WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 33 |

Показав, как они считали, вынужденный со стороны самодержавия характер школьных реформ, многие советские исследователи считали, что тем самым была доказана и искомая классовая сущность правительственных мероприятий: «Политика самодержавно-крепостнического государства в рассматриваемое время влияла на состав предметов, изучавшихся в школах, на цели их изучения, была направлена на насаждение в школах охранительных идей, на борьбу с проявлениями свободомыслия и критики самодержавно-крепостнического строя» [26]. Становилась при этом возможной оценка Устава народных училищ 1786 года как «отражавшего интересы господствующего дворянского сословия» [27], которая совершенно не вытекает из его текста.

В некоторых работах последних лет продолжает звучать ставшая в советское время привычной интерпретация образовательных реформ начала XIX века: «Все это создавало видимость буржуазной реформы школы, доступности образования для всех сословий Российской империи. Однако видимость эта была обманчивой, и буржуазный характер проводимых мероприятий значительно ограничивался сохраняемыми феодальными чертами» [28]. Однако появляются взвешенные и более объективные объяснения тех трудностей, которые действительно тормозили развитие народного образования в стране в правление Александра I. «Начальное образование передано было в основном заботам общества, а общество не прониклось еще в полной мере идеей пользы просвещения. Должно было пройти не одно десятилетие, чтобы мысль о необходимости просвещения народа была воспринята самим народом», - пишет Е.К. Сысоева [29]. Высокая значимость и прогрессивность образовательных реформ этого царствования подчеркивается, по мнению В.А. Федорова, привлечением к их разработке М.М. Сперанского, которому поручали самые ответственные участки государственного управления [30]. Как считает Ф.А. Петров, результативность этих реформ подчеркивается также тем, «что в отличие от двух других ключевых вопросов России – освобождения крестьян и введения конституционного строя – в области народного образования правительство Александра I добилось наибольших успехов» [31].

Даже, казалось бы, незыблемая еще с давних времен негативная оценка политики Николая I в области культуры, на которой сходились и либералы, и консерваторы, и народники, и марксисты, выглядит не столь бесспорно, как прежде. Так, убедительно звучит мнение исследователей, что в целом «вторая четверть века, совпавшая полностью с Николаевским царствованием, стала временем подъема в культуре русской провинции», а определенную положительную роль в этом процессе сыграла даже известная триада графа Уварова [32]. Последний, как утверждает Ф.А. Петров, имел «собственную программу развития народного образования в основу которой были положены не только назидательно-запретитетльные принципы, но и научно-просветительские идеи» [33].

Совсем недавно школьная политика второй четверти XIX в. рассматривалась как абсолютное препятствие на пути прогресса, поскольку «тормозила распространение образования», хотя и «бессильна была его остановить» [34]. Внимательное следование за источниками привело более объективных исследователей к выводу, что именно к 1830-40-м гг. следует отнести «факт появления организованной сельской школы» в России. В этом факте проявились усилия и государственных ведомств, и духовенства, и образованных помещиков, вроде тех, кто создал Комитет грамотности при Московском обществе сельского хозяйства[35]. Подчеркивается, что в результате развития школьного дела в городе за вторую четверть XIX в.

практически не осталось уездных городов, где бы не было уездных училищ [36]. Изложенные выше выводы вполне согласуются с данными по селам и городам Поволжья и Заволжья, полученными автором данной статьи [37].

Материалы центральных и местных архивов позволили ввести новые источники в изучение даже таких неожиданных для дореформенной деревни явлений просвещения, как участие сельских учителей и рядовых жителей в научных изысканиях [38].

Развернутую формулировку оценки всего николаевского царствования предложил Б.Н. Миронов: «…При Николае I получило дальнейшее развитие многое из того, что начинало осуществляться при Екатерине II и Александре I в сфере прав сословий, укрепления законности в управлении, распространения образования, ограничения крепостничества – все это готовило почву для следующего либерального царствования». Ближе к нашей теме оценка становится еще благожелательней: «В целом вторая четверть XIX в. – время расцвета литературы, науки, искусства, образования».

Автор разъясняет при этом, что имеет в виду все уровни образования:

высшего, среднего «и народного просвещения» [39].

Такой взгляд на эпоху Николая I является частью общей концепции Миронова. Он, во-первых, считает, что из всех социально-политических сил страны именно «российское самодержавие являлось лидером модернизации, бесспорным проводником экономического, культурного и социального прогресса в стране». Во-вторых, он отводит образовательным реформам место в одном ряду с важнейшими государственными преобразованиями. В-третьих, он приходит к выводу, «что распространенное в литературе мнение о том, что царизм тормозил развитие просвещения не соответствует действительности», а потому «не развитие народного образования отставало от потребностей народа, а, наоборот, потребности народа в образовании отставали от возможностей, которые создавала существовавшая система народного просвещения» [40].

Отход от идеологических догм недавнего прошлого следует оценить положительно. Правда, он не всегда сопровождается привлечением новых важных источников. Некоторые авторы ограничиваются повторением накопленного в досоветское время материала, вводя новые сведения весьма локального звучания и мало связанные с основной темой. Например, для показа школьной политики Екатерины II, к известным по литературе фактам деятельности правительства в области светского образования механически присоединяются сведения об усилиях одной из местных епархий по улучшению работы своих учебных заведений [41]. Попытка дать общую картину духовного образования в России ограничилась тем, что уже опубликованные материалы по училищам различных конфессий были дополнены архивными источниками только по мусульманским школам [42].

Вообще замечается тенденция роста числа работ, авторы которых практически обходят стороной дела центральных архивов, возможно, посчитав их исчерпанными предшественниками. Такой вывод был бы более чем преждевременным. Даже по школьной реформе Екатерины II, казалось бы, наиболее изученной, остались неразработанными как отдельные важные документы, так и целые их пласты. Все они за многие десятилетия редко использовались исследователями. Лишь в единичных случаях были использованы из архивных фондов Комиссии об учреждении училищ общероссийские данные и некоторые т.н. «полугодовые ведомости» по Рязанской губернии [43] и Москве [44], причем не полностью, а только в части содержащихся в них сведений о числе учащихся и их сословном составе. Журналы и определения Комиссии в плане интересовавших ее вопросов прорабатывала и Г.И. Смагина[45]. Попытка как можно более полно привлечь архивные документы Комиссии об учреждении училищ и ряда других учреждений, имевших отношение к политике в области просвещения в XVIII – начале XIX вв., по одному из крупных регионов страны (Юго-востоку Европейской России) была предпринята в монографии автора данной статьи [46].

Научные споры, затрагивающие взаимоотношения власти, общества и школы в России конца XVIII - первой половины XIX вв., и обширный круг источников, позволяющих подойти к их решению, определяют основные пути исследования поставленной темы. Становится очевидным, что школьные реформы, осуществленные в России до отмены крепостного права, были нацелены не только на удовлетворение потребностей дня, но и на стратегическую перспективу постепенной модернизации традиционного строя русской жизни. В этом отношении они выполнили свою задачу, сыграв важную роль в интеллектуальной и идейной подготовке будущих Великих реформ, которые были вызваны не только хозяйственными или военными, но и изменившимися моральными и культурными потребностями страны. Российский абсолютизм все время от Екатерины II до Александра II, по сути, не переставал оставаться «просвещенным» в прямом смысле этого слова, то есть понимающим необходимость широкого распространения образования и принимающим на себя ответственность за это. Перечень основных проблем, выделенных в данной статье, накопленный в литературе и обозначенный здесь материал показывают непреходящую научную значимость продолжения изучения вопросов сложных социальных, политических и культурных факторов отечественной истории, сконцентрированных в емком, многозначном термине «просвещение».

Литература 1. Толстой Д.А. Взгляд на учебную часть в России в XVIII столетии до 1782 года // Записки имп. Академии Наук. СПб., 1883. Т.XLVII. Приложение. №2; Толстой Д.А. Городские училища в царствование Екатерины II // Сборник отделения русского языка и словесности имп. Академии наук.

Т.XLI. №2. СПб., 1886; Рождественский С.В. Очерки по истории систем народного просвещения в России в XVIII-XIX веках. Т.1 // Записки историко-филологического факультета имп. Санкт-Петербургского университета. СПб., 1912. Ч.CIV.

2. Грот Я.К. Заботы Екатерины II о народном образовании, по ее письмам к Гримму // Сборник отделения русского языка и словесности имп. Академии наук. Т.XX. СПб., 1880; Шугуров М.Ф. Дидро и его отношения к Екатерине II // Осмнадцатый век. М., 1868. Кн.1.

3. Смагина Г.И. Академия наук и Российская школа (вторая половина XVIII в.). СПб., 1996; Шуртакова Т.В. Руководство Казанского университета развитием начального и среднего образования в учебном округе в 1805-1836 гг. Казань, 1959.

4. Воронов А.С. Историко-статистическое обозрение учебных заведений Санкт-Петербургского учебного округа с 1715 по 1828 год включительно. СПб., 1849; Его же. Историко-статистическое обозрение учебных заведений Санкт-Петербургского учебного округа с 1829 по 1853 год.

СПб., 1854; Петров К. История Олонецкой дирекции до 1808 года // ЖМНП. 1866. Ч.132. №12; Отто Н. Училища и грамотность в Вологодской губернии до открытия гимназии // ЖМНП. 1866. Ч.132. №11; Сухомлинов М.И. Заметки об училищах и народном образовании в Ярославской губернии // ЖМНП. 1863. Ч.117. №1.

5. Эйнгорн В.О. Московское главное народное училище в конце XVIII в. // ЖМНП. 1910. Новая серия. Ч.26. №4; Столетие Московской 1-й гимназии. 1804-1904 / Сост. И.О. Гобза. М., 1903; Рабинович М.Д. К истории просвещения в России в конце XVIII в. (Саратовская солдатская гарнизонная школа в 1793 г.) // Исторический архив. 1958; Афанасьев П.А.

Школы среди инородцев Казанского края до Н.И. Ильминского // ЖМНП.

1913. Новая серия. Ч.48. №12; Артемьев А.И. Казанские гимназии в XVIII столетии // ЖМНП. 1874. Кн.173, 174, 176; №5,7,11; Харлампович К. Казанские новокрещенские школы (К истории христианизации инородцев Казанской епархии в XVIII в.). Казань, 1905; Артамонова Л.М. К 175летию народного образования в Самаре // Самарский земский сборник.

2000. №1; Ее же. Калмыцкая школа в Ставрополе // Самарская область.

Этнос и культура. Информационный вестник. 1996. №2; Пыльнев Ю.В., Рогачев С.А. История школы и народного просвещения Воронежского края. XVIII - начало XX века. Воронеж, 1999.

6. Кеппен П.И. Опыт хронологического списка учебным заведениям, состоящим в ведении Министерства народного просвещения (с 1424 по 1826 год) // Материалы для истории просвещения в России. СПб., 1827.

Т.3; Лебедев Н.А. Исторический взгляд на учреждение училищ, школ, учебных заведений и ученых обществ, послуживших к образованию русского народа с 1025 по 1855 год. СПб., 1875.

7. Раев А. О мерах к распространению образования между государственными и удельными крестьянами // ЖМГИ. 1860. Кн.75. №9-11. Отд.2.

8. Знаменский П.В. Духовные школы в России до реформы 1808 г.

СПб., 2001; Титлинов Б.В. Духовная школа в России в XIX столетии. К столетию духовно-учебной реформы 1808-го года. Вып.1-2. Вильна, 19081909.

9. Алешинцев И.А. История гимназического образования в России.

СПб., 1912.

10. Карнович Е.П. О разработке статистики народного просвещения в России. СПб., 1863; Рашин А.Г. Грамотность и народное образование в России в XIX и начале XX в // Исторические записки. М., 1951. Т.37; Варенцов В.Г. О состоянии народной грамотности в Самарской губернии // Памятная книжка Самарской губернии за 1863-1864 гг. Самара, 1864; Белявский М.Т. Школа и система образования в России в конце XVIII в. // Вестник Московского университета. Серия историко-филологическая.

1959. №2.

11. Виттекер Ц.Х. Граф Сергей Семенович Уваров и его время. СПб., 1999; Хотеенков В.Ф., Чернета В.Г. Первый министр народного просвещения Российской Империи Петр Васильевич Завадовский. М., 1998; Феоктистов Е.М. Материалы для истории просвещения в России. Магницкий.

СПб., 1865; Шевченко М.М. Политика самодержавия в области народного просвещения и печати в 1848-1856 годах. Автореф. дис.... канд. ист. наук.

М., 1994; Галиуллина Р.Х. Михаил Николаевич Мусин-Пушкин - попечитель Казанского учебного округа (1827-1845 гг.) Автореф. дис... канд. ист.

наук. Казань, 1987.

12. Арнольдов М. К материалам для истории просвещения в России в эпоху Александра I. Учреждение в Саратове гимназии и первые ее директора: Шестаков и Ченыкаев. Тифлис, 1870; Артамонова Л.М. Первый учитель и штатный смотритель уездного училища в Самаре XIX века Василий Онуфриевич Барщевский // Самарский край в жизни и творчестве выдающихся личностей: Сб. статей и материалов. Самара, 2003.

13. Болтин И.Н. Примечания на Историю древния и нынешния России г. Леклерка. СПб., 1788. Т.2. С.236-237.

14.Russische Schul Projecte // Сборник отделения русского языка и словесности имп. Академии наук. Т.XLI. №2. СПб., 1886. С.133-134. Примечания Шлёцера.

15. Щербатов М.М. О повреждении нравов в России (подлинный авторский текст) // О повреждении нравов в России князя М. Щербатова и Путешествие А. Радищева. М., 1983. С.126.

16. Миропольский С. Очерк истории церковно-приходской школы от первого ее возникновения на Руси до настоящего времени. СПб, 1910; Его же. Школа и государство. Обязательность обучения в России. СПб, 1883.

17. Фальборк Г.А., Чарнолуский В.И. Народное образование в России.

СПб., 1900. С.7-8, 12, 35-36, 40.

18. Фальборк Г.А., Чарнолуский В.И. Указ. соч. С.20-21.

19. Миропольский С. Очерк истории церковно-приходской школы от первого ее возникновения на Руси до настоящего времени. СПб, 1910.

С.217.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 33 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.