WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 33 |

Самара. Самарский государственный университет В последние годы автором опубликован и подготовлен к печати ряд статей, посвященных деятельности в Заволжье Закамской экспедиции, проектированию новой оборонительной линии и началу ее возведения осенью 1731 г.[1]. В настоящей публикации, продолжающей разработку данной темы, затрагиваются вопросы организации строительных работ на линии в следующем 1732 году.

Зимой 1732 г. руководители Закамской экспедиции Ф.В. Наумов и И.А. Бибиков направили в вышестоящие центральные учреждения свои предложения о подготовке к новому строительному сезону. По мнению Наумова, если делать Закамскую линию «как ныне начата и палисаднику не ставить», то есть не укреплять вал палисадом, то при соблюдении всех его предложений можно выполнить все работы в два года. Но для этого, как он считал, необходимо было очень напряженно поработать зимойвесной 1732 г. Заготовку инструмента, сбор материалов и продовольствия следовало завершить к середине мая, для того чтобы уже с 15 числа начать строительные работы. На сооружении линии, по предложению Наумова, необходимо задействовать в каждую смену не менее 10000 человек. Средства для оплаты их труда должны быть собраны заблаговременно из четырехгривенного сбора [2].

Однако, успешное выполнение подготовительного цикла зависело не столько от руководства экспедиции, сколько от позиции и действий центральных учреждений и местных губернских и провинциальных властей.

Речь шла как о стратегических вопросах расположения линии, этапах ее строительства, инженерных решениях, так и о снятии межведомственных проблем между чиновниками различных ведомств, местными властями и руководством экспедиции; о длительной организационной работе, проводившейся на уровне властей Казанской и близлежащих губерний по обеспечению инструментами, материалами, продовольствием, деньгами, рабочей силой, предоставлении лошадей для перевозки леса, наконец, охране района строительства и т.д. Все это необходимо было совершить в кратчайшие сроки, ко времени, когда установится теплая погода.

В конце апреля Военная коллегия и Канцелярия главной артиллерии и фортификации подготовили и представили в Сенат совокупность документов, в которых была четко сформулирована программа всей деятельности Закамской экспедиции на 1732 год. В них отразились важнейшие рекомендации Военной коллегии, которая в соответствии с указом от марта должна была «определение учинить» «каким образом линию и крепости и засеку делать» [3]. Речь, прежде всего, шла об инженерном обеспечении проекта, которое должна была произвести Канцелярия главной артиллерии и фортификации. Последней предписывалось незамедлительно принять решение о планах и профилях оборонительных сооружений. Инженеры коллегии рекомендовали: «Вести оную линию по искусству иженерному как возможно прямее…чтоб линия была короче и по ней крепостей меньше, ибо на великой дистанции построя многия крепости и линии, надлежит впредь починивать». Количество крепостей на линии должно было соответствовать следующему принципу, принятому в российском инженерно-оборонительном искусстве: «а довольно будет к обороне, ежели по той линии построено будет на удобных местах от 20 до 30-ти верст по одной крепости, понеже во время неприятельского нападения на означенной дистанции могут люди от двух крепостей часа в два или в три соединиться». Дополнительно к крепостям предлагалось на опасных местах построить редуты или фельдшанцы. Через лесные массивы, где кочевники могли просочиться незаметно, должны были идти засеки; в труднопроходимых заболоченных и залесенных местах укрепления можно было не строить. Ров предписывалось копать глубиною не менее 7 футов, а шириною 15 футов. Гласис поднять выше «горизонта» на 2 фута. Наружные крутости линии необходимо было усилить дерном или плакверком. Для удешевления строительства предлагалось следующее новшество «по всей оной линии и по всем редутам и редантам…вместо палисаду насадить часто терну, клену, липы и вязу и прочаго к тому делу пособного лесу, чтобы из оная учинить плетень». Таким образом, в документе были заложены основные принципы сооружения линии.

Военная коллегия посчитала, что запрос Наумова на использование в строительстве линии по 10000 крестьян в каждую из двух смен является завышенным. Взамен было предложено в первую смену послать к работам – 5000 человек, во вторую – 10000. Одновременно с крестьянами рекомендовалось использовать на строительстве не менее половины из наличного состава пригородочных солдат. Местным губернским властям в Казани было предписано приготовить необходимое количество носилок и тележек.

Возить лес для строительства предлагалось на лошадях драгун и только в том случае, если их не хватит на «обывательских». Для защиты рабочих в середине мая с зимних квартир из-за Камы в район строительства должны были выдвинуться 3 драгунских полка. Кроме того, здесь должен был встать Казанский гарнизонный драгунский полк. Из набранных вновь «прежних служеб» двух ландмилицких полков, руководству экспедиции предполагалось «учредить один полк пехотный, другой – конный, чтобы при оной линии всего было три полка конных, а четвертый – для содержания крепостей – пехотный».

Планировалось, что уже в 1732 г. на линии будет построен ряд долговременных оборонительных пунктов, куда можно было бы определить людей для поселения. И еще одну проблему попытались учесть в документе – мирные и дружественные отношения с башкирами, промысловые угодья которых оказались внутри строящейся линии. Предлагалось, чтобы не беспокоить башкирское население, свободно пропускать его через черту для хозяйственных работ. Наконец, вместо находившегося полковника И. Оболдуева в помощь Наумову определялся бригадир С. Друмант, который после заселения линии должен был стать руководителем всех вооруженных сил, размещенных по ее укреплениям. Все эти материалы 25-26 апреля были представлены в Сенат для вынесения окончательного решения [4].

Напомним, что Наумов предполагал, при условии удовлетворении его просьбы о количестве и времени использовании рабочей силы на строительстве, завершить его в течение 2-х лет – до конца 1733 года. Решение Военной коллегии, да и обычные по тем временам неурядицы с началом работ, темпами мобилизации крестьян должны были отодвинуть этот срок на один – два сезона, что, собственно говоря, и произошло.

К концу апреля все важнейшие вопросы в Кабинете министров, Сенате, Военной коллегии и ее канцеляриях были отрегулированы. 30 апреля руководство Казанской губернии получило указ Анны Иоанновны о содействии работе экспедиции и реализации всех указанных ранее решений [5].

Позднее, 19 мая казанскому губернатору Мусину-Пушкину был направлен еще один указ из Сената [6]. Новый строительный сезон должен был показать, насколько эффективными оказались предварительные мероприятия.

Но, вполне очевидно, что подготовиться к началу линейных работ, которые намечались уже на 16 мая, губернское начальство успеть не могло.

К тому же, к весне 1732 г. руководство экспедиции оказалось фактически обезглавленным. Ф.В. Наумов до конца апреля задержался в Москве.

Гвардейский подпоручик И. Давыдов так и не возвратился из Санкт-Петербурга. Полковник И. Оболдуев был отставлен от всех дел и находился под следствием. В Заволжье из командного состава оставался один И.А. Бибиков, да назначенный вместо Оболдуева, но, неизвестно, знавший ли об этом, бригадир С. Друмант. В Заволжье не оказалось человека, который должен был постоянно «подталкивать» казанскую и симбирскую администрацию к активным действиям по мобилизации рабочей силы, подготовке инструмента, сбору продовольствия, денежных средств и т.д.

Если замена Оболдуева была очевидна и понятна и, видимо, принесла пользу последующей деятельности экспедиции, то с отставкой князя И.

Давыдова все было сложнее. Присутствие князя в Заволжье существенно помогало в налаживании отношений с местной администрацией. От Наумова был убран человек, осуществлявший кабинетский и сенатский контроль за строительством линии [7]. Собственно говоря, в течение первой половины 1732 г. такого надзора и не было, т.к. Давыдов так и не появлялся в Заволжье после зимней поездки в Санкт-Петербург [8].

Для Наумова все просчеты, допущенные в подготовительный период 1732 г., стали очевидны, как только он появился в Казани, а затем 1 мая приехал в Симбирск. Выяснилось, что в губернской канцелярии еще не получили указ о наборе работников и «делании» инструментов (он пришел в Казань лишь 30 апреля, когда тайный советник уже уехал в Симбирск). Такового указа не было на руках и у самого Наумова. К тому же он не смог получить от Миниха утвержденные планы новой линии. К началу строительного сезона руководство экспедиции, практически, оказалось без основных нормативных документов [9].

Все вышеуказанные причины привели к значительной задержке начала линейных работ. Только к 16 июня, месяцем позднее задуманного, на линейную работу явились 1007 пригородочных солдат, а с 24 июня начали приходить присланные из Казанской губернии партии крестьян. Окончательно их удалось собрать только к 7 августа (табл. 1).

Таблица Сроки прихода и количество работных людей на строительстве линии в июне – августе 1732 г.

№ Даты прихода Количество людей Июнь 1 24 2 26 Июль 3 4 5 8 6 14 7 18 8 22 9 25 Август 10 5 11 7 Итого ВСЕГО: вместе с пригоро- дочными солдатами К этому количеству рабочей силы следует прибавить 105 ерыклинских солдат, присланных для рубки леса 8 июля.

Таким образом, основная масса рабочих, исключая пригородочных солдат, явилась в конце июня – первой половине июля (с 26 июня по июля включительно). Из 5109 человек в эти дни прибыло 4409 или 86% всех мобилизованных на работы крестьян [10]. В своем донесении в Сенат Наумов жаловался, что, несмотря на все «промемории», направляемые в Казанскую губернию, количество присылаемых оттуда работных людей, совершенно недостаточно[11].

Потому-то, сроки «линейных работ» значительно сдвинулись. Вместо 16 мая они начались только 17 июня. Соответственно, первая смена, отработав положенные 3 месяца, завершилась лишь 19 августа. О первых днях строительства сохранилось красноречивое свидетельство Бибикова, приведенное им в рапорте к Миниху от 20 июня. Капитан-поручик писал, что после прихода к Алексеевску первой партии «пригородошных» солдат, Наумов приказал ему «…линейную работу показать, дабы пришедшия работники празны не были. И по силе оного ордера принужден в оную линейную работу показать по усмотрению сетуации выше пригородка Алексеевска от устья реки Кинели. И сего июня 17 дня оная линейная работа зачята и того дни работы болея не продолжалось одного часа и дан для зачатия шебаш…А в зачатии линии зделан будет редут. А ныне обращаетца в работе земляной 900 человек и при них у надзирания обер афицеров 2, ундер афицеров 20 человек; в лесу у плотничей работы рядовых 150, кузнецов у починки инструментов и у протчего 11 человек, а губернские работники еще не прибыли…» [12].

Характерно, что более месяца инженерам экспедиции пришлось работать без основополагающих документов – инструкций, содержащих сведения о параметрах укреплений, валов, рвов, методике их возведения и т.д.

Тот же Бибиков собщал в Канцелярию, что: «…в отделку делаетца заложения бруствера с высотою с крутостью внутреннею и банкет по присланной профили из Главной канцелярии артиллерии и фортификации, а наружная крутость бруствера от ложея одним футом, понеже квалитет земли так допускает делать и делаетца плака верк, а дерну не имеетца ибо план и ланткарт о строении крепостей тако ж профиль о строении линеи с промемории получал при ордере…Наумова июля 24, копан был ров точию шириною в фут (немногим более 2 м – Э.Д.), глубиною в 7 фут, а в отделку делать зачели с получения вышепомянутого плана и профилии, а препорции редантов ничего в присланной промемории…не сказано» [13].

Несомненно, что для оторванных от своего хозяйства крестьян, работа на линии была тяжелейшей повинностью, губительно сказывавшейся на их имущественном состоянии и здоровье. Сухие статистические данные о количестве людей, занятых ежедневно на работах, болевших, умиравших и бежавших дают вполне очевидное представление об этом (табл. 2) [14].

Таблица Рабочая сила на строительстве укреплений в июне – июле 1732 г.

Месяцы, Количество ра- Коли- Оставлен- Количе- Количедни ботавших чество ные при ла- ство бе- ство боль- гере, у та- жавших умерших ных бунов, на уездных уездных караулах и работни- работнина кухне ков ков Июнь 17 300 - - - 18 воскресенье - - - 19 881 30 96 - 20 878 33 96 - 21 886 25 22 883 28 96 - 23 879 32 96 - день святого Ио24 - - - анна, выходной 25 воскресенье - - - не работали изс 26 июня за опасности - - - по 7 июля эпидемии Июль 7 2152 69 136 - 8 4206 89 96 - 9 воскресенье - - - 10 4212 83 96 - 11 4201 94 96 - 12 4203 92 96 - 13 4204 91 96 - 14 5515 86 96 - 15 5516 85 96 - 16 воскресенье - - - 17 5529 72 96 - 18 5618 115 96 - 19 5612 121 96 - 20 5613 120 96 - 21 5611 122 96 - 22 5786 92 96 - 23 воскресенье - - - 24 5763 115 96 - 25 5902 125 159 - 26 5962 135 89 - 27 5922 174 90 - 28 5911 185 90 - 29 5912 184 90 - 30 воскресенье - - - 31 5912 184 90 - Август 1 5785 201 162 35 2 5787 198 163 - 3 5786 191 165 5 4 5786 199 157 - 5 5781 204 196 - 6 воскресенье - - - 7 5763 230 195 8 5752 243 193 - 9 5749 249 181 8 10 5748 251 170 11 5748 251 167 2 12 5740 259 128 13 воскресенье - - 5 14 5711 261 142 день Успения 15 Богородицы, - - 6 выходной 16 5653 279 175 1 17 5682 291 131 2 18 5609 277 221 - 19 5649 314 143 1 20 воскресенье - - - Длительный перерыв в работах в конце июня – начале июля был связан с опасениями возможной эпидемии. На одном из драгун Вологодского гарнизонного полка, прикрывавшего район строительства, была обнаружена язва, признанная лекарем, обретавшимся в экспедиции «опасной». Между Наумовым, губернской канцелярией и даже Сенатом завязалась переписка. Все работы были приостановлены, а «команды разведены по разным местам». Вопрос встал о полной изоляции района работ и об устройстве «застав». В этом отношении очень интересно «определение» Сената от 11 июля, которое предписало в случае обнаружении действительной опасности эпидемии, ввести в Заволжье весь комплекс противоэпидемиологических мер. Сам же тайный советник усомнился в квалификации своего «медицинского работника». И действительно, комиссия из 3-х полковых врачей, присланных их Казани, во главе со «старшим лекарем Крестьяном Шпером», признала эту болезнь не опасной. С 6 июля вновь началась «линейная работа» [15].

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 33 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.