WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 33 |

Осуждение большевистского переворота было вынесено не только Центральным комитетом ТНСП, но и местными комитетами. Многие местные комитеты, узнав о захвате власти большевиками, провели заседания, на которых осудили большевистский переворот и выразили надежду на скорейшее восстановление законной революционной власти. Анализ резолюций ЦК ТНСП и местных комитетов показывает, что они очень созвучны, несмотря на то, что местные комитеты вырабатывали резолюции самостоятельно, без указаний ЦК партии. Это говорит о том, что энесы были едины в своем осуждении Октябрьского переворота. Так, комитет Вологодской областной группы ТНСП на заседании 27 октября, обсудив события в Петрограде и выражая свой взгляд на работу большевиков в стране, поставил разрушительную деятельность большевиков «на одну доску» с царизмом. ЦК Вологодской группы ТНСП выпустило «Обращение к гражданам г. Вологды», в котором говорилось: «Как царизм умышленно держал душу народа в потемках, так большевизм опустошил и развратил эту душу, сделав из доброго всепрощающего пахаря громилу и зверя… Последние события только ярче и конкретнее подтвердили давно уже высказываемые указания на тождество домогательств большевиков со стремлениями Германского Генерального штаба. Вологодская областная группа Трудовой народно-социалистической партии полагает, что за все преступления, творимые сегодня по лицу земли русской, ответственен не народ, а группы, вдохновляемые большевиками. Все их выступления следует считать откровенной контрреволюцией» [22].

3 ноября состоялось заседание комитета Василеостровской группы ТНСП города Петрограда в составе 41 человека. Обсудив текущий момент, заседание вынесло следующую резолюцию: «Считая, что захватившие власть большевики есть узурпаторы и насильники и что с ними не возможно никакое соглашение, общее собрание членов Трудовой народносоциалистической партии Василеостровского района признает необходимым для всех социалистических партий, разделяющих ту же точку зрения, в интересах Родины и Революции, войти между собою в самое тесное единение для содействия установлению законной власти «от народа» и для противодействия преступным выступлениям против такой власти, откуда бы те не исходили» [23].

4 ноября Петроградский комитет выразил свой протест против приказа военно-революционного комитета об аресте А.Ф. Керенского и, в то же время, глубокое удовлетворение по поводу того, что «главе Временного правительства удалось при трагически сложившихся обстоятельствах уйти от рук насильников и избежать «суда» кучки врагов родины и революции, на время захвативших власть». Вместе с тем, комитет выразил крайнее негодование по поводу клеветнической кампании и травли, ведущейся большевиками против личности А.Ф. Керенского, которого энесы рассматривали как «искреннего и стойкого защитника интересов демократии, имеющего перед родиной и революцией незабываемые исторические заслуги» [24].

Умеренные неонародники выступали за немедленные антибольшевистские действия. Для их организации они пытались воссоздать законную власть в стране. С этой целью было создано подпольное Временное правительство, действовавшее в октябре-ноябре 1917 г. в Петрограде. Возглавлял это правительство народный социалист А.А. Демьянов. Правительство состояло из заместителей арестованных министров. Кроме того, согласно воспоминаниям Демьянова, несколько человек из канцелярии бывшего Государственного Совета приходили на заседания Совета подпольного Временного правительства, чтобы помочь ему в работе и, таким образом, поддержать законную власть в стране в лице Временного правительства [25].

Именно на квартире энеса Демьянова на улице Бассейной проходили первоначально заседания Малого Совета Министров, который умеренные неонародники рассматривали как единственного представителя законной российской власти, хотя и низвергнутой [26]. Народные социалисты приняли активное участие в мероприятиях «Комитета спасения родины и революции» по бойкоту большевиков в правительственных учреждениях.

Этот комитет действовал открыто. Однако «у Комитета спасения родины и революции» не было абсолютно никаких средств на ведение какой бы то ни было борьбы с большевиками, - отмечал позднее А.А. Демьянов. Слабость этого комитета была очевидной и большевики мало обращали на него внимание [27]. Указанные две организации (подпольное Временное правительство и «Комитет спасения родины и революции») первоначально не знали о существовании друг друга. Однако в результате переговоров между двумя энесами А.А. Демьяновым и Л.М. Брамсоном, игравшими значимую роль соответственно в подпольном Временном правительстве и в «Комитете спасения родины и революции», была признана необходимость налаживания взаимоотношений между этими организациями. Демьянов доказывал, что «Комитет» не может действовать на всю Россию, он предназначен только для Петрограда. Нужна же власть всероссийская; таковая имелась в лице Временного правительства, которое вовсе не умерло и которое действует. При этом Демьянов скрыл от Брамсона, что в распоряжении Совета Министров находится еще государственный фонд (а это, безусловно, было немаловажно для организации всероссийской власти и антибольшевистской борьбы). Демьянов доказывал Брамсону, что нужно признать подпольное Временное правительство. Брамсон поддержал точку зрения Демьянова и сообщил в «Комитете» о подпольном Временном правительстве. Все члены «Комитета» поддержали позицию Демьянова о значимости этого правительства единогласно. Тогда Демьянов доложил о решении «Комитета» в Совете Министров. В ответ на это члены Совета Министров решили пригласить делегатов Комитета на заседание Совета, и обменяться мнениями по поводу политического момента [28]. «Приблизительно 10-13 ноября» произошло совместное заседание этих организаций на квартире графини Паниной [29]. Демьянов вспоминал позднее, что у него сохранилось впечатление от этого заседания «не в пользу Совета»:

«Мне очень не нравилось то, что члены Совета говорили с представителями Комитета как-то свысока, то - есть как люди, больше понимающие в политике, чем их собеседники. А было как раз наоборот. Всякие разногласия, какие возникали между Советом и комитетом, члены комитета старались по возможности сгладить. Они шли на все уступки – идти вместе» [30]. Для дальнейшего отлаживания отношений с комитетом Совет избрал Демьянова и Никитина [31].

Характерными чертами деятельности подпольного Временного правительства, ставившего своей целью подавление выступления большевиков и восстановление прежней власти, были нерешительность, отсутствие реальных действий. Говоря позднее о составе данной организации, Демьянов отмечал, что в ней были люди, «удел которых был критиковать и писать свои критики, а не действовать. Действенных между ними не оказалось» [32]. Вместе с тем, энесы полагали, что складыванию реального единого антибольшевистского фронта мешала и межпартийная борьба в «Комитете спасения». Поэтому насущную задачу момента они видели в «сближении партий и частей их, не зараженных большевизмом» и стоящих «на почве государственности» [33]. Следующей задачей антибольшевистской борьбы энесы считали создание «коалиции живых сил страны». При этом они отмечали, что характер коалиции может меняться, но направленность ее должна быть неизменной: «весь фронт – против большевиков». На этом этапе энесы считали необходимым основываться и «на элементах, стоящих правее ТНСП, пограничное положение которой обязывает ее стремиться к объединению всех сил, способных вывести страну из переживаемого положения [34]. Данный этап был связан с участием народных социалистов в деятельности «Союза защиты Учредительного собрания» (создан 23 ноября), в который входили партии эсеров и меньшевиков, ТНСП, Исполком совета крестьянских депутатов, ЦИК совета рабочих и солдатских депутатов первого состава, представители центральной городской и районной дум Петрограда, некоторых профсоюзов [35]. Кадетская партия рассматривалась энесами как «непременный член» этой организации. Поэтому, когда в ноябре большевики объявили кадетов врагами народа, народные социалисты выступили с протестом против «гонения на кадетов и умаления прав Учредительного собрания» [36]. «Союз защиты» проводил активную антибольшевистскую кампанию, митинги, лекции, собрания, собеседования;

издавал листовки и воззвания; организовал курсы по «общественным вопросам»; созывал рабочие конференции из представителей партии, профсоюзов и других рабочих организаций [37].

Вскоре после захвата власти большевиками в ТНСП оформились две позиции.

Сторонники первой позиции в ТНСП наибольшую опасность видели в большевизме. Эту позицию наиболее последовательно отстаивали Чайковский, Мякотин, Мельгунов. Они считали, что необходимо создать условия для вооруженной борьбы с большевиками, свергнуть их власть и только после этого бороться с Германией [38].

Сторонники второй позиции наибольшую опасность видели в Германии и считали первоочередной задачей наладить оборону страны. Эту позицию выражали люди, хорошо знающие ситуацию на фронте, такие как В.Б. Станкевич. Так, когда началось очередное наступление немцев на фронте, Станкевич на Совещании ЦК 10 февраля поставил вопрос о возможности бороться против немцев вместе с большевиками. Мнения разделились по принципу двух групп: энесов и трудовиков. Энесы не допускали никаких совместных действий с большевиками, а трудовики, за исключением Н.В. Чайковского и В.В. Водовозова, выступали за компромисс.

Большинством голосов предложение Станкевича было отвергнуто. На следующий день состоялось совместное заседание ЦК и Петроградского комитета. Поскольку на данном заседании присутствовало трудовиков больше, чем энесов, то при обсуждении того же вопроса прошла резолюция трудовиков. В ответ на это А.В. Пешехонов, В.А. Мякотин и другие лидеры заявили о своем выходе из ЦК. Выход лидеров означал для ТНСП развал, так как их авторитет был высок не только в партии, но и в обществе.

Поэтому было созвано третье совещание ЦК, которое решило вопрос в пользу народных социалистов. Позднее Станкевич вспоминал: «Мой поступок вызвал такое возмущение в партии, что мне пришлось заявить о своем уходе из комитета» [39].

Таким образом, верх одержали сторонники первой позиции. Они считали, что выход из создавшейся политической ситуации невозможен в форме образования классовой власти: «не диктатура одного класса нужна стране, а правительство, способное довести ее до Учредительного собрания, правительство, которое могло бы работать в атмосфере более или менее общего доверия к нему [40]. Стремясь найти выход из создавшегося положения и организовать борьбу с большевиками, энесы в ноябре 1917 г. обратились к идее создания «однородной демократической власти», выдвинутой эсерами и меньшевиками. Воплощение этой идеи, по мнению народных социалистов, позволило бы, во-первых, выполнить «тяжелую» работу по «доведению страны до Учредительного собрания»; во-вторых, «отмежеваться от большевизма» и, в-третьих, обеспечить «преемственность власти» [41].

При этом, в отличие от меньшевиков и эсеров, которые допускали вероятность заключения соглашения с большевиками, энесы изначально отказывались вести какие-либо переговоры с большевиками [42].

Однако левые эсеры, не желая терять доступ к власти, повели политику создания союза большевиков со всеми «социалистическими» партиями.

На Чрезвычайном Всероссийском съезде Советов крестьянских депутатов, пользуясь большинством, левые эсеры провели решение об организации власти из всех социалистических партий, от народных социалистов до большевиков включительно. Большевики считали, что создание единого правительства с энесами и правыми эсерами ослабит позиции большевиков в правительстве. Поэтому они пошли на определенную хитрость: в резолюции о создании «однородного социалистического правительства» они добились включения слов о том, что власть организуется на основе решений II съезда Советов. В результате народные социалисты, правые эсеры и другие партии, отказавшиеся признать решения II съезда Советов, оказались вне правительственной коалиции. В то же время, вхождение левых эсеров в состав правительства ослабило антибольшевистские силы.

Умеренные неонародники последовательно отстаивали свою непримиримую позицию по отношению к большевикам во всех организациях, в том числе и в «Викжеле» (Всероссийский исполнительный комитет союза железнодорожных служащих), являвшегося, как отмечал П.Н. Милюков, «третьей силой», «несравненно более могущественной и действительно заставившей стороны идти на переговоры» [43]. Викжель выступил посредником в переговорах Исполнительного комитета Викжеля с Центральными комитетами социалистических партий и с «Комитетом спасения родины и революции». 29 октября в помещении Викжеля состоялось совещание представителей социалистических партий. Однако делегатов от ТНСП на нем не было, так как энесы не приняли выдвинутую Викжелем идею о создании «однородного социалистического министерства» от энесов до большевиков включительно. Они характеризовали такую форму власти как «нечто мертвое, совершенно нежизненное, нереальное, не больше, как quasi una fantasia» и отказались вести переговоры с большевиками об организации данной формы государственной власти [44]. Не все члены партии разделяли данную позицию. Так, например, Станкевич в Ставке высказался за переговоры с Викжелем. Когда 31 октября А.Ф. Керенский проводил совещание с представителями партий и комиссарами по поводу предложения «Викжеля» о прекращении гражданской войны и образовании однородного революционного правительства, то Станкевич, в числе большинства присутствующих, высказался за переговоры. По воспоминаниям Савинкова, Станкевич заявлял даже, что «на большевиков он не смотрит как на изменников и что он даже полагал бы возможным назначить прапорщика Крыленко своим помощником… Государственные интересы требуют немедленного соглашения с большевиками и образования на основе этого соглашения нового министерства» [45]. Присутствующий на этом совещании Краснов тоже передавал, что «Станкевич полагал, что сговориться с большевиками все-таки можно» [46]. Однако в ТНСП не знали о данной позиции Станкевича и поэтому никакого партийного инцидента не возникло. В том же случае, когда об отходе от партийной платформы становилось известно членам партии, неминуемо следовало строжайшее наказание. Более того, энесы исключили из партии члена ЦК ТНСП адвоката В.А. Плансона за то, что он пошел против решения партии по вопросу о создании однородного правительства. Являясь членом Исполнительного комитета Викжеля, В.А. Плансон поддержал постановление Викжеля о соглашении между всеми социалистическими партиями, не исключая большевиков (внутри Викжеля). В.А.Плансон был направлен в Царское Село в числе других делегатов от Викжеля для переговоров с А.Ф. Керенским.

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 33 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.