен билигвизма. Результаты исследований на данный момент свидетельствуют о непосредственной связи между языком и культурой. Культура оказывает значительное влияние на процессы вербального и невербального кодирования и декодирования информации. Многие люди, владеющие двумя языками, утверждают, что думают и действуют по-разному, в зависимости от того, на каком языке они говорят. Интересный опыт провел Эрвин. Он пришел к заключению, что на французском языке участники выражали больше агрессии и замкнутости, чем на английском, и что женщины демонстрировали более высокую потребность в достижениях, когда говорили на английском. Это связано с тем, что во французской культуре более важна словесная демонстрация своей доблести и сильнее различаются роли мужчин и женщин [Мацумото 2000].

Итак, различия в языках отражают важные различия между культурами и в то же время способствуют укреплению этих культурных особенностей. Например, в результате использования в японском языке сложной системы указаний на себя и других, система мышления и поведения носителя языка приобретает структуру, отражающую характер культуры. Ассоциации, подтексты и нюансы языка влияют на культуру и сами в свою очередь испытывают влияние культуры. «Причина такого взаимодействия состоит в том, что язык символизирует собой культуру. Культура - это групповой способ структурирования мира для того, чтобы избежать хаоса и обеспечить выживание группы; язык - это система символов, которая представляет и отмечает это структурирование» [Мацумото 2000].

Как показывают наблюдения, более всего воздействие культуры на язык проявляется в лексической системе, в устойчивых словосочетаниях и сравнениях, в прагматике языка и т. д. Язык отражает менталитет народа, его национальный характер, мироощущение, систему ценностей. Обучение иностранным языкам как средству коммуникации будет успешным в том случае, если языки будут изучаться в неразрывном единстве с миром и культурой народов. Изучение мира носителей помогает лучше понять особенности речеупотребления, дополнительные смысловые нагрузки единиц языка и позволяет избежать барьеров в коммуникации.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК МАСЛОВА В. А. Лингвокультурология. М.: Издательский центр «Академия», 2001. – 208 с.

МАЦУМОТО Д. Психология и культура. [Электронный ресурс]. URL:

http://www.gumer.info/bibliotek-Buks/Psihol/Mats/12.php САБЛИНА С. Г. Барьеры коммуникации в межкультурной среде / Сб.

«Актуальные проблемы теории коммуникации». - СПб: Изд-во СПбГПУ, 2004. – С. 52–ТЕР-МИНАСОВА С. Г. Язык и межкультурная коммуникация. - М.: Слово/ Slovo, 2000. – 264 c.

ШВЕЙЦЕР А. Д. Теория перевода (статус, проблемы, аспекты). - М.: Наука, 1988. – 215 с.

ШМЕЛЕВА Т. В. К проблеме национально-культурной специфики «эталона» сравнения (на материале английского и русского языков) / В кн.:

Этнопсихолингвистика. - М.: Наука, 1988. – С. 120–124.

Шутёмова Н.В.

Shutemova N.V.

Пермь, Россия, manchinova@perm.ru СТАНОВЛЕНИЕ ПОНЯТИЯ ПОЭТИЧЕСКОГО ПЕРЕВОДА FORMATION OF THE CONCEPT OF POETIC TRANSLATION Аннотация. Статья посвящена рассмотрению процесса становления понятия поэтического перевода.

© Шутёмова Н. В., 2011 Abstract. The article considers the process of formation of the concept of poetic translation.

Ключевые слова: поэтический перевод; поэтический текст;

теория перевода.

Keywords: poetic translation; poetic text; theory of translation.

УДК 81’Вследствие своей противоречивости поэтический перевод на протяжении многих веков становился предметом осмысления, прежде всего, самими переводчиками. При этом традиционно обсуждались проблемы художественной точности, трансляции ритмической структуры, целостности, многостильности и иностранного колорита оригинала. Однако собственно теория поэтического перевода до сих пор находится в процессе своего становления.

С одной стороны, ее эволюция в значительной мере обусловлена закономерностями развития науки о переводе, с другой – сопоставительными исследованиями национальных литератур. Это позволяет выделить в процессе становления понятия поэтического перевода лингвистический и литературоведческий векторы.

Необходимо также заметить, что в специальных теориях данное понятие охватывается более общим понятием художественного перевода, а в общих теориях – соответственно понятием перевода, что, как правило, и является предметом специального рассмотрения. И в общих и в специальных теориях можно выделить тенденцию использования поэтического текста, прежде всего, в качестве материала, иллюстрирующего основные концептуальные положения.

В традиционном переводоведении понятие перевода получает лингвистическое наполнение и определяется как «вид языкового посредничества, при котором содержание иноязычного текста оригинала передается на другой язык путем создания на этом языке коммуникативно-равноценного текста» [Комиссаров 1990: 248]. Например, в теории уровней эквивалентности поэтический перевод рассматривается в рамках жанрово-стилистической классификации и определяется как разновидность художественного перевода, который, в отличие от информативного перевода, определяется на основе представления о доминантной функции исходного текста как перевод художественных текстов, основной функцией которых является эстетическое воздействие на реципиента. При этом перевод поэзии постулируется лишь гипотетически как один из возможных подвидов художественного перевода (наряду с переводом пьес, сатиры, художественной прозы, песен).

На становление понятия поэтического перевода повлияло и развитие понятийного аппарата общей лингвистической теории перевода. В частности, на поэтический перевод проецировались понятия эквивалентности, адекватности и соответствия, которые в традициионном переводоведении рассматривались как общие переводоведческие категории, представляющие онтологические свойства перевода. При этом на поэтический перевод проецируется и эволюция этих понятий. Например, эволюция понятия эквивалентности: от недифференцированной ее трактовки к дифференцированной.

В рамках недифференцированной интерпретации на поэтический перевод проецируются категории постоянного равнозначного соответствия, формального соответствия, динамической эквивалентности, коммуникативной эквивалентности. Общей характеристикой этих моделей является отмеченная А.Д. Швейцером ориентация преимущественно на идеальный эталон перевода, а не реальную переводческую практику.

В рамках дифференцированного подхода на поэтический перевод проецируются разные типологии эквивалентных отношений между первичным и вторичным текстами. Так, А.Д. Швейцер, предлагая две типологии эквивалентности: семиотическую и функциональную, развивает идею функционального инварианта перевода и функциональных доминант текста как определяющего фактора стратегии перевода. В соответствии с моделью Р.О. Якобсона, он выделяет следующие виды эквивалентности: референтную, экспрессивную, конативную, фатическую, металингвистическую и поэтическую. В текстах, доминантной функцией которых является металингвистическая или поэтическая функция, действует закономерность примата эквивалентности текста над эквивалентностью его сегментов. При этом отношения между оригиналом и переводом, устанавливаемые при прозаическом переводе поэзии, рассматриваются как частичная эквивалентность, т.к. предполагают передачу референтной, а не поэтической функции исходного текста. Однако, несмотря на выделение фактора функциональных доминант текста в переводе и поэтического типа эквивалентности, художественный перевод и, в частности, поэтический, также не является предметом исследования и используется в качестве материала для демонстрации общих закономерностей перевода, поскольку, по мнению исследователя, «художественный перевод с широтой его функционального диапазона и разнообразием используемых в нем языковых средств как нельзя лучше соответствует этой цели» [Швейцер 1988: 4]. Соответственно и функциональные доминанты поэтического текста, релевантные для перевода, остаются в рамках общей теории перевода не выявленными.

В стилистических и коммуникативно-прагматических концепцииях художественного перевода [Попович 1980; Федоров 1971] это понятие оказывается недифференцированным и включает в себя помимо перевода художественной прозы, перевод поэзии, драматургии, фольклора.

Таким образом, в традиционном переводоведении гипотетически констатируется наличие специфики поэтического перевода, при этом представление о нем ограничивается преимущественно лингвистическими рамками. Вне поля исследования оказывается собственно специфика поэтического текста, обусловливающая проблемы, связанные с пониманием смыслового пространства оригинала и его репрезентацией в переводе. В определенной мере это можно объяснить общей нацеленностью традиционного переводоведения на разработку универсальных переводческих технологий, не учитывающих специфику типа переводимого текста.

В современном переводоведении одной из основных тенденций становится рассмотрение специфики переводческой деятельности в зависимости от типа переводимого текста [Алексеева 2010; Галеева 1999;

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 50 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.